Какие отрасли падают и растут сегодня

Ежегодно государство индексирует тарифы на товары и услуги: бензин, автомобили, табак, алкоголь, ЖКУ. 2021 год не станет исключением, передают «Аргументы и факты». Как именно изменятся цены – подробнее в материале.

Заправлять машину станет дороже

Прежде всего, россиянам нужно приготовиться к тому, что вырастут ставки сборов на бензин, дизельное топливо, моторные масла, средние дистилляты.

Акциз на бензин класса 5 в новом году увеличится с 12752 до 13262 рублей за тонну. На дизельное топливо – с 8835 до 9188 рублей за тонну. На моторные масла – с 5616 до 5841 рубля за тонну.

На средние дистилляты – с 9535 до 9916 рублей за тонну.

Так как акцизы вырастут, то и цены на указанные виды топлива тоже увеличатся. Эксперты предупреждают, что это приведет и к удорожанию многих товаров, ведь более половины перевозок в России осуществляется автотранспортом, а стоимость горючего закладывается в цену продуктов и непродовольственных товаров.

По оценкам аналитиков, россиянам придется раскошелиться не только на топливо, но и на сами машины. Так, агентство «Автостат» сообщает, что в 2020 году стоимость новых автомобилей в России подскочила на 12%, а в будущем году рост цен на авто составит не менее 10%.

Какие отрасли падают и растут сегодняBankiros.ru

Еда станет менее доступна

На рост цены продуктов повлияет закон об утилизации 100% упаковок всех товаров. Об этом предупредила декан юридического факультета Финансового университета при правительстве РФ Гульнара Ручкина. Утилизировать упаковку обяжут производителей и импортеров. Им придется платить повышенный экологический собор, а компенсировать затраты можно только за счет повышения стоимости товара.

«Также на рост цен повлияют новые правила для водителей-дальнобойщиков, которые приведут к повышению транспортных расходов минимум на 5% за каждую единицу товара», – предупредила Ручкина.

Подорожают не только продукты питания, но также алкогольные напитки и табачные изделия. Это связано с повышением акциза на эти товары. Так, бутылка водки в пол-литра будет стоить 243 рубля, это на 13 рублей выше, чем в 2020 году.

Акцизы на сигареты повысятся на 15-20%, поэтому цена на одну пачку сигарет вырастет на 17%.

Какие отрасли падают и растут сегодняBankiros.ru

Как изменятся транспортные расходы?

Уже известно, что в Москве проезд на общественном транспорте подорожает на 2 рубля с 2 января и составит 42 рубля. При этом стоимость проездных билетов не изменится.

Также с 2021 года на 3,7% подорожают билеты на поезд. Такую индексацию утвердила Федеральная антимонопольная служба (ФАС).

Что будет с коммунальными услугами?

Ежегодная индексация тарифов на жилищно-коммунальные услуги не может быть выше размера годовой инфляции, это закреплено законом. По данным Центробанка, цены вырастут не более, чем на 4,6-4,9%.

Замруководителя Федеральной антимонопольной службы Виталий Королев предупредил, что платежки вырастут примерно на 4%.

Однако в некоторых регионах этот порог будет превышен. К примеру, в Москве тарифы на коммунальные услуги проиндексируют на 4,6%, в Чеченской Республике – 6,5%. Меньше всего цены на ЖКХ подорожают в Мурманской области – на 3,2%.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Какие отрасли падают и растут сегодня

Полина ТрояноваКорреспондент

Источник: Bankiros.ru 14 462 просмотра

Величайшая депрессия 2020-2022, или что нас ждет, и куда пойдет цена золота | Обзор рынка 30.04.2020 | Золотой Запас

Мировую (и вместе с ней, российскую) экономику в ближайшие 2 года ожидает Величайшая Депрессия, которая, вероятнее всего, ознаменуется падением ВВП на 20-50% (в зависимости от страны) и фундаментальными переменами в структуре экономики, уровне благосостояния людей, и в политической и правовой системе. Как от этого защититься, и как поведут себя цены активов вообще и золота в частности?..

Какие отрасли падают и растут сегодня

ликбез инвестора

В той экстраординарной и беспрецедентной ситуации, в которой оказалось человечество и цивилизация в результате глобального информационного психоза и действий правительств, существенно ограничивших экономическую активность и права граждан в ответ на предполагаемую пандемию COVID-19, крайне важно отдавать себе отчет, где мы находимся и куда движемся. Чего ожидать и к чему готовиться, дабы минимизировать свои потери, и если это возможно — получить бенефиции от происходящих событий.

Итак, что нас ждет — давайте рассмотрим, последовательно и по пунктам.

По самым скромным оценкам не менее 50% населения даже в развитых странах (а в России и гораздо более 50%) не имеют сбережений и живут «от зарплаты до зарплаты». Ситуация карантина для них чревата частичной или полной потерей доходов, и как следствие — резким сокращением расходов на все НЕ базовые необходимости.

Основным фактором сокращения спроса, помимо сокращения располагаемых доходов из-за увольнений и банкротств, является падение уверенности в завтрашнем дне (люди начинают экономить) и страх за собственное здоровье — люди запуганы и боятся ходить в общественные места, садиться в общественный транспорт, не говоря уже о путешествиях и туризме. Человек — социальное животное, и тут ему внушили страх и приказали резко поменять свои привычки. Это ни много ни мало — коллапс потребительской экономики. Какие-то вещи — например, образование или ритейл — можно частично перевести в онлайн-формат, но далеко не все, и не так быстро.

В результате, по различным позициям НЕ первой необходимости, падение потребительского спроса может варьироваться от 30 до 80%, причем во всех странах одновременно — где-то чуть больше, где-то чуть меньше. Чем больше будет мер государственной поддержки, включая прямые выплаты населению — тем меньше просядет спрос.

Падение спроса, ввиду сокращения доходов населения, приведет к банкротству большей части экономики, ввиду следующих обстоятельств:

  • Резкое падение доходов не позволит покрыть текущие фиксированные затраты (персонал, аренда, и прочие фиксированные платежи);
  • Закредитованность бизнеса в большинстве стран беспрецедентно велика и требует, как обслуживания процентных платежей, так и финального погашения обязательств — что в условиях столь глубокого падения доходов становится проблематичным.
  • До 70% экономики ведущих наиболее развитых стран — это сфера услуг, предполагающая определенный «живой» социальный контакт. Индустрия отдыха (в наиболее широком смысле — туризм, концерты, клубы, и т.д.), рестораны, фитнес клубы, салоны красоты, и многое, очень многое другое.
  • Масштабная волна банкротств обернется не менее масштабной волной увольнений, что еще больше сократит потребительский спрос — это само-усиливающийся процесс с обратными взаимосвязями, как и все в социо-экономике.

Банкротство 50% экономики и масштабная волна дефолтов не может не вызвать сильнейший банковский кризис: банки будут вынуждены списать огромное количество плохих кредитов, а залоги по ним (в основном, недвижимость) существенно подешевеют ввиду экономического коллапса.

Разумеется, можно ожидать большую эмиссию и вливания со стороны центробанков для спасения банковской системы. Проблема в том, что размер выданных кредитов и кредитного плеча в экономике на порядок больше денежной базы, эмитированной центробанками.

Глобальный рынок только долговых бумаг оценивается в 250 триллионов долларов, а денежная масса, эмитированная ведущими центробанками — не превышает 25 триллионов долларов.

При всем желании, центробанки НЕ СМОГУТ компенсировать все убытки банков при таком масштабном кредитном коллапсе.

Это означает, что потери банковской системы с высокой вероятностью могут быть частично компенсированы за счет крупных вкладчиков — причем, во многих странах мира.

Фактическое банкротство огромных сегментов экономики также приведет к глубокому — на 30-70% (в зависимости от страны и структуры экономики) — провалу налоговых поступлений и платежей в бюджеты всех уровней, ввиду чего многие государства, регионы и муниципалитеты рано или поздно будут вынуждены фактически объявлять дефолт по своим социальным обязательствам. В зоне риска — пенсии и всевозможные социальные выплаты и субсидии. Приблизительно во всех странах мира, без исключений.

Разумеется, и здесь можно ожидать большую волну эмиссии денег и финансирования новых долгов государства. Но в экономике не бывает «бесплатных обедов»: масштабная эмиссия рано или поздно обернется снижением покупательной способности денег и обесценением банковских вкладов и депозитов.

Многие страны столкнутся с тем, что их «бизнес-модель» перестала работать или обанкротилась.

Это, например, касается стран, которые торгуют сырьем (к ним относится и Россия) — спрос на сырье рухнул из-за схлопывания экономической активности в мире, и в ближайшие годы вряд ли восстановится.

Цены на сырье могут вырасти — из-за дефицитов, которые возникнут ввиду большой волны банкротств производителей. Но объемы не вырастут, и к прежнему уровню доходов от продажи сырья вернуться не получится.

Это касается и стран, которые построили свое благосостояние на индустрии гостеприимства. Вся южная Европа, Турция, Тайланд, и многие другие.

Все эти страны ждет банкротства, суверенные дефолты и масштабная девальвация их валют. Как минимум, к доллару. Это касается и рубля.

Масштабный (суверенный) долговой кризис приведет к коллапсу и переконфигурации глобальной финансовой системы не позднее 2024 г.

Карантинные мероприятия ведут к нарушению глобальных цепочек поставок, росту затрат на логистику и страхование рисков. Многие вещи стало просто НЕ рентабельно производить из-за упавших на десятки процентов! — объемов спроса, ибо текущие фиксированные затраты не окупаются.

Ввиду этого часть предложения на самых разнообразных рынках — от производства еды, добычи энергоносителей, до производства автомобилей — будет сокращаться и схлопываться, создавая в ближайшие годы дефицит предложения и толкая цены вверх.

Это станет важнейшим фактором разгона ИНФЛЯЦИИ, точнее — СТАГФЛЯЦИИ, поскольку рост цен будет происходить на стагнирующей экономике. Наглядной иллюстрацией этого является удвоение цен на авиабилеты в России за последние 30 дней.

Аналогичная судьба ожидает и все другие группы товаров и услуг, причем предложение товаров / услуг при падающем спросе будет только сокращаться, а монополизм — увеличиваться.

  • Кстати, это создает вполне реальную перспективу ГОЛОДА в отдельных регионах — не только из-за нарушения цепочек поставок, но и из-за резкого падения доходов очень широких слоев населения развивающихся стран.
  • Масштабное и глобальное обнищание и уничтожение среднего класса НЕ совместимо с сохранением демократических прав и свобод, которые человечество себе отвоевало за многие сотни лет развития, реформ, революций, и борьбы за свои права.
  • Впереди — внедрение систем глобального слежения и геолокации всех граждан, под предлогом «борьбы с вирусами», а также сворачивание свободы слова и собраний.

Причин для этого несколько. Во-первых, обнищавшее население более зависимо от государства. Во-вторых, резкий обвал благосостояния широких слоев населения, как правило, приводит к ухудшению криминогенной обстановки и обострению внутриполитической нестабильности — рождая ответ государства в виде усиление мер по контролю над населением.

Многие страны — даже в благополучной Европе, не говоря уже о развивающихся странах, ожидают внутригражданские конфликты, революции и сепаратизм, вызванные тем, что обанкротившиеся государства неизбежно нарушат «социальный контракт» («вы платите налоги и сохраняете лояльность — мы обеспечиваем пенсии, социальную помощь и защиту»).

Как следствие — общее обострение нестабильности, снижение уверенности в завтрашнем дне, и снижение доверия к государству.

Усыхания общественного «пирога» ВСЕГДА приводит к обострению противоречий на всех уровнях, приходу к власти радикальных сил, склонных к насилию, к интенсивному поиску «виноватых», и к разделению общества (и мира) на «своих» и «чужих». Во всяком случае, Гитлер пришел в Германии к власти в 1933 г вполне демократическим путем именно в подобных обстоятельствах.

Поиск внутренних и внешних «врагов» приводит к международной эскалации: на кого-то надо «списать» экономический и социальный коллапс.

Все выше описанные процессы будут происходить последовательно и растянуто по времени на несколько лет: мир входит в полосу беспрецедентной нестабильности и финансовой турбулентности, которая будет носить глобальный характер, от которой будет сложно где-либо спрятаться.

В этой ситуации вопрос об обеспечении финансовой безопасности и стратегии защиты своих сбережений приобретает приоритетное значение.

Золото является одним из инструментов, которые позволят сохранить сбережения в условиях подобной турбулентности.

Золото также является индикатором доверия к государству: чем ниже доверие и уверенность в завтрашнем дне и в стабильности — тем больше спрос на золото и потенциал роста его цены.

Цена золота сейчас «осциллирует» вблизи уровня $1,700 за унцию. На данный момент, сильные уровень поддержки просматривается в области $1,550-1,600 долларов за унцию, а сопротивление — на уровнях $1,800 и $1,900 долларов за унцию.

Какие отрасли падают и растут сегодня

Мы ожидаем резкое усиление волатильности на финансовых рынках в мае-июне 2020 г и полагаем, что цена золота может в ближайшие 2 месяца протестировать сопротивление на уровне $1,900.

  1. Мы НЕ ожидаем, что данный уровень сопротивления будет пробит в ближайшие несколько месяцев.
  2. Однако в более отдаленной перспективе (в частности, на горизонте 12 месяцев) мы видим рост цены золота до уровней $2,500-$3,000 долларов на финансовой панике и суверенных дефолтах в 2021 г.
  3. Краткосрочное укрепление рубля связано со стечением сразу 3-х факторов: очень низкий спрос на валюту ввиду отсутствия импортеров и самоизоляции непродовольственной розницы; налоговый период и необходимость продажи валюты экспортерами; продажи валюты Правительством / ЦБ РФ, согласно бюджетному правилу (из-за низких цен на нефть).

Однако мы считаем, что крепость рубля — сугубо локальное и временное явление, и потенциал его укрепления ограничен уровнем 71 рублей за доллар, а целью его ослабления в текущей волне, на наш взгляд, является уровень 120 рублей за доллар.

Поступления валюты в страну существенно сократились, и государство будет вынуждено частично девальвировать рубль для покрытия бюджетных расходов. Что касается золотовалютных резервов и Фонда национального благосостояния — они, на наш взгляд, будут потрачены на покрытие долгов Роснефти, Газпрома, и других гос. корпораций. «Все украдено до нас!» (с)

Ввиду этого рублевая цена инвестиционного золота — в виде монет — будет расти, консолидироваться, и снова расти. Потенциал роста с текущих уровней — десятки процентов в ближайшие 1-1.5 года.

Цены золотых монет «Георгий Победоносец» сейчас колеблются в диапазоне 34,000-37,000 рублей. Мы полагаем, что до конца июня 2020 г можем увидеть уровни 38,000 и более рублей за монету.

Следите за новостями и котировками!

Эксперты назвали «улиток» и «леопардов» российской экономики :: Экономика :: РБК

Для разделения отраслей на разные группы НКР определило скорость восстановления отраслей, а также темпы роста и падения оборотов продаж в предшествующие и прогнозные периоды. Под скоростью восстановления понимается срок восстановления выручки до уровня 2019 года.

Она определялась НКР экспертно на основе фактических темпов падения за первое полугодие 2020 года (по данным Росстата) и прогнозов по их восстановлению, основанных на исторической динамике выручки в отраслях, текущей ситуации со спросом и предложением, а также макроэкономических прогнозов.

Финансы, наука, государственное управление, образование, здравоохранение, обеспечение госбезопасности в периметр исследования не входили.

  • К «улиткам» в своем исследовании НКР отнесло машиностроение, добычу угля, воздушные перевозки и коммерческую недвижимость, вместе они формируют более 5% российского ВВП. Для них возврат к докризисному уровню будет самым затяжным — более пяти лет. Тормозить их восстановление будут устаревшие технологии, существенное снижение инвестиционной активности и доходов населения во время кризиса.
  • «Зубры» формируют 22% российского ВВП, от темпов их восстановления в существенной степени зависит доходная часть бюджета в обозримом будущем, замечают эксперты. Это добыча нефти и газа, транспорт, строительство жилья, черная металлургия, непродовольственная розница и производство минеральных удобрений. Чтобы вновь достичь показателей 2019 года, этим отраслям, по оценке НКР, потребуется от трех до пяти лет.
  • За два-три года на докризисный уровень вернутся электроэнергетика, инфраструктурное строительство, производство стройматериалов, а также оптовая торговля и производство кокса и нефтепродуктов, полагают в НКР. Они отнесли эти отрасли к «барсукам» (вклад в экономику — 17% ВВП), которые смогут достаточно быстро «выползти из нор», поскольку снижение спроса на их продукцию не было критичным.
  • Продовольственная розница, добыча металлических руд, цветная металлургия и телекоммуникации смогли сохранить положительные темпы роста в первой половине 2020 года. Этим отраслям, на которые приходится более 6% ВВП, эксперты присвоили название «лошади». Они могут ускорить прирост выручки от 1 до 5% в год за счет, в частности, высоких цен на сырьевые товары, дальнейшего развития онлайн-торговли и возможного повышения среднего дохода в расчете на одного абонента сотовой связи.
  • Последняя группа — «леопарды». К ним, по мнению НКР, можно отнести сельское хозяйство, пищевую и фармацевтическую промышленности, а также производство резиновых и пластмассовых изделий. Их рывок в первые месяцы 2020 года обеспечил «взрывной» рост спроса на ряд потребительских товаров в период пандемии. Этим отраслям эксперты прочат прирост выручки от 5 до 10% в год и роль локомотива российской экономики на ближайшее время.

Замечания к методологии

В исследовании НКР речь идет именно об экспертном видении, замечает заместитель гендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников, поскольку его авторы не поясняют, как именно они рассчитывали скорость восстановления выручки отраслей, не представляя важные методологические комментарии.

Российской экономике действительно потребуется более двух лет на восстановление после провала текущего года, согласен с НКР главный экономист ПФ «Капитал» Евгений Надоршин.

Но, по его мнению, аналитики НКР зря остановились только на показателе отраслевой выручки как основном индикаторе восстановления отрасли, не учитывая физические объемы производства.

«Восстановление по выручке может не означать восстановление всего сектора», — считает он.

Основные споры у опрошенных РБК экспертов вызвал список отраслей, отнесенных НКР к бенефициарам кризиса, или «леопардам». Единственная отрасль, в перспективах которой аналитики единодушны, — это фармацевтика.

Фармпромышленность действительно ждет динамичный рост, который будут подстегивать повышенный потребительский спрос и конкуренция, говорит Надоршин.

По-настоящему к «леопардам» следует отнести только фармацевтику, поддерживает Сальников.

В потенциале динамичного роста сельского хозяйства Надоршин сомневается. Из-за снижения на фоне кризиса инвестактивности профильных банков внедрение новых технологий в отрасль, наоборот, затормозилось, предупреждает он.

Кроме того, продолжает эксперт, автоматизация определяется стоимостью труда: чем он дешевле, тем медленнее внедряются новые технологии, а экономические кризисы, включая пандемический, приводят к тому, что российский труд дешевеет относительно среднемировых показателей. Сельское хозяйство следует отнести в лучшем случае к «лошадям», поддерживает Сальников.

Если отрасль показывает средний темп прироста +2–3% в год на протяжении долгого времени — это уже можно считать очень хорошим результатом, говорит он.

Что касается российской пищевой промышленности, то она уже почти полностью закрывает общие потребности страны (импорт составляет около 10%), а выход на экспорт пока затруднителен, поэтому ожидания прироста выручки отрасли от 5 до 7% в год пока не имеют под собой оснований, категоричен Надоршин.

Производство резиновых и пластмассовых изделий среди «леопардов» тоже сомнительно, считает Сальников.

Производство резиновых изделий во время пандемического кризиса как раз сильно пострадало: здесь основный сегмент — производство шин, которое серьезно просело из-за спада продаж автомобилей и в целом из-за карантинных ограничений на перемещения, объясняет замгендиректора ЦМАКП.

При переключении с общепита на индивидуальное потребление вырос спрос на пластиковую упаковку, и, вероятно, эксперты распространили это на всю отрасль, допускает он. Но этот эффект был краткосрочным и уже исчерпал себя, полагает Сальников.

Среди отраслей — «лошадей» у Надоршина сомнения вызвала продовольственная розница, которая, по его мнению, уже во втором полугодии перестанет показывать такие хорошие результаты, как в разгар кризиса, из-за сжатия потребительского спроса.

Сальников же замечает, что сектор цветной металлургии очень неоднороден и его положительная динамика — исключительно заслуга золота, которое во время пандемии ускоренно шло на экспорт при максимальных ценах.

Если выделить из цветной металлургии драгметаллы, то ничего «лошадиного» в секторе и не останется, критичен замгендиректора ЦМАКП.

Сегмент же минеральных удобрений он, наоборот, предлагает повысить и перевести из «зубров» в «барсуки». Спрос на продовольствие растет, а значит, растет и спрос на удобрения для интенсификации сельского хозяйства, говорит он.

7 отраслей, которые начали стремительно расти во время пандемии — Лайфхакер

Что бы ни случилось, люди будут хотеть есть. В стрессовой ситуации мы покупаем даже больше продуктов. Сам процесс поглощения пищи успокаивает, да и запасы на полках унимают тревожность: вдруг что, а в доме и гречка есть, и картошка.

Продуктовый ретейл активно набирает продавцов. Но особенной популярностью, конечно, пользуются курьеры. Спрос на представителей этой профессии вырос как минимум на 300%. Это хоть и временные, но быстрые деньги. У некоторых курьеров зарплата сравнима с доходом айтишника — до 150 тысяч рублей.

Что будет дальше

Очевидно, что продукты покупать не перестанут, но объёмы продаж будут зависеть от финансового состояния населения.

Вероятнее всего, за это время многие преодолеют свои страхи перед доставкой и начнут чаще пользоваться ею, когда ограничения будут сняты.

Речь прежде всего идёт об экспресс‑сервисах, когда тебе за 15 минут готовы принести батон или мороженое. Хотя и сегмент покупок продуктов на неделю с доставкой может подрасти по сравнению с докарантинным периодом.

  • 12 непростительных ошибок в общении бизнеса с клиентом

2. Курьерские службы

Продуктовым магазинам разрешили не закрываться, другим торговым объектам повезло меньше. Их, как и учреждения общепита, спасают курьерские службы, которые берут доставку на себя.

Если выйти из дома (исключительно по делам, разумеется), можно увидеть, как много на улице людей в брендированной одежде. Все они что‑то кому‑то несут.

Так что увеличение выручки и штата курьерских служб — естественное следствие карантинных мер.

Что будет дальше

Такой спрос — явление временное. После снятия всех ограничений люди захотят вновь пройтись по торговым центрам и поужинать в кафе. Безусловно, привычка заказывать с доставкой останется, но пока непонятно, в каких масштабах.

Дальше есть неочевидный, но верный путь: логистическим компаниям стоит смотреть в сторону маркетплейсов. Причём делать это надо уже сейчас, иначе можно опоздать. Эту историю в своё время прошла DHL в Германии. Маркетплейс для компаний с развитой логистикой — это возможность перейти в онлайн и новая бизнес‑модель, в которой можно продавать товар, не закупая его.

3. Онлайн‑образование

Обучение через интернет — тренд последних лет. Удобно, когда не нужно ехать к репетитору английского через весь город или можно получить профессию, сидя на родном диване. В Сети множество курсов на любую тематику — от рисования до физики. Пандемия добавила к числу онлайн‑учеников тех, кто решил узнать что‑то от скуки или рискует в кризис потерять профессию.

Мы всегда уверенно росли, но уже в первые две недели карантина количество регистраций на нашем портале увеличилось почти на 650%. Связываем это с тем, что у людей появилось время на самообразование. Не менее важная причина роста и в том, что люди испугались кризиса и перестали откладывать получение новой профессии до лучших времён.

Что будет дальше

Вероятнее всего, после снятия ограничений все будут чувствовать себя немного школьниками на пороге летних каникул. Захочется выбежать из четырёх стен на волю, сжечь дневник и никогда больше не возвращаться к учёбе. Но спустя какое‑то время опять захочется (или придётся) узнать что‑то новое. И возвращаться к онлайн‑курсам будет гораздо проще, чем подступаться к ним с нуля.

Мы находимся в уникальной ситуации, которая сильно стимулирует спрос на онлайн‑сервисы. Это отнюдь не естественное рыночное развитие отрасли, и маловероятно, что после отмены карантина спрос на них не спадёт. Но нет сомнений, что текущие события дадут мощный импульс развитию онлайн‑образования.

4. IT‑сфера

Эта отрасль и до появления коронавируса не жаловалась на стагнацию, но пандемия подарила ей новые точки роста. Одна из них — инструменты для бизнеса.

Из‑за ограничительных мер консервативные сферы, которые медленно и неохотно шли в онлайн, были вынуждены ускориться. Кто‑то встретил пандемию с устаревшими еле работающими сайтами, у кого‑то и вовсе онлайн‑канал не был отлажен.

Всё это требовало немедленного вмешательства. Тут и пригодились IT‑услуги.

Пандемия заметно ускорила цифровизацию бизнеса: рознице, доставке и другим сервисам, которым необходимо достучаться до самоизолированных клиентов, потребовались новые инструменты.

Ретейлерам нужны интернет‑магазины; крупному бизнесу, госсектору, корпорациям, имеющим собственные образовательные проекты, — приложения для дистанционного обучения; жилищным компаниям — приложения для коммуникации с жильцами.

В онлайн переместился не только бизнес, но и вообще все сферы жизни. Есть запрос даже на вечеринки в формате видеочата, что уж говорить о традиционных формах развлечений.

Одна из отраслей, которая уверенно набирает обороты, — разработка видеоигр. Из‑за вынужденной изоляции люди стали больше времени проводить в интернете: чаще смотреть фильмы, общаться в мессенджерах и играть. В результате продажи игр в марте выросли на 63%, а игровая аудитория Steam достигла рекордных 22,6 миллиона человек одновременно.

Что будет дальше

У IT огромные шансы сохранить уверенный рост. Во‑первых, ограничения будут снимать постепенно и, возможно, вводить ещё неоднократно.

Во‑вторых, пандемия показала, что старый подход больше не эффективен. На коне оказались те компании, которые вкладывались в развитие технологий и следили за трендами.

В‑третьих, клиенты привыкают к возможности взаимодействия онлайн и отбирать её у них было бы нелогично.

Мы полагаем, что, как только ограничения по карантину начнут снимать, количество запросов на разработку будет расти ещё быстрее. Мир уже меняется, старые подходы не работают, бизнесу нужно осваивать новые каналы коммуникации со своими потребителями.

5. Товары для занятий фитнесом дома

Пандемия разогнала по квартирам и любителей тренажёрки, и бегунов, и людей, занимающихся на турниках. Всем им пришлось решать вопрос тренировок в домашних условиях. А потому вырос спрос на компактные тренажёры, резинки и эспандеры, гири и гантели.

Повысился интерес к онлайн‑тренировкам. Если для фитнес‑центров это попытка прокачать бренд и сохранить хоть какой‑то доход, то для тех, кто изначально делал на это ставку, — отличная возможность для роста.

Что будет дальше

На первый взгляд, повышение спроса носит сезонный характер. Однако здесь могут подключиться менее очевидные факторы. Даже когда клубы и студии откроются, они, скорее всего, будут вынуждены следовать рекомендациям ВОЗ, которые предполагают запрет на проведение групповых программ, тщательную дезинфекцию и так далее.

Эти меры приведут к существенному увеличению себестоимости услуг и, как следствие, к удорожанию абонементов.

Кризис скажется и на покупательной способности: физически активная аудитория будет выбирать более гибкие и менее дорогие форматы тренировок.

Карантин абсолютно точно усилит присутствие фитнес‑компаний в онлайне: люди поймут, что домашние тренировки значительно экономят бюджет и самый главный ресурс — время.

6. Юридические услуги

Спрос на правовую помощь возникает не от хорошей жизни. К сожалению, пандемия создаёт все условия, чтобы подкинуть людям проблем. Приходится решать вопросы, связанные с закрытием бизнеса, сокращениями, потерей работы, использованием кредитных и других банковских продуктов.

Если взять сухую статистику, то количество обращений от клиентов выросло в два раза. Их так много, что мы набираем новых сотрудников. Доход за апрель вырос. Многие потенциальные клиенты занимают сейчас выжидательную позицию в надежде на исправление ситуации, но будет только хуже. Так что уменьшения потока обращений мы не боимся.

Что будет дальше

Есть все основания полагать, что правовые услуги и дальше останутся востребованными. И дело не только в возникающих проблемах. В условиях пандемии законы меняются очень быстро, так что без специалиста зачастую не разобраться.

7. Интим‑товары

С одной стороны, режим самоизоляции закрыл доступ к новым знакомствам и ни к чему не обязывающему сексу, а разрядку в стрессовой ситуации получить хочется даже одиночкам. С другой стороны, пары оказались заперты вместе.

Для нас, владельцев бизнеса, это было ожидаемо. Люди оказались заложниками самоизоляции или карантина, появилось то самое долгожданное свободное время. И его стали занимать изучением новых граней. Вырос спрос на игрушки не только среднего ценового сегмента, но и на премиальные.

Что будет дальше

Игрушки — покупка не одноразовая, так что вызванный пандемией рост, скорее всего, прекратится. Но сейчас в целом стали больше говорить об интим‑товарах, так что более свободный доступ к информации о них может поддержать тренд.

Эксперт назвала отрасли промышленности РФ, которые будут расти в 2021 году

Москва, 23 ноября 2020, 16:21 — REGNUM Если в 2021 году ситуация с коронавирусом не ухудшится, то многие отрасли российской промышленности, которые показывали положительную динамику осенью 2020 года, продолжат это и в 2021 году.

Об этом корреспонденту ИА REGNUM 23 ноября заявила доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г. В. Плеханова Людмила Иванова-Швец.

Так она прокомментировала итоги опроса, который показал, что 60% жителей РФ считают, что в 2021 году их доходы или вырастут, или не изменятся, а 37% опасаются их снижения.

«Часть из положительно настроенных граждан остаются оптимистами и надеются, что с улучшением экономической ситуации повысятся и их доходы. Еще часть может быть реалистами, которые работают в государственном и бюджетном секторе или получают пенсию.

А государство свои обязанности выполняет, и индексация происходит так, как запланировано, — сказала Иванова-Швец.

— То, что почти треть граждан не ожидают улучшения ситуации, может быть связано и с резким падением их доходов, и с пессимистичным настроением, а может быть, и с изменениями в их профессиональной сфере, когда вернуть прежний уровень доходов маловероятно».

Как подчеркнула экономист, многие отрасли российской экономики уже к осени показывали положительную динамику и дальше будут активно восстанавливаться. И если в 2021 году ситуация с коронавирусом не ухудшится, то многие отрасли промышленности, которые показывали положительную динамику осенью 2020 года, продолжат это и в 2021 году.

«Это автомобильная, химическая, пищевая и фармацевтическая. У них сейчас восстановление достаточно динамичное, — сказала Иванова-Швец.

— Сложнее приходится ресторанному, туристическому бизнесам, индустрии отдыха и развлечений. Их восстановление зависит от снятия ограничений, но рост пока будет медленнее.

Тяжелым был год для сырьевого сектора, и если в 2021 году не будет роста цен, вполне вероятен дальнейший спад».

Напомним, как сообщало ИА REGNUM, ранее руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве РФ Константин Ордов сказал, что РФ может преодолеть рубеж в 5 млн безработных.

Читайте ранее в этом сюжете: Без планов и перспектив: среди граждан РФ крепнет экономический фатализм

История вопроса

Сумма денежных средств и материальных благ населения за определенный промежуток времени. Доходы бывают нескольких видов: совокупные, номинальные, реальные и располагаемые. Основным доходом работающего населения является заработная плата. В прямой зависимости от доходов населения находится уровень потребления.

Чиновники заврались, не сумев остановить рост цен. Россию ждёт коллапс

Рост цен на продукты питания в России превысил отметку в 7% и стал рекордным с 2016 года. На самом деле это ещё цветочки, ягодки будут впереди. Уже сейчас почти половина российских компаний, по данным ЦСР, который, кстати, контролируется Минэкономразвития, намерены поднять цены на свои товары и услуги ещё на 8-10%.

Другой ключевой фактор опустошения наших кошельков – постоянный рост глобальных цен на продукты питания в ситуации перманентной девальвации рубля.

К этому добавьте желание чиновников «порулить» ценообразованием и вы получите товарный дефицит с дальнейшим взрывным удорожанием.

Есть ли выход из ситуации? Ответ положительный, но для этого чиновникам надо прекратить врать, а монополистам – умерить свои аппетиты. 

Поразительно, но факт. Оказывается, успехи отечественного сельского хозяйства за последние годы стали одной из причин роста цен на продукты внутри России. Такое заявление в интервью ВГТРК сделал глава Минэкономразвития Максим Решетников:

Причиной такого роста цен стали в каком-то смысле успехи нашего сельского хозяйства последних лет. Мы реально стали крупнейшим экспортёром, особенно по пшенице, у нас действительно, по-моему, год назад или два экспорт продовольствия стал больше экспорта вооружений. Производители, когда цена повышается, вполне естественно, продают туда, где она выше – она выше на экспорт.

Однако эксперты с этими выводами не согласны. На их взгляд, причина в другом – в России так и не произошло реального импортозамещения:

«Заявление нашего министра экономики господина Решетникова, на мой взгляд, говорит о его некомпетентности и незнании рынка. Розничного рынка, незнании себестоимости продуктов питания, – подчеркнула предприниматель Эльвира Агурбаш в беседе с Царьградом.

– Первое, так как у нас не внедрена программа импортозамещения, ценообразование у производителей зависит полностью от себестоимости сырья, а это на 60% импортные составляющие. То есть мясо у нас априори будет дорожать, потому что для комбикормов и КРС, и свинины, баранины, курятины везде присутствуют иностранные составляющие. Второе.

Сегодня производители не повышали так цены, как подняли свои наценки крупные торговые сети, это я ответственно заявляю. Далее.

Господину Решетникову не помешало бы знать тот факт, что до 50% всех продуктов питания, которые поступают в крупные торговые сети – а почему я их отмечаю, потому что крупные торговые сети заняли формат магазинов «у дома», куда ходит бОльшая часть нашего населения, – идёт со скидкой 25-50%».

То, что разные стороны процесса ценообразования рассматривают всех нас как «мешок с наличностью», ни для кого не секрет. Вопрос в другом: есть разумные пределы этому меркантильному процессу? Чиновники пытаются «в ручном режиме» регулировать процесс ценообразования, но это провоцирует обратный эффект – искусственный дефицит с последующим резким – в разы – ростом цен.

В этом году к середине лета, по данным источников VTimes, Россия может столкнуться с дефицитом сахара. Причина – заморозка цен при самом низком производстве из-за низкого урожая за последние пять лет. Кроме того, российский сахар активно скупает Казахстан, что также ведёт к росту цен на внутрироссийском рынке.

Правительство вводит квоты, пошлины на экспорт, замораживает цены на сахар, подсолнечное масло. Однако сами профучастники рынка говорят о других ключевых проблемах.

«На мой взгляд, мы недостаточно производим. Потому что дефицит и рост цен возникают в первую очередь из-за того, что количество товаропроизводителей, которые есть на российском рынке, настолько незначительно, что не получается той самой жесточайшей конкуренции, которая должна в первую очередь и вести к снижению цен, – говорит предприниматель Дмитрий Потапенко.

– Когда речь идёт о том же зерне, мол, мы его начали вывозить, забывают рассказать одну такую немаловажную часть, что вывозим-то мы, по сути дела, зерно 3-4-го сорта, некоторые его грубо называют фуражным, хотя это, конечно, не совсем так. Оно подмешивается к первосортному зерну в продукты, в хлеб. А завозим-то мы как раз зерно 1-го и высшего сортов.

Поэтому на сегодняшний день проблема заключается в том, что задача стимулирования и развития промышленного производства не выполняется. И плюс ко всему, конечно, к сожалению, мы сейчас опять упомянем Центробанк. Потому что на сегодняшний день у нас с вами запредельная цена, по сути дела, на нефть, а цена на наш рубль остаётся в районе 74 рублей.

Это связано с тем, что, если опустить цену до действительно курса рубля, которым он должен быть сейчас, а это в районе 64-65 рублей, у нас тут же перестанут сращиваться так называемые социальные обязательства. Почему так называемые? Да потому что социальными они реально не являются.

Потому что на эти так называемые социальные обязательства выжить простому человеку нет никакой физической возможности. Поэтому у нас одна и та же проблема – проблема системы управления».

Девальвация рубля – это одна из главных причин постоянного удорожания. Национальную валюту превратили в «фантик», которым можно манипулировать. Назвали данный процесс «рыночным равновесным эффектом».

Дескать, так снижается зависимость отечественной экономики и рубля от внешних шоков, но, по сути своей, это чистой воды лукавство.

Да, глобальные цены влияют на внутрироссийский рынок, но постоянное обесценивание своей валюты – это главная угроза для покупательной способности российских домохозяйств.

Я думаю, что в данном случае господин Решетников вынужден хоть как-то объяснять происходящее. Потому что в том, что происходит, вообще говоря, мало кто виноват. Потому что избыток денежной массы в мире приводит к обновлению максимумов индексов по производству продукции так называемый «индекс ФАО».

Он вышел на исторический максимум, и вообще в мире дорожает всё, включая хлеб. Разумеется, он прав в том, что наши производители в ущерб продаже зерна на внутреннем рынке гонят его на экспорт.

Но надо понимать, что всё равно цены транслируются с экспортных во внутренний рынок в любом случае, даже если бы мы ничего не экспортировали, – говорит экономист Виталий Калугин. – Потому что на них ещё накладывается, к сожалению, такой неприятный фактор, как девальвация рубля. Со стороны государства принято решение бороться с этими пошлинами.

Пошлины будут введены довольно интересным образом. Гибкими такими пошлинами люди из правительства попытаются немножечко уменьшить экспорт, чтобы зерно наконец пошло на внутренний рынок. И это, наверное, поможет частично. Но надо понимать, что в данном случае мы делим «тришкин кафтан».

Убирая лишнюю прибыль у производителей зерна, которые получают её от экспорта, мы вынуждены перекладывать внутренние потоки в пользу производителей хлеба и другой продукции. В результате экономика, которая не экспортирует, больше страдает. То есть, как бы это ни было печально, экспорт выгоден стране в целом, но плохо выгоден покупателям продуктов в частности.

Складывается впечатление, что страна оказалась в ситуации замкнутого круга, но это не так. Пора прекратить манипулировать цифрами. Пора прекратить желаемое выдавать за действительное. Пора, и это самое главное, сделать ставку на российского производителя и внутренний рынок.

Только своё производство при одновременном росте доходов населения, а значит, и потребительского спроса, способно остановить ту негативную тенденцию, в которой оказалась страна. Не рапорты, а реальные дела, не «ручное управление», а конкурентная среда способны остановить рост цен.

Однако в такой ситуации будут задеты интересы тех, кто наживается на этом процессе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *