Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в БеларусиФото с сайта ra22.ru

Именно ИТ-сектор задает в последние годы тон для развития рынка M&A-сделок в Беларуси. О том, что происходит сегодня в этом сегменте, а также о нюансах отечественного M&A рассказывают партнер юридической компании REVERA Елена Мурашко и юрист практики IT/IP REVERA Анна Соловей.

— Технологический сектор — самый активный сегодня сегмент на рынке M&A-сделок в Беларуси и активность его продолжает интенсивно расти.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в БеларусиЕлена Мурашко Партнер юридической компании REVERA Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в БеларусиАнна Соловей Юрист практики IT/IP REVERA

Согласно недавно опубликованному исследованию ключевых условий сделок слияний и поглощений, проведенных в Беларуси за последние 3 года, ИТ-сфера лидирует в сравнительном анализе объектов сделок по отраслям и составляет 27% от общего количества M&A-сделок – всего за это время в отчете было рассмотрено 16 таких сделок.

В практике нашей компании этот показатель еще выше: к технологической сфере относится более 70% общего объема сделок, которые мы сопровождаем последние несколько лет.

Один из самых свежих и интересных трендов – тенденция реинвестирования накопленной ИТ-компаниями прибыли в новые стартапы или в приобретение других активов.

Ранее почти все сделки с белорусским ИТ-бизнесом представляли собой продажу части или всего бизнеса или получение внешних инвестиций в белорусские стартапы и R&D.

В последний же год наблюдается также приобретение белорусскими ИТ-компаниями новых активов в Беларуси и за границей, активность по предоставлению инвестиций.

Со вступлением в силу Декрета №8 и появлением возможности использования новых правовых институтов, позволяющих применять характерные для английского права инструменты, — опционы, конвертируемые займы, обязательства о возмещении ущерба, обязательства о неконкуренции — появляется возможность отказаться от ввода иностранного элемента в сделку и обязательного использования английского права в качестве применимого к сделке. Мы можем наблюдать, что предоставленные Декретом №8 возможности применяются, и все больше компаний «рискуют» структурировать свои сделки с использованием новых инструментов.

По данным упомянутого исследования, продавцами в большинстве сделок выступали белорусские компании.

Треть покупателей являлись резидентами Беларуси, остальные инвесторы были из Кипра, США, Великобритании, России и других стран.

Основным источником финансирования продолжают оставаться стратегические инвесторы, заинтересованные в инновационных технологиях и команде и стремящиеся к приобретению возможности реального управления компанией.

В 65% сделок приобретаемый уровень контроля компании превышает 75%.

При этом в большинстве случаев фаундеры сохраняют свое участие и продолжают вести бизнес совместно с инвестором.

Все чаще в таких ситуациях условия сделки помимо предоставления денег предусматривают обязательства покупателя по предоставлению смарт-инвестиций (менторство, продвижение компании с использованием доступных инвестору маркетинговых инструментов, возможностей выхода на новые рынки и т.д.).

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в БеларусиФото с сайта dobleclic.com

Ценовой диапазон стоимости сделки M&A в сфере ИТ в Беларуси обычно находится в пределах от 1 до 10 млн евро. При этом стоимость самых дорогих сделок превышает 100 млн евро.

Цена продажи формируется по результатам переговоров сторон, для оценки функционирующей компании чаще всего используются мультипликаторы к ее текущей прибыли.

То есть прибыль компании за последний отчетный год умножается на выбранный сторонами мультипликатор, и полученная цифра является отправной точкой для ведения переговоров по стоимости.

По нашим прогнозам, по мере роста и развития ИТ-индустрии средняя стоимость сделки будет расти, так как растут масштабы продаваемых компаний – таргетов сделки, масштабы реализуемых ими проектов.

Отметим также, что не всегда имеет место единовременный платеж на дату подписания или закрытия сделки.

  • В 46% случаев часть цены уплачивается в рассрочку, при этом иногда она выплачивается в зависимости от результатов деятельности компании за определенный период (earn-out).
  • В 22% случаев стороны использовали возможность корректировки цены при закрытии на основании показателей чистой задолженности, чистого оборотного капитала и других показателей.
  • При этом в 40% случаев имела место фактическая корректировка цены в пользу покупателя, и только в 10% случаев – в пользу продавца.

Среди запросов наших клиентов набирает популярность услуга vendor legal due diligence. Это предварительный юридический аудит бизнеса, который проводится до заключения сделки или даже еще до конкретного предложения по сделке, но при стратегическом понимании, что бизнес может быть продан.

Этот аудит необходим, чтобы проверить все узкие места потенциально продаваемого бизнеса, дошлифовать юридическое оформление и быть готовым к сделке в любой момент.

Это новый тренд, так как согласно опубликованному исследованию только 3% сделок имели опыт именно vendor due diligenсе, но тренд по этой части положительный, с каждым годом количество таких аудитов увеличивается.

При этом в 67% сделок проводился due diligence на стороне покупателя. Наиболее частыми видами проверок были юридические (87%) и финансовые (61%), также проводились технические и бизнес проверки. Результаты due diligence, который проводится покупателем при заключении сделки, очень часто влияют на оценку стоимости продаваемого бизнеса.

Именно поэтому развивается тренд на предварительный vendor legal due diligence, позволяющий оптимально подготовить компанию к продаже.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в БеларусиФото с сайта ph0x.me

Хочется отметить, что собственники начинают понимать ценность этапа согласования необязывающих документов сделки (чаще всего используются названия term sheet, либо memorandum of understanding для обозначения письменного соглашения между продавцом и покупателем о намерении совершить сделку, обычно содержащего основные условия предстоящей сделки, но не носящего обязывающий характер). По данным исследования, примерно в половине случаев начало активных переговоров подтверждается подписанием соглашения о намерениях, что говорит о развитии правовой культуры в стране.

Бизнес начал понимать и принимать ценность и значимость не только юридически обязывающих документов, к исполнению которых можно понудить в судебном порядке, но и силу «джентельменского соглашения» сторон.

В случаях неполной продажи все шире в число обязывающих документов сделки, помимо договора, опосредующего переход части долей или акций компании к инвестору, включается акционерное соглашение участников сделки.

Акционерное соглашение регулирует процесс создания органов управления компании, распределение компетенций между ними и порядок принятия ими решений.

В нем часто устанавливаются ограничения на продажу и обременение, а также преимущественное право на покупку долей (акций) компании, право присоединиться к продаже («tag along tight») и/или требовать совместной продажи («drag along right»), опцион на покупку («call option») и/или продажу («put option»).

Может быть определен порядок действий в случае невозможности принятия корпоративного решения («deadlock»), порядок доступа к информации и документам компании, порядок распределения прибыли и другие вопросы, требующие урегулирования при изменении контроля над компанией.

С каждым годом процесс заключения M&A-сделок в Беларуси все больше соответствует международным стандартам, включаются новые правовые институты. Мы видим, как изменяются запросы участников сделок по степени глубины и качества юридического сопровождения по мере роста и развития ИТ-индустрии в стране.

«Можно забыть на полгода-год об инвестициях в Беларусь»: айтишники о перспективах бизнеса в стране

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси Фото TATYANA ZENKOVICH / EPA / ТАСС Блокировки интернета в Белоруссии на фоне протестов в стране ударили по бизнесу IT-компаний, рассказали опрошенные Forbes предприниматели. Чтобы продолжить работу, некоторые компании были вынуждены перевезти сотрудников в другие страны. Как теперь айтишники оценивают возможность продолжения бизнеса в Белоруссии?

«По большому счету, вы мои дети. В обиду я никогда вас не дам, буду поддерживать и помогать, насколько это возможно», — говорил чуть больше года назад Александр Лукашенко, общаясь с представителями IT-отрасли в минском Парке высоких технологий — витринном проекте белорусской экономики. На тот момент Белоруссия с точки зрения развития IT-сектора выглядела достаточно передовым местом (подробно о развитии высоких технологий в страны мы писали здесь). Достаточно сказать, что доля высоких технологий в ВВП страны стала выше, чем в России (6,5% против 5%), а число сотрудников высокотехнологичных компаний в Минске превысило 60 000. Однако теперь многое для местных айтишников изменилось. Отключение интернета после президентских выборов 9 августа серьезно осложнило работу многих бизнесов. Ужесточение политического режима заставило более 500 руководителей компаний, разработчиков, инвесторов подписать открытое письмо, в котором подчеркивается, что «стартапы не рождаются в атмосфере страха и насилия» и «есть риск за короткое время перечеркнуть все достижения в сфере высоких технологий».

Forbes поговорил с представителями местного IT-бизнеса, как они справляются с текущими сложностями и каким видят завтрашний день белорусского высокотехнологичного бизнеса при различных раскладах

Дмитрий Липницкий, CEO и сооснователь международного разработчика мобильных игр и развлекательных приложений GismartОфисы компании есть в четырех странах – Лондоне, Пекине, Киеве и Минске. В Минском офисе Gismart работает значительная часть команды.

Отключение интернета по всей стране на три дня, два из которых рабочие — это беспрецедентный случай. Очевидно, что это негативно сказалось не только на нашем бизнесе, но и на бизнесе всех IT-компаний и на репутации страны в целом.

Мы заранее предполагали, что в стране возможен ввод некоторых ограничений, поэтому приняли решение еще до выборов временно перевезти часть команды в наш киевский офис. Среди тех, кого перевезли, — UA-специалисты (от user acquisition, де-факто речь идет о работе с трафиком — Forbes) и часть маркетинговой команды.

Эти сотрудники работают над созданием и управлением рекламными кампаниями для наших игр и приложений, что оказывает прямое влияние на доход нашего бизнеса. Это решение помогло избежать действительно серьезных финансовых потерь. Что касается сотрудников в Минске, то им пришлось работать в непростых условиях.

Несмотря на наши попытки обойти ограничения — подключение различных VPN-сервисов, качество работы интернета оставляло желать лучшего. Кроме этого, мы видим, что сотрудники серьезно деморализованы из-за происходящих в стране событий и это сказывается на производительности.

В случае ухудшения ситуации и проблем с доступом в интернет, мы будем вынуждены временно релоцировать еще часть команд из минского офиса в другие страны. На данный момент мы знаем о задержании двух наших сотрудников. Местонахождение одного из них не известно до сих пор.

Читайте также:  Что будет с российским рублем – комментирует Валерий Полховский

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Михаил Томшинский, сооснователь и гендиректор маркетплейса для пассажирских перевозок «Атлас», работающего в Белоруссии и в России.

В нашей компании в Белоруссии работает около 10 человек, ребята почти все удаленно работают, никому не надо в офис ездить. В этом смысле работа идет, но при этом нас последние пару дней сильно штормило: часть сервиса расположена в Белоруссии, и из-за перебоев с интернетом нас лихорадило в том числе и в России.

Последние несколько дней мы были вынуждены заниматься инфраструктурными задачами и перевезти пострадавшие сервисы в новое облако, чтобы восстановить к ним доступ. По логам сервиса можно сделать вывод, что основной проблемой остается стабильный доступ в интернет у клиентов. 

Но главный пострадавший в текущей ситуации, конечно, не «Атлас». В финансовом плане больше всех пострадали перевозчики, которые недополучают примерно 30% выручки ежедневно. По нашим прикидкам прямые потери индустрии около $100 000/сутки.

С точки зрения транспортной доступности главные пострадавшие, конечно, пассажиры, которые не смогли воспользоваться сервисом и уехать.

Все это особенно тревожно, принимая во внимание, что последние 4 месяца были крайне сложными из-за коронавируса для всех: и для перевозчиков, и для пассажиров. 

Мы, безусловно, внимательно следим за развитием ситуации в стране, и рассчитываем, что в ближайшее время сервис возобновит свою работу в штатном режиме и люди смогут воспользоваться нашими услугами. Поэтому ожидания у нас в целом скорее позитивные. 

Что касается перспектив IT-сектора и ПВТ (Парка высоких технологий в Минске — Forbes), с одной стороны, эта история очень передовая, а Белоруссия находится в технологическом и юридическом авангарде. Многим странам стоит изучить этот опыт.

С другой, нужно понимать, что она отдельно стоящая и обособленная: в стране до сих пор очень большая доля госпредприятий.

И все, что касается традиционного сектора экономики, — а транспорт является традиционным сектором — находится в сфере интенсивного государственного регулирования.

Глава IT-компании с офисом в Белоруссии (согласился дать комментарий на условиях анонимности — прим.Forbes).IT-бизнес — это непрерывный рабочий процесс. Невозможно сказать: я по воскресеньям не работаю, сайт выключаю и ухожу домой.

Это называется continuous process of the business — бизнес либо работает, либо нет: в IT-бизнесе нет возможности, чтобы он не работал в какие-то дни. Из-за проблем с интернетом и ситуации в стране в целом мы перевезли часть сотрудников в Турцию и в Россию, потому что их работа встала. Мы оплатили им билеты на самолет и жилье на несколько месяцев.

Некоторых из них мы перевезли еще до выборов, но были и те, кто не согласился переезжать и остался в Беларуси.

Я думаю, проблемы есть у всех IT-компаний в стране, так как отсутствие интернета нарушает их работу. Мы видим для себя политические риски. Если ты задумал собрать денег и вложиться в компанию в Беларусь, то об этом пока можно забыть на ближайшие полгода-год.

У инвесторов этот рынок в ближайшее время будет вызывать отторжение. Пока нельзя прогнозировать дальнейшую ситуацию и мы не знаем, какой будет результат. Либо останется Лукашенко, либо придут новые люди.

Если останется Лукашенко, люди в любом случае задумаются о переносе бизнеса или хотя бы его части, чтобы снизить риски.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Александр Агаков, коммерческий директор группы Qiwi. Группа контролирует 51% белорусской компании СООО «ОСМП БЕЛ», оператора киосков по приему электронных платежей.

Последние события, произошедшие в стране, могут повлиять и на наш бизнес. Я еще не успел пообщаться с нашими партнерами и руководителем нашего бизнеса в Белоруссии, который развивается в рамках ПВТ  — Парка высоких технологий в Минске, поэтому еще нет полного понимания ситуации и ожиданий.

Наш бизнес ощутил негативные последствия ситуации, однако сейчас уже восстановился к прежним показателям. Вся наша инфраструктура работает онлайн — в частности, прием платежей, терминалы. Поэтому под влиянием плохой пропускной способности каналов связи, которая некоторое время наблюдалась в стране, мы увидели снижение показателей.

Они вернулись к прежним, как только ситуация с интернетом пришла в норму.

Для нас ничего не изменится: мы занимаемся расчетной функцией, помогаем населению оплачивать услуги. И в части развития этого бизнеса мы сейчас показываем устойчивый рост по отношению к прошлому году. Будет развиваться бизнес по приему платежей.

 С точки зрения планов и перспектив — мы хотим развивать направление эквайринга, потому что наш бизнес в основном связан с приемом наличных.

Соответственно, развивать его мы планируем как в части обслуживания торговых операций, так и в части развития платежей картами.

Что касается отдельных законодательных ниш, пару лет назад Белоруссия планировала разворачивать зону для работы с криптовалютой.

За это время регулятор в рамках ПВТ разрешил ИТ-компаниям снизить подоходный налог, чтобы сдержать эмиграцию лучших IT-кадров, и снизить налог на прибыль, если бизнес предоставляет программный продукт, — и это работало.

Но, например, мы ожидали, что будут сделаны шаги в части легализации и возможности работы с криптовалютами на территории Белоруссии, но этого не произошло. Конечно, на сегодняшний момент проведена большая работа, но еще никаких шагов в этой части не сделано.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Иван Монтик, основатель группы компаний SoftSwiss, которая делает программное обеспечение для азартных онлайн-игр и букмекерских сайтов

«Сумма сделок — $130 млн». Кто и кого купил в белорусском ИТ

В прошлом году инвесторы заключили 20 сделок по слиянию и поглощению с участием ИТ-компаний с белорусскими корнями. Общая сумма сделок оценивается в 130 миллионов долларов, посчитали в инвестиционной компании Capital Times.

Объём всего белорусского рынка M&A по итогам 2019 года оценивается в 465 миллионов долларов, говорится в исследовании Capital Times. Таким образом сделки с технологическими компаниями составили почти треть от общего объёма.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

По количеству сделок M&A технологический сектор оказался лидером за прошлый год. С участием ИТ-компаний было совершено почти половина всех сделок — 20 из 42.

В основном инвесторами выступали зарубежные компании, лишь 5 сделок были заключены при участии только белорусских компаний. Основной целью почти трети сделок было привлечение инвестиций в высокотехнологичные компании на ранней стадии развития.

В структуре рынка M&A большинство сделок связано с покупкой сервисных ИТ-компаний (8) и разработчиков игр (5).

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Кто совершал сделки

Ожидаемо, что самым активным инвестором был EPAM. В прошлом году компания купила 100% акций российского Competentum, немецкой Test IO и израильской NAYA Technologies.

Как отмечают аналитики Capital Times, у больших компаний уровня EPAM есть несколько мотиваций для покупки компаний.

  1. Большие компании используют M&A для изучения и освоения новых технологий вместо финансирования новых R&D разработок (это считается медленной и рисованной стратегией развития).
  2. Зрелые технологические компании прибегают к сделкам M&A, чтобы раскрыть и реализовать потенциал своих продуктов и клиентов, получить уникальную экспертизу в узкой области.
  3. Закрытие дефицита рабочей силы, хеджирование рисков, связанных с наймом новых сотрудников.

Кстати, одна из сделок с участием EPAM в прошлом году так и не состоялась. Компания планировала купить разработчика софта Exadel, но в итоге стороны не договорились. Как объяснил dev.

by вице-президент Exadel Григорий Кацман, компания отказалась от предложения EPAM, потому что «мы услышали месседж своих сотрудников».

Многие из них хотели расти со своей компанией — и готовы взять на себя больше ответственности, чтобы вырос и Exadel.

Значимые сделки с участием других белорусских компаний

  • Мобильная рекламная платформа AppLovin с оценкой в 2 миллиарда долларов инвестировала в белорусскую геймдев-студию Belka Games.
  • Компания Playrix, входящая в топ-5 крупнейших мобильных разработчиков в мире, инвестировала в капитал белорусской студии Vizor Games.
  • MY.GAMES (игровое подразделение Mail.ru Group) купила  51% белорусской геймдев-студию SWAG MASHA за 1,2 миллиона долларов.
  • Разработчик программного обеспечения ScienceSoft купил ИТ-компанию OCSICO. Присоединение позволит ScienceSoft расширить портфолио своих сервисов и список технологических компетенций.
  • Резидент ПВТ SolbegSoft приобрел контрольный пакет акций FintexLab (торговая марка SmartexLab) — компании по разработке программного обеспечения из Бреста. В конце 2018 года контрольный пакет акций белорусской SolbegSoft купила эстонская ИТ-компания Helmes.

Прогнозы Capital Times

Начавшийся кризис затронет все сектора экономики, но технологический сектор в меньшей степени.

Оценки компаний технологического сектора снизятся в связи с увеличением системного риска для мировой экономики: инвесторы в своих оценках будут закладывать более высокую ставку дисконтирования, что будет снижать enterprise value (приведённую стоимость) на текущий момент.

Тем не менее в денежном выражении в среднесрочной перспективе стоимость технологических компаний может не уменьшитьтся, поскольку существуют риски долларовой инфляции в связи с вливаниями ликвидности ФРС и других мировых центробанков.

Основными покупателями в технологическом секторе станут глобальные стратеги, которые хотят усилить свои позиции через расширение узконаправленной экспертизы, а также получить выгоды от географической диверсификации и налогового режима ПВТ.

Снизится активность фондов, инвестирующих в белорусские стартапы, зарегистрированные в зарубежных юрисдикциях, но имеющие основные R&D-центры в Беларуси.

Прокопеня больше не первый. Топ-8 знаковых M&A-сделок в белорусском IT

Декабрь 2020-го и январь 2021 года ворвались в историю белорусской IT-отрасли. Две сделки по покупке-продаже белорусских компаний, которые случились в эти месяцы, стали рекордными по суммам и спустя почти 10 лет низвергли с пьедестала самого удачливого продавца своего IT-бизнеса Виктора Прокопеню.

Office Life совместно с журналом «Бизнес-ревю» вспомнил восемь самых громких продаж белорусскими IT-бизнесменами своих компаний.

Дважды в одну реку

Петр Скоромный и Матвей Тимошенко, шесть лет назад в качестве продавцов уже ставшие фигурантами крупной сделки в белорусском IT, в январе вновь оказались в центре внимания мирового M&A-рынка.

Читайте также:  Какие бизнесы выставлены на продажу в регионах

Вместе со своим партнером Олегом Грушевичем они закрыли сделку по продаже нового проекта — разработчика мобильных игр Easybrain. Компанию, ведущую историю с 2016 года и имеющую центральный офис на Кипре и центр разработки в Беларуси, купил шведский холдинг Embracer Group Ларса Вингфорса и его партнеров. 

В настоящий момент это самая крупная сделка в истории белорусской IT-отрасли.

Согласно информации, которую раскрыл покупатель, сумма сделки составляет от $640 млн до $765 млн. Разница возникает из-за условия, что еще на $125 млн Скоромный, Тимошенко и Грушевич могут рассчитывать при определенных финансовых показателях Embracer Group в ближайшие шесть лет.

easybrain.com

Важный нюанс сделки — оплата основной суммы и дополнительного бонуса производится акциями Embracer Group. Белорусы становятся третьими по величине пакета акционерами шведской компании.

Новый израильский интерес

Сопоставимой по объемам выплат, по мнению экспертов, могла быть сделка по продаже другого белорусского разработчика мобильных игр — компании Melsoft. В декабре прошлого года о приобретении дочернего подразделения Wargaming Group объявил один из лидеров мирового геймдева — израильский холдинг Moon Active Самуэля Албина.

В отличие от сделки Embracer Group/Easybrain, коммерческая тема инкорпорирования одной из старейших белорусских студий в состав израильской компании осталась нераскрытой. Однако, по экспертным оценкам, исходя из финансовых показателей Melsoft она могла составить несколько сотен миллионов долларов — от $500 млн до $650 млн и даже больше.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Алексей Мелешкевич. dev.by

Студия Melsoft была создана в 2007 году Алексеем Мелешкевичем, а в 2015-м перешла под контроль одного из самых успешных представителей белорусского геймдева — Wargaming Group.

Уже не первая

До последних событий на протяжении почти 10 лет крупнейшей покупкой белорусского IT-бизнеса внешними инвесторами была сделка, которую в 2011 году закрыли Виктор Прокопеня и Юрий Гурский.

За €95 млн, или на тот момент за $130 млн, они продали израильскому миллиардеру Тедди Саги разработчика мобильных приложений Viaden Media.

Тедди Саги на базе нового актива создал два бизнеса — sports.com (фитнес-приложение) и Skywind Group (мобильные и социальные игры). А Прокопеня и Гурский стали успешными инвесторами. Бывший основной владелец Viaden Media Прокопеня создал инвестиционную компанию VP Capital, а Гурский — фонд венчурных инвестиций Haxus.

Первая сделка Скоромного и Тимошенко

В 2014 году упоминавшиеся выше Петр Скоромный и Матвей Тимошенко продали свой первый проект в IT владельцу американской медийной империи InterActiveCorp Барри Диллеру.

Сумма сделки не раскрывалась. По экспертным оценкам, за разработчика приложений Apalon Apps, существующего с 2007 года, американский миллиардер мог выложить от $20 млн до $30 млн.

В любом случае вырученных средств хватило, чтобы через два года Скоромный и Тимошенко начали, как сейчас оказалось, еще более успешный на выходе проект.

Американские деньги для Добкина и Лознера

Первой крупной внешней инвестицией в белорусский IT-сектор стало привлечение в 2005–2006 годах белорусскими и венгерскими владельцами EPAM Systems средств из фонда прямых инвестиций Russia Partners.

В 1995 году его создали владельцы нью-йоркской инвестиционной компании Siguler Guff & Company Дрю Гафф и Джордж Сигулердля инвестирования в страны бывшего СССР. За годы своей работы группа фондов Russia Partners вложила свыше $1 млрд примерно в 60 проектов, работавших на постсоветском пространстве. $20 млн из них в 2006 году в обмен за контрольный пакет получила EPAM Systems.

depositphotos.com

Средства были направлены на рост капитализации бизнеса, а конечной задачей новые акционеры EPAM Systems определили вывод компании на IPO. В 2012 году в ходе IPO EPAM фонды Russia Partners, выставив 5,4% своих акций, получили за них $30,3 млн, то есть полностью окупили свои первоначальные инвестиции в проект Добкина и Лознера.

Карта для россиян

Сделка Mail.Ru Group по приобретению зарегистрированной в Швейцарии компании MapsWithMe состоялась в 2014 году.

Вместе с компанией российский интернет-гигант приобрел его продукт — бесплатный картографический сервис Maps.me, а также на некоторое время — и команду во главе с Юрием Мельничеком.

Сумма сделки не раскрывалась, но, по оценкам, могла составить от $10 млн до $20 млн. Кроме Мельничека, получателями этих денег стали его партнеры Александр Золотарев, Виктор Говако, Сергей Речицкий, а также бывший совладелец Viaden Media Юрий Гурский в качестве венчурного инвестора.

Гугловский след

Как цифровизация меняет рынок M&A | Инновации на РБК+

Технологические компании все чаще выступают главными фигурантами крупнейших сделок M&A. Внедрение «цифры» влияет и на сам рынок — быстроту, прозрачность процессов, а в конечном итоге на структуру и конкурентную среду.

Как ИТ-компании меняют рынок m&a-сделок в Беларуси

Getty Images Russia

В прошлом году общий объем сделок M&A в России в сфере инноваций и технологий, по данным M&A-радара KPMG, составил без малого $7,5 млрд. Самой крупной сделкой стала покупка компанией DXC Technology (ранее — часть бизнеса Hewlett Packard Enterprise) 100% разработчика программного обеспечения Luxoft более чем за $2 млрд.

Почти в $1,57 млрд обошлась сделка по созданию совместного предприятия, обеспечивающего сервисы быстрой доставки и такси, между Сбербанком и Mail.ru Group. Южноафриканский холдинг Naspers за $1,16 млрд увеличил до 99,6% акций свою долю в российском сервисе онлайн-объявлений Avito.

Одной из крупнейших сделок в России в 2020 году стала покупка группой USM Holding Алишера Усманова компании «ИКС Холдинг» более чем за $2 млрд.

Крупнейшие компании финансового сектора, а также сектора телекоммуникаций уже давно являются ключевыми игроками рынка технологий, говорит партнер департамента инвестиций и рынков капитала KPMG в России и СНГ Алексей Богданов. При этом драйверами, по его словам, выступают «как желание данных компаний выйти на новые быстрорастущие рынки, так и цели по реализации синергии с уже существующими направлениями бизнеса».

Например, в агропромышленном комплексе все процессы, связанные с цифровизацией, внедрением высоких технологий, а также консолидацией цифрового бизнеса значительно ускорились.

По словам генерального директора Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артема Белова, руководители компаний в АПК стали гораздо больше думать об экономике своих предприятий, пытаться оптимизировать бизнес с помощью оцифровки корпоративных управленческих и технологических процессов: «Если еще в прошлом году мы прогнозировали, что доля онлайн-продаж достигнет 10% в течение четырех—пяти лет, то сейчас уже имеем ситуацию, когда это показатель с лихвой превышен».

В определенном смысле катализатором процесса стала ситуация с пандемией. Спрос на качественные технологические активы из-за COVID-19 усилился, подтверждает Алексей Богданов: «При этом в сегментах e-commerce, e-grocery (продажа товаров повседневного спроса.

 — РБК+), а также в ряде других направлений мы наблюдаем еще более высокую активность и размер инвестиций. Данный тренд является глобальным, стоимость технологических активов в наиболее востребованных сегментах выросла с начала этого года по всему миру».

Мы видим взрывной рост онлайн-активности, возникший из-за пандемии во всех отраслях, соглашается партнер Strategy Partners Андрей Заутер.

Анализ британского технологического консультанта Hampleton Partners показывает, что в первом полугодии 2020 года существенно повысился спрос в таких сегментах цифровой экономики, как электронная коммерция, ИТ- и бизнес-услуги, финтех, Healthtech (технологии в области здоровья), искусственный интеллект (ИИ), кибербезопасность.

Так, количество сделок M&A в сфере ИИ в первые шесть месяцев 2020 года приблизилось к 145 против примерно 130 годом ранее.

«В условиях неопределенности из-за COVID-19 ИИ является ключевым источником преобразований, который используется многими корпорациями, чтобы оставаться конкурентоспособными», — говорится в материалах Hampleton Partners.

При этом, как считают авторы отчета, секторами с наилучшим потенциалом для использования ИИ и улучшения продуктов являются здравоохранение, автомобилестроение и финансовые услуги.

Более 130 крупных сделок в этом году заключено в сфере Healthtech — за весь прошлый год их было не более ста.

Крупнейшие — приобретение компанией Veritas Capital бизнеса DX Technology в области здравоохранения и управления персоналом за $5 млрд, покупка компанией Teladoc Health за $600 млн InTouch Health (виртуальное медицинское обслуживание), а также сделка на $417 млн по покупке Global Holdings GmbH компанией Align Technology. «Чрезвычайная ситуация в области здравоохранения и необходимость социального дистанцирования стимулировали цифровую трансформацию, ускоряя внедрение и развертывание приложений в здравоохранении, телемедицине», — комментируют авторы отчета Hampleton. Это, по их мнению, привело как к росту объемов слияний и поглощений, так и к повышению ценности всей сферы медицинских технологий.

Индустрия финтеха также продолжает расти и бить рекорды, делают вывод аналитики Hampleton.

Изменения ускоряются отказом от наличных денег, бумом электронных платежных транзакций и применением инноваций в области искусственного интеллекта и машинного обучения.

В первом полугодии 2020 года в мире, по данным технологического консультанта, было заключено 220 сделок M&A на общую сумму $27,3 млрд.

Несколько снизился (на 5%) объем сделок M&A на мировом рынке корпоративного программного обеспечения. Но этот сегмент все равно остается достаточно емким: в первом полугодии 2020-го заключено 602 сделки (против 650 за аналогичный период 2019-го) на общую сумму $34 млрд.

Основатель Hampleton Partners Миро Паризек считает, что в ближайшее время этот сегмент ждет бурное развитие: «Частные инвесторы и постоянные стратегические покупатели будут соперничать за лидерство в новой постпандемической деловой среде.

Они сосредоточатся на компаниях, которые помогают улучшить взаимодействие, оптимизировать процессы или облегчить возможности удаленной работы».

Наибольшая активность в этом году отмечается в сфере цифровой коммерции — почти 800 сделок за первые шесть месяцев 2020-го (против 660 годом ранее) на общую сумму $60,58 млрд.

«Сегодняшняя ситуация дала дополнительный импульс для большинства сегментов цифровой коммерции: e-commerce, CRM, клиентских сервисов, игр, торговых платформ.

Мы ожидаем, что этот рост продлится в течение следующих 18–24 месяцев», — указывают в профильном отчете Hampleton Partners его авторы.

«Цифра» в сделках 

Внедрение технологий, оцифровка управленческих и технологических процессов — очень дорогое удовольствие, говорит директор департамента развития корпоративного бизнеса Сбербанка Татьяна Крейтор. Тем более, когда для этого используется механизм слияний и поглощений. «Безусловно, технологии сегодня — это один из главных инструментов для повышения эффективности бизнеса.

Однако в любом случае их внедрение должно быть экономически оправданным, тщательно просчитанным и подготовленным», — предупреждает эксперт. Исполнительный директор компании «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев, к примеру, обращает внимание на то, что для развития каналов онлайн-продаж предприятию сначала нужно соответствующим образом диверсифицировать свою продуктовую линейку.

По мнению Татьяны Крейтор, стимулом для цифровой модернизации российских предприятий должно стать расширение целевых программ господдержки и льготного кредитования.

Напомним, что в августе Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязь, с сентября 2020 года — Минцифры) сообщило о запуске программы льготного кредитования компаний, которые реализуют задачи цифровой трансформации, а также льготного факторинга для разработчиков программных решений.

Основное условие для получения кредита — средства должны быть направлены на внедрение цифровых решений, говорится в пресс-релизе министерства. Кредитная ставка составит от 1 до 5% годовых при общей сумме на проект до 5 млрд руб. и до 10 млрд руб. на программы, включающие несколько проектов.

Участвовать в программе смогут как компании с госучастием, так и частные. Уполномоченные банки получат от государства субсидию на возмещение затрат по предоставлению льготных кредитов.

Читайте также:  Как не переплатить за аренду офиса – 9 вещей, которые лучше обсудить заранее

Если у бизнеса недостаточно ресурсов для того, чтобы оценить целесообразность внедрения «цифры», то он всегда может обратиться к помощи консультантов, имеющих соответствующие возможности.

«Например, у «Сбера» есть SberCloud, суперкомпьютер «Кристофари», который обладает огромными вычислительными мощностями для обучения моделей, и благодаря нашей уникальной команде Data Scientist мы можем сделать любое прогнозирование под заказ клиента», — говорит Татьяна Крейтор.

Она уточняет, что «Сбер» сегодня развивает свою экосистему по отраслевому принципу: «Если взять, к примеру, АПК, то мы уже можем посоветовать, какую технологию можно применить в садах, в растениеводстве, в свиноводстве, в молочной подотрасли.

У нас есть профильные менеджеры, которые хорошо разбираются в специфике, к примеру, беспилотного управления комбайнами, есть соглашения с партнерами, которые занимаются телематикой и картированием полей, прогнозированием урожайности».

И здесь при рассмотрении проекта можно оценивать, как это отразится на его бюджете, насколько он станет дороже и как в итоге повысится эффективность.

Актуальна также тема конкуренции в условиях цифровизации экономики, в том числе в сфере M&A.

Цифровизация экономики, кроме благ, несет в себе и риски, связанные с монополизацией товарных рынков, возможностью злоупотребления рыночной властью со стороны «цифровых гигантов» в ущерб интересам потребителей, считают в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) России.

«Развитие цифровых технологий и их интеграция во все отрасли экономики оказывает значительное влияние на рассмотрение сделок антимонопольными органами.

Применение адекватных инструментов оценки сделок экономической концентрации сейчас является крайне непростой и важной задачей», — сообщил РБК+ заместитель руководителя ФАС Сергей Пузыревский. По его словам, подходы к контролю таких сделок должны измениться, поскольку традиционные критерии далеко не всегда отражают реальное положение вещей.

К примеру, в ИТ-секторе возник такой феномен, как «прямые и косвенные сетевые эффекты».

Это эффекты, при которых полезность товара или услуги (не учитываемая в ценах) для каждого потребителя зависит от того, какое количество людей пользуются таким же или аналогичным продуктом. Самый простой пример — сколько человек играет в ту или иную онлайн-игру.

«Сетевые эффекты могут служить серьезным препятствием для выхода на рынок, если для этого нужно достигнуть определенного уровня спроса или числа клиентов», — поясняет Сергей Пузыревский.

Сейчас в ФАС готовится пятый антимонопольный пакет, в рамках которого в законодательство о защите конкуренции планируется имплементировать ряд концептуально новых механизмов, применение которых существенно повысит эффективность рассмотрения сделок экономической концентрации антимонопольным органом.

В частности, пакет определяет новые критерии «доминирующего положения» на рынке интернет-пространства, в том числе: владение инфраструктурой (программой или программами для ЭВМ), которая используется для заключения сделок продавцов и покупателей; сетевые эффекты; доля более 35% на рынке взаимозаменяемых услуг по обеспечению заключения сделок. 

В стране запустили первый легальный сервис по обмену криптовалют: как это работает

В Беларуси для IT созданы самые комфортные условия. Экспорт данного сектора в прошлом году составил 2,5 миллиарда долларов. И всего за один год новых резидентов появилось больше, чем за все предыдущие 12 лет существования Парка высоких технологий.

Даже несмотря на пандемию, они не только не потеряли, но и продолжили расти, причем очень стремительно. Вот и недавно наблюдательный совет ПВТ принял решение о регистрации 83 компаний в качестве резидентов.

Причем две трети новичков – компании, зарегистрированные в 2019–2020 годах, что говорит об активном развитии стартапов. В состав ПВТ вошли резиденты с иностранным капиталом, учрежденные представителями Германии, Израиля, Латвии и США.

Также присоединилось шесть центров разработки зарубежных корпораций. И сегодня Парк высоких технологий объединяет 969 компаний.

Принятый в декабре 2017 года Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики» предоставил в том числе полноценное правовое поле для работы криптосферы, которая с каждым днем набирает обороты. А для реализации положений декрета утвержден пакет документов, регулирующих деятельность резидентов ПВТ с цифровыми валютами.

Выгодный обмен

До вчерашнего дня обменять криптовалюты на другие или на реальные деньги можно было только на специализированных биржах. Теперь это сделать гораздо проще. В стране заработал первый легальный сервис по обмену криптовалют. Такую возможность предоставил Беларусбанк. Теперь граждане Беларуси и России могут покупать и продавать криптовалюты с использованием платежных карт Visa.

Пока что сервис производит финансовые операции с криптовалютой Bitcoin, которую обменивают на белорусские и российские рубли, а также доллары. Сделки по покупке и продаже цифровых знаков с резидентами Республики Беларусь совершаются в белорусских рублях.

Напомним, несколько лет назад крупнейший банк страны анонсировал программу по цифровой трансформации финансового учреждения, ее частью стало стратегическое партнерство в реализации сервиса по обмену криптовалют, подчеркнул начальник управления цифровой трансформации ОАО «АСБ Беларусбанк» Виктор Безруков:

– Концепция цифровой трансформации заключалась в трех направлениях. Это цифровизация, цифровая трансформация и создание экосистемы. Мы видели, что активно развивается рынок криптовалют.

Сегодня мировой рынок криптовалют оценивается в 300 миллиардов долларов. Российский – около миллиарда долларов.

Новый сервис по обмену – это первое подобное решение в нашей стране, позволяющее быстро менять криптовалюту в режиме реального времени.

Минимум и максимум

Минимальная сумма разового обмена – 50 долларов в эквиваленте. Максимальная указывается на калькуляторе курсов для верифицированного пользователя. А вот максимальный объем операций в месяц – не более 10 000 долларов в эквиваленте, пояснил директор по коммуникациям компании-оператора обмена криптовалют Василий Кулеш:

– В случае необходимости совершения операции на сумму, превышающую данный лимит, следует обратиться с заявкой в службу поддержки и предоставить источник происхождения денежных средств либо цифровых знаков.

Сервис работает в онлайн-режиме, процедура купли-продажи происходит с помощью платежных карт VISA с поддержкой технологии 3D-Secure.

Курс устанавливается в зависимости от вида сделки, валюты, объема токенов и их ликвидности, а также фактического спроса и предложения на них.

В частности, на момент подготовки материала сервис предлагал обменять один Bitcoin по курсу 40 209,84 белорусского рубля.

К слову, в ближайшее время появится поддержка и других платежных систем, отметил директор провайдера интернет-платежей Вячеслав Сенин:

– Новый сервис, безусловно, поспособствует развитию электронной коммерции. Сам процесс покупки и продажи криптовалюты – полностью легальный и прозрачный для всех его участников.

И что важно – обеспечена максимальная безопасность сделок.

На данный момент проект работает с платежной системой VISA, но есть все предпосылки, чтобы в обозримом будущем подключились и другие платежные системы.

Таким образом, на сегодня осуществлять обмен могут граждане Республики Беларусь и Российской Федерации.

В перспективе планируется расширить список стран, граждане которых смогут осуществлять обмен криптовалют на белорусские и российские рубли, доллары США, евро.

В будущем также предполагается увеличить перечень обслуживаемых юрисдикций и добавить поддержку дополнительных криптовалют. Предусматривается предоставление ряда допсервисов на стыке традиционной экономики и инновационных финансовых технологий.

Владислав Сычевич, «Рэспубліка», 13 ноября 2020 г.

Регистрация IT-компании в Беларуси

Республика Беларусь является одной из стран, где ведение бизнеса в сфере IT имеет неоспоримые преимущества. К таким преимуществам можно отнести не только льготы, которые даются резидентам Парка высоких технологий.

Но и что немаловажно, наличие квалифицированной рабочей силы, в выборе которой будут готовы помочь HR-специалисты, специализирующиеся в данной сфере.

Настоящая публикация нашего блога, а также иные публикации, ссылки на которые вы найдёте в конце настоящей публикации, помогут вам узнать всё про порядок создания IT-компании в Беларуси.

Выбор организационно-правовой формы IT-компании

Так что же будет являться главным для лица, решившего изучать порядок создания IT-компании в Беларуси? Процедура регистрации фирмы не является сверхсложной сама по себе, поскольку действует пресловутый заявительный принцип регистрации. Однако прежде всего следует определиться с организационно-правовой формой.

Не имеет смысла рассматривать здесь такие реликтовые организационно-правовые формы как унитарное предприятие и тем более – полное или коммандитное товарищества. Регистрация компании может иметь смысл с использованием одной из трех организационно-правовых форм: общество с ограниченной ответственностью (ООО), закрытое акционерное общество (ЗАО) или открытое акционерное общество (ОАО).

Наиболее популярная из данных форм – общество с ограниченной ответственностью. Большая часть IT компании регистрируется именно в данной форме, являющейся аналогом зарубежной Limited Liability Company (LLC).

Второй по полярности организационно-правовой формой является Закрытое акционерное общество (ЗАО). ЗАО имеет мало аналогов в нерусскоязычных юрисдикциях, объединяя в себя черты ООО и ОАО.

На данном сайте вы можете подробно узнать о преимуществах и недостатках ЗАО.

Создание ОАО будет интересно крупным IT-компаниям, которые в последующем собираются производить первичное размещение акций. Однако представителям среднего бизнеса, нацеленным на рост, нет никакого смысла сразу создавать ОАО. Легче в случае необходимости провести реорганизацию в форме преобразования.

На что обратить внимание при разработке устава?

Вторым важным вопросом, не имеющим процедурного характера, для регистрации айтишной компании в Беларуси, будет разработка устава. Конечно же здесь стоит отметить, что нету никакого специального устава для IT-компании. Однако есть ряд аспектов, которые стоит учесть.

Во-первых, поскольку главной ценностью, наряду с работниками, в IT-компании являются результаты труда – объекты интеллектуальной собственности. Стоит выработать в уставе особый режим одобрения сделок об отчуждении интеллектуальной собственности.

Ведь порой трудно выяснить, является ли та или иная сделка крупной. А ведь все сделки, кроме крупных сделок и сделок с участием аффилированных лиц, могут осуществляться единолично исполнительным органом компании (директором либо управляющим/управляющей компанией).

В уставе можно предусмотреть ограничение для руководителя на осуществление любых сделок с объектами интеллектуальной собственности, которые влекут их отчуждение или выдачу исключительной лицензии. Установив, что такие сделки могут совершаться только с согласия общего собрания участников или совета директоров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *