Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Ещё недавно внедрить в компании CRM или систему сквозной аналитики считалось чуть ли не цифровой трансформацией. Сегодня очевидно, что пара-тройка разрозненных инструментов не позволяют работать с лидами достаточно эффективно.

Экосистема — это комплексный проект, объединяющий множество участников, информационных сервисов и бизнес-процессов по принципу win-win. Она может развиваться как вокруг одной компании и услуги, так и в виде маркетплейса со множеством игроков. В обоих сценариях важно, чтобы все процессы были взаимосвязаны, а все участники экосистемы — в выигрыше.

Яндекс, Тинькофф, Mail.Ru, Сбербанк и другие первопроходцы создавали свои экосистемы не для того, чтобы поддержать модную философию.

Перед ними стояла цель лучше узнать своего клиента — и монетизировать полученные данные. Пользователю же важно получать товары и услуги быстро и в одном месте.

Зная, что клиенту нужно здесь и сейчас, бизнес может закрыть эту потребность самостоятельно или с помощью партнёров.

Покупатель, «закольцованный» в одной экосистеме, удовлетворяет с её помощью все потребности и приносит компании максимум прибыли. Бизнес получает массив данных о потребностях и покупках, которые может использовать для более эффективных маркетинговых коммуникаций. А партнёрам достаётся дополнительный трафик и новые клиенты. Win-win.

С технологической точки зрения экосистема — это сложный интеграционный проект, который основан на связях между системами поменьше: внутренними (в рамках одной компании) или внешними (поставщики и партнёры). В одном проекте могут быть десятки таких интеграций. Это позволяет реализовать второй принцип экосистемы — объединение всех участников.

Не только для крупных технологических лидеров

К удержанию клиента в рамках одной платформы стремится всё больше компаний, причём далеко не только крупные технологические, финансовые или ecommerce-структуры. Карта цифровых экосистем Москвы насчитывает 244 решения в недвижимости, образовании, здоровье, туризме и других сферах:

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Экосистемы включают и представителей малого и среднего бизнеса, работающих в офлайне. Трансформировать бизнес с помощью экосистемы можно двумя путями: создав собственную платформу или подключившись к внешней. Рассмотрим подробнее, как это выглядит на практике.

Собственная экосистема

Этот способ подходит компаниям с большим объёмом входящего трафика: лидов много, и основная задача — повысить эффективность их обработки. Контекст:

  • Количество действий для ручной обработки заявок слишком большое и дорогое (не хватает менеджеров, заявки пропускаются).
  • Клиентам нужны сопутствующие услуги, и они находят их на стороне, в том числе у конкурентов.
  • Вы обмениваетесь данными клиентов с партнёрами или планируете это делать.

Создавая локальную экосистему, компании могут эффективнее обрабатывать входящий поток заявок, оптимизировать бизнес-процессы и интегрировать партнёров, которые помогут оказывать сопутствующие услуги клиентам.

При этом размер бизнеса не будет стоп-фактором для создания экосистемы.

Скажем, крупная заправочная сеть со стабильно большим потоком клиентов может создать локальную экосистему, подключив туда автомойки и сервисы шиномонтажа.

А небольшой онлайн-магазин с тысячей активных пользователей может автоматизировать работу с поставщиками и стать своего рода маркетплейсом, предложив аудитории расширенный ассортимент товаров.

Интеграция во внешнюю экосистему

Второй вариант подойдёт бизнесу с ограниченным потоком заявок. Его задача — увеличить трафик. Компания может интегрироваться как в глобальный маркетплейс по своей услуге, так и в партнёрскую платформу, предложив сопутствующую услугу. Подключаясь к внешней экосистеме, компания получает новых клиентов, которые вряд ли зашли бы к ней напрямую.

Первыми этот путь прошли ecommerce-компании, подключившись к Яндекс.Маркету. Они научились выгружать товары, поддерживать остатки в актуальном состоянии, проводить заказы прямо с площадки. Теперь и в остальных сферах стремительно растут онлайн-агрегаторы и маркетплейсы, объединяющие разные виды бизнеса, например, доставку еды, транспорт, онлайн-курсы, финансовые продукты.

Оба способа можно комбинировать. Например, одни застройщики в части организации цифровой ипотеки могут создать собственный ипотечный центр, другие — систему обмена данными с банками-партнёрами (например, как у ПИК), и одновременно подключаться к крупным ипотечным платформам.

ID клиента и эффективная воронка продаж

Чтобы бизнес был успешным, он должен расти вокруг клиента. Именно этот принцип лежит в основе CDP (Customer Data Platform). Платформа данных клиента содержит максимально полную информацию о целевой аудитории и помогает решить проблемы, с которыми сталкиваются все компании.

Проблема 1. Компания собирает не все лиды и, соответственно, теряет часть воронки

В большинстве случаев в CRM заводятся текущие клиенты и наиболее горячие потенциальные. Все остальные заявки в лучшем случае валидируются как некачественные лиды, в худшем — никак не учитываются и пролетают мимо воронки.

Таким образом мы теряем потенциального клиента в самом начале пути.

Для повышения продаж «некачественные» лиды тоже необходимо классифицировать, обрабатывать и далее принимать соответствующие решения, стоит ли, например, расширять спектр услуг для данных клиентов.

В идеальной ситуации это нужно делать по умолчанию, а в кризис — когда заявок ощутимо меньше и покупатели приходят с меньшими бюджетами, — тем более.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Проблема 2. Компания собирает не все данные о клиенте — соответственно, не знает его

К этой же проблеме относится ситуация, когда данные активно собираются из разных источников, но корректно не сопоставляются. В середине воронки возникают проблемы с «дожимом» пользователей: компании не хватает информации, чтобы сформировать для клиента персонализированное УТП.

Идеальная ситуация: каждое действие пользователя находится под вашим контролем. Именно это происходит в глобальных экосистемах, о которых мы говорили в начале. Компания знает, из какого канала пришёл человек, с какой рекламной кампании, какие у него потребности сейчас и что ему понадобится позже. Все эти данные агрегируются в одном месте, расширяются и накладываются на текущую базу.

Так формируются ID пользователей. С их помощью легче понимать потребности каждого клиента, сегментировать аудиторию и предлагать то, что ей необходимо в данный момент.

Проблема 3. Нет продуманного апсейла

За исключением крупных ecommerce-игроков, в большинстве компаний апсейл происходит в ручном режиме. Однако даже в случае сравнительно небольшой клиентской базы физически невозможно помнить, какому человеку, какой товар и когда стоит предложить. Так клиенты теряются в конце воронки.

Правильный путь: не забывать о клиентах сразу после покупки, а закольцевать воронку, настроив автоматический апсейл по определённым аудиторным сегментам. Например, в сфере продажи новостроек после совершения сделки можно в разные промежутки времени предлагать машиноместо, кладовку, дизайн-проект и другие услуги.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Смысл экосистемы в том, что все эти данные не нужно собирать и обрабатывать вручную — они автоматически подтягиваются из интегрированных систем и запускают нужные бизнес-процессы.

И здесь мы подходим к важному неочевидному моменту. В стандартном представлении экосистема — это среда для клиентов. Но чтобы она успешно справлялась с точки зрения внешних пользовательских историй, у вас должен быть налажен бэкенд.

Связь и оптимизация бэкенд-процессов

Экосистема — это совокупность инструментов, неразрывно связанных друг с другом.

CRM, 1C, системы коллтрекинга и управления рекламой, безусловно, необходимы бизнесу, но, работая в вакууме, они априори не работают на полную. Связь процессов — необходимое условие для выстраивания CDP.

Например, если клиент заплатил за услугу, мы должны знать, за что он заплатил, как эта транзакция связана с другими, чем ещё он интересуется.

Основная проблема заключается в том, что если инструменты работают отдельно, у компании нет единого хранилища данных. В CRM есть данные о текущих клиентах, в системе коллтрекинга — данные о звонках, в 1C — данные о транзакциях, в рекламном кабинете — информация о посещаемости, в системе сквозной аналитики — данные об онлайн-заявках, без учёта офлайна.

Бэкофис экосистемы — бо́льшая её часть, где все процессы неразрывно связаны и автоматизированы. Объединение «зоопарка» программных продуктов и информационных систем — основа внутренней цифровизации компании.

Как понять, готова ли текущая инфраструктура компании, чтобы завтра же стать экосистемой? Это достаточно простой вопрос.

Инфраструктура не готова, если между процессами требуются ручные действия: например, чтобы настроить рекламу, вам нужно вручную выгрузить отчёт, частично его переработать и итоговый файл занести в какую-то программу.

Для того чтобы автоматизация была полной, необходимо настроить все нужные характеристики процессов и интеграции между ними.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Расширение пула клиентов с помощью партнёрских интеграций

Выше мы говорили, что некачественные лиды тоже необходимо обрабатывать. Если во время анализа вы понимаете, что некоторым клиентам нужны сопутствующие товары или услуги, которые вы не можете предоставить самостоятельно, это можно сделать с помощью партнёров. Таким образом вы можете не только удовлетворить спрос нынешних клиентов, но и сделать чужих клиентов вашими.

Нельзя сказать, что существует какой-то единый шаблон для выстраивания партнёрских интеграций в рамках экосистемы. Как правило, все проекты создаются исходя из конкретных задач.

Первый пример — заправки.

У многих крупных сетей есть собственные экосистемы: зачастую всё сконцентрировано в мобильном приложении, так называемом супераппе, с помощью которого клиент получает основную услугу (заправку автомобиля), дополнительные услуги партнёров (шиномонтаж или, к примеру, автомойку), а также бонусы в клубе привилегий. При этом все основные процессы (оплата, возврат остатка денежных средств и так далее) происходят онлайн.

Помимо этого, существует, например, известная многим автолюбителям платформа Яндекс.Заправки, которая позволяет подключаться заправочным сетям.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Для этого в компании должна существовать собственная система с автоматизированными процессами онлайн-оплаты с указанием номера колонки, включения колонки, возврата остатка на карту клиента и так далее. При этом у разных компаний набор опций может различаться: например, кто-то проводит оплату через Яндекс, кто-то — переводит клиента в собственный сервис.

Возможности двух вариантов можно комбинировать. Главное преимущество интеграции заключается в росте трафика за счёт Яндекс.Заправок.

Второй пример — отраслевые маркетплейсы, которые могут подходить как большим компаниям, так и малому бизнесу.

В финансовой сфере среди таких проектов — наш собственный портал Выберу.ру. Он агрегирует банки, страховые компании и микрокредитные организации.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Форматы взаимодействия могут различаться в зависимости от того, как происходит обработка клиента.

Кто-то из партнёров предпочитает полностью обрабатывать все данные на своей стороне, кто-то перекладывает часть работы (например, загрузку документов или прескоринг) на маркетплейс.

В последнем случае данные о клиенте передаются по API. Сам пользователь только один раз заполняет данные и получает выдачу всех актуальных банковских предложений.

Ещё один интересный пример на стыке общества, власти и бизнеса — разработанная DD Planet экосистема Вместе.ру. Это социальная сеть для соседей, построенная на платформе из полезных сервисов, в их числе — управляющие компании, сервисы ЖКУ, органы власти, финансовые сервисы, бизнес в шаговой доступности.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Важно отметить, что преимущественно здесь представлен локальный бизнес, работающий в офлайне (например, магазины, аптеки или салоны красоты). Встраивание в подобные цифровые экосистемы — отличная возможность небольшому бизнесу увеличить трафик.

Читайте также:  Какие возможности для бизнеса дают блокчейны — эксперты о трендах в 2017

Техническая сторона вопроса

Для того чтобы встроиться во внешнюю экосистему, необходимо наладить собственную информационную систему. В ней должен быть автоматизирован процесс хранения данных о клиенте, основные процессы, а также предусмотрен модуль для возможности интеграции и обмена информацией с другими сервисами. Далее интегрировать такие системы друг с другом — дело техники.

Резюме

Итак, кому же нужна цифровая экосистема и когда именно? Размер компании не является определяющим фактором, мы видим много примеров, когда малый и средний бизнес создаёт собственную экосистему или заходит во внешнюю. Всё зависит от объёмов трафика и задач.

Если компании требуется просто автоматизировать конкретный процесс — для этого существуют узконаправленные инструменты. Экосистема же подразумевает большое количество информации о клиентах и потребность интегрировать эти данные в различные системы. Когда количество ручных действий в этих процессах начинает выходить за рамки комфортных ресурсов, пора задуматься об экосистеме.

Hardware Ecosystem Meetup #3: Как инженеру вывести свой продукт на рынок

5 декабря в 19:00 в минском хабе SPACE состоится очередная встреча открытого сообщества Hardware Ecosystem. Изучим на конкретных примерах, как устроен маркетинг и продажи в успешных белорусских hardware-стартапах, которые предлагают своим клиентам по-настоящему инновационные продукты.

  • Участие в митапе бесплатное, по предварительной регистрации 
    Вам придет подтверждение с QR-кодом, который нужно будет показать для входа на мероприятие (или назвать свою фамилию).
  • Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше
  • Акселератор Bridgio пригласил для встречи лучших из лучших: своим опытом поделятся спикеры из Rozum Robotics, TeslaSuit и Clevetura — они расскажут, как их компании выходили на рынок и организовали работу с клиентами.

Митап пройдет в формате «инженеры vs. клиенты»: все желающие смогут принять активное участие в обсуждении бизнес-кейсов наших спикеров и разобрать свои вопросы. Мы приглашаем не только инженеров, но также специалистов в сфере маркетинга и продаж. Посмотрим на сложные разработки с точки зрения людей из двух разных миров — технарей и простых пользователей. 

— С чего начать вывод продукта на рынок?
— Как правильно подавать технические фишки для клиентов?
— Где найти первых клиентов и убедить их, что им нужна ваша разработка?
— Какой путь выбрать: исследовать и удовлетворить существующий спрос или «создать» спрос на инновационный продукт, у которого нет аналогов?

  1. — Где и как искать клиентов на зарубежных рынках?
  2. В программе:

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

  • Михаил Чупринский, операционный директор Rozum Robotics, расскажет о том, как выходить на прямой контакт с клиентами через персональные сообщения (direct outreach). 
  • Rozum Robotics — единственный в СНГ и Прибалтике разработчик и производитель коллаборационных роботов (коботов), которые используются для автоматизации производства, обучения и сферы развлечений.
  • Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Рынок коботов в нашем регионе еще только формируется, поэтому личный контакт с потенциальными клиентами крайне важен для Rozum Robotics. Их опыт будет полезен для «железячных» стартапов, которые работают на новых развивающихся рынках.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Второй спикер — Денис Дыбский, сооснователь в Teslasuit, расскажет про маркетинг и пиар технологических проектов в Европе и США.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Команда из Беларуси занимается разработкой одноименного революционного проекта Teslasuit — костюма с обратной тактильной связью, захватом движений и биометрией. Эта разработка на стыке VR и умной одежды с успехом была представлена в Европе и США, и получила престижную награду Red Dot Award 2019 за лучший дизайн в категории Best of the Best product.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Третий спикер — Валентин Сокол, сооснователь стартапа Clevetura, расскажет об исследовании пользовательского опыта (customer development) для глубокого понимания своих клиентов: Что для них важно в продукте? Почему они готовы его купить?

Clevetura разработала первое в мире интуитивное устройство Click&Touch, которое совмещает функции клавиатуры, мыши и тачпада.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Судя по отзывам первых пользователей, принцип работы нового устройства понятен с первых секунд: достаточно несколько раз провести по клавишам, чтобы научиться управлять курсором по-новому, без перемещения руки к тачпаду и мыши. Режимы работы клавиш и сенсора под ними переключаются автоматически.

Работа над проектом заняла три года: исходная идея прошла через десятки прототипов, и в результате появился коммерческий продукт, который заручился поддержкой стратегического инвестора — Сергея Костевича, основателя холдинга ASBIS. 

Напоминаем, что наши встречи открыты для всех: вы сможете адресовать свои вопросы спикерам и участникам в зале, сделать минутный питч своего проекта и попросить совета, найти единомышленников и поддержку более опытных коллег.  Наша цель — построение hardware-экосистемы, которая будет подпитывать своих участников за счет общения, ценных контактов, обмена опытом и запуска совместных проектов.

Мероприятие пройдет при поддержке hardware-акселератора Bridgio и SPACE.

Регистрация участников с 18.30, начало в 19.00.
Место проведения: SPACE (ул. Октябрьская 16/4).

До встречи в первую пятницу сентября! Вместе мы станем сильнее.

Инновационная экосистема: стратегия для страны

Сегодня одним из главных элементов экономического развития являются знания. В Беларуси реализуются национальная и региональные инновационные стратегии.

Как в стране развивается инновационная инфраструктура? Какую роль технопарки и центры трансфера технологий играют в поддержке инновационного бизнеса? Какое место отводится университетам в построении инновационной экосистемы? На эти и другие вопросы ответили участники круглого стола.

Итоги читайте в заметках наших корреспондентов.

На поддержку технопарков и центров трансфера технологий в 2019 году выделено Br45 млн

В Беларуси в 2019 году на поддержку технопарков и центров трансфера технологий выделено более Br45 млн. Об этом сообщил начальник отдела развития инновационной инфраструктуры, коммерциализации и интеллектуальной собственности Государственного комитета по науке и технологиям Виктор Кусяк во время круглого стола в пресс-центре БЕЛТА.

«Государство заинтересовано в развитии инновационного предпринимательства. В 2019 году выделено более Br45 млн на организацию деятельности и развитие материально-технической базы субъектов инновационной инфраструктуры — технопарков и центров трансфера технологий. По сравнению с 2018 годом рост составил 87% — тогда было выделено около Br24 млн», — сказал Виктор Кусяк.

Финансирование выделено из Республиканского централизованного инновационного фонда, местных инновационных фондов, республиканского бюджета на научную, научно-техническую и инновационную деятельность.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Средства направили на создание инфраструктуры, капитальное строительство, ремонт и реконструкцию зданий, закупку оборудования.

Например, за весь период (с 2012 года) на поддержку Минского городского технопарка направлено около Br77 млн. Правда, и отклик был неплохой — объем произведенной продукции превысил Br130 млн. «Эффективность вложенных бюджетных средств высокая: на каждый выделенный рубль получилось почти 2 рубля в ответ», — отметил он.

Всего в Беларуси действуют 16 технопарков. Основное направление их деятельности — систематическая поддержка резидентов, которые в большинстве случаев являются субъектами малого инновационного предпринимательства. В основном им предоставляется движимое и недвижимое имущество, специализированные услуги.

Помимо технопарков в Беларуси активно развиваются 9 центров трансфера технологий, которые специализируются на передаче результатов научной деятельности реальным секторам экономики.

В белорусских технопарках в 2019 году появилось 600 новых рабочих мест

В Беларуси все более успешным становится развитие технопарков, они с каждым годом повышают объемы производимой продукции и услуг, увеличивается численность работников на их предприятиях-резидентах.

Об этом сообщил во время круглого стола в пресс-центре БЕЛТА начальник отдела развития инновационной инфраструктуры, коммерциализации и интеллектуальной собственности Государственного комитета по науке и технологиям Виктор Кусяк.

«В 2019 году на территории технопарков создано 600 рабочих мест, в результате чего с каждым годом в технопарковое движение страны вовлекается все большее количество высококвалифицированных работников», — сказал Виктор Кусяк.

Объем произведенной резидентами технопарков продукции, работ и услуг за прошлый год составил Br148,4 млн, что на 26% превышает уровень 2018 года. Увеличились в прошлом году и объемы экспорта продукции, работ и услуг на 14,1%.

В 2019 году этот показатель составил Br61,2 млн, а в 2018-м — Br53,6 млн.

«Стоит отметить, что 60% производимой на территории технопарков продукции относится к инновационной», — подчеркнул он.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

Всего в Беларуси действуют 16 технопарков. Основное направление их деятельности — оказание систематической поддержки резидентам, которые в большинстве случаев являются субъектами малого инновационного предпринимательства. В основном им предоставляется движимое и недвижимое имущество, специализированные услуги.

Помимо технопарков активно развиваются в Беларуси и 9 центров трансфера технологий, которые специализируются на передаче результатов научной деятельности в сферу практического применения реальным сектором экономики.

Так, в прошлом году при их содействии были сформированы 25 научно-технических, инновационных проекта. Их совокупная выручка составила Br1 млн.

«В целом отмечается развитие инфраструктуры центров трансфера технологий в том числе благодаря приобретению специализированного оборудования, капитальному ремонту и строительству», — заметил начальник отдела.

В качестве примера Виктор Кусяк привел отраслевую фармацевтическую лабораторию, которая появилась в марте 2019 года на базе лабораторий Витебского государственного медицинского университета с целью коммерциализации разработок.

Читайте также:  Какое образование необходимо современному руководителю?

Более 1,2 тыс. работ представили на республиканский конкурс инновационных проектов с 2010 года

За последнее десятилетие на республиканском конкурсе инновационных проектов рассмотрено более 1,2 тыс. работ. Об этом сообщил начальник отдела развития инновационной инфраструктуры, коммерциализации и интеллектуальной собственности Государственного комитета по науке и технологиям Виктор Кусяк во время круглого стола в пресс-центре БЕЛТА.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

«Проводится ежегодный республиканский конкурс инновационных проектов по двум номинациям — «Лучший инновационный проект» и «Лучший молодежный инновационный проект». С 2010 года рассмотрено более 1,2 тыс. проектов, из них 135 подано в прошлом году», — сказал Виктор Кусяк.

Сумма финансирования лучших проектов, которые одержали победу в 2019 году, за первое место достигала Br2,1 тыс., второе — Br1,4 тыс., третье — Br739.

По словам представителя Государственного комитета по науке и технологиям, к участию в республиканском конкурсе инновационных проектов допускаются призеры таких конкурсов, как «100 идей для Беларуси», ярмарки инновационных идей Smart Patent и др.

В беларуси необходимо создать механизм поддержки предприятий из технопарков — давидович

В Беларуси необходимо сформировать механизм поддержки и помощи для организаций из технопарков. Такое мнение высказал директор Минского городского технопарка Владимир Давидович во время круглого стола в пресс-центре БЕЛТА.

«Стартап зарождается, попадает в технопарк. Затем предприятие растет, развивается и занимает большой объем помещений, выпускает много продукции, создает рабочие места. Задача технопарка — поддерживать и оберегать, давать возможности организации.

В какой-то момент бизнесу становится тесно в технопарке, но он опасается уходить.

Поэтому важно сформировать социально-экономический лифт для предприятий, построить мостик от зарождения организации до того момента, когда она сможет искать финансы на рынке самостоятельно», — сказал Владимир Давидович.

Как развивается hardware-экосистема в Беларуси и что дальше

После технопарка предприятие может перейти в СЭЗ или в «Великий камень», но не у каждого есть на это ресурсы. Чтобы стать резидентом, нужно сразу декларировать большие суммы, и далеко не у каждого стартапа они есть. Создание какой-то промежуточной площадки могло бы решить эту проблему.

Минский городской технопарк создан в 2011 году. Главная задача — систематическая поддержка предприятий (предоставление льгот и преференций, создание благоприятных условий для ведения бизнеса в высокотехнологической сфере). Сегодня он располагается на территории свыше 6 га, в эксплуатации находится около 15 тыс. кв.м помещений. В технопарке зарегистрировано более 30 резидентов.

Фото Николая Петрова

Встреча с Олегом Кондрашовым в Минске: об экосистеме Беларуси, hardware-стартапах и ICO

Фонд Hackspace Capital занимается инвестированием стартапов, которые заслужили доверие компании. Новые изобретения имеют шанс дойти до потребителя, получив поддержку венчурного фонда. Об особенностях работы этой системы, различных аспектах своей сферы деятельности и развитии стартап-индустрии в мире Олег Кондрашов рассказал в неформальной беседе в белорусской столице.

О предпринимательстве в мире и в Беларуси

— В разных частях мира люди начинают задумываться о том, что природные ресурсы скоро закончатся и нужно инвестировать деньги в стартапы, технологии. Но есть регионы, где все равно никто ничего не делает.

В некоторых районах это сложно сделать, потому что там испокон веков пасли овец. И есть регионы, где об IT-направлениях не знают ничего, там не была сформирована культура, генофонд и так далее, но там есть ресурсы.

И туда сейчас вкладываются инвестиции, чтобы создать эту самую экосреду.

Так и мы в Беларуси в этом пока не видим пользы, а она есть и довольно большая. Но если мы будем еще тянуть лет 10-15, то потеряем и ее. Нам, к сожалению, нужно еще строить экосистему, и в начале этой стройки должны быть лучшие результаты. В стране — очень хороший потенциал.

О бизнесе

— Студентом второго курса я одолжил 3000$ и открыл точку для заправки картриджей. Очно учился и работал. Это на самом деле был самый трудный период в жизни, потому что сложно работать целый день, часов 12, и, возвращаясь домой, понимать, что сегодня ушел в минус 100$, потому что не хватает даже на аренду. Но была помощь близких, и потом все поменялось — деньги начали приходить.

У меня никогда ничего гладко не бывало. И никогда мне ничего не давалось, чтобы вот начал — и идет все без каких-либо усилий. Все делается трудом и 12-15 часами работы в день с одним выходным в течение 10 лет.

О hardware-стартапах

— Софтовый стартап — это когда у вас одна переменная — люди, которых вам нужно организовать, сформировать команду и наладить коммуникацию.

В hardware добавляется еще несколько направляющих — возникают технологии, производство, инженеринг. И поэтому это более многомерная система, чем IT-проекты.

В hardware — много этих направляющих, соответственно, конкуренция — меньше, но и работают более сложные проекты.

В hardware-стартапе главное — правильные решения. Так же, как и везде. Но здесь просто нужно больше терпения. В IT-проекте команда тухнет через полгода. Это стандартное выгорание, хотя вот-вот уже будет конечный результат. В hardware процесс выгорания наступает через 6 месяцев, а протянуть нужно 2 года. Поэтому нужно быть терпеливым человеком.

К сожалению, hardware и инженерными направлениями занимаются не инженеры, а финансисты.  Но они априори не понимают всех жизненных циклов проектов. Поэтому принятие решений делается не на основании жизненного опыта, а на понимании финансиста, который этого никогда не делал.

 О Hackspace Capital  

— Мы сейчас инвестируем деньги и открываем бесплатные хакспейсы. Это займет у нас где-то полгода, может быть месяцев восемь. Потом мы откроем их в разных странах мира, чтобы люди, которые хотят что-то сделать, имели эту возможность. Нужны станки, нужны материалы, менторская помощь, потому что ты никогда этим не занимался.

Работая с разными венчурными фондами, каждый рассказывает про какую-то свою методику выбора стартапов. По факту, никакой методики нет. Ты просто смотришь на человека: тебе он нравится, у вас есть какая-то культурная близость, химия — значит вы можете работать вместе.

Стандартный венчурный фонд, что он делает? Инвестирует деньги. У нас немого не так. Получается так, что мои project-менеджеры, мои инженеры на каждом этапе этого жизненного цикла стартапа до масс-продакшена помогают, направляют, делают эту работу. А задача стартапа, делать то, что они умеют. То, что они дойдут до производства — это факт.

Про ICO

— Количество ICO на душу населения будет расти, количество людей, которые будут в это инвестировать, будет падать.

Основная идея — это даже не сбор денег, это средство, для того, чтобы в разных странах мира можно было объединить инженеров, которые занимаются hardware-стартапами. И на базе вот этой валюты объединить и создать совместную среду.

На самом деле ICO — это очень сложный проект, где вам необходимы компетенции в финансах, в IT, в юриспруденции, знания в управлении людьми и командами, удаленной работе. Это очень сложный набор компетенций, которые, по факту, очень редко пересекаются в одном человеке.

Полтора часа беседы, организованной глобальным стартап-сообществом, предназначенным для обучения, воодушевления и вовлечения предпринимателей Startup Grind, пролетели незаметно, и гостям, среди которых были руководители, инженеры, предприниматели и стартаперы, было, о чем подумать после. Ведущим мероприятия выступил Евгений Кауфман, руководитель Startup Grind Minsk.

  • Финансирование стартапа. Мнение эксперта
  • Стартапы vs ангелы. Личный опыт: Кирилл Волошин

Что дальше? Как будет развиваться интернет в Беларуси — Технологии Onliner

На протяжении двух месяцев мы вспоминали, как зарождался интернет в Беларуси, каким он был в 1990-х и в начале нового века. После ностальгических историй всегда встает вопрос: а что дальше? Вместе с Samsung Galaxy S21 Ultra попробуем представить, что в ближайшем будущем может ждать сферу связи в нашей стране. Мы рассмотрели несколько вариантов, опираясь на опыт разных стран.

Начальный этап становления мобильной связи в Беларуси был во многом схож с Украиной. В обеих странах первые операторы появились в 1993 году, при этом еще долго передовая на то время связь оставалась уделом немногих избранных.

Спустя десять лет у нас было около миллиона абонентов, а у соседки — шесть миллионов.

С учетом численности населения темпы проникновения новых технологий в целом сравнимы, пусть в Украине связь распространялась все же чуть быстрее, чем у нас.

Зато мы здо́рово обогнали Украину с внедрением 3G. Когда белорусы уже вовсю пользовались этим благом цивилизации, южная соседка по-прежнему довольствовалась 2G.

Читайте также:  Как продвигаться, если наступит «зомби-апокалипсис» — мнения маркетологов из трех стран

В 2015 году, когда тамошние операторы наконец стали получать лицензии на третье поколение мобильной связи, Украина оставалась единственной европейской страной без 3G.

Белорусские туристы словно возвращались на пять лет назад и удивлялись, как такое может быть.

Задержка была связана с лоббированием интересов государственного «Укртелекома». Дело пошло быстрее после приватизации компании. А спустя еще три года в стране запустили 4G, которая сегодня покрывает бо́льшую часть страны, включая деревни.

Осенью 2021-го в Украине планируют начать выдачу лицензий на связь 5G, которую местная «большая тройка» намерена внедрить в коммерческую эксплуатацию уже в следующем году.

Все это провайдеры делают самостоятельно, без единого инфраструктурного оператора.

У нас о 5G время от времени тоже говорят, но ждать конкретики пока не приходится. Опираться приходится лишь на расплывчатое «в течение пяти лет».

Украинский сценарий показывает, что при благоприятных условиях даже после отставания упущенное можно быстро наверстать. Сегодня по скорости мобильного интернета Украина находится в середине списка — на 82-м месте со средним показателем скорости доступа 26,66 Мбит/с. Беларусь занимает 122-ю строку с показателем менее 17 Мбит/с.

Примерно так же обстоят дела с широкополосным доступом в сеть. Если во время становления «домашнего интернета» у нас были всплески активности, то сейчас Беларусь по скорости доступа, а часто и по стоимости выхода в сеть опережают все соседи.

Мы уже как-то рассуждали о том, что могло бы помочь дальнейшему развитию цифровых технологий в стране.

Опыт других государств показывает, что отсутствие монополии на пропуск международного трафика, прозрачность условий для работы операторов, верховенство права и стабильность работы интернета, несмотря на все невзгоды, — все это могло бы обеспечить заметный скачок в развитии цифровых услуг в целом и связи в частности.

А там, глядишь, и интернет благодаря конкуренции станет дешевле, и 5G наконец появится не только в теории, и 4G заработает во всех деревнях, и скорость доступа поднимется до уровня соседей. Но для этого надо много работать. Впрочем, так же, как и в случае со вторым вариантом.

Вариант 2. Все дорого, но под контролем

У этой модели другие приоритеты и примеры для подражания. Здесь нужно делать ставку не на скорость и доступность, а на регулирование и контроль. В качестве золотого стандарта выступает Китай со своим «Великим файрволом». О перспективах и преимуществах такого опыта говорят на самом верху, да и чиновники не видят препятствий.

Пожалуй, у Китая действительно самый большой и технологичный опыт в попытках направить развитие интернета по нужному (то есть стабильному и безопасному) руслу. Сначала здесь научились блокировать вредоносные ресурсы по доменным именам и IP-адресам. Сегодня этот метод считается устаревшим, однако база запрещенных IP-адресов до сих пор активно пополняется.

Еще одно направление связано с деанонимизацией пользователей интернета. Программа «Вход по паспорту» во всей красе. Затем настало время проверки и фильтрации сетевых пакетов по их содержимому: при обнаружении запрещенного трафика его направляют на некорректный IP.

Также в базе «Великого китайского файрвола» есть постоянно пополняемый черный список с ключевыми словами. При обнаружении их на сайтах те моментально блокируются.

На всякий случай сотни тысяч цензоров «вручную» мониторят соцсети на предмет наличия таких «запрещенных» слов.

Хотя на самом деле сегодня это все лишняя трата живых ресурсов, ведь местные компании — разработчики мессенджеров и соцсетей сами заинтересованы в фильтрации разговоров своих пользователей.

Слон в посудной лавке: когда экосистема может не оправдать ожиданий :: РБК Тренды

Построение бизнес-экосистем – новый мощный тренд на рынке ИТ. За последние несколько лет множество компаний в мире и России выбрали этот курс. Почему это не всегда может быть единственно верной стратегией?

Об эксперте: Кирилл Булгаков, управляющий директор «Техносерв Консалтинг».

Экосистемы взбираются на волну хайпа, который в ближайшие годы будет только нарастать, согласно прогнозу McKinsey. Термин уже успел стать расхожим: с ним связаны как стратегии мировых лидеров цифровизации, вроде Amazon, так и последние крупные сделки на отечественном рынке.

Например, «Сбер» выкупил (полностью или большую долю) целый ряд цифровых сервисов и технологических компаний: разработчиков гибридных авто «Ё-инжиниринг», 2ГИС, стриминговую платформу Zvooq.ru, «Еаптеку». А «Кухня на районе» стала частью сразу двух экосистем — «Сбер» и Mail.Ru.

Кроме того, в 2020 году интернет-холдинг раскрыл детали сделок по приобретению контрольного пакета акций онлайн-университета Skillbox и гейм-стартапов Panzerdog и Swag Masha.

Отчасти этот бум связан с желанием гигантов масштабироваться, захватывая новые ниши и расширяя линейку своих продуктов и сервисов. При первом приближении экосистема — выгодная и дальновидная модель развития бизнеса, но она же связана со многими рисками. Это касается как бизнеса, так и экономики в целом.

Макроэффекты экосистем

По своей сути современные экосистемы — это технологическая разновидность монополии, которая создает для клиента возможность удовлетворить свое свои потребности в рамках единой платформы. Доминирование этой модели чревато рядом неоднозначных эффектов на уровне потребителей, отраслей и экономики:

Экосистема вовлекает пользователей видимым удобством, но порог выхода из нее максимально завышен.

Иными словами, пользователям трудно покинуть экосистему, которая дает максимум бенефитов только при условии комплексного использования взаимно интегрированных продуктов.

Программы лояльности, рекомендации — все в ней настроено таким образом, чтобы пользователь одного сервиса выбирал другие в рамках одной конгломерации — например, больше бонусов при оплате картой связанного с экосистемой банка.

Со временем преимущественная часть потребителей «материнского» продукта переходит на комплексную подписку — у Amazon это две трети аудитории. В итоге свобода выбора, благодаря которой потребитель может поддерживать бизнесы с более совершенным продуктом и лучшей ценой, нивелируется.

  • Тормоз инновационного развития

Цифровая диктатура в яркой обертке: к чему приведет мода на экосистемы?

26 декабря 202015:10

Состоявшееся в 2020 году превращение Сбербанка в «экосистему „Сбер“» — это не просто очередной ребрендинг крупнейшего российского банка.

Модное ныне слово «экосистема» указывает на то, что Сбербанк намерен выйти далеко за рамки финансовых услуг и превратиться в постоянную часть жизни большинства граждан, организуя многие повседневные их действия на своей цифровой платформе.

На нечто подобное претендуют и другие крупнейшие российские и мировые онлайн-игроки — поисковые порталы, социальные сети, мессенджеры, финтех-компании и торговые платформы (причем на практике эти функционалы нередко совмещаются).

Кроме того, о создании собственных экосистем заявляют и многие другие компании, подхватывая оказавшийся на слуху тренд — и зачастую слабо представляя себе суть дела, а главное, необходимый для этого объем ресурсов. Так или иначе, речь идет о радикальной перестройке мировой экономики и трансформации капиталистической системы в некое новое качество — и небезызвестные опасения, что 2020 год распахнул дверь уже не в цифровой монополизм, а в цифровой тоталитаризм, выглядят более чем обоснованными.

«Эко» — это всего лишь вывеска

Общепризнанного определения того, что такое экосистема применительно к бизнесу, не существует, хотя его перенос в корпоративную практику из естественных наук состоялся довольно давно.

Еще в 2002 году группа европейских исследователей выдвинула понятие «цифровая бизнес-экосистема» (Digital Business Ecosystem), примерив его к моделированию процессов принятия и развития продуктов и сервисов, основанных на информационно-коммуникационных технологиях, на рынках с высокой степенью фрагментации, таких как рынки Евросоюза.

В дальнейшем понятие обосновалось в дискуссиях Всемирного экономического форума в Давосе — в феврале 2019 года он, к примеру, представил большой доклад «Платформы и экосистемы: обеспечение возможностей для цифровой экономики».

Несомненно, популяризации понятия способствовала и всемирная мода на экологичность — крупнейшие компании, как известно, давно соревнуются в зеленых инициативах, и формирование ими собственных экосистем выглядит как очередная попытка быть более дружественными для пользователей и соответствовать актуальным трендам. Однако при ближайшем рассмотрении становится понятно, что речь идет в первую очередь о неких новых инструментах повышения рентабельности бизнеса.

«Экосистемы предлагают пользователям много продуктов на одной цифровой площадке и представляют собой некое естественное развитие диджитализации в результате появления крупных операторов оцифрованных данных, которые хотят и умеют с этими данными работать.

Хотят — потому, что это повышает средний чек пользователя в системе в условиях жесткой конкуренции, а могут — потому, что эти данные в принципе появляются в систематизированном виде», — дает собственное определение термина Арсений Поярков, президент аналитического центра «БизнесДром».

Главная задача экосистем — удовлетворять коммерческие запросы, подчеркивает он, и в этом смысле экосистемой, к примеру, не является такой мощный сервис, как «Госуслуги».

Генеральный директор ИТ-платформы Scallium Андрей Павленко, отмечая новизну и размытость понятия «экосистема», говорит, что в нем необходимо выделять два аспекта.

Первый — технологический: экосистема — это способ объединить технологические продукты, созданные в разное время разными департаментами той или иной компании.

Например, бухгалтерия, отдел закупок, отдел работы с поставщиками и отдел продаж в розничной торговле имеют свои собственные программные продукты и часто плохо взаимодействуют. Единая система решает эту проблему, позволяя вытащить данные из любой корпоративной системы и эффективно ими управлять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *