Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба Фото TATYANA ZENKOVICH / EPA / ТАСС Блокировки интернета в Белоруссии на фоне протестов в стране ударили по бизнесу IT-компаний, рассказали опрошенные Forbes предприниматели. Чтобы продолжить работу, некоторые компании были вынуждены перевезти сотрудников в другие страны. Как теперь айтишники оценивают возможность продолжения бизнеса в Белоруссии?

«По большому счету, вы мои дети. В обиду я никогда вас не дам, буду поддерживать и помогать, насколько это возможно», — говорил чуть больше года назад Александр Лукашенко, общаясь с представителями IT-отрасли в минском Парке высоких технологий — витринном проекте белорусской экономики. На тот момент Белоруссия с точки зрения развития IT-сектора выглядела достаточно передовым местом (подробно о развитии высоких технологий в страны мы писали здесь). Достаточно сказать, что доля высоких технологий в ВВП страны стала выше, чем в России (6,5% против 5%), а число сотрудников высокотехнологичных компаний в Минске превысило 60 000. Однако теперь многое для местных айтишников изменилось. Отключение интернета после президентских выборов 9 августа серьезно осложнило работу многих бизнесов. Ужесточение политического режима заставило более 500 руководителей компаний, разработчиков, инвесторов подписать открытое письмо, в котором подчеркивается, что «стартапы не рождаются в атмосфере страха и насилия» и «есть риск за короткое время перечеркнуть все достижения в сфере высоких технологий».

Forbes поговорил с представителями местного IT-бизнеса, как они справляются с текущими сложностями и каким видят завтрашний день белорусского высокотехнологичного бизнеса при различных раскладах

Дмитрий Липницкий, CEO и сооснователь международного разработчика мобильных игр и развлекательных приложений GismartОфисы компании есть в четырех странах – Лондоне, Пекине, Киеве и Минске. В Минском офисе Gismart работает значительная часть команды.

Отключение интернета по всей стране на три дня, два из которых рабочие — это беспрецедентный случай. Очевидно, что это негативно сказалось не только на нашем бизнесе, но и на бизнесе всех IT-компаний и на репутации страны в целом.

Мы заранее предполагали, что в стране возможен ввод некоторых ограничений, поэтому приняли решение еще до выборов временно перевезти часть команды в наш киевский офис. Среди тех, кого перевезли, — UA-специалисты (от user acquisition, де-факто речь идет о работе с трафиком — Forbes) и часть маркетинговой команды.

Эти сотрудники работают над созданием и управлением рекламными кампаниями для наших игр и приложений, что оказывает прямое влияние на доход нашего бизнеса. Это решение помогло избежать действительно серьезных финансовых потерь. Что касается сотрудников в Минске, то им пришлось работать в непростых условиях.

Несмотря на наши попытки обойти ограничения — подключение различных VPN-сервисов, качество работы интернета оставляло желать лучшего. Кроме этого, мы видим, что сотрудники серьезно деморализованы из-за происходящих в стране событий и это сказывается на производительности.

В случае ухудшения ситуации и проблем с доступом в интернет, мы будем вынуждены временно релоцировать еще часть команд из минского офиса в другие страны. На данный момент мы знаем о задержании двух наших сотрудников. Местонахождение одного из них не известно до сих пор.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Михаил Томшинский, сооснователь и гендиректор маркетплейса для пассажирских перевозок «Атлас», работающего в Белоруссии и в России.

В нашей компании в Белоруссии работает около 10 человек, ребята почти все удаленно работают, никому не надо в офис ездить. В этом смысле работа идет, но при этом нас последние пару дней сильно штормило: часть сервиса расположена в Белоруссии, и из-за перебоев с интернетом нас лихорадило в том числе и в России.

Последние несколько дней мы были вынуждены заниматься инфраструктурными задачами и перевезти пострадавшие сервисы в новое облако, чтобы восстановить к ним доступ. По логам сервиса можно сделать вывод, что основной проблемой остается стабильный доступ в интернет у клиентов. 

Но главный пострадавший в текущей ситуации, конечно, не «Атлас». В финансовом плане больше всех пострадали перевозчики, которые недополучают примерно 30% выручки ежедневно. По нашим прикидкам прямые потери индустрии около $100 000/сутки.

С точки зрения транспортной доступности главные пострадавшие, конечно, пассажиры, которые не смогли воспользоваться сервисом и уехать.

Все это особенно тревожно, принимая во внимание, что последние 4 месяца были крайне сложными из-за коронавируса для всех: и для перевозчиков, и для пассажиров. 

Мы, безусловно, внимательно следим за развитием ситуации в стране, и рассчитываем, что в ближайшее время сервис возобновит свою работу в штатном режиме и люди смогут воспользоваться нашими услугами. Поэтому ожидания у нас в целом скорее позитивные. 

Что касается перспектив IT-сектора и ПВТ (Парка высоких технологий в Минске — Forbes), с одной стороны, эта история очень передовая, а Белоруссия находится в технологическом и юридическом авангарде. Многим странам стоит изучить этот опыт.

С другой, нужно понимать, что она отдельно стоящая и обособленная: в стране до сих пор очень большая доля госпредприятий.

И все, что касается традиционного сектора экономики, — а транспорт является традиционным сектором — находится в сфере интенсивного государственного регулирования.

Глава IT-компании с офисом в Белоруссии (согласился дать комментарий на условиях анонимности — прим.Forbes).IT-бизнес — это непрерывный рабочий процесс. Невозможно сказать: я по воскресеньям не работаю, сайт выключаю и ухожу домой.

Это называется continuous process of the business — бизнес либо работает, либо нет: в IT-бизнесе нет возможности, чтобы он не работал в какие-то дни. Из-за проблем с интернетом и ситуации в стране в целом мы перевезли часть сотрудников в Турцию и в Россию, потому что их работа встала. Мы оплатили им билеты на самолет и жилье на несколько месяцев.

Некоторых из них мы перевезли еще до выборов, но были и те, кто не согласился переезжать и остался в Беларуси.

Я думаю, проблемы есть у всех IT-компаний в стране, так как отсутствие интернета нарушает их работу. Мы видим для себя политические риски. Если ты задумал собрать денег и вложиться в компанию в Беларусь, то об этом пока можно забыть на ближайшие полгода-год.

У инвесторов этот рынок в ближайшее время будет вызывать отторжение. Пока нельзя прогнозировать дальнейшую ситуацию и мы не знаем, какой будет результат. Либо останется Лукашенко, либо придут новые люди.

Если останется Лукашенко, люди в любом случае задумаются о переносе бизнеса или хотя бы его части, чтобы снизить риски.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Александр Агаков, коммерческий директор группы Qiwi. Группа контролирует 51% белорусской компании СООО «ОСМП БЕЛ», оператора киосков по приему электронных платежей.

Последние события, произошедшие в стране, могут повлиять и на наш бизнес. Я еще не успел пообщаться с нашими партнерами и руководителем нашего бизнеса в Белоруссии, который развивается в рамках ПВТ  — Парка высоких технологий в Минске, поэтому еще нет полного понимания ситуации и ожиданий.

Наш бизнес ощутил негативные последствия ситуации, однако сейчас уже восстановился к прежним показателям. Вся наша инфраструктура работает онлайн — в частности, прием платежей, терминалы. Поэтому под влиянием плохой пропускной способности каналов связи, которая некоторое время наблюдалась в стране, мы увидели снижение показателей.

Они вернулись к прежним, как только ситуация с интернетом пришла в норму.

Для нас ничего не изменится: мы занимаемся расчетной функцией, помогаем населению оплачивать услуги. И в части развития этого бизнеса мы сейчас показываем устойчивый рост по отношению к прошлому году. Будет развиваться бизнес по приему платежей.

 С точки зрения планов и перспектив — мы хотим развивать направление эквайринга, потому что наш бизнес в основном связан с приемом наличных.

Соответственно, развивать его мы планируем как в части обслуживания торговых операций, так и в части развития платежей картами.

Что касается отдельных законодательных ниш, пару лет назад Белоруссия планировала разворачивать зону для работы с криптовалютой.

За это время регулятор в рамках ПВТ разрешил ИТ-компаниям снизить подоходный налог, чтобы сдержать эмиграцию лучших IT-кадров, и снизить налог на прибыль, если бизнес предоставляет программный продукт, — и это работало.

Но, например, мы ожидали, что будут сделаны шаги в части легализации и возможности работы с криптовалютами на территории Белоруссии, но этого не произошло. Конечно, на сегодняшний момент проведена большая работа, но еще никаких шагов в этой части не сделано.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Иван Монтик, основатель группы компаний SoftSwiss, которая делает программное обеспечение для азартных онлайн-игр и букмекерских сайтов

«Основная цель бизнеса — выжить». Как чувствует себя бизнес сегодня и что ему нужно сделать завтра, обсудили на Всемирной неделе предпринимательства в Беларуси

Представителям частного бизнеса необходимо объединяться, чтобы вместе отстаивать свои интересы. Беларуси нужны новые решения в сфере денежно-кредитной политики и налоговой системы.

Но реформы невозможны, пока не разрешится политических кризис.

Об этом говорили представители бизнес-объединений и экономисты на панельной дискуссии «Новые идеи для новой Беларуси», которая прошла в рамках Всемирной неделе предпринимательства.

«ИТ-компании уезжают из Беларуси, частный бизнес — закрывается»

Сейчас в бизнес-среде царят пессимистические настроения, считает председатель общественного объединения «Белорусский союз предпринимателей» Александр Калинин.

Читайте также:  Что мешает стартапам привлечь инвестиции — взгляд инвесторов

— Мы находимся в условиях пандемии коронавируса, и целые направления, такие как туризм, сфера общественного питания, столкнулись с серьезными проблемами.

В основном малый бизнес работает на арендованных площадях, и аренду госструктуры снижать не собираются. Арендная плата превратилась в новый вид местного налога.

Это привело к серьезным последствиям, десятки субъектов хозяйствования закрылись — отметил Калинин.

Кроме того, у предпринимателей большие инфляционные ожидания, перед ними встала проблема сбережений.

Многие подходы, которыми помогли бы выйти из кризиса, были изложены в Директиве №4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь», считает Калинин. Но она не была в полной мере реализована.

Речь идет о защите частной собственности, малой приватизации, широком диалоге бизнеса и власти, снижении налоговой нагрузки. Также необходимо отказаться от ресурсных налогов, таких как земельный налог и налог на недвижимость.

Даже когда нет прибыли, ресурсные налоги нужно заплатить, что существенно ухудшает финансовое положение предприятий.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Некоторые послабления, такие как снижение арендной платы на помещения, находящиеся в государственной собственности, существенно не помогли.

— Основная цель бизнеса сегодня — выжить. Сохранить бизнес, капитал, рабочие места, — заключил Калинин.

Ситуация в стране существенно влияет на бизнес, считает глава группы компаний БЕЛБИЗ Татьяна Маринич.

— ИТ-компании, которые сфокусированы на том, чтобы делать продукт, уезжают из Беларуси. Традиционные компании обладают меньшей степенью мобильности, им труднее уехать.

Но малый бизнес частично закрывается — кто-то под давлением политического кризиса, кто-то, потому что некому работать, сотрудники участвуют в акциях. Часть бизнеса закрывается просто потому, что если они не закроются, то их закроют, — рассказала Маринич.

Она привела результаты опроса, который проводил стартап-хаб Imaguru.

71,2% стартапов — участников опроса отметили, что кризис, вызванный политическими событиями, оказал на деятельность компаний более негативное влияние, чем пандемия коронавируса. 45% стартапов хотят уехать из страны.

Для 76,9% компаний льготы, которые они получают в качестве резидентов ПВТ, не являются определяющим условиям для сохранения бизнеса в Беларуси.

«Ни у кого нет оптимизма»

Исполнительный директор витебской «Ассоциации нанимателей и предпринимателей» Владимир Лукьянов рассказал, что в регионах бизнес также столкнулся с репрессиями из-за гражданской позицией. В некоторые компании пришли проверки госорганов.

В целом, так как бизнес неоднороден, в разных компаниях складывается разная ситуация. Например, компании, которые экспортируют продукцию за рубеж, после выборов столкнулись со снижением доверия.

— Есть компании, для которых основной проблемой стало закрытые границы. А закрыты они не только из-за пандемии, а из-за политических мотивов. Когда компания не может пригласить партнеров, когда не могут приехать заказчики и получить продукцию, это фактически останавливает бизнес, — отметил Лукьянов.

На общепит влияет как эмоциональное состояние людей — сегодня им не до развлечений, так и начало второй волны коронавируса. Ограничения, которые ставят санэпидеморганы, сокращают клиентский поток.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

— Сегодня в бизнесе все совершенно неоднородно, неоднозначно. Но ни у кого нет оптимизма. Все понимают, что ситуация непростая. Единственное, что можно сказать: белорусский бизнес настолько привык выживать и встраиваться в любые кризисы, что сможет преодолеть и этот кризис. Будем надеяться, что с минимальными потерями, — рассказал Лукьянов.

«Поползновения на бизнес со стороны власти будут более сильными»

Директор Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. профессора М.С. Кунявского Жанна Тарасевич также отмечает влияние на бизнес пандемии коронавируса.

— В апреле и июне мы проводили среди членов союза исследование. Мы спросили, как быстро компании готовы восстановить свою деятельность, если закончится ковид.

Только 1% сказал, что в течение семи дней, 3% — в течение 30 дней, 12% — в течение квартала. Все остальные говорили, что им для восстановления бизнеса необходимо примерно полгода.

Сегодня мы видим вторую волну коронавируса, — рассказала Тарасевич.

Еще весной компании отмечали, что у них нет кубышки с деньгами. Они искали компромисс с работниками, чтобы сохранить их на короткий период времени.

В ближайшем будущем у нас начнутся увольнения и сокращения работников — явные и неявные. Уход на уменьшенную трудовую занятость, работа по договорам подряда и так далее, — уверена Тарасевич.

Она также отмечает, что бизнес потерял доверие к власти, причем еще тогда, когда государство не поддержало его во время первой волны пандемии коронавируса. А в связи с политическими событиями многие предприятия столкнулись с ухудшением психологического состояния в коллективах, вынуждены искать работников, которые были задержаны.

Тарасевич считает, что сегодня в бизнес-сообществе назрела необходимость объединиться и говорить о своих интересах.

Она также высказалась относительно требования властей создать профсоюзные организации на частных предприятиях.

— Это нарушение всех норм и правил законодательства. И это невозможно сделать. У нас в 88% субъектов малого и среднего бизнеса количество работников составляет 4 — 5 человека. А чтобы на предприятии была профсоюзная организация, надо иметь минимум 10 добровольцев, которые готовы ее создать, — объясняет Тарасевич.

По ее мнению, уровень государственного регулирования бизнеса усиливается.

— Если сегодня бизнес не будет объединяться, не будет консолидировать свою точку зрения, то завтра поползновения на бизнес со стороны власти будут более сильными, — подчеркнула Тарасевич.

«Компании думают, как выйти с белорусского рынка»

Директор по развитию компании CIVITTA, оказывающей услуги в сфере управленческого консалтинга, Даниэль Крутцинна, рассказал, что их клиенты отложили почти все крупные инвестиционные проекты. Некоторые не уверены в том, что буду продолжать деятельность в Беларуси.

— У нас есть несколько иностранных компаний, которые весной говорили, что отложат планы на полгода — год, но обязательно хотели остаться на белорусском рынке. Сейчас они говорят, что, пока политический кризис не разрешится, будут останавливать все планы на развитие на белорусском рынке.

В Беларуси был костяк сильных семейных бизнесов, которые строили долгосрочные планы, потому что были уверены, что их дети будут жить здесь. Сейчас мы чувствуем, что бизнес испытывает эксистенциальный кризис. Компании думают, как выйти с белорусского рынка и, может быть, уехать, — рассказал Крутцинна.

Председатель ассоциации кадровиков и руководитель компании «Сервис Кадров» Вадим Сорока отметил, что некоторые компании уводили до 80% персонала еще летом. Это было связано с первой волной пандемии коронавируса.

Политическая ситуация повлияла на рынок труда двояко. С одной стороны, многие люди остались без работы. В одних случаях причины увольнения были экономическими, в других — политическими. С другой стороны, в государственных учреждениях наблюдается нехватка персонала.

Сорока уверен, что в будущем на предприятиях возникнут вопросы с кадрами, и быстро их решить будет невозможно. При этом он отмечает, что некоторые высококвалифицированные специалисты остаются в Беларуси из-за гражданской позиции, хотя им предлагают работу за рубежом.

«Экономика должна выйти на траекторию роста 5 — 8 % в год»

  • Экономист Ярослав Романчук считает, что основная проблема, с которой столкнулись все компании, — это обнуление важнейшего нематериального актива — доверия.
  • — Когда нет доверия, говорить о том, что можно что-либо планировать в ситуации уникальной неопределенности и многоуровневой деструкции, не приходится, — отмечает он.
  • Обнуление доверия произошло в том числе потому, что бизнес-сообщество было разобщено: ИТ-компании решали свои проблемы, малый и средний бизнес — свои.

У каждого была маленькая диалоговая платформа, каждый думал технократически.

А вопросы, связанные с нематериальными активами, — доверием, репутацией, экономическими свободами, были отодвинуты на второй план. Более того, многие до сих пор считают, что эти факторы из области идеологии, а не экономики. Это важный момент, потому что, когда практически все оказались в одной лодке, без этих факторов движение вперед невозможно, — отмечает Романчук.

Предложения по поддержке предпринимательства на шестую пятилетку, которые сегодня исходят от Министерства экономики и Совета министра, представляют собой тот же госплан, только повернутый в другое русло, считает экономист.

— Меня удручает такой уровень дискуссии, потому что в начале 1990-х мы эти пункты — шоковую терапию, точки роста, интервенционизм, регулирование, импортозамещение — уже проходили. Сегодня ничего нового не могут предложить.

Белорусская экономика должна выйти на траекторию роста 5 — 8% в год на протяжении минимум 20 лет. Именно такие амбициозные цели нам нужно ставить.

В рамках тех предложений, которые я слышал от власти и от международных организаций, достижение этих целей невозможно,  — рассказал Романчук.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

По мнению экономиста, стране необходимы радикально новые решения в сфере денежно-кредитной политики, налоговой системы. Необходимо проводить приватизацию. А чтобы не повторить ошибок, которые делали в Центральной и Восточной Европе, нужно думать об адресной поддержке и переобучении людей, которые останутся без работы.

— Предлагаю принять экономическую конституцию, которая не позволила бы государству выйти за рамки тех полномочий, которые оно должно выполнять. Я имею в виду обеспечение верховенства права, — подчеркнул Романчук.

«Частный бизнес должен научиться работать вместе»

Административный директор BEROC, управляющий группы компаний ИПМ Павел Данейко считает, что нужно формировать ассоциации отраслевых бизнесов и объединение этих ассоциаций. Они выполняют три функции:

  1. Представление интересов бизнеса.
  2. Участие в подготовке кадров. Сегодня возникают ситуации, когда бизнесу нужны специалисты, владеющие определенной технологией, а в вузах изучают другие технологии, уже устаревшие.
  3. Объединение деятельности ассоциаций. Например, текстильные компании часто устанавливают минимальный объем заказа ткани, что не всегда удобно представителям малого бизнеса. Они могут объединиться в отраслевую закупочную ассоциацию и вместе снизить издержки.
Читайте также:  Как понять, что пора запускать франшизу

— Мы подошли к ситуации, когда частный бизнес должен научиться работать вместе. Это проблема связана с уровнем доверия в обществе — в Беларуси он был крайне низким. Сегодня происходят события, которые меняют этот уровень доверия и открывают новые возможности — уверен Дайнеко.

Экономист Леонид Заико отмечает, что сегодня нужно переориентировать бизнес в сторону ИТ и искусственного интеллекта, аддитивных технологий. Необходимо развивать электротранспорт, робототехнику.

— Бизнес будущего — это бизнес интеллекта, — считает Заико.

В Беларуси есть много организаций, бизнес-ассоциаций и отдельных экономистов, которые знают, как улучшить ситуацию в экономике. В государственном секторе — Министерстве финансов, Национальном банке, Министерстве экономике — также есть понимание реформ. Но нет политического согласия, чтобы перемены произошли, считает советник Светланы Тихановской в вопросах экономики Алекс Алехнович.

— Пакуль няма палітычнай згоды, тое, пра што мы кажам — што трэба стварыць бізнес-асацыяцыі, реалізаваць дэрэктыву №4 — немагчыма, — считает Алехнович.

В долгосрочной перспективе возможности для роста белорусской экономики уменьшаются.

— Мы ўжо зараз расцем у два разы павольней, чым сусветная эканоміка. Без вырашэння палітычнага крызіса тыя добрыя змены, пра якія мы кажам, не магчымыя. А кропкавыя змены не дадуць крытычнай масы рэформ, якая дасць у будучым беларускай эканоміцы стабільна развівацца, — отметил Алехнович.

Полную версию панельной дискуссии можно посмотреть по ссылке.

Как близкие к властям Беларуси фирмы подмяли под себя цветочный рынок России — Сильные новости

Проведенное Naviny.by совместно с телеканалом «Белсат» расследование раскрыло схемы, с помощью которых структуры, связанные с белорусскими властями, подмяли под себя цветочный бизнес в Беларуси и России. Такая деятельность могла нанести бюджетам обеих стран многомиллионый ущерб.

Цветочный хаб

В Беларуси есть собственное производство цветов, но оно небольшое. Белорусская роза не экспортируется, потому что она и дома — дефицитный товар.

В середине 2015 года Россия ввела ограничительные меры на импорт цветов из Нидерландов, а затем из Турции. По времени это совпало с тем, что Беларусь начала стремительно наращивать свои поставки в Россию.

В прошлом году Беларусь импортировала почти 900 млн штук цветов. И примерно столько же экспортировала в Россию. Оптовая стоимость этих объемов на голландской цветочной бирже составляет около 300 млн долларов.

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба
Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Казалось бы, отличные новости. Беларусь освоила новый бизнес на сотни миллионов долларов. Пусть это только реэкспорт, который дает немного рабочих мест. С другой стороны, приток валюты в страну и значительный вклад в государственную казну. Но не всё так просто.

Изучая статистику по поставкам цветов, мы заметили странную вещь. Беларусь покупает цветы по 36 центов за штуку, что примерно соответствует мировым ценам, но продает их в Россию по 8 центов за штуку. То есть, в четыре раза дешевле.

В прошлом году на импорт цветов было потрачено 370 млн долларов, а от их экспорта поступило только 85 млн долларов. Около 300 млн долларов потерялись по дороге.

Как же работает эта схема?

Если цветы ввозятся в Беларусь, предприниматель должен заплатить пятипроцентную пошлину и двадцатипроцентный налог на добавленную стоимость. Еще 18% он заплатит из прибыли. И еще 13% — налог на дивиденды, чтобы легально снять деньги и положить их в карман.

На практике реэкспортеры платят всего 5% пошлины. Прибылью и дивидендами с государством вообще не делятся. По указу Александра Лукашенко реэкспортеры также освобождены от уплаты ввозного НДС. Он платится в России. Причем в разы меньше — за счет снижения экспортных цен.

По данным игроков на рынке, занижение стоимости обосновывается приложением к контракту, согласно которому поставщик может делать скидку на цветы до 90%. Так, к примеру, роза стоимостью в один доллар превращается в розу стоимостью в десять центов. Экономия на налогах на одной фуре может достигать десятков тысяч долларов.

В результате такой схемы белорусские реэкспортеры предлагают России цены ниже рыночных, а потом часть этих цветов обратно попадает в Беларусь для продажи. Зачастую это происходит нелегально. По разным оценкам, серый рынок в Беларуси может достигать 30-50% от общего объема продаж.

Белорусские и российские компании говорят о многомиллионных потерях бюджетов обеих стран от такого бизнеса. Так, по данным Национальной ассоциации цветоводов России, из-за белорусского реэкспорта российский бюджет ежегодно теряет как минимум около 80 млн долларов.

Белорусские и российские производители и импортеры, которые платят налоги со своей деятельности, обратились в контролирующие органы с просьбой защитить их от убытков, вызванных недобросовестной конкуренцией. Но безуспешно.

Похоже на то, что цветочные магнаты — это отдельная каста, на которую не распространяются общие законы и обязанности.

Кто же стоит за этим процветающим бизнесом?

На сайте Мингорисполкома крупнейшими поставщиками цветов в Беларусь указаны такие компании как «Логекс», «Глобалкастом» и «Газ Венчуре». В августе прошлого года две из них — «Логекс» и «Глобалкастом» — фигурировали в отчетах Россельхознадзора. Цветы, которые эти компании везли в Россию, остановили в Смоленске. Фитосанитары обнаружили вредителей в розах — груз сожгли.

В те же сводки в конце 2018 года попало белорусское предприятие «Белтаможсервис». То есть, реэкспортом цветов помимо трех частных компаний занимается еще и государственный логистический оператор. Последнее на условиях анонимности подтвердили нам несколько источников на цветочном рынке.

Компания «Глобалкастом» была основана в сентябре 2015 года и уже работала по указанной выше схеме. В 2017 году в России задержали груз этой фирмы с контрабандой брендовой одежды. В Каунасе дочерняя логистическая компания Lavisos Lez Terminalas оформила дополнительный пакет документов, согласно которому грузовик везет не одежду, а ткань.

Дело в том, что ткань имеет более низкую таможенную ставку и гораздо меньшую стоимость, от которой исчисляется сумма таможенного налога. На каждом грузовике с одеждой под видом ткани экономится около 50 тысяч долларов. Зачастую такой товар потом попадает на белорусские прилавки.

В августе этого года «Глобалкастом» была реорганизована. Правопреемником стала компания «Глобалкастом-менеджмент». Сменились в компании и владельцы. Раньше ими были Анна Хмелевская и Анна Пушкарева, а сейчас стали Евгений Жовнер и Александр Романовский. Последний владеет долей в компании «ЮРАНЭКС-безопасность». Его партнером по бизнесу является бывший пресс-секретарь КГБ Дмитрий Побяржин.

«Глобалкастом-менеджмент» управляет компанией «Глобалкастом-комерс». Эту группу компаний источники на рынке связывают с Управлением делами президента Беларуси.

«Глобалкастом-менеджмент» принадлежит 75% в уставном фонде компании «Белгеопоиск», которая занимается добычей полезных ископаемых. Еще 25% в «Белгеопоиске» принадлежит государственному предприятию «Белзарубежторг» Управделами президента.

Пункты таможенного оформления «Глобалкастом-комерс» расположены в индустриальном парке «Великий камень», а также торгово-логистическом центре «Белтаможсервис» в Щитомиричах и Управделами президента в Озерце. В открытии ПТО «Глобалкастом» в «Великом камне» принимал участие управляющий делами президента Виктор Шейман.

Компания «Газ Венчуре» связана с логистическим оператором «Бремино групп», которым на паритетной основе владеют бизнесмены Алексей Олексин, Николай Воробей и Александр Зайцев. На сайте оператора «Газ Венчуре» была указана как таможенный представитель. Сейчас страница с этой информацией удалена, но она сохранилась в архиве.

Владельцами «Газ Венчуре» записаны киприотские фирмы Maylen Limited и Feloren Limited. Ими управляет литовская фирма Lewben, услугами которой пользуются Олексин и Зайцев. В особой экономической зоне «Бремино Орша» с аэродромом в Болбасово бизнесмены хотят создать цветочную биржу.

«Газ Венчуре» вместе с «Глобалкастом» и «Белтаможсервис» обвинялись в контрабанде санкционных товаров в Россию через Беларусь. Компании отрицали эти обвинения.

Еще один реэкспортер цветов — «Логекс». Компания связана с Александром Шакутиным.

Среди учредителей «Логекса» — сын бизнесмена Александр Шакутин-младший и ООО «Спамаш», которое является дилером «Амкодор» в Беларуси.

«Спамаш» в свою очередь на паритетной основе принадлежит сыну и отцу Шакутиным. Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал лояльность Шакутина-старшего. Последний был замечен на тайной инаугурации.

Что говорят реэкспортеры?

В «Логексе» нам сказали, что цветами сейчас не занимаются. Прежнюю деятельность директор фирмы Владимир Драчёв комментировать не стал, поскольку буквально недавно возглавил компанию.

В «Глобалкастом» тоже сказали, что сейчас не занимаются цветочным бизнесом и посоветовали обращаться в «Белтаможсервис». Государственный логистический оператор не отрицал реэкспорт цветов, но при ответах на дополнительные вопросы сослался на коммерческую тайну. Компания «Газ Венчуре» проигнорировала запрос.

Российское Министерство промышленности и торговли, а также Федеральная таможенная служба России дали понять, что знают про белорусский реэкспорт, но комментировать этот бизнес не стали.

В Россельхознадзоре на вопрос о мерах, предпринимаемых против белорусского реэкспорта цветов, заявили следующее: «Случаев фальсификации, то есть умышленной выдачи цветов из других стран за товары белорусского происхождения, Россельхознадзор при проведении карантинного фитосанитарного контроля ввозимой продукции не фиксировал. Цветы не входят в список продукции, запрещенной к ввозу в РФ в связи с ответными мерами России на западные санкции».

Тем временем, как утверждают наши источники на рынке, за те месяцы, пока мы исследовали эту тему, часть реэкспортеров перестала возить цветы в Россию. С их слов, россияне закрыли белорусскую схему из-за недружественной риторики Лукашенко перед президентскими выборами.

Защитники реэкспортеров утверждают, что они привлекают в страну транспортный поток со всеми сопутствующими выгодами: доходы от придорожного сервиса и таможенного оформления, оплата дорог, покупка бензина и так далее.

Мол, если бы не было налоговых льгот, не было бы такого массового транзита, а доставка грузов шла бы в Россию через Прибалтику. Однако недобор налогов на этом бизнесе может быть больше, чем выгоды, получаемые государством.

Как чувствует себя белорусский бизнес: результаты одного исследования | Экономическая газета

Организаторы исследования пред­ложили участникам ответить на 70 во­просов, сгруппированных по блокам.

Общее настроение бизнеса улу­ч­шилось, но финансовые результаты остаются противоречивыми

Текущее экономическое положение своего бизнеса участники опроса оценивают как позитивное (46,1% опрошенных) или нейтральное (42,94%). Только 10,7% респондентов оценили положение дел как плохое.

Впервые с 2011 г. количество положительных ответов сравнялось с ней­тральными оценками (рис. 1). Организаторы связывают такие результаты с улучшением макроэкономических условий ведения бизнеса, в частности, с достижениями в области кредитно-денежной политики.

Читайте также:  Что может дать big data белорусским банкам и почему этот инструмент пока не используется

Рисунок 1. Оценка текущего экономического положения по годам

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Респонденты по-разному оценили динамику финансовых показателей своих предприятий: кто-то из опрошенных отметил улучшение финансовых результатов своего бизнеса, кто-то пожаловался на их ухудшение.

Однако количество тех, кто планирует сворачивать масштабы своей деятельности, остается небольшим: такой вариант ответа выбрали всего 2,5% опрошенных.

57,4% пред­принимателей ориентированы на со­хранение достигнутого уро­вня развития, 40,2% настроены на рост бизнеса в ближайшие годы.

Конкуренция растет, выжить помогает экспорт

Большинство опрошенных пред­принимателей (66%) обратили внимание на рост конкуренции, при этом 31,9% назвали его скорее быс­трым, чем умеренным. Как считает Исследовательский центр ИПМ, имен­но рост бизнеса и обострение конкуренции на внутреннем рынке заставляют белорусские предприятия ориентироваться на экспорт.

По результатам опроса к экспортерам отнесли себя 39,7% опрошенных предприятий, а 22,2% оставшихся заявили о намерении выйти со своими товарами и услугами на внешние рынки в ближайшем будущем.

Более чем у трети предприятий- экспортеров выручка, поступающая из-за рубежа, превышает 50% и серьезно влияет на их экономическое положение. При этом нельзя однозначно сказать, что экспорт вырос. Только 32,7% предприятий-экспортеров смо­г­ли увеличить объемы поступлений из-за границы в стоимостном выражении, у 43,4% они остались неизменными, а у 23,9% объем экспорта сократился.

Наиболее популярные направления экспорта – Россия (72,2%), СНГ, Украина и Грузия (40,5%), страны Западной Европы (30,4%), страны Цен­тральной и Вос­точной Европы, Балтии (20,3%).

Каждый второй обращался за кредитом

49,1% опрошенных в прошедшем году испытывал потребность в получении кредита. При этом количество предприятий, которые обратились в банк и получили финансирование, составило 44,9%, что намного больше, чем в предыдущие годы.

Основная причина, по которой остальные опрошенные предприятия не обращались в банки, – возможность обходиться собственными сред­ствами (83,9%).

Дефицит персонала есть, но зарплаты не растут

Большинство опрошенных (51,4%) отметили, что число работников на их предприятиях не изменилось. А количество предприятий, которые выросли по численности, превысило количество тех, кто признался в сокращениях персонала, – 26,6% против 19,2%.

Распределение ответов по динамике заработной платы показывает, что у 70% опрошенных предприятий зар­плата осталась на прошлогоднем уровне или ее рост не превысил уровня инфляции (5,6% за 2018 г.). Только 20% предприятий готовы повысить зарплату на 5% и более в последующие 12 месяцев.

Авторы исследования предложили респондентам оценить, насколько предложение рабочей силы на рынке труда отвечает требованиям компании. Большинство участников опроса оценили соответствие как среднее (3–4 балла из 5), 25% продемонстрировали неудовлетворенность уровнем квалификации, зарплатными ожиданиями и стажем потенциальных соискателей (1–2 балла из 5).

Мешают высокие налоги, административные процедуры, изменчивость законодательства

Большинство опрошенных пред­принимателей не заметили сущест­венного улучшения условий ведения предпринимательской деятельности. Ухудшение отметили 30,2% респондентов, и только 15,5% почувствовали положительные изменения.

  • Основными барьерами, препятствующими развитию бизнеса, уча­стники опроса назвали:
  • · высокие налоги – 50%;
  • · сложные административные про­цедуры (лицензии, сертификация, проверки) – 50,9%;
  • · неравные условия деятельности по сравнению с госпредприятиями – 44,3%;

· изменчивое законодательство (в т.ч. налоговое) – 43,5%;

· высокие ставки по кредитам – 40,6%.

Актуальным барьером в развитии частного бизнеса является сохранение неравных условий по сравнению с предприятиями госсектора. Такой диспаритет, по мнению предпринимателей, больше всего ощу­щается в отношении контролирующих органов (43,8%), условиях получения разрешений и лицензий (33,8%), государственных закупках (33%) (рис. 2).

Рисунок 2. В каких сферах деятельности предприниматели ощущают неравные условия ведения бизнеса по сравнению с государственным сектором

Как бизнес в Беларуси интернационализируется – комментарий Максима Сологуба

Наименее существенными препятствиями для развития стали высокая преступность (1,8%), регулирование занятости (6%), плохое состояние здоровья населения (6,3%), валютное регулирование (6,8%), неразвитость фондового рынка (7,2%).

При этом 72,6% респондентов считают существующие барьеры пре­одолимыми.

От властей  ждут большего

Из предпринятых правительством шагов по улучшению бизнес-климата наиболее важной участники опроса назвали ликвидацию излишних административных барьеров. 21,9% опрошенных предпринимателей ответили, что данные меры положительно повлияли на их бизнес.

Придание контрольной деятельности предупредительного характера, переход к преимущественному использованию профилактических мер положительно оценили 21,4% МСП.

Наименее результативными пред­приниматели назвали меры правительства по созданию равных условий ведения бизнеса независимо от формы собственности, развитие частной собственности, повышение защиты прав предпринимателей.

Maksim Salahub

Перейти к содержимому

Я являюсь главой практики корпоративного права в белорусском офисе Sorainen и консультирую клиентов по масштабным сделкам слияний и поглощений и инвестиционным проектам в самых разных отраслях.

В своей совокупности они отражают трансформацию и рост белорусской экономики с ранних 2000-х годов. Я также возглавляю практику интеллектуальной собственности нашей фирмы.

Я верю в то, что уважение к плодам интеллектуального труда и надлежащая защита прав на них – важнейшее условие роста благосостояния и процветания в Беларуси и странах Балтии.

Специалист по сделкам. В сделках слияний и поглощений, как и во многих других, зачастую основным вызовом становится добиться полного понимания между сторонами и принятия ими информированных решений, не взирая на юридические, культурные и коммерческие различия.

Обеспечение четкой коммуникации и модерация в сложных моментах процесса сделки приобретают для ее успеха такое же важное значение, как и знание положений законодательства и практики их применения.

Я полагаю, что за годы работы отточил эти важные навыки и эффективно сочетаю их с моим международным образованием и опытом работы.

Профессионал в сфере защиты интеллектуальной собственности. Еще в начале моей карьеры в Sorainen я принял стратегическое решение создать одну из лучших практик интеллектуальной собственности на нашем рынке. Прошли годы, и наша команда выросла и стала признанным лидером в Беларуси.

Наши достижения включают в себя победы в Верховном Суде и апелляционной инстанции белорусского патентного органа. Мы также внесли значительный вклад в развитие правового поля для защиты интеллектуальной собственности и его популяризации как в Беларуси, так и за ее пределами.

Целью же нашей региональной команды является распространение лучших практик и оказание высококачественных услуг клиентам во всех четырех наших странах.

Любопытен в отношении того, как устроен бизнес клиента. Юридическая сторона бизнеса, конечно, очень важна, и клиенты нанимают нас для решения их юридических проблем. Мне же всегда интересно видеть более широкую картину клиентского бизнеса.

Экскурсия по заводу, изучение годового отчета, обстоятельный разговор с клиентом или корпоративная презентация помогают достичь более глубокого понимания ситуации и установить новую связь с людьми, для которых делаешь работу.

Это объясняет мое участие в программе Executive MBA в Baltic Management Institute, желание услышать не только о юридических проблемах клиента, готовность уехать из офиса и потратить несколько часов на то, чтобы узнать, как все работает в реальной жизни, а не на бумаге.

Помогаю расти следующему поколению юристов. С 2013 года я работаю старшим преподавателем в моей alma mater, Белорусском государственном университете. Я ежегодно провожу специальный курс о юридической профессии для студентов, специализирующихся в международном частном праве, на факультете международных отношений.

Я просто делюсь всем, что узнал о своем бизнесе за годы работы в юридических фирмах – от регулирования профессии до управления карьерой юриста, построения отношений с клиентами и получения максимальной отдачи от университетского диплома.

Я убежден в том, что университетское образование продолжит трансформироваться в процесс, более ориентированный на решение практических проблем, и рад приложить свои усилия для этой трансформации.

  • Международная программа MBA Балтийского института менеджмента, Литва
  • Магистратура юридического факультета Университета Тулейна, США
  • Факультет международных отношений Белорусского государственного университета, Беларусь
  • Международная ассоциация адвокатов
  • Минская городская коллегия адвокатов
  • Сделки и кейсы / 19 апреля 2021 / Виктория Михневич, Максим Сологуб, Алексей Вашкевич
  • Сделки и кейсы / 10 августа 2020 / Марина Головницкая, Максим Сологуб, Евгений Будченко
  • Сделки и кейсы / 26 мая 2020 / Томас Контаутас, Анна Лаевская, Мария Родич, Оливер Эмарик, Алеся Ходасевич, Татьяна Зубарева, Анна Каско, Алексей Фидек, Максим Сологуб, Виктория Михневич, Алексей Вашкевич
  • Сделки и кейсы / 4 мая 2020 / Максим Сологуб, Алексей Вашкевич, Алексей Фидек, Анна Лаевская
  • Сделки и кейсы / 13 января 2020 / Алексей Вашкевич, Максим Сологуб, Виктория Михневич

Все сделки

  • Публикации / 14 апреля 2021 / Максим Сологуб, Марина Головницкая, Евгений Будченко, Иева Андерсоне, Гунвалдис Леитенс, Стасис Драздаускас, Аушрине Дамбраускайте, Каупо Лепасепп, Мирелл Проса, Оливер Кууск, Оливия Краних
  • Публикации / 1 марта 2021 / Максим Сологуб, Алексей Вашкевич, Анастасия Смирнова
  • Публикации / 19 января 2021 / Максим Сологуб, Марина Головницкая, Евгений Будченко, Иева Андерсоне, Гунвалдис Леитенс, Паулюс Моцкявичус, Рута Ваицекаускайте-Ясёне, Стасис Драздаускас, Каупо Лепасепп, Оливия Краних, Мирелл Проса, Оливер Кууск
  • Публикации / 3 сентября 2020 / Алексей Анищенко, Анжелика Лозинская, Яна Кункевич, Катерина Гошко, Алексей Селюн, Татьяна Зубарева, Ольга Соловьянчик, Мария Родич, Марина Головницкая, Мария Логвинова, Кирилл Апанасевич, Максим Сологуб, Анна Лаевская, Алексей Фидек
  • Публикации / 5 августа 2020 / Алексей Вашкевич, Максим Сологуб

Все публикации

  • Новости / 22 декабря 2020
  • Новости / 28 декабря 2015

Показать все новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *