Какие отрасли растут на фоне общего падения

Мировая экономика подвергается самому большому испытанию со времен финансового кризиса 2008 года.Рост мирового ВВП в этом году может снизиться до 1,5% — до вспышки болезни прогнозировался уровень 2,9%.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) предупреждает, что глобальный экономический рост будет хуже, чем в кризисном 2009 году. Распространение нового коронавируса негативно появлияет на все сферы экономики.

Но некоторые отрасли уже сейчас теряют больше других.

Производство в Китае 

Сейчас Китай — это мировая фабрика. Здесь для глобальных брендов производят электронику, компоненты для автопроизводств, фармацевтические препараты, одежду и многое другое.

На эту тему

Какие отрасли растут на фоне общего падения

Из-за коронавируса большая часть экономики страны блокирована — в феврале 31% компаний оставались закрытыми после удлиненных китайских новогодних каникул. Еще 29% сотрудников компаний работали дистанционно. Иначе — только треть компаний возобновила работу в полном объеме. Самое пугающее в этой ситуации не краткосрочный ущерб, а потенциальное долговременное нарушение цепочек поставок.

В начале марта значение индекса деловой активности в производственном секторе Китая понизилось до 40 п. против февральского значения 51,1 п. (значение индекса 50 п.

соответствует равному количеству оптимистов и пессимистов относительно развития ситуации, сейчас только 40% экспертов верят в оптимистичный сценарий).

За несколько последних месяцев самое слабое значение этого индекса наблюдалось в феврале 2019 года. Тогда оно составило 48,3 п. 

Сейчас есть мнения, что коронавирус может похоронить Китай как глобальный производственный центр.

На эту тему

Какие отрасли растут на фоне общего падения

Но что будет вместо него? Китай предлагает выгодные налоговые ставки, хорошую логистику, что не могут противопоставить другие крупные страны, скажем, Индия и Бразилия. В качестве замены может выступить Мексика. В прошлом году президенты США и Мексики подписали соглашение о сотрудничестве в сфере производства.

В стране уже есть производства глобальных компаний — Boeing, KIA, General Electric. Сейчас американские компании рассматривают латиноамериканского соседа как потенциальную площадку для размещения заводов или заказов на существующих производствах.

160 руководителей, опрошенных Foley&Lardner LLP для отчета «Международная торговля и тенденции в 2020 году», сообщили, что в ближайшие пять лет намерены вести бизнес в Мексике. Плюсы в том, что в стране хватает и рабочей силы, и инженеров с достаточными компетенциями. Огромный минус — отсутствие безопасности.

В Китае менеджерам не приходится нанимать для сотрудников личную охрану, там не процветают в таком объеме наркокартели и похищения людей.

Китай остановил выпуск новых смартфонов

Продажи смартфонов падали в последние три года во всем мире. В прошлом году поставки снизились на 2,3%. Из-за эпидемии аналитики IDC ожидают снижение глобальных поставок смартфонов на 2,3% по итогам текущего года. В первом полугодии продажи снизятся на 10,6%.

Еще в соцсетях начали обсуждать возможный товарный дефицит. Вроде неплохо запастись гаджетами, которые производятся в Китае, сейчас, а не через полгода, когда их не будет в магазинах или они будут стоить дорого.

Действительно ли это разумные опасения? В пользу этого мнения говорит то, что эпидемия реально вынуждает производителей менять планы работы. «Февраль и март — это время, когда производители представляют флагманы или проводят финальные испытания и доработку тех продуктов, которые готовятся представлять в первом полугодии.

Компании будут корректировать планы на среднесрочную или даже долгосрочную перспективу», — говорится в прогнозе IDC.

Некоторые заводы продолжают простаивать. «Гаджеты обычно поставляют в магазины с расчетом на квартал.

Если ситуация с эпидемией не поменяется, не начнут открываться заводы, через три месяца мы заметим, что каких-то девайсов в магазинах нет или посредники продают их дороже, но во втором случае речь идет не о любой технике, а о модных гаджетах», — считает Леонид Делицын, аналитик ГК «Финам». Впрочем, в последнюю неделю некоторые заводы в Китае постепенно возобновляют работу. 

Нефтяная отрасль

В начале прошлого месяца эксперты посчитали, что спрос на нефть в Китае упал на 3 млн баррелей в день, или на 20% от общего объема потребления, на фоне кризиса, вызванного распространением коронавируса нового типа. Китай — крупнейший импортер нефти, он потребляет около 14 млн баррелей в день, что равно суммарным потребностям Франции, Германии, Италии, Испании, Великобритании, Японии и Южной Кореи.

Нефтяные котировки негативно реагируют на распространение коронавируса. 28 февраля 2020 года стоимость нефти Brent опускалась на торгах ниже $50 за баррель.

В последний раз ее цена находилась ниже этого уровня в конце июля 2017 года. Сырье дешевеет на фоне усиливающегося страха инвесторов, что распространение нового коронавируса выйдет из-под контроля и перерастет в пандемию.

Впрочем, 3 марта стоимость нефти Brent подросла до $53,55 за баррель.

На эту тему

Какие отрасли растут на фоне общего падения

«Негативное влияние на рынок нефти — самая большая проблема для российской экономики, — говорит Владимир Назаров, директор НИФИ Минфина России. — Из-за снижения спроса падает цена, есть вероятность, что на предстоящем совещании ОПЕК+ примут решение об ограничении добычи. Добыча меньше на 0,5 тыс. — 1 млн баррелей в сутки — это решение, которое могло бы успокоить рынки».

По его словам, новый коронавирус уникален в плане негативного влияния на экономику. Эпидемии, которые были до него, например птичий грипп, лихорадка Эбола, не имели таких последствий. «Значительная доля населения Китая в той или иной степени ограничена в передвижениях.

Выходит, вторая крупнейшая экономика мира парализована из-за эпидемии.

Если Китай будет заблокирован еще один-два месяца, при этом похожие карантинные меры распространятся еще в одной крупной экономической державе, то риски нового кризиса заметно возрастут, учитывая, что экономика ряда развитых стран близка к рецессии».

Туризм и события

Туризм — одна из отраслей, которая пострадает больше других, поскольку вирус продолжает распространяться, международные события — от развлекательных до деловых — отменяют одно за другим. Глава промышленности Евросоюза Тьерри Бретон сообщил, что из-за коронавируса Европа теряет около 1 млрд евро в месяц. 

На эту тему

Какие отрасли растут на фоне общего падения

Европейский туризм пережил две волны спада. Во-первых, вирус начал распространяться в Китае, из-за этого сократилось число китайских туристов.

Кстати, по данным Всемирной торговой организации ООН, в 2018 году китайские туристы выезжали за границу 150 млн раз, потратив в поездках $277 млрд.

 Во-вторых, когда вирус распространился по Европе, правительства стран начали отменять мероприятия и закрывать туристические достопримечательности. В Италии, где туризм занимает 13% экономики, в некоторых районах число отказов от отелей достигло 90%. 

При этом событийный международный туризм с 1950-х считается одной из самых устойчивых, значительных и растущих отраслей мировой экономики. Если в 1950 году в мире насчитывалось 25 млн международных туристических мероприятий, в 1990 году их было 450 млн, в 2010 году — 1 млрд, а в 2018 году число событий увеличилось до 1,4 млрд, этот рынок оценивается в $1,4 трлн.

По данным сети отелей Marriott, в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) наблюдается низкая заполняемость. В Макао, одном из главных игорных центров мира, в какой-то момент заполняемость упала до 1%. Казино на этой территории закрыли в начале февраля. 

Российский туризм тоже потеряет деньги. Число китайских туристов в стране превышает 1,5 млн человек в год. Прием новых организованных тургрупп из Китая приостановлен с 28 января. С 20 февраля Россия временно приостановила въезд граждан Китая, приезжающих на работу, учебу и с туристическими целями.

На эту тему

Какие отрасли растут на фоне общего падения

«При средней стоимости тура (наземное обслуживание без авиаперевозки) на одного туриста из КНР в размере $500 только в феврале российские туроператоры по въездному туризму недосчитались дохода в размере минимум 1,4 млрд рублей.

Уже очевидно, что в марте туристы из Китая в Россию также не приедут — эти бронирования отменены. Ожидалось, что доходы от приема туристов из Китая в марте также составят как минимум 1,4 млрд рублей», — говорится в сообщении АТОР.

Таким образом, потери российского турбизнеса от приостановки турпотока из Китая в феврале-марте могут составить минимум 2,8 млрд рублей. 

Если китайские группы не вернутся и в летнем сезоне, потери российского турбизнеса могут составить 31,2 млрд рублей в мае — сентябре, сообщили в АТОР.

Авиаперевозки

По данным Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), годовой спрос на авиаперевозки в Азиатско-Тихоокеанском регионе упадет на 13%.

Авиакомпании потеряют около $27,8 млрд прибыли. Это самое большое снижение спроса со времени мирового финансового кризиса 2008–2009 годов. Авиаперевозчики за пределами АТР потеряют $1,5 млрд, считают эксперты ассоциации. Общий доход компаний сократится на 5% по отношению к декабрьскому прогнозу, до $29,3 млрд.

Главные тенденции, по данным авиаперевозчиков:

  • число пассажиров в Италию сократилось на 108% (количество заказов сократилось до нуля, а количество возвратов выросло);
  • многие перевозчики сообщают о неявке 50% пассажиров на рейсы в разных регионах;
  • авиаперевозчики вынуждены отправлять сотрудников в неоплачиваемый отпуск, откладывать повышение зарплат.

Почитать больше о том, как коронавирус повлиял на финансовые рынки, можно здесь, а здесь — о том, как эпидемия устроила самую большую проверку готовности бизнеса к удаленной работе.

Анастасия Степанова

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Российская экономика продолжает падение. Санкции и подешевевшая нефть привели к сокращению объемов ВВП России за год на 3,7%, до 80,4 трлн рублей.

По данным Росстата, промышленное производство в стране упало на 3,4%, розничная торговля сократилась на 10%, а сектор услуг уменьшился в объемах на 2,1%, несмотря на повышение цен. Инвестиции бизнеса в основной капитал благодаря девальвации и инфляции выросли на 4%.

Но объем иностранных инвестиций в РФ сократился на 60%, а вывод капиталов за границу остался высоким — $56,9 млрд.

Тормозом экономического роста остается слабый потребительский спрос. Это и не удивительно: реальные доходы населения за год снизились на 4%.

Пока политики и эксперты рассуждают на тему «мы на дне или еще нет», в целом ряде отраслей наблюдается небывалый рост — появляются новые игроки, запускаются новые проекты, создаются рабочие места. Для многих бизнесменов (главным образом из реального сектора экономики) изменившиеся рыночные условия обернулись новыми возможностями.

Читайте также:  Как бассейн привлек через соцсети клиентов на $18 тысяч — кейс

На волне импортозамещения уверенно чувствуют себя производители лекарств, сельскохозяйственной продукции и отдельных видов продовольствия. Благодаря девальвации рубля снимают сливки с экспортных заказов машиностроители и производители программного обеспечения.

Зарабатывают на помощи стремительно беднеющему населению микрофинансовые организации. Процветают многочисленные порталы интернет–торговли, с помощью которых граждане пытаются экономить на покупках.

А растущие сети алкомаркетов заливают стресс горожан более дешевым, чем в розничных сетях, спиртным.

Кроме того, соотечественники переключились с заграничного отдыха на изучение собственной страны, что стало причиной роста внутреннего туризма на 30%.

Какие отрасли растут на фоне общего падения

Зеленая улица

Агропромышленный сектор Ленобласти показывает стабильный рост. В прошлом году сельхозпредприятия региона произвели продукции на 100 млрд рублей. Прирост в действующих ценах к показателям 2014 года составил 15%, в сопоставимых ценах — 2%.

Новые проекты и расширение производства планируются в сфере разведения рыбы, молочном животноводстве, свиноводстве, выращивании тепличных овощей. В новые проекты инвестируют не только крупные действующие хозяйства, такие как «Приневское», «Детскосельский», «Ручьи».

В отрасль приходят и непрофильные инвесторы, например ГК «СтальРесурс — регион» (переработка и продажа металлолома), строительный холдинг «МегаМейд», совладелец банка «Россия» Николай Шамалов, бывший банкир Андрей Исаев и др. Однако говорить о тотальном импортозамещении сложно, поскольку есть проблемы с кредитованием под новые проекты.

Аграрии жалуются на ужесточение условий кредитования и высокие ставки.

100 млрд рублей составил оборот предприятий АПК в Ленинградской области в 2015 году.

Пищевая промышленность

Сырное изобилие

Волна импортозамещения и пустые полки магазинов обернулись бурным ростом производства сыров. По данным Росстата, промышленное производство сыров и сырных продуктов в России за январь-декабрь 2015 года выросло на 17,1%.

На этом фоне ГК «Лосево» собирается построить завод по производству сыра осенью 2016 года, инвестировав около 3,5 млн евро. Компания «Молочная культура» планирует построить цех по производству творога и сливочных сыров: мас-карпоне, рикотты и др.

Растущий спрос петербургских кафе и ресторанов привел к тому, что малые и средние предприятия молочной отрасли освоили новый ассортимент сыров, фермеры Ленобласти увеличили выпуск мягких и рассольных сыров до 140 т в месяц. Всего в Ленобласти производством сыров занимаются более 300 фермерских хозяйств.

Но дальнейшему росту мешает нехватка сырья. Объем петербургского рынка сыра (включая сырные продукты) — около 70 тыс. т в год, или 30 млрд рублей.

300 фермерских хозяйств занимаются производством сыра в рамках импортозамещения.

IT

Офшор для программистов

В выигрыше оказались те IT-компании, которые еще до кризиса нашли зарубежных клиентов — покупателей услуг по разработке ПО.

Позже установить контакт стало несколько сложнее из-за обострившейся международной обстановки. Впрочем, осторожность свойственна клиентам, не имевшим никогда опыта работы с Россией.

Все равно российский аутсорсинг в области ПО остается востребованным, а с таким рублем, как сейчас, тем более.

Особенно растет экспорт на рынки развивающихся стран. Спросом пользуются решения российских компаний в области безопасности — в этом отечественные программисты традиционно сильны.

  • По прогнозу «Руссофта» (точных официальных данных еще нет), по итогам 2015 года объем зарубежных продаж ПО российских компаний достиг $ 6,8-7 млрд (рост на 13-16%).
  • Для обеспечения стабильного роста оборота российским компаниям — разработчикам ПО необходимо иметь долю экспорта в выручке не менее 50%.
  • 16 процентов достигает рост зарубежных продаж программных продуктов от российских производителей.

Финансы

МФО наращивают обороты

В финансовой отрасли лучше всего чувствуют себя микрофинансовые организации. На фоне падения выдачи банковских кредитов объемы микрокредитования только растут.

По оценкам игроков, рынок микрокредитов за прошлый год прирос примерно на 15%, в 2016 г. он также покажет двузначный рост. В целом объем рынка в Петербурге оценивается в 2,8 млрд рублей, при этом 10-15% приходится на кредиты, выданные онлайн-компаниями. Именно онлайн-кредитование служит сейчас драйвером роста этого сегмента.

Причинами своего успеха микрофинансисты называют то, что отрасль за последние 2 года стала более цивилизованной, на руку сыграло ужесточение требований регулятора, что, в частности, отразилось и на снижении ставок. Также банки стали чаще отказывать клиентам в кредитах, что прибавило клиентов МФО. Кроме того, снижение реальных доходов населения заставляет потребителей чаще обращаться за микрокредитами.

15 процентов составил рост объемов микрокредитования в Петербурге, несмотря на высокие ставки.

Внутренний туризм

Ездим дома

Девальвация рубля, санкции и обострение политических отношений России со многими странами фактически уничтожили выездной туризм. Одновременно те же причины привели к резкому росту внутрироссийского туризма. В 2015 году граждане стали путешествовать по России на 30% чаще, чем в 2014-м.

Въездной туризм тоже подрос: например, Петербург в 2015 году принял рекордное для себя количество гостей — 6,5 млн. Львиную долю в этом потоке составили россияне.

Но и зарубежные туристы стали активнее (рост посещений иностранными гражданами — 10%).

Рынок быстро отреагировал на изменение спроса. Так, под эгидой Минкульта с 2015 года развивается новый проект «Серебряное ожерелье России» — комплекс маршрутов под единым брендом, которые пройдут по территории 11 регионов, в том числе Петербурга и Ленобласти. Проект станет альтернативой «Золотому кольцу России», которое в 2017 году справит 50-летие.

30 процентов роста показал рынок внутреннего туризма в 2015 году по сравнению с 2014 годом.

Luxury

Кадиллак на черный день

Многие продавцы премиальных автомобильных брендов фиксируют рост продаж.

В Петербурге при общем падении продаж новых машин за 2015 год на 35% самую лучшую динамику показала марка Porsche — прирост на 17%, до 514 машин, Cadillac — плюс 10%, до 164, Lexus — плюс 2%, до 1243.

В топ-10 самых продаваемых машин в городе впервые попал Mercedes-Benz, хотя его продажи за прошлый год просели на 10%, до 5,2 тыс. авто.

Если же взять сегмент элитных, или, скажем так, неприлично дорогих машин, то здесь ситуация выглядит еще позитивнее.

Так, английский бренд Rolls-Royce за прошлый год установил рекорд продаж в России, впервые в истории продав более 140 автомобилей. Веру в элитный сегмент сохраняют и инвесторы.

В Петербурге вскоре откроется представительство продаж датских супер-каров Zenvo, производством которых занимается компания российского бизнесмена Валерия Абрамова.

140 автомобилей Rolls-Royce было продано за прошлый год в России, что является рекордом для марки.

Машиностроение

  1. Неровная статистика
  2. Хотя в целом индекс промпроизводства в сегменте выпуска машин и оборудования в 2015 году упал (84,6% к уровню 2014 года), в денежном выражении объем производства вырос на 20,4%.
  3. А в некоторых сегментах еще существеннее: например, объем выпуска турбин увеличился в 1,8 раза против показателя 2014 года.

    Так, концерн «Силовые машины» подписал

с «Росатомом» контракты на 122 млрд рублей. Кроме того, в последние годы концерн получил десяток контрактов на модернизацию российских и зарубежных ТЭЦ, где еще в советские годы было установлено оборудование Харьковского турбинного завода (ХТЗ).

Из-за политического кризиса на Украине ХТЗ потерял иностранные заказы, которые достались «Силмашу».

Петербургский тракторный завод начал экспортировать свою продукцию. Ижорские заводы также могут похвастаться ростом контрактного портфеля в 2015 году: он почти удвоился по сравнению с 2014 годом, достигнув 6,3 млрд рублей.

20 процентов — рост объема продукции, отгруженной машиностроителями, по итогам 2015 года.

Торговля

Алкомаркеты на разливе

В Петербурге процветает специализированная алкогольная розница. В городе открывается по 50 винноводочных магазинов в год, активнее всего — алкомар-кеты-дискаунтеры.

В Петербурге алкогольный ретейл много лет был представлен такими сетями, как «Ароматный мир», «Градусы», «Норман», «Калейдоскоп напитков мира», «РосАл 24», компании продолжают развитие. На рынок вышел и целый ряд новых игроков.

В частности, появились сети «Вино и бочка», «Выпь». Компания, развивающая магазины у дома «Естный», намерена открыть от 70 до 100 магазинов «Есенин».

Дистрибьюторы алкоголя ГК «Бастион» открыли алкомаркеты «Виньон», ГК «Спиртной» вышла в розницу под брендом «Спиртной онлайн».

  • Диверсификация бизнеса помогает импортерам бороться с последствиями ослабления рубля.
  • На новую нишу претендует даже X5 Retail Group, которая открыла в Петербурге первые магазины в формате алкомаркета по брендом «Пятьница».
  • 50 алкомаркетов в год открывается в городе, среди них как сетевые проекты, так и отдельные точки.

Фармацевтика

Таблетки для роста

Курс на импортозамещение в фармацевтике был принят правительством еще несколько лет назад, и теперь это приносит свои плоды. По итогам прошлого года «Вертекс» отчитался о росте продаж на 30%, до 3,4 млрд рублей, «Биокад» — на 20%, его оборот превысил 10 млрд рублей.

«Вертекс» летом прошлого года открыл завод за 2,2 млрд рублей в «Новоорловской». Фармзавод Solopharm рассчитывал удвоить мощности за счет запуска третьей линии.

На лето намечен запуск объектов компаний «Витал Девелопмент корпорэйшн», МБ НПК «Цитомед» и «Орион медик».

Другой важный фактор роста — контрактное производство. Так, по этому пути идет ООО «НТФФ «Полисан». В 2015 году производитель договорился с Bayer о выпуске его препаратов на своей площадке, в этом аналогичный договор был подписан с Pfizer. Производителям есть куда расти: в денежном выражении в России превалируют лекарства иностранного производства, их доля составляет 73%.

30 процентов достигает рост продаж петербургских фармацевтических предприятий.

Интернет

Торговали — веселились

По оценке Российской ассоциации электронной коммерции, в 2015 году объем рынка онлайн-ретейла вырос на 20%, до 570 млрд рублей. Переход на интернет-торговлю стал одним из элементов антикризисной стратегии потребителя, говорят аналитики GFK в обзоре «Российский потребитель 2015».

Онлайн-торговля в сегменте товаров повседневного спроса выросла вообще на 54%, констатируют они. Треть опрошенных GFK потребителей делают выбор из-за дешевизны предложения, еще 23% — из экономии времени. Часть покупателей пытаются таким образом снизить число спонтанных покупок.

Лидер отечественной интернетторговли «Юлмарт» попал в топ-50 глобальных игроков e-commerce, по версии Deloitte, показав среднегодовой рост на уровне 63%.

Разумеется, такой рост на фоне падающего рынка заставляет задуматься об онлайн-торговле даже старожилов офлайн-розницы. Так, еще в прошлом году ГК «О’Кей» запустила интернетторговлю с опцией доставки продуктов в Петербурге.

20 процентов — рост объемов рынка интернет-ретейла. У лидеров он достигает 6о% в год.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Как пандемия повлияла на экономику и какие отрасли будут расти после кризиса?

  • Какие отрасли только выиграли от пандемии, как нехватка живого общения и переход в онлайн сказались на экономике, какие сценарии выхода из кризиса прогнозируют эксперты и что для этого стоит сделать государству?
  • «Бумага» публикует конспект лекции экономиста Юлии Вымятниной «Экономика после пандемии: выигравшие и проигравшие», с которой она выступала на фестивале Science Bar Hopping Online в мае.
  • Science Bar Hopping — просветительский фестиваль, который проводят Фонд инфраструктурных и образовательных программ (группа РОСНАНО) и «Бумага».

Какие отрасли растут на фоне общего падения

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

— Ключевое слово во всех разговорах вокруг пандемии — «неопределенность». Никто не понимает, насколько длительным окажется кризис и сколько волн COVID-19 нам ждать. Поэтому экономисты рассуждают о самых разных вариантах возобновления экономики.

Главное: неопределенность влияет на центр экономики — потребителя, который побуждает всю экономику жить. Сейчас на спрос влияет очень много факторов в дополнение к обычным, например страхи. Страх потерять доход есть у очень многих людей. Неопределенность [в их жизни] выросла в разы, и это совершенно не позволяет людям, фирмам и отраслям привычно планировать свою деятельность.

На происходящее влияют и наши потребности. Почему многие прогнозируют быстрый отскок экономики? Потому что за время, пока мы сидим дома, некоторые из наших потребностей не реализуются.

Если человек потерял работу, это может быть потребность в заработке. Кому-то [не хватает] общения, развлечений.

Но совершенно необязательно, что этот спрос сохранится на таком же высоком уровне, как сразу после окончания периода ограничений.

Основное — почти банальное — предсказание от экономистов: пандемия сильно ускорила общий тренд [погружения] в онлайн. После пандемии какая-то часть развлечений, возможно, там и останется. Например, киноиндустрия может столкнуться с вопросом, не стоит ли заняться развитием модели домашних кинотеатров.

Вероятно, будет развиваться телемедицина. Что тоже будет сильно зависеть от наших привычек, желания прийти к врачу лично или общаться с ним онлайн.

Какие отрасли стали самыми прибыльными и самыми убыточными в 2020 году?

2020 год был выдающимся во всех сферах жизни, и экономика и рынки не стали исключением.

Самый быстрый пик и самый глубокий обвал рынка в истории произошел в последние месяцы. Вдобавок страны влили триллионы долларов в льготы, цены на нефть впервые стали отрицательными.

Платформа Visual Capitalist использует данные FinViz, чтобы показать, какие сектора являются самыми прибыльными и проигрышными за последние 12 месяцев. Информация сосредоточена на рынке США, но во всем мире картина похожа.

Победители

  • Мобильные и настольные приложения

Год был очень успешным для лидеров технологического мира, но многие другие небольшие и не очень известные компании смогли показать очень хорошие результаты. Основная причина этого — адаптация к работе и дистанционному обучению, а также онлайн-коммерция. Лучшим примером в этом направлении является Shopify, который сообщил о росте рыночной стоимости на 178% до почти 150 миллиардов долларов.

Не только для гиганта Amazon, но и для других нишевых интернет-магазинов, таких как Etsy, последние месяцы принесли большую прибыль. Однако наиболее успешным примером этого сектора является Китай, и это Pinduoduo, описанная как самая быстрорастущая технологическая компания в мире. Его акции выросли на 331%.

В последние несколько лет сырье стало расти по все более низким ценам. Но 2020 год изменил это. В августе цена на медь выросла до 8-летнего максимума, а цена на золото достигла самого высокого уровня в своей истории. Одним из крупнейших победителей в этом секторе является Albemarle, ведущий поставщик лития для электромобилей, акции которого выросли в цене вдвое.

Проигравшие

Нефтегазовый сектор имел проблемы еще до коронного кризиса на фоне ценовых войн и перенасыщения рынка. Однако блокада экономики наряду с ударом по транспорту и туризму принесла компаниям отрасли новые головные боли. Среди гигантов больше всего пострадала British Petroleum, потерявшая почти половину своей рыночной капитализации за последние 12 месяцев.

С рекордно низкими процентными ставками и закрытыми физическими офисами банки столкнулись с растущим кредитным риском на пике безработицы. Акции финансовых институтов оказались в числе наиболее пострадавших от кризиса. Большим проигравшим оказался Wells Fargo после падения на 44%.

В 2020 году торговые центры долгое время оставались закрытыми, и им также было трудно собирать арендную плату со многих своих арендаторов. В Соединенных Штатах Simon, компания, которая управляет большинством торговых центров в стране, зафиксировала падение своих акций на 41%.

Промышленность: глубокое падение и невиданные скачки

В мае 2020 года, согласно данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата), уровень промышленного производства сократился на 9,6% по сравнению с маем 2019 года. Это максимальный уровень падения с 2009 года. Аналитики, опрошенные «Интерфаксом», ожидали снижение показателя только на 6,8%.

Примерно таким падение оказалось в апреле, когда объем промпроизводства снизился на 6,6%. Март видится теперь месяцем благополучия со спадом лишь на 0,2%. А в целом за январь-май показатель сократился на 2,4%. Любопытно, что ровно таким же, на 2,4% был в прошлом году за пять месяцев промышленный рост.

«Ограничения на работу предприятий и организаций в ряде отраслей и сегментов экономики, а также другие меры, введённые для предотвращения распространения коронавирусной инфекции, продолжили влиять на экономическую активность в стране. Тем не менее, значительная часть производств адаптировалась к изменившимся условиям и частично компенсировала падение производства в апреле 2020 года», — утешительно трактует майские данные Росстат.

Самые высокие темпы падения продемонстрировал сырьевой сектор – по данным Росстата, добыча полезных ископаемых сократилась на 13,5% к маю 2019 года и на 9,9% к апрелю 2020 года. В отрасли, связанной с водоснабжением, водоотведением, сбором и утилизацией отходов, падение достигло 10,9%. Спад выпуска в обрабатывающих производствах достиг 7,2%.

В то  же время, сообщают статистики, в отраслях жизнеобеспечения (производство продуктов питания, медицинского оборудования и лекарственных средств, товаров бытовой химии и медицинского назначения, спецодежды и средств гигиены) объемы выпуска увеличились.

К примеру, рост производства продуктов питания составил 1,5% к маю прошлого года, а выпуск лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях, увеличился в годовом сопоставлении на 22,4%.

Огромный скачок, в 2,7 раза по сравнению с маем 2019 года (и на 26,8% по сравнению с апрелем 2020 года) показал выпуск отдельных видов медицинского оборудования.

Без учета крупного сокращения добычи нефти и газа из-за сделки ОПЕК+ и низкого спроса на газ после теплой зимы, последние данные по промышленному производству свидетельствуют о стабильном улучшении выпуска во многих ключевых сегментах, что позитивно, отмечает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

Объемы производства в обрабатывающей промышленности стабилизировались, уверен эксперт. В то же время динамика в обрабатывающей промышленности существенно улучшилась: в мае ее выпуск сократился на 7.2% год к году (против -10% в апреле), но в месячном сопоставлении показатель остался на прежнем уровне.

В прошлом месяце в нескольких сегментах производства (пищевая промышленность, химическая и фармацевтическая промышленность) наблюдался рост год к году, а в других ключевых секторах ежемесячная динамика стала положительной.

Это текстильная и швейная промышленность, деревообрабатывающая промышленность, металлургия, электроника, инструменты, машиностроение и автомобилестроение – производство автомобилей подскочило более чем на 70% по сравнению с предыдущим месяцем.

Общий показатель немного разочаровал, но данные позитивны, заключает Владимир Тихомиров.

Более глубокий, чем ожидалось, спад в промышленности связан исключительно с показателями нефтегазового сектора, где сочетание политических и климатических факторов привело к значительному сокращению производства.

В то же время динамика производства в остальных отраслях промышленности продемонстрировала явные признаки улучшения.

Так, по данным Росстата, в сезонно-скорректированном выражении промышленное производство в мае снизилось на 1.3% м/м против падения на 6.9% м/м в апреле, отмечает Владимир Тихомиров.

«Мы считаем это признаком того, что российская промышленность, как и экономика в целом, начала оживать, и, на наш взгляд, эта тенденция будет набирать обороты во втором полугодии 2020 года.

Мы подтверждаем наши прогнозы: в этом году мы ожидаем падение промышленного производства на 2,7%, а ВВП России – на 3,7%», – указывает аналитик.

Основную роль в падении промпроизводства сыграло выполнение соглашения ОПЕК+, считает Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade.

Ведь именно с мая, по этой договоренности, добыча нефти должна была сократиться на 2,5 млн барр/сутки. Но такое сокращение отразилось и на других отраслях.

Уменьшилась потребность в продукции смежных производств. Однако это – причина лишь углубления спада по сравнению с апрелем.

Аналитик отмечает совпадение двух факторов: принудительной приостановки производств из-за пандемии и — также вследствие карантинных мероприятий — снижениее потребности в продукции как внутри России, так и в странах-импортерах. Таким образом, шок произошёл и на стороне предложения, и на стороне спроса, говорит он. Поэтому снижение оказалось столь значительным.

Но вероятно, такое негативное сочетание факторов постепенно преодолевается, считает Марк Гойхман. Есть основания предполагать, что нижнюю точку падения мы уже видели в мае. Июнь обещает быть более позитивным: дальнейшего искусственного сокращения в сырьевом секторе по сравнению с маем не происходит, а выход из самоизоляции несколько возобновляет и производство, и спрос.

Но данное восстановление происходит и будет происходить медленно. С позиций экспорта спрос лимитирован физической потребностью в ресурсах. Для внутреннего производства ограничением выступает резкое падение доходов населения и предприятий – потребителей промышленной продукции.

Можно предполагать, что во второй половине года снижение первого полугодия не будет преодолено, прогнозирует аналитик. По итогам 2020 года. объемы индустрии сократятся на 5,5-5,8 процентов, считает он. Если же реальностью станет вторая волна пандемии с возвратом к масштабным карантинным мерам, то сокращение способно увеличиться до 6-6,5%

По мнению старшего аналитика агентства «Альпари» Анны Бодровой, по итогам года мы можем увидеть спад в промпроизводстве РФ в пределах 4%.

Консенсус-прогноз аналитиков «Интерфакса», появившийся до публикации приводимой здесь майской статистики, обещал падение промпроизводства в РФ в 2020 году на 3,8%. Возможно, он будет теперь понижен.

Минэкономразвития, как сообщает Finmarket, прогнозирует падение промпроизводства в РФ по итогам 2020 года на уровне 5,4%%, а затем ежегодный рост на 3,3-3,4% в 2021-2023 годах.

Какие мировые и российские отрасли выиграют от кризиса

Скачать в архиве  Какие мировые и российские отрасли выиграют от кризиса

На какие вопросы Вы найдете ответы в этой статье

  • Выпуск какого товара может обеспечить технологический прорыв
  • Какие российские компании смогут заработать в период экономического спада и какие отрасли окажутся в убытке
  • На каких отраслях девальвация рубля скажется положительно

Какие отрасли экономики в результате кризиса поднимутся, а какие опустятся? Что будет привлекательным с точки зрения инвестиций? От каких активов лучше начать избавляться? Рассмотрю эти вопросы как в мировом масштабе, так и применительно к России.

Произойдет ли рождение новой мировой экономики

Нынешний экономический кризис завершает период практически непрерывного роста экономики США, который продолжался около четверти века.

За это время существенно прибавили в весе экономики стран Западной Европы, родилась на свет китайская экономика. Но за этот же период мировая экономика накопила массу серьезных проблем.

Соответственно, большим будет и масштаб изменений в отраслях и секторах экономики. Отрасли, положение которых еще вчера казалось незыблемым, существенно сдадут свои позиции.

Выход из системного кризиса (а этот кризис – системный, так как он охватывает все сегменты экономики и его, в отличие от кризисов начала 1990-х и 2000-х годов, невозможно «залить деньгами») подразумевает либо длительную депрессию после двух-трех лет острой фазы падения, либо мощный технологический прорыв, рождение новой экономики.

Сейчас таким прорывом может стать переход Китая и стран Запада на электромобили. Звучит фантастически, но в Европе и США уже реализуются поддержанные властями пилотные проекты.

Компания General Motors и альянс «Рено-Ниссан» заявили, что электромобиль станет основным направлением их развития на ближайшие годы, Япония приняла правительственный план по выстраиванию инфраструктуры и выпуску серийного электромобиля, а Китай продемонстрировал электромобиль розничной ценой ниже 15 тыс. долл. США.

Если эти планы осуществятся, то они потребуют масштабных вложений в инфраструктуру, генерацию электроэнергии. Удовлетворить запросы в электроэнергии, вызванные переходом огромного автопарка США, Европы и Японии на электротягу (скорее всего – на гибрид электродвигателя с бензиновым двигателем), будет способна только атомная энергетика.

Соответственно, в ближайшие два десятилетия именно эта отрасль, а также разработка систем безопасности для столь опасного производства будут испытывать серьезный рост. Изменится и ситуация на рынке промышленных металлов: в десятки раз увеличится спрос на литий, в меньшей степени – на медь; уменьшится спрос на палладий и платину.

Главной пострадавшей отраслью при таком развитии событий будет нефтедобыча с нефтепереработкой, так как спрос на бензин существенно снизится. Но снижение спроса – вопрос десятилетий.

Сдвиги будут постепенными, что позволит «нефтянке» в достаточной мере приспособиться к новым уровням, скорее всего – согласовав на правительственном уровне направление и скорость движения процесса электромобилизации мирового автопарка.

Какие российские отрасли пострадают больше всего, а кто сможет «поймать волну»

Сегодня уже пострадали такие отрасли, как металлургия, машиностроение. Рассмотрим, кого еще ожидают удары или, напротив, подарки судьбы.

Прежде всего в выигрыше будут компании, занимающиеся любым ремонтом – от холодильников до электровозов.

Люди будут стараться продлевать срок службы вещей, правда, лишь в случае, если стоимость ремонта будет существенно ниже затрат на покупку новой вещи.

Однако эта тенденция не распространяется на отрасль жилищно-коммунального хозяйства. Практика показывает, что финансирование ремонта зданий, находящихся на балансе местных бюджетов, будет существенно сокращено – почти на 100% (в доходах регионов весомую роль играет налог на прибыль, однако сегодня у компаний практически нет прибыли).

Пострадает и лифтовая отрасль, живущая не только за счет нового строительства, но и в немалой степени за счет замены или модернизации старых лифтов.

В минусе окажется и дорожное строительство, а также все виды бизнесов, ориентированных на местные бюджеты, которые сокращают все капитальные и инвестиционные затраты, оставляя только социальные расходы1.

После падения цен на жилье в Москве до уровня, который был зафиксирован в первой половине 2005 года (до 1500–1800 долл. США за квадратный метр в секторе экономкласса), в стране начнется новый строительный бум – будет реализовываться отложенный потребительский спрос.

К концу 2010 года более-менее заработает ипотека – конечно, в меньших объемах, при большем первоначальном взносе и большей процентной ставке (если не подключится государство).

Рост в жилищном строительстве потянет за собой производителей строительных материалов, мебели, электротехническую отрасль, частично металлургию, розничную торговлю и риелторские агентства.

Последние (серьезно подешевевшие на фоне отсутствия продаж в 2008–2009 годах) в 2010 году могут стать привлекательными для инвестиций при условии, что им удастся сохранить кадровый потенциал.

Следует также отметить рост дешевого фастфуда. Офисные работники не откажутся от привычки обедать в течение рабочего дня, а вот заведения им придется сменить на более дешевые.

Будут востребованы услуги служб трудоустройства, которые в условиях повышенного спроса на рабочие места станут брать своего рода абонентскую плату и финальный бонус в случае трудоустройства. Небольшая плата (в пределах 200–300 рублей в месяц) вполне посильна для зарегистрированного на бирже безработного, а большое количество таких клиентов будет поддерживать агентства занятости на плаву.

Тяжело будет предприятиям, работающим в сфере оборонной промышленности.

С одной стороны, сократятся экспортные заказы, с другой – пустой бюджет поставит крест на планах перевооружения российской армии, которые пока перенесли на период «после 2010 года» (главным шоком для российской власти станет то, что окончание мирового кризиса не будет сопровождаться ростом цен на нефть). Также с существенным сокращением заказов столкнутся те, кто работает в рамках инвестиционных программ «Газпрома» и нефтяных компаний. С финансами в сырьевой отрасли будет трудно еще пять – семь лет, инвестиционные программы основательно сократятся (исключением может стать «Сургутнефтегаз» в силу накопленных этой компанией более чем 10 млрд долларов; впрочем, такой же была ее политика и до прошлого кризиса, когда она хранила и частично потеряла свои деньги в Онэксимбанке).

Дальнейшая девальвация рубля (если она произойдет) вдохнет жизнь в российских автопроизводителей, но не столько в «АвтоВАЗ», сколько в расположенные в России заводы мировых брендов.

Кроме того, она ускорит процесс локализации в России производства автокомплектующих.

Если же девальвация на втором этапе будет достаточно глубокой, то мы станем свидетелями процесса импортозамещения, который несколько улучшит ситуацию в нашей легкой промышленности, сельском хозяйстве и производстве потребительских товаров.

В идеале наш достаточно большой по объему рынок, защищенный от конкуренции с импортной продукцией высокими таможенными пошлинами (которые правительство будет вынуждено поднять для наполнения бюджета), низким курсом национальной валюты и относительно дешевой рабочей силой, сможет заставить иностранных производителей разместить на территории России свое производство, пусть даже ориентированное на удовлетворение внутреннего спроса (все-таки не каждая страна может похвастать более чем 100 миллионами потенциальных потребителей).

Максим Авербух

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *