Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

12 марта 2018 | Время чтения 10 мин

Георгий Малинецкий, 12 марта 2018, 02:42 — REGNUM Выступление заведующего отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики им М.В. Келдыша, профессора, доктора физико-математических наук Георгия Геннадьевича Малинецкого на Абалкинских чтениях Вольного экономического общества 6 марта 2018 года в Москве.

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

«Абсурдно говорить о какой-то цифровой экономике, не имея элементной базы».

Жорес Алфёров.

Для меня большая честь выступить перед вольными экономистами России. Я имею честь работать в Институте прикладной математики имени М.В. Келдыша, являюсь членом научного совета Военно-промышленной комиссии. Этим определяется угол зрения.

Великий экономист, демограф и математик Томас Мальтус полагал, что численность человечества растет по экспоненте, в одинаковое число раз за одинаковые промежутки времени.

И действительно, каждый вид — от амеб до слонов — растет по этому закону, если есть избыток ресурсов, кроме нас с вами. Мы — суперхищники.

В течение миллиона лет мы росли гораздо быстрее, по красной кривой.

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Глобальный демографический переход

Это гипербола. Асимптота гиперболы, которую на Западе называют «точкой сингулярности», а в нашей математической школе «точкой обострения» — 2025 год.

И сейчас происходит главное событие в мировой истории: XXI век войдет в историю не как век атома, век космоса или даже век цифровизации, он войдет в нее как век глобального демографического перехода, который меняет алгоритмы развития человечества.

Почему мы росли не так, как все остальные виды? Мы — технологическая цивилизация. Мы научились передавать информацию и жизнеобеспечивающие технологии в пространстве (из региона в регион) и во времени (от поколения к поколению).

В связи с демографическим переходом меняется радикально всё. Сейчас в развитых странах из 100 человек в сельском хозяйстве работают двое, в промышленности — 10, в управлении — 13.

Спрашивается, а что же должны делать ещё 75 человек? Ответов два.

Ответ, который даёт Барак Обама, прост — мы построим многоэтажный мир, и пусть другие (те, кто не входит в «золотой миллиард») живут, как хотят.

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Ответ второй — традиционные ценности: каждый имеет право на жизнь. Именно этот ответ отстаивает Россия. По сути дела, именно сейчас будет решаться вопрос, по какому пути пойдет мир. И здесь нет пространства для компромисса.

Теперь о том, что касается собственно «цифры». Вот эти данные мы получили из США в феврале 2017 года.

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Динамика темпов роста мультифакторной производительности по Р. Солоу

Здесь показана скорость роста мультифакторной производительности (труда и капитала). Обратите внимание, что она равнялась 2,5% всего лишь 10 лет — в золотое десятилетие с 1958 по 1968 год.

Именно за это время удалось создать «золотой миллиард». Это обеспечили всего лишь три инновации, которые не имеют отношения к компьютерам.

После этого скорость роста мультифакторной производительности падала, и вот сейчас она упала в 10 раз по сравнению с тем, что было.

В 2000 году лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Солоу проанализировал, в каких отраслях компьютер позволил поднять производительность труда. И выяснил, что таких отраслей нет, кроме одной — это производство самих компьютеров.

За время развития вычислительной техники производительность компьютеров выросла в 250 млрд раз. Ни одна технология не знала ничего похожего. Компьютеры тотально внедрены, но скорость роста мультифакторной производительности при этом упала в 10 раз. Компьютеры не дали возможность сэкономить ничего.

Мы переживаем острый кризис производительности.

С другой стороны, компьютеры сделали неравенство очевидным. И сейчас примерно 6 млрд человек говорят:

«Отдайте нам наше. Дайте нам жить, как тот самый «золотой миллиард».

И у человечества несколько альтернатив. Первая альтернатива — бесконечные реформы, в результате которых мы постепенно скатываемся в Средневековье.

Вторая — это мировая война, которая отбросит развитие многих регионов на столетия назад и заставит их примириться со своим жалким положением.

И, наконец, третья альтернатива — это те технологии, которые мы с вами, может быть, сумеем найти, которые будут экономически значимы и которые, скорее всего, не будут связаны с компьютерами.

* * *

В начале этого года на русском языке вышла книга Клауса Шваба «Четвертая промышленная революция». Ее автор — создатель Давосского экономического форума.

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Четыре промышленных революции

По его мысли, у нас с 2015 года началась революция, связанная с мобильным интернетом, миниатюрными производственными установками, искусственным интеллектом и обучающимися машинами. Около 1000 экспертов, которые были привлечены на Давосский экономический форум, предсказали, что до 2025 года в жизни человечества произойдёт 21 поворотный момент:

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

21 поворотный момент, которые должны произойти в жизни человечества до 2025 года

Один поворотный момент мне очень понравился — это вживляемый мобильный телефон. Когда я спросил американских предпринимателей: «Вдумайтесь в то, что вы говорите». Даже сегодня, когда наш телефон выключен, спецслужбы легко определяют наше местоположение. Но что будет при имплантированном телефоне? Никаких проблем — постоянный тотальный контроль. Их ответ:

«Каждый, кто вживит себе телефон, будет знать о состоянии своего здоровья, и мы об этом будем знать и давать за это прибавку к зарплате. Ну какой же дурак откажется?»

Также предполагается, что 10% будет носить одежду, подключенную к сети интернет. Это означает, что каждый такой человек носит на себе детектор лжи. И так далее.

По сути дела — это технологическая реализация того, что было показано в фильме «Матрица», который сняли братья Вачовски в 1999 году. Элиты, составляющие один процент населения, не могут справиться с реальными проблемами, и погружают 99% населения, которые не нужны для производства, в наркотический сон. А сами распоряжаются дискурсом.

Теперь давайте посмотрим, зачем нужны компьютеры. Они играют важнейшую роль. Но не экономическую. Они играют социальную роль. Они являются убийцами нашего свободного времени.

Пять лет назад Институт социально-политических исследований РАН провёл исследование, в результате которого выяснил, что российские мужчины главному — а именно российским женщинам и российским детям — уделяют 45 минут в сутки, а социальным сетям, гаджетам и компьютерам — 4,5 часа. Тогда это было шоком. А вот данные прошлого года.

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Среднее время, которое проводят люди в возрасте от 15 до 25 лет с компьютером (синий) и с гаджетом (фиолетовый) в разных странах мира

На диаграмме синим цветом показано, сколько человек проводит в течение дня с компьютером, а красным — с гаджетом. Особенно хороша Бразилия, а мы находимся где-то между США и Китаем.

А что же люди смотрят, как они проводят время? Вот это рэпбатлеры Гнойный и Oxxxymiron. Выяснилось, что 92,4% нашей молодёжи в возрасте от 15 до 25 лет смотрят Rap Battle, где взрослые мужики кроют матом друг друга.

Если раньше основной информационный контент у нас был эротика и порнография, то сейчас — это немножко иное. Мы откатываемся назад.

* * *

Теперь про нашу программу «Цифровая экономика РФ». В ней, как здесь уже говорилось, 8 направлений:

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Программа «Цифровая экономика РФ»

Что касается цифровой экономики, то слово «цифровая» в этом сочетании абсурдно, как «масло масляное». Экономика всегда была цифровой.

Мне пришлось обсуждать это в российском Союзе промышленников и предпринимателей.

Я задавал всем выступающим один вопрос: «Какое из этих направлений, в которые будут вкладываться больше 100 млрд рублей, даст экономический эффект, хотя бы одно?» Никто не смог назвать ни одного.

Всё, что касается цифровой экономики, — это даже не сегодняшний день, а тем более не завтрашний — это вчерашний день. Давайте посмотрим. Объем рынка информационно-коммуникационных технологий на пике составлял $3,4 трлн. В 2015 году он уменьшился на 6%, а в 2016 — ещё на 0,6%.

Это прошлое. Это не завтрашний день. Мы, по существу, подбираем хвосты, доделываем невыученные уроки. Мы плетёмся в хвосте давосских мудрецов.

Наша цифровая экономика в программе, которая была опубликована, похожа на морскую свинку: не морская и не свинка, не цифровая и не экономика.

Спрашивается, может быть, действительно можно обойтись без компьютеров? К сожалению, нет, коллеги. От 80 до 95% возможности современных вооружений определяются зашитой в них электроникой. Здесь уже ранее говорилось о том, что у нас нет информационной безопасности.

Компьютерная программа, которая сейчас показывает мою презентацию, имеет более 50 тысяч уязвимостей. Американская разведка использует из них приблизительно 2000 уязвимостей, а наша — 1500.

Мы находимся в очень тяжелом положении, не имея возможности полагаться на то, чем пользуемся.

Мне довелось беседовать с нобелевским лауреатом Жоресом Ивановичем Алфёровым о цифровой экономике. Он очень хорошо сказал:

«Абсурдно говорить о какой-то цифровой экономике, не имея элементной базы».

По данным журнала «Электроника», мы закупали за границей 60% элементной базы до того, как была начата программа импортозамещения. А вот после того, как она была начата, мы начали покупать 90%. Поэтому лозунгом цифровой экономики России должен быть лозунг «Россия делает сама!».

Читайте также:  Каким белорусским отраслям (не) грозит отток кадров в Россию

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

Это лозунг Юлия Борисовича Харитона, который создавал советское ядерное оружие.

* * *

Следующий момент — это роботы. Сегодня в мире на 10 000 работающих приходится 69 роботов, при этом в Южной Корее — 540, а у нас — два. Игорь Анатольевич Шеремет говорил, что роботы в промышленности вытесняют людей.

Это неправильно. Американская автомобильная промышленности за последние пять лет купила 80 тысяч роботов. И численность занятых в отрасли выросла на 240 тысяч человек. Это другое качество и расширение объема продаж.

Пока роботы создают рабочие места.

* * *

Теперь о национальной безопасности — это системная проблема. Мы много лет не делали ряда важных вещей в науке и технике. Мы послушали обращение нашего президента. Но, коллеги, не всё так хорошо, как нам хотелось бы.

Сейчас наши подводные лодки видят американские лодки класса Virginia на расстоянии трёх километров, а лодки Virginia видят наши на расстоянии 300 км. Поэтому наши подводные лодки, к сожалению, не могут выйти в море.

Догонять надо здесь, а не в имитационных программах «цифровизации экономики».

Детально обо всём этом мы написали книжку «Контуры цифровой реальности. Гуманитарно-технологическая революция и выбор будущего». Будем рады обсудить круг затронутых вопросов более подробно. Спасибо.

Читайте ранее в этом сюжете: Виртуальная модель-негритянка вызвала обсуждения в соцсетях

Читайте развитие сюжета: На пороге глобальной гуманитарно-технологической революции

Цифровизация превратит граждан России в массу ненужных людей

Технологии — это всего лишь инструмент. Почему же так выходит, что при стремительном взлете технической мысли человек падает на дно, становясь лишним на этом роботизированном празднике жизни?

Нищие в Англии

АнглиивНищие

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия ВолянюкаИзображение: Гравюра В. Холлара, 1669

Для многих не является секретом то, что президент и правительство РФ взяли и довольно энергично реализуют курс развития нашей страны по цифровым рельсам. Никого не спросив, власть приняла решение и поволокла Россию в дивный мир «цифры». То, что гражданам такое решение не по нутру, там наверху никого особо не волнует.

И можно при необходимости сделать шаг в сторону в случае сопротивления народных масс.

Уверяют же сейчас, что, например, онлайн-образование не заменит традиционное, вроде как пошли на уступки, но… Знаем мы, чего стоят эти уверения и уступки — это своего рода поправки на ветер, выбранный тренд при этом не страдает, а прет напролом.

Именно так происходит сегодня с цифровизацией, которая должна охватить каждый укромный уголок нашего государства, сделав его прозрачным для удобства осуществления надзора за каждым человеком. Кроме того, цифровизация должна обеспечить сброс лишних обязательств перед населением с самого государства. Охвачено ею будет всё, начиная от образования, заканчивая государственным управлением.

Итак российская власть строит сейчас новый мир в нашей стране. Это мир «цифры». Мир тотального надзора некого искусственного интеллекта над гражданами. Мир цифрового концлагеря. И тут возникают закономерные вопросы. Нужно ли народу это цифровое государство-надсмотрщик? Но главное, нужен ли цифровому государству сам народ? В этом цифровом мире найдется ли место человеку?

Для понимания замыслов цифровизаторов я обратилась к их видению профессий будущего. Довольно ярко эту тему раскрыл знакомый нам Дмитрий Песков. В отличие от своего тезки, пресс-секретаря президента РФ, этот Песков имеет множество заслуг на ниве цифровизации нашего отечества.

Он является директором направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив (АСИ), членом Экспертного совета при правительстве РФ, со-руководителем группы «Кадры и образование» программы «Цифровая экономика» и, наконец, спецпредставителем президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития.

Мы ранее уже разбирали планы цифровизаторов по уничтожению традиционной школы, озвученные этим самым Песковым еще в далеком 2009 году. Теперь же рассмотрим, как, по их мнению, обстоят дела с взрослыми людьми.

«О дивный новый мир»! Цифровизация надвигается на Россию

На осенней сессии цикла «Образ будущего», организованного Комитетом гражданских инициатив и Общероссийским гражданским форумом совместно с «Яндексом», в 2017 году Песков выступил на тему «Образование будущего».

По выражению самих устроителей мероприятия, данная сессия «посвящена перспективам развития рынка труда, человеческому и социальному капиталу в эпоху искусственного интеллекта.

Какие отрасли можно считать перспективными, а какие обречены на забвение? На кого надо учиться, чтобы быть востребованным специалистом? Кто и почему переживет роботов, если машина уже сегодня обесценила опыт и интуицию, обыграв человека в шахматы, го и Dota? Возможно ли всегда быть на своем месте и быть готовым к вызовам постоянно меняющегося мира?»

Даже из этой короткой характеристики мероприятия мы видим, что цифровизаторы прекрасно понимают, что при развитии цифровых технологий и искусственного интеллекта множество людей становятся ненужными, так как их работу будут выполнять роботы. И, похоже, мы уже несемся на всех парах в этот новый мир «цифры», а вопрос с человеком не решен.

Вот и Песков в выступлении вполне себе признаёт возникающую проблему.

По его словам, западные государства определяют ее таким образом: «Автоматизация, информационные технологии, искусственный интеллект вытеснили людей с рынка труда, они все потеряли работу, не понятно, что с ними всеми будет.

Базовой ответ на это: мы загоним их всех в виртуальную реальность, дадим им делать виртуальные карьеры, и они там, как в матрице, будут жить, развиваться и существовать. Вопрос в том, что надо на что-то есть всем этим людям».

И решить этот вопрос, согласно мировой экономической мысли, должен некий базовый безусловный доход. Но докладчик, рассматривая этот вопрос, отнесся к нему довольно скептически. Высмеивая это решение, Песков так его описывает: «Это разбрасывать деньги с вертолета. Все получают по восемьсот долларов в месяц, удовлетворяют свои потребности, всё хорошо».

Странно, что данное решение мировых экономистов не удовлетворило Пескова в 2017 году. Вот Дмитрий Медведев, председатель «Единой России», тоже немало сделавший для развития цифровизации в России, 8 сентября 2020 года предложил своей партии проработать введение в России гарантированного дохода граждан, что, собственно, то же самое.

Но Песков пошел дальше, чем мировая экономическая мысль и Дмитрий Медведев. Он заявил, что такая практика для нашей страны является не будущим, а прошлым сорокалетней давности, в котором мы находимся и сегодня.

Ссылаясь на председателя Совета министров СССР Косыгина, Песков заявил, что в 70-х годах прошлого века в СССР отказались «заниматься ерундой и бороться за производительность труда в советской экономике, потому что людей девать некуда».

По его словам, с тех самых пор наша страна занимается формированием искусственной занятости.

Далее президентский цифровизатор начал хладнокровно пересчитывать ненужных в нашем государстве людей, которые, по его мнению, определяют эту самую унаследованную искусственную занятость. «В нашей стране, — говорит он, — живет 145 миллионов человек, плюс-минус.

Вклад в ВВП вносят официально меньше 70 миллионов человек. Если посчитать по нормальным методикам, то около 20 миллионов человек из 145 миллионов. Если посчитать хорошо, то 10 миллионов человек. Все остальные — это люди, которые сформированы как искусственная занятость.

Охранники, бухгалтера, чиновники и многие, многие, многие другие».

Вдумайтесь, по словам одного из главных цифровизаторов нашей страны, в России на 2017 год было 135 миллионов ненужных людей. Эти люди в недалеком цифровом будущем должны быть выкинуты на улицу за ненадобностью.

Но если выкидывать людей просто так, можно получить волнение народных масс. Что же предлагает Песков? Как видно из его слов, искусственная занятость — это нечто дурное, что нельзя нести с собой в прекрасное цифровое будущее. Что надо делать Песков разобрал на примере бухгалтеров.

«Мы всё равно держим пять миллионов ненужных бухгалтеров в стране, а это ненужная профессия, — объявил он, — они сидят в экселе и огромное количество бессмысленных цифр перебирают». И поэтому «можно взять этих людей и пересадить в какое-то другое место, где они будут более полезны».

«Ненужные люди»

люди»«Ненужные

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия ВолянюкаИзображение: Ольга Скопина © ИА Красная Весна

Далее он еще шире раскрывает важность своей затеи для будущего нашей страны: «Самые крутые вызовы с точки зрения рынка труда и самые крутые стартапы, которые могут возникать, это про то, как взять ненужных людей из ненужной сферы и переместить ненужных людей (выделено мною. — О.С.) в нужную сферу. Для нас это главный вызов 2020 годов для РФ».

Каково? Представляете, какие-то странные говоруны будут решать, что вы ненужный человек и необходимо вас переместить в некую новую выдуманную сферу деятельности. При этом вы так и останетесь ненужным человеком. Какая уж тут свобода? Настоящий концлагерь.

А теперь вопрос на засыпку. Отгадайте, куда Песков предложил отправить бухгалтеров?

Не буду томить. Песков сказал, что они придумали, куда деть этих пять миллионов ненужных бухгалтеров, напомнив зрителям, что одна из модных тем современности — это урбанизм. «Мы хотим, чтобы вокруг было красиво, современно и всё такое прочее.

Чего нам не хватает в наших любимых городах? Уюта, правильно? Создавать уют — это не профессия, но можно ее сделать модной: ввести понятие уют-менеджер разных категорий, сделать краткие курсы урбанизма для бухгалтеров, ввести понятие бьюти уют-менеджеров по каждому подъезду».

Читайте также:  Какие специалисты в переизбытке на рынке труда сегодня

Товарищи бухгалтера, как вам перспектива? Вы готовы создавать для Пескова красивые подъезды? А он уже всё за вас решил. И даже вашу психологию разобрал, обосновав, что вам понравится его инициатива.

Он логически и с душой подходит к своему делу.

Отметив, что бухгалтер — это «женщина средних лет», Песков твердо заявил, что у многих таких женщин «есть всё-таки чувство уюта, заботы, там дети, внуки и всё остальное».

По его словам, женщина, работающая бухгалтером, «психологически склонна к тому, чтобы заботиться об окружающих», ведь она проявляет заботу к фикусам, «которые стоят в кабинете вокруг ее рабочего места».

Любишь фикусы, ненужная бухгалтерша? Марш в подъезд на обустройство комфорта нужным людям. Красота!

Но Песков не унимается в расписывании своей идеи. Как говорится, Остапа несло. «У нас эти пять миллионов человек будут благоустраивать нашу с вами жизнь в наших с вами подъездах. И мы будем гордиться, приносить цветы, делать эмоциональные крутые биллинговые транзакции».

На этих самых крутых биллинговых транзакциях спецпредставитель Путина по цифровизации остановился подробнее. Биллинговые транзакции, как я поняла, это автоматизированная система учета и оплаты предоставленных услуг, например, рассматриваемого им новоиспеченного уют-менеджера, то есть вчерашнего бухгалтера.

«Ну, зашел в подъезд. Вам всё нравятся. У вас браслетик быстренько считал ваше эмоциональное состояние, и если оно повысилось по мере прохождения, он долю малую быстренько отчислил ей в зарплатный фонд», — заявил докладчик.

Понятно? 135 миллионов ненужных граждан России должны заниматься созданием уюта и комфорта для десяти миллионов нужных людей.

И если бухгалтерам отвели подъезды, то что будут делать ненужные менеджеры или ненужные продавцы? Мыть унитазы, драить тротуары шампунем, разводить бесконечные клумбы? И браслетики десятимиллионников будут им за это отвешивать по копеечке, если, конечно, настроение позволит? Дивный мир, не находите?

Но Песков и эту систему внезапно ставит под вопрос, так что все наши воображаемые копеечки катятся к чертям.

«Здесь можно и нужно проектировать принципиально новые профессии, — говорит он, — которые будут делать вклад в гармонию, в человечность, социальные отношения, во всё то, до чего, казалось бы, не могут добраться роботы. Конечно, роботы будут конкурировать с этими уют-менеджерами, безусловно (выделено мною. — О.С.)».

Так-то! Он уже сейчас, на берегу, признает, что даже его странная затея по формированию неких новых профессий, создающих комфортную среду, безусловно обречена на конкуренцию с роботами, а значит, и на поглощение ими.

Отвечая на вопросы из зала, Песков пояснил, какие профессии нужные, а с какими он будет разбираться как повар с картошкой.

Итак, по-Пескову, будут сохранены следующие профессии: «обслуживание нефти и газа — это первый большой блок, второй большой блок — это всё то, что страна производит на экспорт».

По его словам, российский экспорт — это «наследия двух советских проектов: космического и атомного».

И далее он перечислил то, что мы продаем за рубеж: атомные станции, системы вооружений, некоторые остатки продукции крупного машиностроения, а также IT-продукты, начатые еще во время информатизации Советского Союза. «Это сферы, которые, безусловно, являются приоритетными», — подчеркнул цифровизатор.

Если вы нашли себя в списке Пескова, то вам повезло. Теперь очередь дошла до ненужных людей. Песков их определил как профессии, являющиеся посредниками. У него даже упражнение есть «Убрать посредника». «Видите посредника?  — спрашивает он.

 — Если вы посредник в любом подобного рода процессе, вы под угрозой. Все позиции мидл-менеджмента под угрозой, бухгалтера и эйчары (менеджер по персоналу — прим. О.С.

) под угрозой, за исключением топовых, которые начинают рулить роями из эйчаров и ботов».

Всё, друзья, всех нас, кто не входит в большие блоки, будут заменять рои ботов. Куда денутся рои выкинутых из государственной системы людей остается только догадываться.

Да, можно подумать, что всё это бредни сумасшедшего одиночки, но ведь это не так. Напомню, Песков является спецпредставителем президента России в вопросе цифровизации страны. По-сути, он является направляющим курса цифрового развития, а значит, каждое его слово имеет вес. По его чертежам президент нашей страны строит наше с вами будущее.

Кроме того, прогнозы про вытеснение людей роботами с рынка труда также вполне себе реализуются на практике. То, что роботы и автоматизированные системы заменяли до 90% сотрудников заводов по сборке чего-либо, мы слышали еще в 2015 году. С тех пор уже были представлены и робот-журналист, и робот-консьерж, и другие железные специалисты.

На дорогах уже давно тестируются беспилотные автомобили. Герман Греф уже заменил юристов Сбербанка на нейросети, а менеджеров — роботизированными системами. Уже вовсю нейросети ведут бои на военных истребителях, благо пока онлайн. И вот уже IT-эксперты говорят, что часть работы программистов будет выполняться искусственным интеллектом.

И да, учителя и врачи тоже, судя по давним планам Пескова, рано или поздно станут лишними. Учителя, по мнению цифровизаторов, станут ненужными посредниками между ребенком и онлайн-платформами или электронным тьютором. Врачи же — между пациентом и искусственным интеллектом в здравоохранении, который уже сейчас внедряют как помощника для определения диагноза пациента.

Искусственный интеллект входит во все сферы деятельности людей. И всё больше людей теряют и средства, и смысл своего существования, превращаясь в ненужное барахло, которое государство не знает, куда деть.

Но ведь само по себе развитие технологий не должно быть угрозой человечеству. Технологии — это всего лишь инструмент. Почему же так выходит, что при стремительном взлете технической мысли человек падает на дно, становясь лишним на этом роботизированном празднике жизни?

Ответ кроется в подходе к человеку в реализуемом миропроекте. Россия безоговорочно и безальтернативно приняла западную модель устройства мира, отбросив свою собственную, разработанную в СССР.

Песков, говоря об искусственной занятости Советского Союза, забывает, что эта страна стала сверхдержавой благодаря тому, что способности каждого человека были вложены в укрепление и развитие страны.

При этом, конечно, попутно шло развитие и своих собственных технологий, которое не просто догоняло западную мысль, а стремилось идти, в ряде областей и шло впереди всей планеты. И всё это было потому, что люди были нужны.

А вот когда в СССР отказались от идеи развития и восхождения всех людей и поставили во главу угла личное благосостояние, так сразу и способности, и люди стали ненужными. В это время в Советском Союзе приняли смертельную парадигму «ненужных людей».

Страшная бездна открывается перед человечеством, безоговорочно принявшим идею «ненужных людей». Тут можно вспомнить о христианских принципах единства рода человеческого.

Ведь если есть ненужные люди, то есть и нужные, а это разделение людей на сорта, приняв которое, сделают следующий шаг, когда нужные будут ликвидировать ненужных.

И мы с вами видим это уже в самой риторике цифровизатора Пескова, который в презрительно-уничижительном тоне рассуждает, куда они будут девать, например, ненужных бухгалтеров.

Такой безальтернативный подход к человеку неизбежно приведет мир к цифровому фашизму, где технологии в очередной раз будут использованы в качестве оков, их будут применять для осуществления надзора и ликвидации лишних людей.

Цитата из кф «Элизиум — рай не на Земле». Нил Бломкамп. 2013 год. США

США2013 год.Бломкамп.НилЗемле».нанерай«Элизиум —кфизЦитата

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

И я снова спрашиваю, люди, вам нужно такое государство-концлагерь? Уверена, что ответ будет общим у всего нашего народа: государство, в котором люди не нужны, само не нужно людям!

И пока люди еще не до конца отпали от государства, пора российским властям задуматься над тем, что они творят, посмотреть в лицо реальности и начать, наконец, осмысливать собственный путь развития страны.

Мне кажется, они сами давно уже понимают, что вечно догоняют западный поезд, который мчит человечество в пропасть небытия.

Но страх пустоты не дает им прекратить бешеную гонку за поездом смерти, и поэтому они, вопреки здравому смыслу, лишь набирают скорость в надежде его перегнать.

Но пустоты нет! У нас есть свой собственный реальный, драгоценный, уникальный опыт развития, основанный на единственной ценности: «каждый человек нужен!» Когда мы примем это священное наследие предков, Россия воскреснет и станет тем, что спасет от гибели всё человечество!

Сенсационное откровение: «Для цифровой экономики нужны цифровые люди»

Что нам нужно еще, кроме Декрета о развитии цифровой экономики. Мнение Виталия Волянюка

20 февраля 2018 года в Государственной Думе под председательством Вячеслава Володина состоялись большие парламентские слушания на тему: «Формирование правовых условий финансирования и развития цифровой экономики».

В них приняли участие представители депутатского корпуса, ведущие сотрудники крупных банков, чиновники профильных министерств, известные специалисты в области цифровых технологий.

Дискуссия транслировалась по парламентскому ТВ и продолжалась несколько часов. За это время было заслушано 22 доклада. С Божией помощью удалось законспектировать главные тезисы из выступлений основных докладчиков.

Ниже приведены из них наиболее характерные выдержки.

Прежде всего, с сожалением необходимо отметить, что на слушаниях выступали только сторонники «всеобщей цифровизации и биометризации всей страны». Оппонентов на этот форум не пригласили.

Читайте также:  Как сделать, чтобы реклама начала запоминаться и при этом заплатить за просмотр меньше 2 копеек

Не было представителей Русской Православной Церкви, ученых-экономистов (о какой экономике тогда можно говорить!) и представителей общественности.

То есть достаточно узкая группа заинтересованных лиц за закрытыми дверями решала судьбы страны и народа.

Здесь можно вспомнить, как сразу после семинара Всемирного Банка в Москве «Концепция, международные тренды и видение цифровой экономики – на пути к долгосрочной стратегии» 20 декабря 2016 года было решено включить Россию «в процесс глобальной цифровой трансформации», а 7 июля 2017 года на Саммите G-20 развитию цифровой экономики в глобальном масштабе было уделено особое внимание.

После этого цифровизация стала особо навязчивой идеей в умах российских чиновников, банкиров и IT-специалистов, а уже 28 июля 2017 года Распоряжением Правительства РФ №1632-р была утверждена Программа «Цифровая экономика Российской Федерации».

На слушаниях 20 февраля 2018 года здравые голоса 2-3 человек утонули в громогласных гимнах «новому технологическому укладу». Чего только ни обещали докладчики очарованным слушателям?!

100% защиту персональных данных граждан в интернете (!), исключительно национальные технологические и программные решения, легализацию майнинга и криптовалют, недопущение «цифровой» безработицы при всеобщей роботизации.

https://www.youtube.com/watch?v=qR4xlhrMSWg

Открыл заседание первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов. Посетовав на то, что «рост экономики в стране еще зыбкий», он сказал: «Темпа роста экономики пока недостаточно, чтобы рядовая семья жила хорошо, но новое качество жизни граждан России невозможно без развития цифровой экономики».

По мнению вице-премьера, основная проблема – это законодательное обеспечение цифровой экономики. «Здесь вопрос прав человека: насколько будет защищена личность. Противостоять организованной преступности достаточно сложно, – отметил Шувалов. – В обществе пока нет консенсуса по проблемам идентификации…»

Кажется, все правильно, но тут же новый поворот в рассуждениях представителя правительства:

«За внедрением цифровой экономики, конечно, стоит много этических вопросов, но альтернативы этому нет… Все для улучшения жизни населения. Без цифровой экономики невозможно обеспечить рост… Все для удобства граждан.

Если физическое лицо пожелает удобно взаимодействовать с государством и коммерческими структурами, это делается на добровольной основе… Насколько базы данных будут защищены, и как эти данные не использовать против человека – это вопросы кибербезопасности.

Жизнь человека становится прозрачной, но другого выхода нет», – заключил Шувалов.

В целом его выступление прошло по известной формуле: «Казнить нельзя помиловать».

Вслед за ним на трибуну вышел председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, который выразил надежду «за 5-7 лет выйти на уровень передовых стран в развитии цифровой экономики». Ключ к этому – нормативное регулирование. Нужно принять 50 законов в этой области.

«Прежде всего, это защита прав человека. Наши граждане по-разному относятся к этой теме. Необходимо обеспечить добровольность. Описать права и обязанности. Конечно, есть проблемы с базами данных. Мы должны защищать наших граждан», – бодро начал депутат.

Как «добровольное» очень быстро превращается в обязательное, знают по опыту многие граждане.

Говоря о биометрический идентификации в банковской сфере, Аксаков отметил: «Дело сугубо добровольное, только при согласии лица, а далее эти нормы (связанные с античеловеческой идентификацией и аутентификацией – авт.) мы распространим на другие государственные институты».

Вот такая иезуитская логика законодателя: «Мы предлагаем вам, граждане, “добровольно” отказаться от своих прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации». Как говорил предыдущий оратор, «это необходимо для улучшения качества жизни граждан».

Примерно то же говорил нашим праотцам в раю древний змий. Хотя очень трудно предположить, что цифровая экономика поможет резко улучшить положение наших соотечественников, из которых более 20 миллионов живут за чертой бедности, еще 15 миллионов «в опасной близости» от нее, более 40 миллионов еле сводят концы с концами. Это только официальные цифры.

Тем не менее, выступавший вслед за Аксаковым министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров сразу признался, что нововведение по цифровизации требует очень и очень серьезных финансовых вложений. Привлечение частных инвестиций, в принципе, возможно, но финансирование базовых информационных платформ должно быть исключительно бюджетным. Отсюда ясно, что государству будет не до помощи бедствующим.

Не забыл Никифоров упомянуть и о том, что «прерогативой государства должен быть цифровой профиль гражданина, а в системе идентификации с июля 2018 года будет применяться биометрия, которая будет вытеснять обычные способы».

В заключение министр пообещал, что «к 2024 году доля тех, кто владеет цифровыми навыками, должна составить 40% от численности населения России».

Председатель правления фонда «Сколково», государственный советник юстиции, кандидат юридических наук Игорь Дроздов обозначил свой подход к проблеме идентификации. «Отсутствуют единые правила электронной идентификации граждан при заключении сделок в интернет пространстве.

Необходимо обеспечить безбумажное дистанционное взаимодействие между компаниями и потребителями, и компаний между собой…

Нужно двигаться в сторону более простых способов идентификации, как например, по кредитной карте, по смартфону… На мой взгляд, здесь есть большие перспективы, потому что это может серьезно улучшить качество услуг, которые предоставляются гражданам», – отметил Дроздов.

По его словам, серьезным вызовом является нерешенный до сих пор вопрос: кому принадлежат персональные данные – человеку или тому, кто их хранит и обрабатывает?

«Повышение качества жизни граждан происходит за счет вмешательство в их личную жизнь, – подчеркнул специалист в области права. – При этом все должно быть на добровольных началах. Необходимо сохранить все возможности для тех, кто хочет пользоваться традиционными способами».

Это был глас вопиющего в пустыне.

Кроме Игоря Дроздова, никто конкретно не поднимал вопрос о необходимости сохранения традиционной системы для множества граждан, которые даже под угрозой смерти никогда не вступят в электронное болото, из которого только один выход – в преисподнюю.

Руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Неверов также указал на один из глобальных вызовов цифровой экономики. Обретет ли какая-то группа людей какое-то превосходство перед другими? По мнению политика, возможно разделение людей на новую элиту и рабов. На тех, кто владеет роботами и остальных.

Действительно, здесь Неверов совершенно прав: цифровое общество – это кастовое общество, во главе которого будут стоять жрецы новой «цифровой» религии, для которых остальные люди будут расходным материалом.

«Цифровая экономика несет в себе не только новые возможности, но и новые серьезные риски: рост социально-экономического неравенства и возможность социальной напряженности. Соблюдение принципов равноправия потребует существенного государственного регулирования, потому что нам нужно будет учесть интересы всех граждан», – предупредил главный думский единоросс.

Нечто подобное предложил представитель «Справедливой России» Алексей Чепа: «Хотелось бы предостеречь от слишком оптимистичного взгляда на проблему. Цифровизация не решит проблему неэффективности в реальном секторе, – уверен он. – Несмотря на активное внедрение цифровых технологий в системе государственного управления и в банковской сфере…»

Депутат призвал обратить особое внимание на социальные последствия и риски внедрения новых технологий: «Цифровая экономика неизбежно приведет к переформатированию рынка труда и трудовых отношений.

Исследователи уже говорят о формировании особого класса “нестандартных” людей (это, видимо, тех, кто не желает отдавать себя в цифровое рабство – авт.) Права работников должны быть надежно защищены.

С цифровой экономикой связана возможность гибкого использования трудовых ресурсов, но обратной стороной этого процесса является углубление социального неравенства.

Без тщательно выверенного и продуманного плана по предотвращению «цифровой безработицы» цифровизация создаст больше проблем, чем решений. Кроме того, возрастают угрозы информационной безопасности частной жизни граждан», – предупредил законодатель.

Об информационной безопасности говорила в своем выступлении президент группы компаний InfoWatch Наталья Касперская. «Мы говорим о цифровой экономике, и все говорим о ее плюсах. Я хочу поговорить о рисках. Вокруг технологий создается информационный “пузырь”, когда все начинают об этом говорить. Нам навязывают некую повестку: “Мы опоздаем…

Мы всегда в положении догоняющего…” Новые цифровые технологии связаны с удаленным управлением. Данные о наших гражданах, на основании которых можно сделать геополитические выводы, представляют очень серьезные риски. Внедряя те технологии, которые к нам приходят с Запада, мы опускаемся в состояние цифровой колонизации», – заявила Касперская.

«В реальности у нас начинают распространять “пузырь” новых технологий. Некоторые мы знаем, о некоторых еще не слышали. Если они станут иностранными, то наша технологическая зависимость будет углубляться…

Какой же правильный сценарий развития технологического общества? Если технологии лишь частично будут иностранными, а частично – нашими.

Мы должны понимать, когда мы говорим о цифровых технологиях, развивать их надо на собственной основе, чтобы не впасть в цифровую зависимость», – подвела итог выступающая.

При всем уважении к суждению Натальи Ивановны по поводу угроз национальной безопасности и имеющей место цифровой колонизации России, необходимо отметить, что она ничего не сказала об угрозах богоданной свободе и личной безопасности граждан в цифровом обществе.

Нужно понимать, что построение электронного концлагеря в отдельно взятой стране «по собственным технологиям» ничем не отличается от того же процесса в глобальном масштабе.

За такое мироустройство давно ратует кандидат в президенты, депутат Владимир Жириновский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *