Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки

Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки

Олеся Тетерина рассказала о влиянии рынка франшиз на малый и средний бизнес

На Московском международном форуме по франчайзингу эксперты и представители бизнес-сообщества обсудили целый ряд мер поддержки рынка франшиз. В числе тех, кто готов сегодня оказать помощь, – профильные ведомства и министерства.

О том, какие механизмы поддержки сегодня уже существуют и что мешает российским франчайзерам выйти на международный рынок, обозреватель «ФедералПресс» побеседовал с заместителем директора департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Минэкономразвития РФ Олесей Тетериной.

Эксперт

Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки подробнее

Олеся Анатольевна, как рынок франшиз сегодня влияет на малый и средний бизнес? Оказывает ли франчайзинг положительный эффект на предпринимательство или, наоборот, отрицательный?

– Давайте начнем с цифр и подумаем насчет влияния. У нас малых и средних компаний по официальной статистике чуть больше шести миллионов, а рынок франшиз сегодня представляет собой 55 тысяч компаний. На сегодняшний день это несущественная доля.

Но при этом такая модель создания бизнеса является очень надежной для тех, кто только-только начинает. Это уже выстроенная модель, это понятное экспертное сопровождение, это явные прозрачные инвестиции, то есть ты точно понимаешь, сколько ты платишь за франшизу, сколько ты инвестируешь.

Это все прописано в бизнес-плане, который тебе дает франчайзер.

Нужно ли стимулировать сегодня рынок франшиз, на ваш взгляд?

– Мы считаем, что его надо стимулировать. У нас история развития франчайзинга в России еще не такая большая. Его зарождение случилось в 2009 году. Сегодня на дворе 2019-й, прошло 10 лет. Развитие франчайзинга шло параллельно с развитием сферы предпринимательства после того, что было в советское и постсоветское время, поэтому говорить о том, что что-то недостаточно развито, пока еще рано.

Сейчас как раз время для того, чтобы посредством таких мощных инструментов, как национальные проект, указ президента, [развивать эту сферу]. Это всех объединяет, создает четкие цели и задачи. Мы видим такой потенциал на региональном уровне.

Все же хотелось бы чуть больше конкретики. Какие инструменты развития рынка франшиз может предложит Минэк?

– У нас есть национальный проект, и там доля средств идет на финансирование региональной инфраструктуры. Сейчас основная поддержка, которую мы оказываем, идет в рамках региональной инфраструктуры. Там выделены соответствующие приоритеты.

Все эти приоритеты прописаны в указе, и мы какую-то часть добавили экспертно со своей стороны в те ниши, которые могут дать соответствующий результат, и франшизы туда входят.

Это значит, что у регионов есть финансирование, есть объекты, созданы организации и есть вот эти выделенные приоритеты, куда включена франшиза.

Какие меры поддержки рынку франшиз и малому предпринимательству Минэкономразвития оказывает уже сейчас?

– В рамках инфраструктуры у нас есть блок услуг, которые мы оказываем. Если говорить про финансовые инструменты, то мы выдаем микрозаймы до 5 млн рублей по ставке на уровне ключевой.

С этого года мы планируем провести эксперимент – сделать дифференцированную ставку на примере банковских продуктов, когда для каждой целевой аудитории предусмотрена соответствующая ставка.

Если это аудитория для нас приоритетная (например, социальный бизнес, франшизы), то это ставка будет составлять половину от ключевой, а если это торговые предприятия, то, допустим, это ключевая, умноженная на два.

Если у предпринимателя недостаточно залогового обеспечения, то он может обратиться в гарантийный фонд, который может выступить за него поручителем. Это тоже региональная инфраструктура, она создана во всех регионах.

Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки

Дальше – образовательные мероприятия. Мы проводим широкий спектр образовательных программ.

В этом году наша задача – повысить уважение со стороны бизнес-сообщества к тем образовательным программам, которые государство предоставляет бесплатно.

Я подчеркну – бесплатно! Мы регионам субсидируем, даем средства из федерального бюджета для того, чтобы они проводили качественные мероприятия для предпринимателей и граждан, которые собираются ими стать.

С Ассоциацией франчайзинга мы договорились о том, что мы сделаем отдельную образовательную программу для тех, кто собирается открывать бизнес по франшизе. Будет отдельный образовательный трек.

У нас есть и консультации широкого спектра. Предприниматель и гражданин может прийти в наши центры «Мой бизнес» в регионах. Мы сейчас продвигаем этот бренд. Это объединение всего того, что я назвала, в одном месте.

Предприниматель и гражданин может узнать, что ему доступно, проконсультироваться и по налогам, что лучше зарегистрировать: самозанятость, ИП или ООО.

То есть общие консультации или консультации, связанные с доступностью мер поддержки.

Мы осуществляем и информационную поддержку. У нас в том числе предоставляется возможность продвижения бизнеса, но к этому не имеют доступ все, потому что средства из федерального бюджета ограничены. Оплачиваются и дизайнеры, и те, кто непосредственно осуществляет работу [по рекламе], поэтому в большинстве своем это проводится на каких-то приоритетах.

Все же мы больше говорили о ситуации на внутреннем рынке. Хотелось бы узнать про внешний рынок. Что-то мешает сегодня выходу российских франшиз на международный рынок и нужны ли здесь какие-то меры поддержки?

Еще по теме

Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки

Алексей Фурсин рассказал о расширении московского рынка франшиз

– Я бы не отделяла здесь франшизы от остальных видов бизнеса. Что мешает вообще выйти малым компаниям на экспорт? Это административные барьеры, незнание культуры той страны, куда ты выходишь. Это страх пересечь границу со своим бизнесом.

Для этого у нас есть помощники на региональном уровне. У нас создана сеть региональных центров поддержки экспорта, которые помогают малым компаниям выходить на международный рынок. Владельцы франшиз могут в том числе туда обратиться.

Что делают экспортные центры? Как они помогают малому предпринимательству?

– Региональные центры возят предпринимателей в бизнес-миссии, они обеспечивают их участие в выставках, они переводят материалы на иностранный язык, сайты на иностранный язык, на язык той страны, куда хочет выйти предприниматель. Они ищут партнеров. Это достаточно комплексная история. Главное, чтобы предприниматель сам этого захотел и к этому был готов.

Много ли предпринимателей обращается за подобными услугами?

– У нас в последнее время планомерный рост. Мы эту инфраструктуру в 2010-м создали, но раскручиваем только в последние три года, когда это стало приоритетом правительства. Я вам могу сказать, что за прошлый год у нас около 12 тысяч предпринимателей обратились в центр поддержки экспорта. Всего МСП-экспортеров – 44 тысячи. Где-то одна четвертая от всех экспортеров – это наши клиенты.

ФедералПресс / Виктор Вытольский

С товаром на выход | рынок на рбк+

Что мешает российскому малому бизнесу завоевывать зарубежные рынки?

Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки

ТАСС

На 30 тыс. малых предприятий, занятых сегодня в экспорте продукции и услуг, приходится $0,5 млрд экспортной выручки в год, рассказывает доцент Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Виктор Солнцев.

Учитывая, что в стране 5 млн зарегистрированных предприятий, «это капля в море, а полмиллиарда долларов — всего лишь 0,2% от объема российского экспорта, величина бесконечно малая, особенно в сравнении с аналогичными показателями развитых и даже развивающихся стран», говорит эксперт.

Участие российских компаний малого и среднего бизнеса в несырьевом экспорте не превышает 9% — приводит данные Росстата и ФТС заведующий кафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов. Однако, по его словам, на момент принятия Программы развития малых и средних предприятий (МСП) до 2030 года эта цифра не превышала 5–6%.

Причины такого положения дел «связаны и с общей низкой долей МСП в экономике на фоне доминирования крупных госструктур, и со специфическими сложностями малого бизнеса в экспортной сфере: у него меньше возможностей для масштабного изучения внешних рынков сбыта и поиска надежных партнеров, маркетингового продвижения товаров, доступа к финансированию», говорит ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман.

«Выход на мировые рынки возможен только с продукцией высокого качества, сертифицированной по международным стандартам. Российская несырьевая продукция всегда с трудом преодолевает тяжелые административные барьеры при входе на насыщенные всевозможными товарами европейские, американские и даже развивающиеся азиатские рынки», — говорит Виктор Солнцев.

По его словам, доверие к российским производителям практически на нуле, а уровень качества поставок не стабилен. «Есть и другая крайность — российские высокотехнологические приборы, системы диагностики и управления, материалы и технологии иногда опережают мировой уровень.

Сертификация таких образцов маловероятна, так как каждая страна лоббирует интересы прежде всего своих компаний», — добавляет Виктор Солнцев.

Стимулы и преференции

Президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин считает, что в поддержке инициатив МСП по экспорту продукции и услуг очень важна помощь государства. Прежде всего это «финансовые преференции и налоговые стимулы», говорит он.

По словам президента ТПП, 2 февраля 2018 года Минэкономразвития определило список банков — участников программы льготного кредитования МСП под 6,5%.

Получить льготный кредит предприниматели могут в 15 банках, которым будут предоставлены субсидии из федерального бюджета на возмещение недополученных доходов по кредитам, выданным субъектам МСП по льготной ставке на реализацию проектов в приоритетных отраслях.

Сроки льготного кредитования составляют десять лет на инвестиционные цели и три года — на оборотные.

Кредиты будут выдаваться на проекты в сельском хозяйстве, обрабатывающих производствах, строительстве, транспорте и связи, туристской деятельности, здравоохранении и утилизации отходов, а также в сфере общественного питания и бытовых услуг и других отраслях.

«К тому же льготные кредиты и сниженные ставки налогообложения создают привлекательный инвестиционный климат и способствуют притоку частного капитала. Например, в конце 1950-х годов в Японии был принят закон об электронной промышленности, который подразумевал специальные кредиты и налоговые льготы для фирм, которые развивали и использовали современные технологии производства. Благодаря этому закону Япония к началу 1980-х годов вышла в лидеры в области микроэлектроники», — рассказывает Сергей Катырин. Примерно то же самое происходило и в Китае — в свое время правительство этой страны уменьшило ставку НДС с 17 до 3% для местных разработчиков и производителей полупроводниковых компонентов, а в 2005 году полностью отменило для них НДС.

Читайте также:  Какое удовольствие получил клиент: простой способ это проверить

Глава ТПП убежден в необходимости нового комплекса мер по повышению доступности финансов для среднего производственного бизнеса. «Надо, чтобы деньги шли на конкретные инвестиционные проекты с высокой добавленной стоимостью.

Одним из инструментов, которые могут существенно повысить инвестиционную привлекательность производственной сферы экономики, стало бы снижение ставки налогообложения тех доходов компаний, которые получены в результате реализации запатентованной продукции», — говорит Сергей Катырин.

В частности, такую практику, по его словам, уже ввели в разных формах ряд стран ЕС и Китай.

Страхи и барьеры

Регистрация компании вне российской юрисдикции, говорит Виктор Солнцев, позволяет эффективнее капитализировать бизнес, упростить логистические процессы, получить доступ на рынки и больше шансов на доверие потребителя.

«Чтобы поднять долю МСП именно в отечественном несырьевом экспорте, о чем так часто стали говорить в российском правительстве, нужно пересмотреть приоритеты и структуру развития всей экономики, ориентированной сегодня только на сырьевой экспорт госкорпораций и госкомпаний», — убежден эксперт.

Экспортные возможности российского малого бизнеса ограничены уже тем, что он преимущественно основан на торговле и услугах населению, а промышленное производство не превышает 8–10% в общем объеме, считает Дмитрий Завьялов.

К тому же, как показали опросы, большинство руководителей МСП считают экспорт уделом крупных корпораций, а сами экспортные процедуры настолько сложными, что, по их мнению, осилить их малому бизнесу невозможно. По мнению Дмитрия Завьялова, финансовые риски и заморозка денежных средств, трудоемкость и длительность процедуры возврата экспортного НДС — все это отпугивает малый бизнес.

«Государство старается помочь с решением перечисленных проблем, на этом направлении активно работают ТПП, Российский экспортный центр, центры поддержки МСП. Наряду с информационно-консультационной поддержкой существуют программы льготного кредитования экспортеров», — отмечает Дмитрий Завьялов.

Однако, по его словам, с точки зрения масштабов государственной поддержки экспорта Россия далека от Китая и США, где Экспортно-импортный банк за счет кредитования покупателей американских товаров из других стран простимулировал экспорт товаров из США на сумму почти $500 млрд.

Эксперты считают, что шансы завоевать зарубежного потребителя есть у российских сельхозпроизводителей, представителей туристического бизнеса, легкой промышленности, большой потенциал они видят в экспорте продукции предприятий наукоемких и высокотехнологичных отраслей.

Виктор Солнцев в качестве успешного примера называет НПО «Белмаг» (Магнитогорск), которое с помощью технологий упрочнения металлов, разработанных учеными Магнитогорского технического университета, производит шаровые опоры и другие комплектующие для всемирно известных автомобильных брендов.

По оценкам Сергея Катырина, к успешным предприятиям относится подмосковная компания «Текстиль — М», которой ТПП помогает с поисками финансирования и выходом на зарубежные рынки.

Компания уже заняла лидирующие позиции в разработке и производстве огнезащитной спецодежды для предприятий нефтегазовой отрасли, выиграла тендер на поставку своей продукции в Сербию и начала строить там производственную базу с расчетом выйти на европейские рынки.

Дмитрий Завьялов среди компаний, которые добились успеха на международном рынке, называет производителя туннельных микроскопов НТ-МДТ, балетную обувь Grishko, производителя компьютерных игр Alawar, «хотя эти компании давно переросли понятие малого бизнеса». 

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Что мешает малому и среднему бизнесу выходить на экспортные рынки

Открытие первого в России Центра Поддержки Экспорта (ЦПЭ). Петр Ковалев

Петербургский малый бизнес активно экспортирует свои товары, несмотря на то что в стереотипном представлении экспортер — это крупный холдинг с огромным ассортиментом и офисами в разных странах.

Например, ИП Ирина Баранова, основательница и дизайнер марки свадебных платьев «Миламира», 60% выручки получает от розничных продаж за рубеж. Производитель рафтов TimeTrial поставляет их в Европу, имея при этом годовую выручку около 15 млн рублей.

А владелец марки Shulz Александр Иванов продает велосипеды по всему миру, от Франции до Сингапура. Оборот его компании — около 30 млн рублей.

Способы продвижения у всех разные, чаще всего это международные соцсети вроде «Инстаграма», личные профессиональные связи, сотрудничество с крупными брендами. Разнятся и причины успеха: для США и Европы это может быть низкий курс рубля, для стран СНГ — более низкая конкуренция.

Для любой страны будет работать качество и уникальность продукции. Но безусловно, малому бизнесу экспортировать всегда сложнее: чтобы получить прибыль, нужны ресурсы и вложения, а их у небольших компаний часто не хватает.

Эксперты рассказали «ДП», как справиться с минимальными затратами.

Зачем вообще малому бизнесу экспорт?

Выход в другие страны не только расширяет спрос, но и делает аудиторию более разнообразной. Это страховка на случай кризиса или перемены моды, и это возможность найти покупателей для уникального товара.

Например, в России, несмотря на население в 140 млн человек, может не хватить желающих купить, например, коллекционных кукол или дорогую экипировку для модного вида спорта. Кстати, по отзывам бизнеса, низкая платежеспособность людей в России — очень распространенная причина выхода малых фирм за рубеж.

Владислав Варшавский, управляющий партнер юридической компании «Варшавский и партнеры», добавляет, что экспорт интересен малому бизнесу не только как способ расширения рынка сбыта. «Это еще и возможность снизить налоговую нагрузку на бизнес, — поясняет он.

— При вывозе товара в другую страну малому предпринимателю возвращается сумма НДС в полном объеме. И у Петербурга есть преимущество: близость к европейскому рынку, что ведет к снижению транспортных издержек».

Название марки для экспорта у петербургских предпринимателей чаще всего такое же, как и внутри страны: TimeTrial, Shulz и другие.

Но если бренд записывается кириллицей и состоит из русских слов, самое главное — проверить с помощью носителей языка, на что похоже это слово, благозвучно ли оно для местных жителей.

Например, «Миламира» название не меняла, а просто записала латиницей: Milamira Bridal.

«Прежде чем выходить на экспорт, нужно зарегистрировать свой товарный знак на территории выбранной страны, для этого он обязательно должен быть зарегистрирован и в России, — добавляет Алексей Федоряка, руководитель департамента промышленной собственности патентно-адвокатского бюро «Гардиум». — Это нужно как минимум для того, чтобы не столкнуться на зарубежном рынке с другим игроком, товарный знак которого будет сходным до степени смешения с вашим. Причем сходство до степени смешения — это ассоциация товарных знаков между собой, она может присутствовать, даже если есть отдельные отличия». Он добавляет, что экспертиза, которую государство проводит при подаче заявки на регистрацию, гарантирует, что таких знаков в выбранной стране не будет. А вот если они найдутся постфактум — производителю это грозит запретом на реализацию товара, его изъятием и выплатой штрафа.

Что нужно сделать перед тем, как выйти на экспорт?

Виталий Литвиненко, руководитель экспортного отдела компании «Промет», считает, что перед выходом на внешний рынок нужно приложить максимум усилий для реализации на внутреннем. «Когда у компании будет понимание, что продукт интересен и конкурентоспособен, выход на экспорт пройдет успешнее.

Поэтому очень важно решить проблемы с качеством продукта на этапе «до», иностранные покупатели гораздо более требовательны, в той же Европе действуют более строгие стандарты качества, чем у нас, — рассуждает он. — Без соответствующей сертификации туда просто не попасть.

Стоит идти на экспорт, если вы производите действительно качественный продукт, производственные мощности позволяют удовлетворить рыночный спрос и уже достаточно сил, чтобы заявлять о себе в мире».

Он советует как можно больше общаться, ездить на выставки и показывать свой продукт. «Это должно быть не разовое мероприятие, а непрерывная работа.

Необходимо постоянно напоминать о себе, говорить, приучать покупателя, видеть конкурентов, непрерывно искать новые идеи и то, что можно улучшить в своем продукте, — продолжает Литвиненко.

— В Петербурге, как и в Москве, главная особенность экспорта — большие издержки, которые обусловлены высокими зарплатами сотрудников, соответственно, производить товары дороже, чем в других регионах России.

С другой стороны, может сыграть близость финской границы — больше возможности пообщаться с европейцами, понять их стиль ведения бизнеса. Мы самим начинали экспорт со стран бывшего СССР. На тот момент для нас эти рынки были более понятны — схожий менталитет и методы ведения бизнеса, а также проще логистика благодаря общим границам. И всем советую начать со стран, которые входят в Таможенный союз».

Каких сложностей ожидать?

Екатерина Дьяченко, основательница онлайн-платформы для экспорта товаров российских производителей B2B-Export, рассказывает, что основные сложности российских предпринимателей при попытках попасть на иностранные рынки связаны со слабым знанием языков и отсутствием навыков ведения международного маркетинга. «Выиграть на мировых рынках без профессионального подхода к продажам сложно. Упаковка, продвижение, профессиональное коммерческое предложение, обоснованная и конкурентная цена, качественные презентационные материалы на иностранных языках, понимание потребности клиента, знание своих конкурентов, понимание мировых стандартов взаимодействия — часть арсенала предпринимателя», — добавляет она. Все это не обязательно требует огромных финансовых затрат, но зато требует времени и подготовки.

Виталий Литвиненко добавляет, что Россию на внешних рынках видят как поставщика ресурсов. «Но мало кто знает, что в нашей стране активно производятся сложные технологичные товары, — сетует он.

— Поэтому часто при выходе на экспорт компании приходится многое доказывать, завоевывать доверие, выстраивать долгосрочные отношения. Но в этих усилиях нет смысла, если проект краткосрочный и нацеленный на получение быстрой прибыли. Экспорт — это долгий и затратный процесс.

В конечном счете он полностью себя оправдывает, просто нужно настроиться на долгий путь». Многие предприниматели рассказывают, что российским фирмам действительно не доверяют в IT-сфере и сложных производствах. В других сферах предвзятое отношение встречается реже.

Некоторые отечественные технологичные фирмы регистрируют офисы, например, в Прибалтике и скрывают свое происхождение. Но это не единственный путь: примеров производителей, которые открыто называют себя российскими, тоже немало.

Читайте также:  Как стать импортером из России в Беларусь: опыт поставщика моторных масел

Как выбрать страну?

«Оригинальные товары будут пользоваться спросом на развивающихся рынках: российские товары обладают высоким качеством, конкурентны по цене, — уверена Екатерина Дьяченко.

— Государства развивающихся стран стараются привлечь не только крупных игроков, они создают максимально благоприятные условия зарубежному малому и среднему бизнесу для выхода на свои рынки.

На развивающихся рынках нет производства конечных продуктов во многих категориях, это могут быть не очень заметные, зато очень существенные по объему товары». Примеров немало: петербургская фирма «Вибротехник» поставляет дробилки в африканские страны, ООО «ЭнергопромАвтоматизация» работает в Найроби.

Производители товаров массового спроса, напротив, идут в Европу и США. Российские дизайнерские платья, обувь и спортинвентарь часто оказываются дешевле местных, но качественнее китайских.

Как облегчить себе путь в другие страны?

«Один из способов выйти на новый рынок — найти партнера, — говорит Екатерина Дьяченко. — Но подбор надежного партнера может оказаться дорогим удовольствием: поездки, налаживание контактов, переговоры, доработки продукта требуют вложений.

Такая тактика может сработать на богатых рынках, где продавать проще, чем на бедных. Тендеры, участие в выставках и открытие представительств — тоже действенные и работающие инструменты.

Но без поддержки в формате электронной торговли их уже недостаточно».

Онлайн-магазины — действительно один из первых и самых распространенных шагов, которые предпринимают петербургские экспортеры. Они организовывают продвижение, доставку и прием платежей из других стран, и зачастую этого вполне хватает для работы за рубежом.

Как сэкономить?

Ирина Баева, управляющий директор компании Regus в России, напоминает, что во многих странах без физического присутствия нельзя обзавестись банковским счетом и поставить компанию на учет, приходится для этого снимать офис. «Для малого бизнеса это проблема, но сейчас существуют виртуальные офисы, — говорит она.

— Эта услуга включает почтовый и юридический адрес в нужном городе, местный номер телефона. Звонок переадресовывается на другой номер, или на него отвечает секретарь. А уже после того как новый рынок прощупан, следующий логичный шаг — открытие собственного постоянного офиса со штатом сотрудников.

При этом мы рекомендуем для начала снять меблированный офис в краткосрочную аренду, с возможностью оперативно увеличивать помещения или переводить их в другую локацию».

Также предприниматели советуют завести страницы компании в международных соцсетях и выкладывать фото с хэштегами. Даже если вы не будете нанимать специалиста по профессиональному продвижению, это бесплатная и несложная возможность найти потенциальных клиентов.

Когда не нужно выходить на рынки других стран?

«Нет смысла экспортироваться, когда производственных мощностей недостаточно, и вы еле-еле справляетесь со спросом на внутреннем рынке», — отмечает Виталий Литвиненко.

Владелица кондитерского производства «Кусочек счастья» Светлана Казновская добавляет, что для этого к тому же подходят не все товары.

«В целом для малого бизнеса в любой стране экспорт полезен и осмысленен, посмотрите, сколько китайских малых компаний продают свои товары у нас, — рассуждает она. — Но, например, наши тортики — не тот товар, который можно экспортировать.

Если только в заморозке, но в этом случае затраты и выход на нужный объем производства превратят нас не в малый бизнес, а во вполне себе средний. Так что смысл есть, если продукты не портятся, если они иновационны и такого нет за рубежом, или себестоимость у них ниже, чем у таких же за границей».

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Что мешает малому бизнесу выходить на внешние рынки?

Рост несырьевого экспорта – одна из целей, обозначенных Владимиром Путиным в недавнем послании Федеральному собранию. Через шесть лет его объем должен вырасти вдвое – до 250 млрд долларов в год. Минпромторгу поручено расширить поддержку вывоза российской продукции, особенно инновационной и высокотехнологичной, за рубеж.

Однако экспортеры сомневаются в эффективности господдержки.

По мнению Дмитрия Балаболина, главного конструктора предприятия AEF, производящего оборудование по акустической заморозке продуктов питания, выходу малого и среднего бизнеса на простор мирового рынка мешают оторванность чиновников от торговой практики и комплекс неполноценности по отношению к иностранным технологиям.

Стартовые невозможности

– Прежде всего, надо удалить барьер для вхождения на иностранный рынок – финансовый барьер. Когда вы только выходите на зарубежный рынок, то продаете по чуть-чуть. Вы не можете сразу стартовать с грузовиков. Приведу реальный пример: я продал в Финляндию одну тонну защитной краски, произведенной в России инновационным предприятием.

Рейс грузовика до Финляндии стоит примерно 2,5 тысячи евро, и отгрузка одной единственной паллеты в сборном грузе стоит столько же. Если я продаю краску фурами, стоимость доставки составит 10% от стоимости груза, а если попытаюсь продавать паллетами (ведь у меня ее не берут сначала фурами), цена доставки превысит цену груза.

Долгое время я должен компенсировать эти затраты за свой счет. Но у меня нет таких денег!

Еще я должен перевести всю информацию о продукции на упаковке на другой язык, выпустить точно такую же банку, но с английским текстом. Однако я не могу выпустить одну банку – мне нужно выпустить тысячу, чтобы их стоимость была более-менее приемлемой.

Я получал от финнов деньги сложнейшим путем, потому что наши и финские банки не имеют прямых отношений по приему денег. Пришлось получать через банк корреспонденцию другого банка, что многократно все запутало.

Иностранцы, которые у меня покупают, – небольшие клиенты. От них требуется сумасшедший уровень желания купить мой товар, чтобы преодолеть эти проблемы. Естественно, у них его нет, ведь они нормальные покупатели. Все это отсекает производства, которые стартуют на чужом рынке с небольшими партиями товара.

Плюс еще требуются маркетинговые усилия. Для выхода на иностранный рынок вам надо понимать, что на нем происходит, какая продукция продается, сколько она стоит, какого качества, какова сумма дистрибуции, как товар попадает на полки магазинов, какие виды краски закупают для покраски заднего кронштейна «мерседеса»… Надо знать, как на этот рынок вы можете попасть.

Есть механизм участия в выставках. Но выставка демонстрирует вашу продукцию неопределенному кругу лиц – неизвестно, купят у вас что-то или нет. Для тех, кто уже давно на рынке, выставка – это встреча со старыми клиентами, но на старте вам надо походить по магазинам и провести исследование.

А значит, нужен человек со знанием языка, который несколько месяцев собирает информацию и нанимает квалифицированный персонал.

Малым экспортерам нужен дом

Решаются все эти проблемы просто – организацией единого торгового дома с единой логистикой для всех российских производителей. По сравнению, по крайней мере, с Китаем мы делаем отличные мясные и куриные полуфабрикаты. При этом еду производит именно малый бизнес. Конечно, есть «Останкино» и «Черкизово», но также и огромное количество маленьких цехов.

Они не в состоянии доехать до Китая, организовать там торговый дом, снять склад. Каждый из них в отдельности не может преодолеть экспортный барьер. Они либо должны между собой договориться, как сделала Valio, объединившая 26 тысяч фермеров в кооператив, или государство должно создать для них торговый дом.

Но этот процесс должен возглавить не чей-то сын, а человек, который что-то куда-то когда-то продавал и чувствует, что это такое.

Бюджет должен субсидировать непрерывное движение грузов до офисов торгового дома в Берлине или Гамбурге.

Допустим, каждую неделю туда приходит сборный грузовик, а экспортеры платят за доставку по цене сборника: 200 евро за паллету (в грузовик входит 30 паллет).

Если государство откроет такую «лавочку» со складом, то небольшие производители смогут включиться в экспортную цепочку. Если же такой, заранее организованной, цепочки нет, все усилия по поддержке экспорта обычной продукции будут тщетными.

Промышленный комплекс неполноценности

Мы выпускаем самый крутой в мире морозильник, который стоит 25 тысяч долларов, и можем себе позволить оплатить сборный груз. Но мы – единичный случай. Обычно все начинают с дешевой продукции, с топоров и вил. Если кубометр вашей продукции стоит 20 тысяч долларов, вы ее продадите за границу, но такую продукцию у нас в России почти никто не выпускает.

Есть программа по трансферту технологий в Россию.

Вопрос: а зачем нам сюда трансфертить технологии? Мы уже делаем лучшие в мире холодильники, производим самое дешевое и лучшее в мире защитное покрытие, которым пользуются все строители, делаем охрененные ракеты, ядерные реакторы и лучшие сосиски, как ни странно. Зачем помогать каким-то иностранцам продавать сюда свои технологии вместо того, чтобы помочь нашим производителям наши технологии продать туда? Это называется «комплекс неполноценности».

Далеки от народа

Российский экспортный центр не помогает малым и средним предприятиям. Например, мне надо продать в Европу морозильник. РЭЦ готов спонсировать европейскую сертификацию моей продукции.

Но сначала я должен сделать все документы, изготовить опытные образцы, заплатить за сертификацию, и лишь затем центр обещает компенсировать мне эти затраты – 400-500 тысяч рублей. Однако у меня нет гарантии, что они это сделают.

У них нет обязательства компенсировать мне затраты по первому требованию. Я должен заплатить, а потом они в течение нескольких месяцев вернут мне деньги или не вернут. Риски – огромные.

Читайте также:  Что делать, если пришла налоговая и другие органы: подборка советов и историй

Раньше они заявляли, что готовы оплачивать сертификацию постфактум, а после Нового года сказали, что готовы делать это заранее. Отлично! Но что сегодня? А сегодня мне отвечают: «У нас нет никаких документов, мы переходим на новый вариант и ничего не компенсируем».

РЭЦ прорабатывает какие-то маршруты доставки на экспорт. Но все это – не для малого бизнеса, а для «Газпрома». Когда у тебя есть контракт на поставку ста грузовиков, это актуально. Но они знать не знают, что волнует малый и средний бизнес.

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

По прогнозам Министерства промышленности и торговли, несырьевой экспорт в 2019 г. превысит $160 млрд. При этом за прошлый год рынок вырос на 12% до $151 млрд. Государство активно поддерживает развитие несырьевого экспорта, стимулируя участие в нем крупнейших предприятий.

Есть множество программ, предлагающих льготы крупному бизнесу, – субсидирование ставок, льготное страхование рисков, отсрочки по уплате НДС и т. п. В нацпроекте на поддержку экспорта до 2024 г. предусмотрена существенная сумма – 957 млрд руб.

Но вся госпомощь рассчитана на крупные предприятия.

Мы в банке также наблюдаем рост спроса на участие во внешнеэкономической деятельности (ВЭД), причем больше всего – со стороны малых и средних предприятий (МСП). Есть отрасли, в которых наиболее ярко наблюдается этот тренд. Сейчас много консультаций проводят компании, которые планируют экспорт леса в Китай, год назад этого не наблюдалось.

Кроме того, достаточно часто поступают вопросы о проведении платежей для расчетов с зарубежными контрагентами, с которыми ранее компании не работали: чаще возникает недопонимание, как правильно оформить платежные документы при расчетах со странами ближнего зарубежья, ОАЭ и Китаем.

Это, безусловно, свидетельствует о расширении масштабов ВЭД представителями малого и среднего бизнеса.

Также стоит отметить явную тенденцию МСП на отказ от услуг профессиональных брокеров в пользу самостоятельного ведения ВЭД.

На этом пути малый и средний бизнес сталкивается с рядом трудностей.

Одна из главных – поиск контрагентов за рубежом. Часто сложности связаны с отсутствием в компании человека, который бы отвечал за ВЭД (изучал валютное законодательство, знал все формы документов и т. д.), с неопределенностью при разработке логистических цепочек.

По опыту скажу, что владельцы небольшого бизнеса часто недооценивают свои обязательства при ведении ВЭД. Это может привести к печальным последствиям вплоть до блокировки счета, что грозит полной остановкой операций. Так, по данным агентства MAGRAM Market Research, опросившего в апреле владельцев и руководителей 2300 компаний МСП более чем из 20 регионов, 20% респондентов в 2018 г.

столкнулись с блокировкой счета, причем 43% из них указали на ее серьезные последствия. В половине случаев причиной стали сами предприниматели, например, из-за просрочки по уплате налогов или нарушения правил сдачи налоговой декларации.

Некоторые компании сталкиваются с мошенничеством, теряют достаточно крупные суммы при проведении авансовых платежей за товар и не могут добиться возврата средств.

Для МСП существует несколько альтернатив финансирования ВЭД: кредит на пополнение оборотных средств, финансирование при поддержке экспортно-кредитных агентств, Российского экспортного центра или с использованием инструментов финансового рынка, к примеру, валютного свопа. Какому варианту отдать приоритет, зависит от многих параметров. При выборе кредитования, например, важно учитывать, что отсутствие у компании обеспечительного залога является для банков основанием для отказа в выдаче кредита.

В зависимости от инструмента различаются и стоимостные условия. Рассмотрим простой пример: сравниваются кредит и финансирование в евро на 360 дней (год).

При прочих равных ставка по кредиту в евро составит 3,26% годовых, тогда как эффективная (то есть приведенная к годовой) ставка за постфинансирование аккредитива будет равна EURIBOR + 2,75%.

Значение EURIBOR сейчас отрицательное, но финансирующими банками принимается за ноль.

То есть использование аккредитива с постфинансированием в иностранной валюте может быть дешевле кредитования, но и особенности у каждой из альтернатив свои. Поэтому кроме процентной ставки важно учитывать, насколько схема работы и условия использования инструмента соответствуют потребностям и возможностям бизнеса.

По прогнозам Минэкономразвития, экспорт товаров по итогам года должен составить $437 млрд, импорт – $271,7 млрд. По итогам 2024 г. показатели должны вырасти на 15 и 34% до $505,5 млрд и $365,4 млрд соответственно.

Очевидно, что одну из ключевых ролей в этом приросте может сыграть малый и средний бизнес. По данным нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», доля МСП в общем объеме несырьевого экспорта к концу 2024 г. должна увеличиться до 10%.

Чтобы стать драйвером роста в том числе несырьевого экспорта, предпринимателям нужна поддержка. Среди большого количества программ поддержки бизнеса отсутствует главная, но элементарная – субсидирование процентной ставки для малых и средних предприятий, занимающихся ВЭД.

Между тем системообразующие предприятия уже получили такую возможность в рамках Корпоративной программы повышения конкурентоспособности (КППК, постановление правительства РФ № 191 от 23.02.2019).

Повышенный интерес к таким программам подтверждается цифрами: на участие в КППК были поданы рекордные 800 заявок.

Доступ МСБ к ряду госпрограмм и льгот в последнее время был облегчен – например, смягчены условия его участия в госзакупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Хочется надеется, что к участию в госпрограммах по поддержке экспорта малый и средней бизнес также в скором времени будет допущен.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Выйти на зарубежные рынки: как предпринимателям получить экспортные субсидии

С 24 февраля начинается прием заявок от столичных компаний на получение финансовой поддержки экспортной деятельности.

С помощью городских субсидий предприятия смогут частично компенсировать затраты на транспортировку своей продукции за рубеж, получение охранных документов, сертификацию систем менеджмента качества и подтверждение соответствия товаров зарубежным требованиям.

«Благодаря изменениям в законодательстве, вступившим в силу в прошлом году, процесс получения финансовой поддержки экспорта от Правительства Москвы максимально упрощен. В 2019 году в рамках субсидиарной поддержки экспорта мы выдали более 70 миллионов рублей 50 столичным компаниям. В этом году в городском бюджете на эти цели предусмотрено 200 миллионов рублей. Мы сможем удовлетворить еще большее число заявок и призываем столичных предпринимателей активнее пользоваться данной возможностью», — рассказал руководитель Департамента предпринимательства и инновационного развития города Москвы Алексей Фурсин.

Субсидии на сертификацию экспортной продукции и систем менеджмента качества, а также на получение патентов и свидетельств предоставляются в размере не более 50 процентов от экспортной выручки. Выплаты на транспортировку товаров за пределы России не могут превышать 20 процентов от стоимости перевозимой партии товаров.

В денежном выражении субсидии на сертификацию экспортной продукции, на получение патентов и свидетельств и на логистические затраты предоставляются в объеме не более трех миллионов рублей, а на сертификацию систем менеджмента город готов предоставить не более 500 тысяч рублей.

Работа на перспективу: что делает город для предпринимателейПродукцию промышленных предприятий Москвы экспортируют в более чем 180 стран мира

Основная целевая аудитория, на которую рассчитана данная мера финансовой поддержки, — предприятия малого и среднего бизнеса. Субсидии на транспортировку товаров за пределы России будут предоставляться уже действующим экспортерам, а все остальные — еще и потенциальным.

Получить финансовую поддержку могут юридические лица и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные в столице не менее чем за полгода до подачи заявки.

У компании должна отсутствовать задолженность по налогам и иным обязательным платежам, превышающая 100 тысяч рублей. В отношении соискателя не должны вестись процедуры реорганизации, ликвидации или банкротства.

Компания не может быть иностранной, а доля участия иностранных юридических лиц в ее уставном капитале не должна превышать 50 процентов. При этом она должна относиться к сфере несырьевого неэнергетического экспорта.

Подать заявку на получение субсидий можно в Московском экспортном центре. Прием документов продлится до 30 апреля.

Получить подробную информацию о требованиях к компаниям и правилах оформления документов можно у консультантов центра по телефону: +7 (499) 350-09-10. На сайте центра можно оставить заявку на обратный звонок.

В 2020 году компании Москвы представят свою продукцию на выставках в 12 странахМосковский экспортный центр организует для предпринимателей 13 поездок за рубеж

Московский экспортный центр, подведомственный Департаменту предпринимательства и инновационного развития города, был создан в ноябре 2017 года для продвижения продукции столичных производителей на зарубежные рынки. Он работает с предпринимателями в области финансовых и нефинансовых мер поддержки по принципу единого окна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *