Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

В Белоруссии с 9 августа проходят акции протеста из-за выборов президента.

В этот день Александр Лукашенко, по официальным данным, набрал около 80% голосов избирателей, а кандидат от оппозиции – Светлана Тихановская, по официальным данным, получила 9,9% голосов.

Независимые наблюдатели сообщали о многочисленных нарушениях, как в ходе предварительного голосования (досрочно проголосовали 40% избирателей – это рекорд), так и в основной день выборов. Оппозиция считает официальные результаты полностью нарисованными.

В ходе протестов силовики применли насилие против протестующих, появились погибшие и пропавшие люди. Около 7 тыс. человек было арестовано. По всей стране периодически отключали Интернет, а в Минске глушили связь с первого дня массовых акций.

С 11 августа на крупных белорусских заводах начались забастовки с требованиями прекратить пытки в отношении задержанных, привлечь виновных к ответственности, провести честные выборы.

Бастовали предприятия: Белорусский металлургический завод (БМЗ) в Жлобине, БелАЗ в Жодино, Минский тракторный завод (МТЗ), Минский электротехнический завод (МЭТЗ) имени Козлова и другие.

В Минске начали бастовать и работники Белтелерадиокомпании. Также бастовала радиостанция «Столица».

13 августа, в разгар протестных акций против итогов президентских выборов, в минские офисы компаний «Яндекс» и Uber пришли неопознанные вооруженные люди, заблокировав там нескольких сотрудников.

В ходе обысков никакое оборудование или документы изъяты не были, однако «Яндекс» после этого случая начал эвакуировать сотрудников из Белоруссии: всего в минском офисе работают порядка 300 человек — сейчас все они на удаленном режиме.

Некоторые сотрудники уехали из города. 

Viber закрыл офис в Минске из-за действий властей страны. Генеральный директор компании Rakuten Viber Джамел Агауа сказал, что компания приняла решение о закрытии офиса в связи с жестким подавлением протестов в Белоруссии и нападениями на расположенные по соседству офисы «Яндекс» и «Uber».

Белорусский рубль начал быстро падать, население массово скупает валюту. В банках образовались очереди. В некоторых банках закончилась валюта. По данным РБК, акции протеста затронули в Белоруссии не менее 30 предприятий с общей выручкой 27% ВВП, но стачки не привели к их полной остановке.

Помощник президента Белоруссии по вопросам финансово-кредитной системы Валерий Бельский заявил, что ущерб от протестов, начавшихся в стране после выборов президента, составил не менее 500 млн долларов. «Отсроченный (ущерб) исчисляется миллиардами. Нарушены устои создаваемой годами системы зарубежного кредитования, пострадала инвестиционная привлекательность страны», — сказал Бельский.

Executive.ru опросил российских и белорусских экспертов, чтобы понять, чего ожидать от ситуации в Белоруссии и как повлияет политическая обстановка в соседней стране на российский бизнес. Мнения в этот раз не разделились – почти все настроены оптимистично.

Что пишут представители бизнеса о событиях в БеларусиМарат Бисенгалиев, эксперт Executive.ru

Сама по себе политическая ситуация в РБ на российский бизнес, напрямую на Белоруссию не завязанный, скажется вряд ли, но в перспективе возможны какие-то очередные санкции и нарушения в транзите. Поскольку ситуация развивается непредсказуемо и негативно.

Те, кому переехать легко, вполне возможно и переедут – это касается тех же IT-компаний. Тут главное понять мотивы переезда. Главным, но единственным, плюсом Белоруссии всегда была стабильность. Ее не станет – и привлекательность упадет. Крупные производства естественно никто и никуда перевозить не станет.

Но рынке стройматериалов и сырья некоторые белорусские госкомпании имели и имеют значительную долю. В том числе – и из-за удивительно низких цен на свою продукцию. Сохранится ли такая картина после изменения экономического режима в стране – очень сильно сомневаюсь. В такой ситуации их конкуренты в РФ улучшат свое положение в краткосрочной перспективе.

Когда любые перемены осуществляются подобным образом – самое естественное чувство – чувство тревоги. Нормальный бизнес любит порядок и законность, «революция» – это форс-мажор.

Что пишут представители бизнеса о событиях в БеларусиАртем Ступак, сооснователь и коммерческий директор «АйдоЛаб», эксперт Executive.ru

Рынок лабораторного оборудования и расходных материалов давно уже сформировался, ключевые игроки знают друг друга в лицо. Как в России, так и в Белоруссии. Учитывая то, что большинство компаний являются официальным дилерами иностранных производителей техники и компонентов для лабораторий, то никаких кардинальных перемен произойти не может.

Белорусский лабораторный бизнес не может просто перейти на российский рынок — «теплые» места давно заняты, а иностранные партнеры вводить новых дилеров не будут. Нет смысла создавать внутреннюю конкуренцию между своими же продавцами.

Что пишут представители бизнеса о событиях в БеларусиМоисей Фурщик, управляющий партнер компании «Финансовый и организационный консалтинг», глава Экспертного совета Комитета РСПП по промышленной политике

Для двух крупнейших отраслей – химии/нефтехимии и машиностроения – вопрос о переводе производства в Россию совершенно не актуален. Во-первых, основные предприятия находятся в государственной собственности. Во-вторых, перенос их технологических линий – сверхдорогая задача. Однако в случае сохранения нестабильной ситуации в Беларуси, эффект для российского бизнеса будет весьма заметен.

Именно в этих отраслях наши страны активно конкурируют как на внутрироссийском, так и на мировом рынках. Поэтому отечественные предприятия могут получить выгоду от текущих проблем своих визави. Хотя кто-то, наоборот, рискует ощутить на себе перебои с поставкой белорусских комплектующих, но масштаб такого эффекта будет гораздо меньше.

В долгосрочной перспективе возможный переход Беларуси к более рыночной экономике откроет новые горизонты для сотрудничества предприятий наших стран. В частности, весьма вероятно участие российских корпорации в большой белорусской приватизации.

Еще одна важная отрасль для нашего соседа – пищевая промышленность. В принципе, ведущие белорусские предприятия могли бы запустить производство продуктов питания и на территории России.

Но это было бы скорее расширение, а не перенос производства. Этот процесс имеет реальную перспективу, но не может идти быстро. Поэтому текущая нестабильность вряд ли сильно на него повлияет.

Хотя желание территориально диверсифицироваться у белорусских предпринимателей явно усилится.

Таким образом, единственная заметная отрасль Беларуси, в отношении которой можно серьезно обсуждать перспективы переезда в другую страну – это IT. Но тут есть большие сомнения, что многие компании в случае перемещения выберут именно Россию. Гораздо выше шансы у Литвы, Польши и Украины, а для более крупных компаний – даже Германия и США.

Ведь большинство IT-специалистов именно перемещение в Европу или Америку считают шагом вперед в карьере. И сейчас белорусские власти стимулируют многих скорее сделать этот шаг.

Но в любом случае, подобные перемещения сильно не повлияют на российский рынок, так как конкуренция в IT носит глобальный характер. Единственное, что часть белорусских специалистов, оставшихся без высокооплачиваемой работы, могут переехать в Россию.

И для нашего IT-бизнеса это будет скорее позитивный фактор, хотя и не очень значительный.

Что пишут представители бизнеса о событиях в БеларусиМаксим Часовиков, руководитель профессионального сообщества, эксперт Executive.ru

Россия и Белоруссия экономически сильно связаны, и эти связи в ближайшее время никуда не денутся. Безусловно, все что происходит в соседней стране оказывает на нас непосредственное влияние.

От того, в каком направлении будут развиваться события в Белоруссии, будет и зависеть глубина изменений. Если Лукашенко останется у власти, то ему придется поделиться частью своих полномочий с силовиками, на которых он сейчас опирается.

Это в долгосрочной перспективе приведет к «закручиванию гаек», усилению государства, снижению инвестиционной привлекательности. Но в краткосрочной перспективе – ничего существенного не произойдет.

После разрешения кризиса все вернется к начальным условиям.

Если же победу одержит оппозиция, то скорее всего это приведет к существенному переделу собственности и большей ориентации экономики Белоруссии на ЕС. У нас будет шанс побороться за передел рынка и собственности, но его мы скорее всего проиграем.

С другой стороны, рынок Белоруссии не такой уж большой, чтобы оказать существенное влияние на экономику России. Вряд ли мы все это почувствуем, но бизнесу напрямую связанному именно с Белоруссией стоит готовиться к снижению активности контрагентов и возможному переделу собственности.

Что пишут представители бизнеса о событиях в БеларусиВладимир Токарев, эксперт Executive.ru

Как скажется политическая ситуация в соседней Белоруссии на бизнесе в России? Никак. По той причине, что менеджмент белорусских предприятий сродни практике менеджмента в России — то есть, в целом, не конкурентоспособный.

  • Кардинально может измениться не только IT-рынок в России, который в Белоруссии продвинутый, но все рынки продуктов с высокой добавленной стоимостью, но только в одном случае – если после, надеюсь, демократических преобразований в Белоруссии, начнется системная работа по улучшению практики управления.
  • Тогда Белоруссия, несмотря на малость населения в сравнении в Россией, отсутствие имеющегося в России богатства нефти и газа, сегодняшнего тяжелого экономического состояние экономики РБ, станет тем положительным примером, который начнет влиять на бизнес России по части необходимости улучшать существующую практику управления.
  • Что пишут представители бизнеса о событиях в БеларусиДмитрий Нор, директор SkySoft, эксперт Executive.ru

Я живу в Беларуси и наблюдаю все эти процессы в реальности, поэтому хочу успокоить российских коллег. Все у нас нормально и никаких особо проблем нет.

Люди выходят на протесты, но в целом ситуация спокойная.

Поэтому на российском бизнесе события в нашей стране не скажуться никак, а может наоборот работать станет проще, потому что у нас власти взялись убирать барьеры для бизнеса и бесполезную бюрократию.

Белорусские компании в Россию точно не переедут, потому что ничего не препятствует нашей работе здесь, в Беларуси. Конкуренция тоже не вырастет. Все кто работали с Россией, те и будут работать, кто не работал, вряд ли начнут.

По поводу ожиданий я не буду говорить за всех, но я все-таки ожидаю улучшений в работе и жду, что бизнесу станет работать проще.

Условия по кредитам стали лучше, госучреждения стали адекватно реагировать на обращения, и, как я говорил выше, барьеры потихоньку убираются.

Если говорить об IT-рынке, то я не думаю, что его ожидают какие-то сильные изменения. Я сам IT-шник и мне становиться работать проще.

С другой стороны, может и хорошо, что люди вышли на протесты. Это говорит о том, что властям надо что-то поменять в своей работе, а те изменения которые начинают происходить говорят о том, что они об этом задумались.

Материал подготовлен с помощью сервиса «Лига экспертов» Executive.ru. 

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

«Беларусь — рассадник оппозиционного населения». ИТ-бизнесмены отвечают депутату про ФСЗН

Отдел новостей Повысить налоги 17 марта 2021, 08:53

На днях депутат Палаты представителей Сергей Клишевич предъявил уйму претензий айтишникам и предложил «связать ИТ-сферу госзаказами» и пересмотреть ФСЗН для «анклава». dev.by попросил представителей бизнеса ответить господину Клишевичу.

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

На днях депутат Палаты представителей Сергей Клишевич предъявил уйму претензий айтишникам и предложил «связать ИТ-сферу госзаказами» и пересмотреть ФСЗН для «анклава». dev.by попросил представителей бизнеса ответить господину Клишевичу.

Читайте также:  Как заработать на акциях белорусских ОАО – опыт Дмитрия Асташенко

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

Горячо поддерживаю депутата Клишевича. Весь успешный бизнес надо выдавить из страны. В условиях падающей в пропасть экономики это лучшее решение из возможных, чтобы завершить это падение шумным грохотом.

Будут ли уехавшие бизнесмены сидеть за границей тихо или мстить за то, что у них отняли родину, поддерживая правое дело финансово и интеллектуально, предлагаю угадать депутату Клишевичу самостоятельно.

Заодно депутат пускай подумает, может вместе с ИТ стоит выдавить весь успешный бизнес, ритейл, и производства, закрыть вузы, театры и организации здравоохранения — закрыть и выдавить из Беларуси всю Беларусь? Ведь именно Беларусь, а вовсе не ИТ, является настоящим рассадником оппозиционно настроенного населения.

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси Хотелось бы спросить Сергея Клишевича, кого он видит в «отчетливо враждебных экономических группах». Кто эти люди? И по какой причине они, по его мнению, стали «враждебными»? Также, отмечу, некоторую недоинформированность Сергея Клишевича. Буквально на днях директор ПВТ Всеволод Янчевский рапортовал о рекордной прибыли резидентов ПВТ, что никак не коррелирует со словами депутата о «целом анклаве, который никак не зависит от национальной экономики». Налоги с этой прибыли ПВТ пошли также на зарплату депутатам и делегатам ВНС. Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

Депутат Клишевич, как и любой гражданин, имеет право на мнение. Комментировать тут нечего — цифры видят все. ПВТ заработал за прошлый весьма непростой год 2,7 миллиардов долларов валюты для страны. В то время как, для сравнения, ликвидные валютные резервы Нацбанка составляют около 3,5 миллиардов. Я не знаю, какие аргументы нужно приводить чтобы перебороть язык цифр.

У государства хватает внеэкономических инструментов подавления нелояльных, чем оно охотно и занимается. При этом от отъезда айтишников им если и станет хуже, то не сильно и ненадолго. А вот где будет брать валюту государство, вопрос интересный. Моё мнение: власть будет терпеть ИТ, а ИТ — власть, стараясь пересекаться как можно меньше.

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси Я это комментировать не буду — это всё равно, что бросаться чужими экскрементами. Нормальный человек почистит себя и отойдёт подальше.

Кто из российских олигархов поддерживает Лукашенко, а кто — против?

Периодически белорусская пропаганда использует нарратив о том, что в протестах в Беларуси заинтересованы российские олигархи, которые хотят скупить Беларусь.

Мы собрали реакции десяти известных российских предпринимателей на белорусские события. Кто какие цели преследует, каждый решит самостоятельно.

Возможно, кто-то и обижен на режим Лукашенко, некоторые проецируют белорусскую историю на Россию, но есть и те, кто банально хайпует на актуальной теме.

Дерипаска

Первым под прицел белорусской пропаганды попал Олег Дерипаска (занимает 41-е место среди российских бизнесменов по версии Forbes, его состояние оценивается в 2,3 млрд долларов).

Крупный акционер Группы ГАЗ, UC Rusal, «Норильского никеля» и «Ингосстраха» 29 мая разместил в своем телеграм-канале репортаж «Белсата» о том, как люди собирают подписи в поддержку Сергея Тихановского возле Комаровского рынка и недовольны действиями Лукашенко.

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси Reuters

При этом олигарх сопроводил сюжет следующим комментарием:

— Наверное, все-таки зря Александр Лукашенко провел эксперимент с отказом от карантина. Мероприятия в рамках карантина — важный инструмент борьбы с пандемией, если они вовремя проведены и сопровождаются массовой самоизоляцией. Последствия этой ошибки еще долго будут преследовать братский народ.

После выборов Дерипаска в своем канале делал репосты на статьи, которые касались западных санкций в отношении «разбушевавшегося старика» и продолжения политического кризиса в Беларуси.

Чичваркин

Бывший совладелец сети салонов «Евросеть» Евгений Чичваркин с 2008 года живет в Лондоне, ведет винный и ресторанный бизнес. В России против него завели уголовное дело.

22 июня бизнесмен посетил пикет у белорусского посольства в Лондоне, вместе с изображением бело-красно-белого флага опубликовал такой пост:

— Сегодня я белорус! Искренне желаю нашим соседям и братьям избавиться от диктатуры и вернуть политический процесс в общество с минимальными по возможности жертвами. Надеюсь, российские танки останутся дома, изгаженной Тверской достаточно.

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

Незадолго до выборов Евгений Чичваркин опубликовал фотографию, на которой он позирует в футболке с «Евой» Хаима Сутина. Эта картина стала одним из символов протеста после задержания Виктора Бабарико.

«Там точно будет новый президент»: как участники списка Forbes реагируют на события в Белоруссии

Круг миллиардеров, которые работают в Белоруссии или сотрудничают с ее предприятиями, оказался достаточно узким: частных компаний в стране немного — государство занимает около 70% в ее экономике. На первых местах по выручке государственные «Мозырский НПЗ» ($4 млрд за 2019 год), «Нафтан» ($3,7 млрд) и «Беларуськалий» ($2,3 млрд). 

Крупнейшая на рынке среди частных компаний из России — это «Лукойл Белоруссия», которая входит в группу «Лукойл» Вагита Алекперова и Леонида Федуна. Доля компании в общем объеме импорта нефти в страну, по ее собственным данным, в 2019 году составила 15,5%. В Белоруссии работает сеть из 83 лукойловских АЗС. Предприятие входит в топ-10 крупнейших налогоплательщиков республики. 

В секторе телекоммуникаций представлена компания МТС Владимира Евтушенкова — ей принадлежит 49% белорусской МТС, остальные 51% — у государственного «Белтелекома». 

Из всех 24 банков Белоруссии только один принадлежит участникам списка Forbes — это Альфа-банк Михаила Фридмана и его партнеров. На страховом рынке работает 16 компаний, из них две с русскими корнями — СК «Белросстрах», которая входит в группу РЕСО братьев Саркисовых, и «Ингосстрах» Олега Дерипаски. У Саркисовых в Белоруссии есть еще лизинговая компания «РЕСО-БелЛизинг». 

В ретейле представлены производители одежды и обуви из России, такие как Gloria Jeans Владимира Мельникова и Kari Игоря Яковлева, работают торговые представительства продуктовых сетей, в частности X5 Retail Group Фридмана и его партнеров. 

Свою продукцию в Белоруссию поставляют сельхозпредприятия, такие как «Русагро» Вадима Мошковича. А у группы «Содружество» супругов Александра и Натальи Луценко в городе Сморгонь есть свой производственно-логистический комплекс с крупнейшим в стране маслоэкстракционным заводом (производит соевое и рапсовое масло).

У представителей IT-сектора из списка Forbes Аркадия Воложа («Яндекс»), Дмитрия Волкова (SD Ventures) и братьев Бухманов (Playrix) в Минске открыты солидные офисы. 

Интересуются Белоруссией и российские производители удобрений. Местный «Беларуськалий» — самая денежная компания в стране, с большим отрывом от других предприятий занимает первое место по чистой прибыли ($445 млн за 2019 год).

Она производит шестую часть всех калийных удобрений в мире и все еще не приватизирована.

Любопытно, что крупнейшими российскими компаниями сектора владеют в основном белорусы — бывшему участнику списка Forbes белорусу Дмитрию Мазепину принадлежит «Уралхим», вместе со своим другом, белорусом Дмитрием Лобяком, он контролирует «Уралкалий».

Именно Мазепин в 2018 году возглавил созданный ТПП Российско-белорусский деловой совет. Другой крупнейшей компанией отрасли — «Еврохимом» — владеет белорус Андрей Мельниченко. У основного акционера «Фосагро» Андрея Гурьева тоже есть белорусские корни. Сегодня их предприятия обмениваются с белорусскими продукцией, закупают «БелАЗы» для разработки карьеров. 

Отдельно в ряду российских предпринимателей в Белоруссии стоит основной владелец группы «Сафмар» Михаил Гуцериев, которого Лукашенко называл «своим другом Мишей». Гуцериев в 2000-2002 годах возглавлял компанию «Славнефть».

В то время это была русско-белорусская компания, сейчас ею владеют «Роснефть» и «Газпром нефть».

Гуцериев не белорус и удобрениями в России не занимался, но именно он строит сегодня в Белоруссии новое предприятие по производству хлористого калия на новом месторождении под Минском — «Славкалий». Строительство комбината началось в 2016 году и должно закончиться в 2023-м.

По плану инвестиции в проект составят $2 млрд, из них $1,4 млрд — кредит от Банка развития Китая, а еще $600 млн должен вложить сам Гуцериев. Никакой доли в предприятии китайцы не получили и не получат — кредит будет полностью возвращен деньгами.  

Планируется, что «Славкалий» будет продавать всю продукцию только через государственного трейдера — «Белорусскую калийную компанию». Лукашенко обещает переименовать Любань в Гуцериевск, если у миллиардера все получится и он сможет превратить город, рядом с которым строится комбинат, «в конфетку». Второй вариант — новый город Гуцериевск появится на карте рядом с Любанью. 

Гуцериев уже построил в столице РБ пятизвездочную гостиницу Renaissanсe Minsk Hotel. 

Мы постарались поговорить о ситуации в Белоруссии со всеми этими героями и с крупными предпринимателями страны. Многие ожидаемо отказались отвечать на наши вопросы, но в целом картина сложилась. 

«В результате акций в Минске задержали от 6000 до 10 000 человек, точное число никто не знает. В Минске живет 2 млн человек, значит, у каждого в городе есть хотя бы один знакомый, побывавший в тюрьме», — рассказал Forbes белорусский предприниматель, пожелавший остаться неназванным.

По его словам, задержанные делились на три категории: первая — это обычные люди, которых били, но не сильно; вторая — люди с белыми ленточками и национальными флагами, их били сильно; третья — арестованные за сопротивление милиции, их били до смерти.

«Нас захватили фашисты, мы пытаемся от них отбиться, — вот такая в городе сейчас атмосфера», — говорит он. 

Источник, близкий к акционерам Альфа-банка, рассказал Forbes про двоих сотрудников контакт-центра, которых в первые дни после выборов задержали прямо на работе за перепосты видео и поддержку протестующих. Руководство банка было готово сделать все, чтобы их как можно скорее отпустили, но вмешательства не потребовалось. Сейчас оба сотрудника на свободе и с ними все в порядке. 

В белорусском офисе SD Ventures Дмитрия Волкова никто не задержан. Его программисты в последнее время работали в основном из дома. Кроме того, офис компании находится не так близко к центру Минска, где происходили акции протеста. В то же время люди рассказывали бизнесмену о своих родственниках, попавших в тюрьму.

«По словам сотрудников, эти люди оказались задержаны без оснований: одни возвращались домой и случайно оказались в толпе протестующих, другие принимали участие в мирных шествиях», — рассказал Волков Forbes.

«Мы готовы оказать юридическую помощь или оплатить медицинскую в случае, если кто-то из сотрудников окажется в беде, а в дальнейшем сможем обеспечить их релокацию практически на любой континент.

Мы устраиваем общие собрания в Zoom, чтобы следить за ситуацией и быть в курсе потребностей сотрудников, поддерживаем их психологически. Мне очень жаль тех, кто пострадал. Многие наши сотрудники жертвуют средства в фонд поддержки пострадавших». 

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси Фото BelaPAN via Reuters / Фото BelaPAN via Reuters

Перебои в работе интернета стали серьезной проблемой для компаний. «У нас сорвался целый ряд критических публикаций приложений. Компания несет убытки из-за того, что мы не можем нормально и регулярно работать.

Пока мы просто ожидаем восстановления нормальных условий. Но если так будет продолжаться, нам придется как-то решать эту проблему. Например, временно перевозить ключевых сотрудников в другие офисы», — говорит Волков.

По этому пути, по данным The Bell, пошел «Яндекс» — в его белорусском офисе раньше работало около 300 человек, часть сотрудников уже вывезли в Россию после обыска, устроенного местным МВД 13 августа, часть отправили работать за город. Комментируя эту новость, в пресс-службе «Яндекса» заявили, что сотрудники минского офиса уже несколько месяцев работают удаленно и некоторые уехали из города.

Читайте также:  Как и с кем известные бизнесмены проводят отпуск (много солнечных фото)

Перебои с интернетом парализовали и работу банков.

Источник в Альфа-банке в первую неделю протестов рассказал, что отделения в Минске открываются только на полдня: «Банк работает в спящем режиме, активность людей низкая, интернет-банк не работает (в первую неделю после выборов в Белоруссии не работал интернет. — Forbes), но доллары снимают активно. Валюты там больше нет, мы будем доллары из Москвы завозить». В начале сентября банк работал уже нормально, уточнил собеседник Forbes. 

Белорусский предприниматель связывает этот ажиотаж с призывами оппозиции «выносить валюту из банков, чтобы развалить полностью экономику, а с ней и нынешний режим».

По его словам, призывы услышали — валюту забирают из банков, и скоро наступит банковский коллапс: «Денег в стране очень мало, если всего 10% заберут, все посыплется каскадом. Белорусский рубль рухнет раза в три в лучшем случае».

Впрочем, пока белорусский рубль снижается умеренно: за месяц (с 9 августа) белорусский рубль упал на 7,3%, максимальное падение (к концу августа) составило 8,2%.

Потери отмечают и страховщики. «Мы занимаемся исключительно бизнесом, политикой никогда не занимались, не занимаемся и заниматься не будем.

Но любые проявления политической и, соответственно, экономической нестабильности имеют определенное влияние на наш бизнес — за время протестов продажи страховок снизились на 25%», — говорит совладелец группы РЕСО Николай Саркисов.

По его словам, сильно расстраиваться из-за этого он не стал: «Масштаб наших операций в страховой сфере Белоруссии можно сравнить по объемам с каким-нибудь округом в Москве. Это не очень большой объем.

Тем более что в Белоруссии обязательные виды страховок выдаются исключительно государственными компаниями, ОСАГО, к примеру, выдает «Белгосстрах» и еще несколько госкомпаний. Из-за этого частные компании на этом рынке жестко ограничены в своей работе. В любом случае буду надеяться, что рано или поздно все успокоится», — сказал он.   

Наказывать сотрудников за отсутствие на работе никто из наших собеседников не собирается. «Я уважаю гражданскую позицию сотрудников. Если они сейчас должны как-то помогать своим родственникам, чувствуют солидарность, я не могу и не хочу этому препятствовать. Естественно, время, которое люди на это потратят, мы прогулами считать не будем. Сейчас в Белоруссии особое время», — говорит Волков.

Уйдет Лукашенко или нет? В этом вопросе мнения наших собеседников разделились.

Сегодня белорусский бизнес думает только о том, как выжить

Белорусский бизнес сегодня попал под репрессии. Власти закрывают частные компании, подвергают их избыточному контролю. Эксперты предлагают в сложившейся ситуации консолидироваться и вместе заявлять о своей точке зрения.

Что пишут представители бизнеса о событиях в Беларуси

Как отметили эксперты на Всемирной неделе предпринимательства в рамках дискуссионной панели «Бизнес во времена перемен и кризиса», сейчас в бизнесе превалируют пессимистические настроения. В основном они связаны с политическим кризисом в стране.

«Но не нужно забывать и о том, что мы находимся в условиях пандемии коронавируса. Десятки объектов закрылись из-за проблем с арендой. Сильно пострадали  отрасли туризма, общественного питания. Многие не оправились из-за того, что им не была оказана поддержка», – заявил руководитель Белорусского союза предпринимателей Александр Калинин.

По словам директора Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С.Кунявского Жанны Тарасевич, государственной поддержкой в рамках помощи частникам в ситуации с COVID-19 воспользовались лишь около 10% предприятий.

«Указы 143 и 178 по сути не сработали. Бизнес не видит в государстве того института поддержки в трудную минуту, который мог бы быть», – обратила внимание она.

«Сегодня основная цель у бизнеса – выжить, сохранить свой бизнес, капитал и, возможно, рабочие места», – считает Калинин.

Репрессии на бизнес

Эксперты отметили, что сегодня бизнесу приходится трудно. Те бизнесы, которые заявили о своей позиции по поводу происходящего в стране, сегодня подверглись репрессиям со стороны властей.

«Многие предприятия столкнулись с ухудшением морально-психологической климата и практически поиском работников, которые попадали на Окрестина. Радикализировались рабочие коллективы», – отметила Тарасевич.

«В Витебском регионе также определенные бизнесы попали под проверки, госконтроль. И мы понимаем, что эти проверки связаны с позицией руководителей, владельцев компаний по воду политической ситуации», – сказал директор общественного объединения «Ассоциация нанимателей и предпринимателей» Витебской области Владимир Лукьянов.

Он подчеркнул, что сегодня у каждого бизнеса своя ситуация.

«Если мы говорим о промышленном и ряде других бизнесов, то они не могут перенести свои производства в другие страны в отличие от тех же айтишников», – пояснил он.

Какие проблемы у бизнеса?

Среди основных проблем, с которыми приходится сегодня сталкиваться бизнесу, Лукьянов назвал проблему доступа к финансам. Также серьзно сказались на компаниях, которые экспортируют свою продукцию за рубеж, имиджевые потери страны.

«Для кого-то стали проблемой закрытые границы. Мы ведь понимаем, что они закрыты не только из-за ковида, но и по причинам политическим, – отметил он. 

По его словам, ситуация, которая сложилась сегодня, не разрулится быстро. Но белорусский бизнес так привык к разного рода сложностям, неприятностям, кризисам, что он сможет и здесь подстроиться, преодолеть и этот кризис, считает Владимир Лукьянов.

Жанна Тарасевич в свою очередь затронула тему создания в частных компаниях профсоюзов.

«Меня настораживает инициатива Александра Лукашенко создать профсоюзную организацию на каждом частном предприятии, а иначе – ликвидация. Это нарушение всяких норм и правил», – уверена она.

В связи с этим представитель бизнес-сообщества заявила об усилении уровня государственного регулирования на бизнес. По ее мнению, если сегодня бизнес не будет объединяться, не сможет консолидировать какую-то свою точку зрения, то завтра эти поползновения на бизнес со стороны власти будут более серьезными.

Главное – разрешить политический кризис

О влиянии политического кризиса на экономическую ситуацию в стране, рассказал управляющий партнер международной консалтинговой компании Civitta Даниэль Круцина. Он представил результаты проведенного опроса среди представителей бизнеса.

Согласно им, выяснилось, что после августовских событий крупные инвестиционные проекты в Беларуси отложены на длительный срок. Упал спрос на инвестиционные товары.

Экономист отметил, что упала лояльность к брендам, которые как-то связаны с государством. И спрос на товары, производимые на госпредприятиях, упал сильнее, чем на товары, производимые у частников.

«Ряд иностранных компаний также сообщил, что пока не закончится политический кризис, они не будут развивать белорусское направление. Еще некоторые заморозили свои проекты, и все это из-за политической обстановки», – заметил он.

В ходе опроса представителей компаний также выяснилось, что только для 20% бизнесов самый критический фактор в нынешнем кризисе – это коронавирус, более 40% указали на текущий политический кризис.

«Поэтому самый главный вопрос для восстановления белорусской экономики – это разрешение и политического кризиса в стране. Без этого ничего не будет», – подытожил специалист.

Будте в курсе событий ПЕРВЫМИ. Подписывайтесь и читайте нас :

«Есть вероятность, что все, что ты создавал, придется разрушить». Предприниматели оставили Беларусь из-за политики и рассказывают о ведении бизнеса

Это очередная порция историй о людях, уехавших из Беларуси по политическим причинам. Сегодня мы расскажем о предпринимателях, которые были уверены, что покидают Беларусь на несколько месяцев — «пока все не наладится».

Как вскоре окажется, ждать такого момента придется еще достаточно долго. Мы поговорили с четырьмя «ипэшниками», которые продолжают вести свой бизнес в Беларуси, находясь за рубежом.

О том, насколько это возможно, главных трудностях и угрозе закрытия они рассказали Onliner в этом материале.

Кристина уехала из Беларуси в конце февраля — тогда у нее дома прошел обыск в рамках дела по статье 342 Уголовного кодекса. По словам девушки, никакого обвинения ей не предъявили, но жить стало немного неспокойно. Решение уехать из страны Кристина называет «более чем внезапным».

В Беларуси у девушки был вполне себе успешный маленький бизнес, закрывать который она совсем не планировала, как и устраивать ему стресс-тест на выдержку. Кристина занималась оказанием юридических услуг для бизнеса и консультированием в сфере трудоустройства.

В итоге из-за внезапного жизненного поворота ей пришлось думать, как продолжать свою деятельность уже за границей.

— Итак, через несколько дней после обыска мы собрались, полностью закрыли белорусский офис и уехали. Я предполагала, что это может случиться, но подготовиться к такому заранее никогда нельзя. Это очень тяжелая ситуация: ты не знаешь, куда тебе ехать и на какой срок.

Вообще не представляешь, чем будешь заниматься в другой стране и что случится с твоим бизнесом. В общем, есть вероятность, что все, что ты создавал, придется разрушить. Переезд по силе стресса может быть сравним с потерей близкого человека.

Но когда ты делаешь это принудительно и абсолютно не хочешь уезжать из своей страны, это воспринимается намного более болезненно, — рассказывает Кристина.

Первое, с чем пришлось разбираться девушке после принятия решения о переезде, был физический офис. Из-за коронавируса коллеги Кристины работали по домам, так что необходимости в рабочем пространстве больше не было.

— Из-за пандемии общение с большинством клиентов происходило онлайн. Мы жили в таких условиях уже год, и это помогло мне достаточно быстро перестроиться на работу в новом формате, — добавляет Кристина. — Было ли мне страшно решиться на переезд? Наверное, я понимала, что оказаться с разрушенным бизнесом и начинать все заново легче, чем попасть в тюрьму.

Кристина признается, что о рисках она в принципе старалась не думать. По ее словам, самое плохое, чего можно ожидать в отношении бизнеса, — это проверки и блокировка денежных счетов.

— Предприниматель всегда готов к тому, что к нему придут, — таково основное правило ведения бизнеса в Беларуси.

Мне не было страшно, потому что с начала пандемии все процессы были выстроены таким образом, что необходимость моего физического присутствия в стране отсутствовала.

А вот с точки зрения вопросов со стороны государства… Ну, они могут возникнуть в любом случае. И неважно, находишься ты в Беларуси или за рубежом, — говорит девушка.

Кристина добавляет, что со времени ее отъезда из страны прошло только два месяца, и что будет дальше с бизнесом, она не знает. Пока же говорит, что на первых порах ей было тяжело не провалиться «в страдание и уныние».

— У меня каждый день стояли консультации и рабочие задачи с клиентами. Я поняла: если позволю себе страдать, мое дело может развалиться. Приходилось делать вид, что в жизни лишь немного изменились внешние условия, а все остальное осталось как было, — улыбается Кристина. — Впрочем, в этом есть доля правды.

Читайте также:  Какие «косяки» допускают компании при работе со СМИ

Даже с расходами ситуация не поменялась — разве что я перестала тратить деньги на аренду офиса. Назвать это плюсом я не могу. Все-таки очень сложно не контролировать свою работу непосредственно в офисе. И конечно, моральное состояние из-за этого сильно подкашивается.

К тому же у меня пошатнулась вера, что в Беларуси сейчас в принципе можно нормально заниматься предпринимательством.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

По мнению девушки, предложения, которые власти могут внести в законодательство по ведению бизнеса, вызывают у нее серьезные сомнения.

— Я, как и многие белорусы, пока не вижу, каким будет будущее страны. Мне сложно представить, как консультировать тех, кто хочет заниматься в Беларуси предпринимательской деятельностью.

Я не могу дать картину развития бизнеса, потому что понимаю, что сегодня человек может быть в стране, а завтра он уедет — и все из-за того, что условия для бизнеса здесь окажутся невыгодными.

Я помню, как за несколько дней до обыска услышала в новостях, что для предпринимателей, которые ведут консультационную и юридическую деятельность, вместо 5% налога хотят сделать 16%. Меня это заявление глубоко поразило. Так и получается, что люди не представляют, что будет с их бизнесом и жизнью.

В такой ситуации в голову приходит очевидный вариант: можно закрыть бизнес в Беларуси и открыть что-то новое за границей. Впрочем, Кристина сразу добавляет, что вся эта схема выглядит простой только на словах.

— Чтобы иностранцу начинать свое дело в чужой стране, ему нужно легализовать статус либо зарегистрировать организацию. Это небыстрый процесс, и он не делается по щелчку пальцев. У меня до сих пор нет представления, где я буду жить спустя полгода.

Бизнес — это все-таки большая ответственность, его не получится сегодня открыть, а завтра закрыть. Приходится мыслить категориями долгосрочного планирования. Я не считаю себя человеком, который переехал жить за границу «на постоянку». В данный момент я работаю так, как и раньше, и надеюсь вернуться домой.

Правда, когда это произойдет, ни у кого, кто уехал из страны, ответа нет.

Андрей: восемь месяцев держал бизнес, но все идет к ликвидации

Уехать или остаться: что происходит с бизнесом в Беларуси

Отключение интернета в Беларуси после президентских выборов ударило не только по IT-отрасли, но и по всей экономике. Серьезно пострадали общепит и завязанная на онлайн сфера услуг. Пока сторонники и противники Лукашенко митингуют, бизнес подсчитывает убытки. Как белорусские предприниматели переживают эти непростые времена, выясняла корреспондент РИА Новости Галия Ибрагимова.

«От клиентов не было отбоя, но кафе мы закрыли»

«Едва наши кондитерские открылись после пандемии, как начались протесты, и опять двадцать пять!» — негодует бизнесмен из Минска Даниил Смирнов.

Сеть кондитерских CakesBy, которой он управляет с 2011 года, выпекает торты, пирожные, пряники, пироги. До эпидемии в штате было тридцать сотрудников. Продукцию хорошо раскупали, и Смирнов планировал организовать новые точки. Думал даже выйти на российский или польский рынок, но вирус сломал все планы.

«Хотя Беларусь не объявляла карантин, люди весной все равно сидели дома. Доходы резко упали. Почти половину работников пришлось сократить. Арендодатели пошли на небольшие уступки, но выручка каждый день снижалась», — рассказывает Даниил РИА Новости.

Удержался на плаву за счет продаж в интернете, хотя компания раньше не занималась онлайном. Чтобы наладить доставку, понадобилось несколько недель. Оборот сократился наполовину. Бизнес немного ожил только в разгар предвыборной кампании. Люди вышли в город, стояли в очередях, чтобы подписаться в поддержку того или иного кандидата. И заглядывали в кафе — перекусить.

«Но я понимал, что радоваться рано. Оппоненты Александра Лукашенко сразу были настроены непримиримо, и после выборов можно было ожидать всего. Подтвердились худшие опасения», — говорит Смирнов.

Девятого августа от клиентов не было отбоя. Но вечером начались массовые беспорядки.

«Крики, хлопки, похожие на выстрелы. Паника. Мы закрылись — боялись мародеров. И так целую неделю», — продолжает предприниматель.

Ситуация усугубилась тем, что отключили интернет. Это лишило бизнес онлайн-продаж. Полный тупик.

«Никогда не задумывался о переезде в другую страну, а тут всерьез озадачился. Во всяком случае, нужно бы иметь филиал за рубежом», — рассуждает Смирнов.

Но если Союзное государство России и Беларуси, отмечает он, позволяет работать без лишней бюрократии, то в Польше, Латвии или Литве малый бизнес должен соответствовать стандартам ЕС, и это сильно все осложняет. Пока владелец CakesBy с трудом сводит концы с концами и пытается расплатиться долгами.

Кремниевая долина Восточной Европы

Больнее всего отключение интернета ударило по IT-сектору.

Надо сказать, что за последнее десятилетие эта отрасль принесла в бюджет страны не меньше, чем крупные производственные предприятия. Такой успех связан с созданием в середине нулевых Парка высоких технологий. Нет, речь не о площадке под небом, огражденной резным забором.

Парк — это специальный налогово-правовой режим, льготный для программистов и предпринимателей. Резидентов освободили от большинства платежей, включая налог на прибыль.

В 2018-м Александр Лукашенко принял декрет «О развитии цифровой экономики», еще больше упростивший дело, и в страну потянулись специалисты.

Беларусь стали называть «Кремниевой долиной Восточной Европы». На Западе у многих не укладывалось в голове: «диктаторский режим» создал вполне либеральные условия для IT-бизнеса. Но именно так и было.

«На волне протестов противники Батьки говорили, что парк появился благодаря Валерию Цепкало. Сейчас он один из основных оппонентов Лукашенко, а до этого много лет курировал IT-сектор.

Да, Цепкало немало сделал для цифровой отрасли в Белоруссии. Но если бы не личная заинтересованность Лукашенко, не видать нам никаких льгот.

Он и вправду хотел, чтобы умные люди не утекали за рубеж», — говорит РИА Новости программист и резидент Парка высоких технологий Родион Петровский.

Он родился и вырос в Беларуси, после вуза уехал в Германию, пять лет проработал в крупной IT-компании. Возвращаться на родину не планировал — лишь навещал родных во время отпуска.

«Друзья-айтишники как-то проболтались, сколько они получают в Минске. Я обалдел и сначала не поверил. Столько мне даже в Германии не платили. Но они не шутили. При этом в Беларуси жизнь куда дешевле, чем в Европе. Я стал узнавать, прикинул, посчитал и вернулся домой. Открыл IT-компанию. До недавнего времени нисколько не сомневался в правильности этого решения», — рассказывает Петровский.

Из-за отключения интернета IT-бизнес понес большие убытки. Компании не могли связаться с клиентами и сотрудниками. Невозможны операции со счетами. Отделы продаж парализованы.

«Что бы ни говорили в мире о Лукашенко, айтишники считали Беларусь тихой гаванью. Но три дня без Сети больно ударили по нам, и крупные компании задумались о переезде. Власти обещают, что больше такого не повторится, однако у инвесторов уже нет доверия», — объясняет Петровский.

Многие IT-специалисты поддержали противников Лукашенко. По мнению собеседника агентства, айтишников заставили выйти на демонстрации как раз проблемы с интернетом.

«По логике программисты должны быть благодарны Лукашенко. Ведь он создал для них комфортные условия. Но власть перегнула палку. Сначала применила чрезмерную силу, потом отключила интернет», — рассуждает программист.

Ситуация двойственная. С одной стороны, айтишники хотят работать в Беларуси. С другой — нет гарантий, что ситуация не повторится.

«Мне уже поступают предложения из России, Украины, Европы. Но я все же надеюсь, что интернет больше не отключат. Зачем пилить сук, на котором сидишь?» — задается риторическим вопросом Петровский.

Транспорт попадает под удар первым

«Сезон пассажирских перевозок начинается весной. И как раз в это время закрыли границы. Мой бизнес встал. А теперь протесты, забастовки. Уже ничему не удивляюсь», — вздыхает Александр Петров, владелец небольшой транспортной компании «Магнит» в Минске.

Бизнесом он занимается пятнадцать лет. За это время в белорусской экономке происходило разное. Но ощутимее всего на транспортные перевозки и логистику повлияла ситуация у соседей в 2014-м.

«Через украинскую территорию белорусы обычно ездили отдыхать в Крым и на Азовское море. А тут — Майдан в Киеве, потом события в Крыму, война в Донбассе. Какие уж тут поездки», — сетует Александр.

Поток туристов через Украину так и не восстановился. В последние пару лет спросом пользовались туры на автобусах в Россию, Польшу, Латвию и Литву.

«Правда, есть нюансы. Технические требования к транспорту в Европе строже, не все белорусские компании могут им соответствовать. Малейшая провинность — и штраф. Иногда поездка в ЕС не окупается, работаем себе в убыток», — объясняет предприниматель.

За лето он рассчитывал выйти в плюс, чаще ездить в Москву и Санкт-Петербург. Однако российско-белорусская граница по-прежнему на замке.

«До выборов и протестов ходили слухи, что кордон откроют. Теперь, пока ситуация у нас не стабилизируется, российская сторона вряд ли на это пойдет», — полагает Петров.

Отношение к событиям в стране у него неоднозначное. Как человек, заставший девяностые, он видит, что Лукашенко многое сделал для малого и среднего бизнеса. Но понимает и тех, кто выходит на улицы с требованием перемен.

«Надо отдать должное Лукашенко — он победил рэкет и криминал. Сегодня Беларусь, наверное, самая безопасная для бизнеса страна. Нет у нас и олигархов, как, например, в соседней Украине. Промышленные мощности Батька сумел сохранить. На такие проблемы, как бюрократия, постоянные проверки, мы закрывали глаза. Крутились, терпели. Но коронавирус и отсутствие какой-либо поддержки от государства доконали. Протестовали даже лояльные Лукашенко люди», — отмечает Петров.

Как и многие другие представители малого бизнеса, он надеется, что ситуация нормализуется. А пока сторонники и противники власти выясняют отношения, предприниматель ищет способы сохранить бизнес. И не исключает, что временно переедет на работу в Россию или Польшу. Но это будет крайняя мера, ведь Александр хотел бы жить и трудиться на родине, а не в чужом краю.

Оригинал материала читайте на РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *