Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

О вчерашнем и сегодняшнем дне израильских высоких технологий, принципах местного стартап-сообщества, а также о собственных взглядах основателей Jerusalem Startup Hub на коворкинги и акселераторы рассказал управляющий партнёр центра Роман Гольд.

Интервью о стартапах и бизнесе

2 июля 2013

Jerusalem Startup Hub — центр предпринимательской инициативы в Иерусалиме, основанный экспертами в области венчурного капитала, рынка инноваций, бизнес-развития и новых медиа.

О вчерашнем и сегодняшнем дне израильских высоких технологий, принципах местного стартап-сообщества, а также о собственных взглядах основателей Jerusalem Startup Hub на коворкинги и акселераторы в интервью нашему изданию ToWave.ru рассказал управляющий партнёр центра Роман Гольд.

В начале 90-х об израильских программистах никто не слышал. Сегодня же треть национального экспорта приходится на ПО, а об израильских проектах знают далеко за пределами страны. Когда и благодаря чему произошли такие изменения в структуре экономики?

Если говорить о 90-х, то основными статьями экспорта Израиля были драгоценные металлы и камни, машины и оборудование, а также химикаты.

Алия (дословно «восхождение») технической интеллигенции из экс-СССР, безусловно, стала одним из ключевых катализаторов израильского экономического чуда. Вторым фактором выступило государство.

Абсорбция миллиона человек в стране с населением 4,5 млн (в 1990 г.) — задача из разряда почти невыполнимых. Израиль с ней справился.

В 1991 г. по инициативе Игаля Эрлиха, «главного учёного» Министерства промышленности и торговли Израиля (так называется должность главного научного советника министерства), был запущен новый государственный проект с целью поддержки малого и среднего бизнеса в сфере IT.

В том же году под эгидой Technology Incubator Program в стране создали 24 технологических инкубатора, принявших тысячи инженеров и учёных из бывшего СССР. Следует отметить, что инкубаторы занимались не только научно-исследовательской деятельностью (похожие инициативы существовали в Израиле и ранее), но и всесторонней оценкой бизнес-перспектив каждого поддерживаемого проекта.

Последующие два года ознаменовались появлением сотен IT-компаний, которые поддерживались государственными субсидиями и кредитами на сверхльготных условиях. Финансовые возможности государства достигли своего предела. И Эрлих решился на радикальный шаг — была принята программа привлечения венчурных инвестиций.

В 1993 г. на свет появился проект Yozma («Инициатива»), в рамках которого открылись 10 венчурных фондов с общей капитализацией $100 млн. Каждый из этих фондов был представлен тремя сторонами: израильской инвестиционной структурой (как правило, банком), иностранным венчурным фондом и израильским венчурным инвестором.

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

Соотношение инвестиций установилось на уровне 1,5/1 — на каждые $1,5 млн., вложенные партнерами, государство вкладывало $1 млн. Позднее соотношение изменилось до 2/1.

Впрочем, в некоторые проекты государство было готово вкладывать даже больше, чем внешние инвесторы.

Необходимо подчеркнуть, что Yozma предлагала инвесторам выкупить долю государства в успешных стартапах на очень привлекательных условиях.

Собственно, так и была сформирована израильская стартап-сцена: огромный технический потенциал репатриантов из СССР плюс всесторонняя государственная поддержка на стратегическом и тактическом уровнях.

Разумеется, сегодня израильская индустрия инноваций — это не «русская» и, тем более, не «эмигрантская» ниша. Но доля «русской» технической элиты была и остается критичной для общего успеха Start-up Nation.

Как выглядит среда, в которой сегодня рождаются и развивают стартапы Израиля?

Это очень динамичная, очень доброжелательная и в то же время очень конкурентная среда. Это среда, в которой достаточно ресурсов для того, чтобы поддержать каждый (я подчеркиваю — каждый) стартап с адекватной идеей и адекватной командой.

Это среда, в которой правило «шести рукопожатий» давно заменилось на правило «двух рукопожатий». К примеру, от премьер-министра Биньямина Нетаниягу, «отца» израильской стартап-индустрии Йоси Варди и нобелевского лауреата Роберта Ауманна меня отделяет лишь одно рукопожатие.

Впрочем, вся эта безоблачная картина может навсегда остаться за стеклянным потолком, если ты не будешь соответствовать правилам игры. Они предельно просты.

Во-первых, ты должен быть хорошим человеком. Ты можешь сколько угодно распускать павлиний хвост из собственных регалий — MBA, PhD, успешных выходов и тому подобных вещей.

Но если ты не готов поделиться своими знаниями, опытом и связями со студентом-первокурсником — стоит забыть об израильской стартап-сцене.

Твоя репутация, твой социальный капитал — ключевой (если не единственный) фактор твоей успешности в Израиле.

Второе правило — позитивное мышление. Не нужно объяснять, почему та или иная идея бесперспективна, нужно делать конкретные шаги, чтобы она «взлетела». В Израиле становятся реальностью те идеи, за которые никто не брался именно из-за «абсолютного отсутствия перспектив». Ты попробовал, и ничего не вышло? Не страшно: есть ещё миллиард идей, а в твоей копилке появился бесценный опыт.

Третье правило: хуцпа (чисто израильское понятие, нечто среднее между наглостью и уверенностью в собственных силах). Если твоему стартапу необходим какой-либо ресурс (технический, консалтинговый, медийный) — пойди и попроси. Желательно, напрямую у CEO компании, предоставляющей этот ресурс. Это нормально.

Jerusalem Startup Hub, видимо, одно из тех мест, куда стартапы могут «пойти и попросить». У учредителей Хаба до этого были совместные проекты или JSH — первая попытка? Какой предпринимательский опыт каждого из вас этому предшествовал?

Jerusalem Startup Hub — наш первый совместный проект. Нас — соучредителей и управляющих партнеров — трое, все мы пришли из совершенно разных «миров».

Мой опыт можно обозначить тэгами «IT» и «медиа»: последние 10 лет я работал в IT-журналистике (от колумниста до главного редактора), параллельно занимая руководящие и консалтинговые должности в различных IT-проектах.

Опыт Леви Райза (второго партнера) подходит под определения «экономика» и «бизнес-развитие». Он работал в Министерстве промышленности и торговли Израиля, а также возглавлял направление бизнес-развития в одной из компаний Кремниевой Долины.

Год Исаев — наш третий партнер — человек искусства и креатива, он отвечает за нестандартные решения нестандартных вопросов.

В создании акселератора принимают участие только учредители или у вас есть сторонние инвесторы?

Jerusalem Startup Hub создавался исключительно нашими собственными усилиями. Независимость этой площадки — наша стратегия с того дня, как мы открыли двери.

В то же время, мы полностью открыты для партнёрских отношений. Сегодня среди наших партнеров — представители крупного капитала (Reichmann Rothschild Group), государства (муниципалитет Иерусалима), консалтинговые (Deloitte) и юридические (Yigal Arnon) компании, а также целый ряд IT-компаний, менторов, ангельских инвесторов и др.

Сегодня JSH занимается тремя различными проектами. Давайте поговорим о каждом из них. Первый — это коворкинг в центре Иерусалима. Сколько коворкингов в стране на сегодняшний день, и насколько они популярны среди израильских стартапов?

Коворкинг-пространства в Израиле можно пересчитать по пальцам обеих рук, причём подавляющее большинство коворкингов расположены в районе Тель-Авива. Можно сказать, что эта культура в Израиле только зарождается.

Все существующие коворкинг-пространства можно разделить на два типа: частные проекты и площадки, действующие под эгидой «покровителя» — венчурного фонда, инвестгруппы и т.д.

К примеру, замечательный тель-авивский коворкинг The Junction функционирует под эгидой венчурного фонда Genesis Partners.

С одной стороны, это решает проблему финансирования (не секрет, что коворкинг в чистом виде — не самый прибыльный бизнес), с другой — серьёзно усложняет задачу формирования комьюнити.

Для себя мы выбрали формат независимого существования, наряду с полной открытостью к любому партнёрству. Наша цель — предоставить максимальную свободу выбора приходящим к нам стартапам.

Спустя три месяца после открытия мы видим, что эта политика оправдала себя: на нашей площадке комфортно уживаются фрилансеры, стартап-предприниматели, ангельские инвесторы и лидеры рынка, включая прямых конкурентов.

  • Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси
  • Для сравнения, стоимость рабочего часа в вашем коворкинге и что в неё включается?
  • Понятие стоимости рабочего часа в нашем коворкинге отсутствует, поскольку мы стараемся сформировать самоорганизующуюся устойчивую систему, которая сможет функционировать при нашем минимальном вмешательстве (в том числе, физическом присутствии).

У нас есть три тарифных плана: «День», «Неделя» и «Месяц». День в коворкинге JSH стоит 85 шекелей (при курсе $1/3,65 ш), неделя — 400, месяц — 1150 или 1300 (разница — в наличии «своего» рабочего места, на котором можно оставить, скажем, монитор). Плюс 18% НДС.

Мы стараемся выстраивать долгосрочные отношения со всей «тусовкой». Поэтому практически все клиенты платят за месяц, получают магнитную карточку — а вместе с ней и круглосуточный доступ к коворкингу.

Джентльменский коворкинг-набор у нас стандартный: переговорная на 8 человек (при необходимости увеличивается вдвое благодаря вращающейся стене), кухня (холодильник, две микроволновки — мясная и молочная, кулер), чай-кофе-печеньки, принтер-факс и, конечно же, быстрый Интернет.

Стартапы Израиль

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

Сама идея стартапов учит тебя жить по принципу: или ты делаешь это сейчас, или ты уже никогда этого не сделаешь.

Лия Гельдман
05.12.2013

Сегодня Израиль называют во всем мире не только “страной, текущей молоком и мёдом”, страной новых репатриантов или вечной зоной конфликта на Ближнем Востоке, но и “start-up nation” — государством стартапов.

Чтобы выяснить, как израильтянам удалось занять вторую позицию в мировом рейтинге по уровню развития стартап-индустрии и ежегодно продавать свои стартапы крупнейшим мировым компаниям за сотни миллионов долларов США, мы встретились с Еленой Донец, исполнительным директором одного из крупнейших в Израиле бизнес-инкубаторов — организации, которая занимается поддержкой стартап-проектов молодых предпринимателей на всех этапах развития: от разработки идеи до ее коммерциализации — и подробно обо всем расспросили.

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

Елена приехала в Израиль в 1999 году по программе “Наале” (программа репатриации для учеников старших классов — прим. ред.), закончила школу, была офицером в армии, потом работала с призывниками и резервистами.

Во время своей последующей учебы в Тель-Авивском университете Елена присоединилась к своему знакомому по имени Орен, который по личной инициативе организовывал бизнес-инкубатор внутри Университета. Около полутора лет они строили этот инкубатор вдвоем, без зарплат и поддержки извне, и за это время провели порядка 50 конференций на тему инноваций и стартапов.

В результате, их инкубатор стал одним из крупнейших в стране, сумев завязать связи как с израильской стартап-индустрией, так и с международной, потому как для израильских стартапов принципиально важно налаживать связи на глобальном рынке, а не местном, за счет ограниченности человеческого.

Именно налаживание международных связей — не только с США, но и со странами Европы, Латинской Америки, Канадой, Россией и др. — является одной из главных задач, которую, по словам Елены, видит их инкубатор, и над которой они продолжают работать сегодня.

— Как давно израильские стартапы прочно укрепились в числе лидеров мирового рынка?

Читайте также:  Как все успевать за 7 часов – советы эксперта по тайм-менеджменту

— Стартапы в Израиле были развиты всегда, но примерно два года назад начал надуваться своеобразный “мыльный пузырь”: заходишь в кафе и видишь, что за каждым вторым столиком сидят молодые ребята и обсуждают какие-то свои идеи.

Почему это происходит? Я думаю, что на людей сильно повлияла книга “Start-up nation”, вышедшая как раз пару лет назад, про стартапы в Израиле и то, как они устроены.

Сегодня эта книга уже не актуальна, потому что главным стартапом в ней является Better Place, который прогорел в этом году, но она хорошо отражает суть того, почему именно Израиль создает столько инноваций для всего мира. Раньше на эту тему меньше говорили, но это происходит уже очень давно.

Как Израиль стал конкурентом Кремниевой долины? | В поддержку Израиля

Израиль, маленькая страна с населением около 8,5 млн человек, стала одним из мировых технологических лидеров. Андрей Биветски, генеральный директор SAP Labs CIS и член делового клуба Solomon, попробовал разобраться в секрете израильского «стартап-чуда».
 

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

Государство-стартап

Начнем с того, что само государство Израиль и один из двух государственных языков, иврит, – это, по сути, стартапы.

В юном для государства возрасте, в 70 лет, Израиль добился значительных успехов по многим показателям: система социальной защиты и высокий уровень здравоохранения, профицитный госбюджет и парламентская демократия, технологичная армия, продвинутая образовательная система и высокоразвитый финансовый сектор.

Страну-стартап можно считать успешной, если в ней наблюдается рост трудозанятого населения и постоянно проживающих людей. За последние 36 лет население Израиля выросло с 4,1 млн до 8,5 млн жителей, при низком уровне безработицы для Ближневосточного региона – всего лишь 4,6%.

Экономические показатели израильской экономики: инфляция снизилась до 0,2%, ВВП вырос более чем в 10 раз и достиг $319 млрд, а ВВП на душу населения превысил $33 тыс. Общий объем экспорта страны вырос в 10 раз до $92 млрд, и $23 млрд из этой суммы составляет экспорт технологических продуктов

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси

Андрей Биветски, генеральный директор SAP Labs CIS

Исторические геополитические условия и естественные ограничения сыграли свою роль в развитии страны: отсутствие полезных ископаемых, недостаток пресной воды, недружественное политическое окружение.

Небольшое население и низкая емкость рынка – это важная причина, из-за которой в стране стали появляться именно глобальные стартапы.

Израильские технологические предприниматели сразу думают о том, как создавать глобальный продукт.

Существует определенный набор критериев и факторов, по которым эксперты оценивают готовность стран или регионов стать «хабами» для технологических предпринимателей.

Среди таких критериев – количество новых стартапов, которые появляются каждый год, объемы инвестиций и сделок по покупкам компаний, доступ к рынкам и венчурному капиталу, наличие талантливых специалистов на рынках труда, условия жизни и работы для сотрудников и основателей. Израиль находится в числе стран-лидеров по многим из этих параметров.

Миллиардные инвестиции и рост венчурной индустрии

Израиль – это IT, стартапы и не только | Экономическая газета

Господин посол, вы здесь уже почти полгода, впечатления еще свежи, тем более что до того вы в Беларуси никогда не были. Что скажете? Где уже побывали? Каковы впечатления? Как люди? Что наиболее воодушевило и что более всего разочаровало?

– Да, я как раз приехал с семьей ровно полгода назад, в конце сентября. Нам здесь очень нравится: красивая, комфортная, интересная страна. К сожалению, пока успел увидеть не так много в связи с пандемией, в основном пришлось ограничиться пределами Минска.

Город красивый, интересный, есть что посмотреть. Люди добрые, открытые. Минск находится на очень высокой ступени развития, здесь хороший уровень инфраструктуры. За город выехали только в Логойск и Силичи. Увидели снег.

Для израильтян это все равно что увидеть динозавтра (смеется).

Об экономике. Вскоре после моего приезда проходила ежегодная сельскохозяйственная выставка (Белагро-2020), очень впечатляюще было и интересно. Побывал в технологическом и медицинском университетах (БГТУ и БГМУ), принял участие в продуктивных встречах. Уровень студентов и преподавателей произвел сильное впечатление.

Вижу, что есть, с кем работать, встречаться и развивать сотрудничество. Посещал индустриальный парк «Великий камень» – был впечатлен размахом и диапазоном тем. Пока не добрался в ПВТ, но это в планах. У нас есть проблема: возможности встреч из-за ковида ограничены, особенно в закрытых помещениях. Это очень досадно.

Зато ситуация, сложившаяся из-за пандемии, подвигла нас шире использовать возможности онлайн-встреч.

– Сами переболели?

– Официально переболел, диагноз поставили, потом сдал тест на антитела, а там 0,0. Так что не знаю, переболел или нет. На прошлой неделе был в Израиле, получил вторую порцию вакцины. Уже, кстати, 57% израильтян провакцинированы.

– У вас своя вакцина?

– Нет, американская. Пользуемся в основном двумя – Pfizer и Moderna. Они прошли массовое тестирование и были подтверждены FDA. Уже создана израильская вакцина, но она еще не прошла весь цикл тестов. Более того, израильские специалисты участвовали также в разработке вакцины «Спутник-V».

– Израиль – одно из мировых туристических направлений. Ковид ведь закончится. Как вы собираетесь привлекать в страну людей из Беларуси?

– Да, это важно. Во-первых, в Израиле есть на что посмотреть и чем заняться – и курорты, и исторические места, паломничество в Иерусалим, культура, кулинария и т.д. Во-вторых, в Израиле более миллиона русскоязычных граждан, страна говорит по-русски или по-английски, так что это облегчает организацию туризма. В 2019 г.

Израиль посетили 4,5 млн туристов со всего мира, это принесло экономике страны 6,5 млрд USD. Поток белорусов также вырос. В 2015 г., когда только начал действовать безвизовый режим, количество туристов, посетивших Израиль, составило 15 тыс. человек, а уже в 2019-м – вдвое больше. Несколько раз в неделю летали прямые рейсы.

Разумеется, мы очень заинтересованы возобновить все туристические потоки и показать вам нашу страну.

Что делать для развития? Знакомить белорусов с Израилем, рекламировать, работать с туроператорами, организовывать культурные мероприятия, такие, как день израильской культуры. В прошлом году нам удалось хотя бы провести фестиваль израильского кино.

Плюс многие хотят посетить Израиль, поскольку в нем живут их друзья и родственники – выходцы из Беларуси.

Обычно увеличение туристического потока взаимовыгодно и работает в обе стороны, и количество израильских туристов в Беларусь в таком случае тоже возрастет.

– Для нас важно, чтобы в Израиле знали, что 4 президента и 8 премьер-министров вашей страны родились в Беларуси или их родители родились и жили здесь (справочно: президенты Хаим Вейцман, Залман Шазар, Эзер Вейцман, Шимон Перес; премьер-министры Моше Шарет, Игаль Алон, Ицхак Рабин, Менахем Бегин, Ицхак Шамир, Шимон Перес, Беньямин Нетаньяху, Ариэль Шарон, спикер парламента Кадиш Луз). Это уникальный случай, согласитесь. Такие белорусские города, как Бобруйск, Минск, Пинск, Слуцк, Гродно, Брест, Гомель, Могилев и др. не просто были местом жительства еврейского населения, там большинство населения были евреями. Что нужно сделать, чтобы увековечить их память в белорусских городах и белорусских головах? Как вы можете здесь нам помочь? И что нужно сделать, чтобы люди из Израиля массово поехали к нам в гости?

– Беларусь – интересное направление для израильского туризма. Разнообразие предложений и заманчивые цены, историческая память и еврейские корни, йешивы и синагоги… И в то же время современная европейская архитектура, культура, приветливые и гостеприимные люди.

Что сделать? Во-первых, расширить доступность туристических мест. Это и организация транспорта, логистики, и предоставление широкого спектра информации на английском языке (таблички, навигация, меню в ресторанах и т.д.).

В Минске это хорошо организовано, но важно достичь такого же уровня за пределами столицы. Во-вторых, широко представить информацию обо всех интересных туристам объектах и организовать легкийи комфортный доступ к этой информации.

В-третьих, создать возможности для интересного времяпрепровождения (посещение фестивалей, концертов, развлекательных мероприятий, мест отдыха).

– Одним из государственных языков в Беларуси в XX веке был идиш. Есть ли у Израиля какая-то интенция к возрождению этого языка, при том что иврит – основной и государственный язык государства Израиль?

– Идишу принадлежит теплое место в сердцах многих израильтян, хотя он и не входит в пятерку основных языков страны. И это, конечно, больше ностальгия. Мы вкладываем много сил и средств в сохранение культурного наследия, включая идиш, но делаем это в Израиле, а не за границей.

У нас есть театр, представляющий спектакти на идиш. В Израиле существует The National Authority for Yiddish Culture (Национальное управление идишистской культуры).

Его целями является углубленное и всестороннее изучение идишистской культуры, а также распространение знаний о ней и языке, в т.ч. через СМИ.

Управление занимается каталогизацией культурного наследия на идиш, продвижением и поддержанием создания современных произведений на идиш, переводами с идиша на иврит. Если в Беларуси будет интерес к сотрудничеству в этой сфере, мы с удовольствием поможем с контактами.

– Территория Израиля преимущественно распололожена в пустынном регионе с засушливым климатом. Но страна – один из крупнейших в мире экспортеров продовольствия. Как такое возможно?

Как маленькая страна создала огромную стартап-индустрию. Опыт Израиля для Беларуси– В широком смысле у нас просто нет другого выхода. Чтобы выжить, нам нужно быть изобретательными, находить новые подходы к решению старых задач, проявлять смелость. В Израиле есть термин хуцпа. Переводится как дерзость, пробивная сила, в хорошем смысле нахальство, готовность быть смелым и стараться что-то изменить. Когда в разных странах заходит речь о глобальных проблемах экономики, безопасности, человеку часто нечего сказать по этому поводу. У израильтян этой проблемы нет вообще – у каждого всегда есть свое мнение по любому вопросу, и он уверен, что именно оно самое правильное (улыбается).

Далее. Маленькая страна. Это помогает: каждый знаком с кем-то, не нужно долго стучаться. С кем-то ты служил в армии, можешь к нему обратиться, все кого-то знают, кто тебе подходит для того, чтобы реализовать и продвинуть свою идею.

Кроме того, в Израиле высокий уровень технологий, образования. Других ресурсов не было. Hi-Tech – наш основной «паровоз», который тянет все эти вагоны. Конечно, есть проблемы, которые нам нужно одолеть.

Ну и чтобы что-то выросло, надо вовремя и правильно посадить семена.

Серьезная составляющая – технологии. Мы уже много лет наблюдаем тенденцию: количество сотрудников, занятых в нашем сельском хозяйстве, сокращается, а количество выпускаемых сельскозозяйственных продуктов увеличивается.

Читайте также:  Как превратить побочный продукт в премиальный бренд — кейс exponenta

Есть три направления: точечное орошение, опреснение и повторное использование воды (60% воды, идущей на нужды сельского хозяйства, – переработанная очищенная), а также автоматизация – «умные» теплицы с постоянной температурой и технология дойки коров в электронном виде.

Также мы занимаемся селекцией (например, квадратные помидоры – для того, чтобы проще было упаковывать) и разработкой методов хранения: мало урожай вырастить, надо, чтобы он еще мог полежать.

Возле Реховота находится институт Vоlcany, занимающийся технологиями минимизации потерь продовольствия во время хранения и транспортировки. Вы знаете, что примерно треть продуктов в мире портится на этом этапе? В сумме потери составляют около 1 трлн USD в год.

– Израиль всемирно известен своими разработками для нужд ВПК, в IT-отрасли, медицине. Какие совместные проекты в этих областях реализуются с белорусскими компаниями?

– Что касается разработок, то многое из того, что поначалу создавалось для нужд ВПК, проходит конверсию и идет на гражданскую службу.

Одна из самых успешных фирм, которая делает сегодня кастрюли и сковородки – Soltam, раньше специализировалась на производстве артиллерийского оружия.

Позже в компании появилось отдельное подразделение, производящее продукцию бытового назначения. Что хорошо для танков и для кастрюль неплохо.

В совместных медицинских проектах есть большой интерес. Медицинский форум, который мы хотим провести в апреле, будет посвящен стоматологии.

В начале марта в Zoom состоялся формум белорусских экспортеров, которые вместе с ТПП показывали свою продукцию – деревообработку, текстильную продукцию, автотехнику, продовольственную продукцию, а с нашей стороны мы хотим сосредоточиться на медицинских препаратах и медицинских технологиях.

Есть образовательный проект в Минском медуниверситете, там обучаются 80 израильских студентов, а потом они могут вернуться в Израиль, в Ашдод, и пройти стажировку. И этот проект снимает барьеры между нашими и вашими студентами. Барьер есть, когда вы незнакомы. Израиль не знаком с белорусским рынком. И если мы снимем этот барьер, эффективность возрастет.

– Наш торговый оборот уже несколько лет составляет примерно 150 млн USD. Есть ли резервы роста? Есть ли возможность нарастить поставки нашего транспорта, белья, обуви, продуктов питания, мебели, удобрений, посуды? Что этому мешает?

– В Израиле есть интерес и к продуктам питания, и к продуктам деревообработки, и к другим товарам. Тут главный барьер – недостаточное знание рынков друг друга, и это то, что мы стараемся изменить на уровне посольств. Есть изменения на макроуровне, процесс у нас идет уже несколько последних лет. Состоялось подписание договоров о зонах свободной торговли.

Это дает возможность увеличить поставки для обеих стран. Причем отдельно у нас идет процесс подписания такого договора с ЕАЭС. А это, уверен, даст возможность увеличить товарооборот и между нами. Для углубления сотрудничества и снятия барьеров была создана Межправкомиссия, которая занимается вопросами двусторонней торговли, производства и т.д.

Надеемся, что очередная встреча комиссии состоится до конца года в Израиле.

– Назовите топ-5 израильских инвестпроектов в Беларуси за последние 5 лет.

– Назову топ-6. Так как вначале был Viber. Он дал толчок другим IT-проектам из Беларуси, открыл дорогу интереса к вашему IT. Наших бизнесменов спрашивают, с кем мы делаем Viber, и мы говорим: «Это ребята из Беларуси». И так зарабатывется известность и репутация, растет интерес к сотрудничеству с белорусами.

Вот так постепенно развиваешься. И вдруг – раз, и ты на вершине, с тобой считаются все. Еще одна большая израильская компания, здесь присутствующая и дающая работу 700 сотрудникам, – Playtika. Она занимается разработкой и распространением бесплатных игр для мобильных приложений.

За 2020 год компания заработала 2,4 млрд USD. Еще. В конце 2020 г. израильский холдинг Moon Active приобрел разработчика мобильных игр – белорусскую компанию Mel Soft, цена сделки составила более полумиллиарда долларов.

В парке «Великий камень» также есть израильская компания Innoviz, разрабатывающая технологии беспилотного управления автомобилями. Компания CheckPoint, дающая возможность защиты от кибератак.

И, наконец, еще один крупный проект в недвижимости – компания SvitLand Development, построившая здесь жилой комплекс. Она делает акцент на строительство с высоким уровнем автоматизации, на концепции умного дома, удобного для проживания.

Израиль не силен в таких проектах, как БелАЗ, но в новейших технологиях, а также в стартапах нам почти нет равных в мире. Так что это перспективные направления сотрудничества. Здесь хороший уровень manpower, и то, что в Израиле свободно общаются на русском или английском, увеличивает возможности для совместного сотрудничества.

– Израиль пережил уже минимум три волны массовой репатриации из Беларуси. Что вы думаете о возможности четвертой, с бизнес-уклоном? Есть ли движения в этом направлении?

– Пока я какой-то особенной волны не вижу. Иммиграция в Израиль есть как из Беларуси, так и из других стран. Статистика по 2020 г. не очень отличается от прошлых лет.

Может быть потому, что из-за ковида несколько месяцев не работало посольство, точнее, не принимало людей и не выдавало на визы. Да, когда есть сложности – политические, экономические, социальные, это влияет на количество людей, покидающих страну.

Но пока по итогам 2020 г. цифры по въезду в Израиль из Беларуси не выросли.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий ДРИГАЙЛО

5 успешных израильских стартапов, которые стали известными во всем мире

Израиль давно известен как центр инновационных и быстро развивающихся технологий с самым высоким количеством стартапов на душу населения.

На текущий момент здесь зарегистрировано более 6000 активных стартапов, более 200 из которых приносят доход свыше 10 миллионов долларов в год и трудоустраивают сотни людей.

Местные стартапы ежегодно делают огромный вклад в экономику страны, оправдывая данное Израилю звание — нации стартапов.

Есть также небольшая группа частных компаний, которая в настоящее время приносит доход более 100 млн. долларов США и стремится достичь оценки в 1 млрд. долларов США.

Это изменение было вызвано увеличением доступности средств, поступающих не только от традиционных компаний венчурного капитала, но и от частных акционерных компаний, а также от таких мегафондов, как SoftBank 's Vision Fund.

В основном местные стартапы сосредоточены в сфере высоких технологий, медицины и экологии, ежегодно проделывая все новые и новые открытия и разработки. Многие стартапы приобретают известность не только на всю страну, но и получают финансирование от зарубежных инвесторов, постепенно распространяясь по всему миру.

Проведя 7 месяцев в Израиле (Как я оказалась в Израиле на 20 дней и 8 месяцев) и напрямую столкнувшись с профессиональной сферой ввиду поиска стажировки, могу с уверенностью сказать, что в Израиле стартап на каждом шагу. Огромное количество вакансий вывешивается именно в развивающихся стартапах, и чуть ли не каждый пятый готов продвигать свою идею и создавать новый стартап.

Государство Израиля активно поддерживает создание и развитие стартапов, так как они делают огромный вклад в развитие экономики. Здесь можно получить различные гранты и субсидии на развитие инновационного проекта в размере до полутора миллионов долларов.

Если стартап «взлетел», то он впоследствии возвращает деньги государству, если нет — государство расстроится, конечно, но привлекать к ответственности учредителей стартапа здесь не будут. И пускай по статистике окупается лишь 1 из 10 стартапов (а то и того меньше), в масштабах страны он легко перекроет убытки от 9 неуспешных.

Я уверена, что вы знакомы с сервисами, приведенными ниже и набравшими огромную популярность, однако могли даже и не подозревать, что изначально придуманы и разработаны они были именно в Израиле.

Gett

Cервис, позволяющий лицензированным таксопаркам получать заказы от пользователей мобильного приложения в Израиле, России, Великобритании и США. Его, кстати, я также включила в список ТОП-15 приложений, которые упростят вашу жизнь в Израиле.

  • Основатели: Дейв Уэйзер и Рой Море
  • Год основания: 2009
  • Количество работников: 1 800 в Израиле, США, Великобритании и России
  • Финансирование: $640 миллионов

Сервис для заказа такси Gett, первоначально был известен как GetTaxi, со штаб-квартирой в Тель-Авиве. На данный момент приложение для заказа поездок и доставки, работает по всей территории Израиля, в Нью-Йорке и крупных городах России и Великобритании.

В компании работает около 1 800 человек, почти 400 из которых задействованы в Израиле, а также 230 000 водителей по всему миру, в том числе 30 000 только в Нью-Йорке.

Gett получил $640 млн финансирования, включая $300 млн инвестиций немецкого автопроизводителя Volkswagen AG в 2016 году. В том же году они приобрели компанию Radio Taxi, базирующуюся в Великобритании, и Juno, конкурента на Нью-йоркском рынке. В прошлом году ими также был приобретен стартап Streetsmart, разрабатывающий систему поиска маршрутов для таксистов.

Viber

Израиль: страна, где стартап выбирает инвестора, а не наоборот — Финансы на vc.ru

На сегодняшний день Израиль — один из наиболее динамичных стартап-хабов на планете.

Исследование Startup Genome поместило Тель-Авив на второе место в мире — после Кремниевой долины, а в рейтинге инновационных государств от Bloomberg Израиль занял пятое место, обогнав США и Великобританию.

Мировое признание пришло к Израилю не сразу и не вдруг — страна демонстрирует впечатляющую динамику VC-рынка на протяжении последнего десятилетия. Впрочем, 2014 год оказался исключительно удачным даже на фоне стабильно высоких достижений прошлых лет.

Тель-Авив

В минувшем году израильские стартап-компании установили рекорд привлечения средств, мобилизовав $3,4 млрд, что на 46% превышает показатели 2013 года, когда израильтяне удовольствовались «лишь» $2,3 млрд. Хорошую динамику мобилизации капитала демонстрируют и израильские венчурные фонды: 12 фондов привлекли $914 млн — на 68% выше по сравнению с 2013 годом, когда 11 фондов освоили $544 млн.

Все это говорит о том, что уровень доверия к израильскому стартап-рынку беспрецедентно высок. Конечно, Израиль и раньше не испытывал недостатка в кредите доверия, особенно после того, как за страной закрепился бренд «Startup Nation» (после выхода одноименной книги). Но 2014 год стал переломным — рынок шагнул на новый уровень развития.

От «Startup Nation» к «Exit Nation»

Впервые об эволюции израильского стартап-рынка заговорил председатель экономической комиссии Кнессета доктор Авишай Браверман — еще прошлой весной он заявил, что Израиль превращается из Startup Nation в Exit Nation, причем рассматривая эту трансформацию в негативном ключе. Депутат высказал опасение, что погоня за монетизацией снизит инновационный потенциал страны, однако лидеры VC-индустрии его не поддержали.

Читайте также:  Как раскрутить в интернете клинику медицинских услуг за семь простых шагов

Так, управляющий партнер одного из старейших израильских венчурных фондов Pitango Capital (основан в 1993 году, под управлением $1,6 млрд) Хеми Перес (между прочим, сын экс-президента Шимона Переса) подчеркнул, что гонка за быстрым экзитом не отражает все нюансы израильской стартап-сцены — на рынке достаточно предпринимателей, желающих вырастить по-настоящему большую компанию и регулярно отклоняющих предложения об M&A (слияния и поглощения — ред.).

Отчет аналитической компании IVC за 2014 год подтверждает видение Переса: объем средств, привлеченных на IPO израильских компаний, достиг наивысшего показателя за 10 лет — $2,1 млрд. Семнадцать IPO 2014 года демонстрируют убедительную тенденцию по сравнению со скромными восемью IPO 2013 года.

Вместе с тем и M&A остается лакомым кусочком для инвесторов: средний мультипликатор доходности израильской M&A-сделки в прошлом году составил 6,2. Всего же в 2014 году в Израиле состоялось 99 экзитов общим объемом $6,94 млрд. Рейтинг экзитов возглавила компания Mobileye, чье публичное размещение акций стало самым успешным IPO израильской компании за всю историю Нью-йоркской фондовой биржи.

При этом не наблюдается никакого снижения IPO-активности израильских компаний: в 2015-2016 годах публичное размещение акций планируют провести не менее 25 израильских стартапов.

Что в Израиле делать русским инвесторам

Ответ до банального прост: инвестировать. В Израиле уже инвестируют такие фонды, как AltaIR Capital, Flint Capital, Titanium Investments (эта тройка — лидеры по активности на рынке), Maxfield Capital, TMT Investments, LETA Capital и другие. Если говорить о вендорах, достаточно упомянуть «Яндекс» (открывший R&D-центр на базе поглощенного израильского стартапа KitLocate) и Mail.Ru Group.

Многие инвесторы годами присматриваются к израильскому рынку, не понимая, что это мало что дает — рынок меняется намного быстрее, чем кажется со стороны. Если вы хотите выйти в Израиль — либо найдите надежного локального партнера, либо создавайте собственное представительство.

Как правильно выходить на израильский стартап-рынок

Приготовьтесь к тому, что в Израиле все устроено по-другому — и, прежде всего, иное отношение к деньгам. Израильский стартап-рынок не испытывает недостатка в финансировании.

Это значит, что за хорошими стартапами выстраивается очередь из американских, европейских, китайских и, конечно же, израильских инвесторов. С другой стороны, денег много не бывает — и в этой очереди всегда можно занять свое место.

Рынок рад новым игрокам, которые играют по правилам.

Наблюдая за израильской стартап-индустрией на протяжении нескольких лет, мы в JSCapital сформулировали пять ключевых принципов успешного присутствия зарубежных инвесторов на Святой земле:

Уважение. У вас есть деньги — и вы хотите инвестировать в Израиле? Мазаль тов! Вы — в хорошей компании из трех с половиной сотен венчурных фондов и тысячи бизнес-ангелов, на которых приходится 5 500 израильских стартапов. Рынок венчурного капитала весьма насыщен, поэтому стартапы выбирают инвестора, а не наоборот — особенно это чувствуется на раундах серии A и выше.

И одним из серьезных препятствий при взаимодействии с потенциальными инвесторами может стать недостаточно уважительное отношение инвестора к стартапу. Разумеется, заискивать перед перспективным проектом — тоже не вариант. Наш выбор — открытое общение на равных.

Израиль

Скорость. Понравился стартап? Тогда включайтесь в гонку: как правило, у вас есть около трех месяцев на закрытие сделки. Около трети сделок срывались из-за недостаточно высокой скорости продвижения со стороны инвестора. Реактивная работа, конечно, не догма, но может стать серьезным конкурентным преимуществом на израильском рынке.

Впрочем, еще более важный фактор — прозрачность коммуникаций. Если процесс принятия решения занимает месяц, не обещайте результат за две недели.

Ценность. Израиль — очень семейное государство. Традиции взаимопомощи и благотворительности насчитывают не одну тысячу лет — никуда не исчезли они и в 21 веке.

Кстати, основа современной израильской стартап-индустрии также была заложена благодаря филантропии: большинство партнерских средств для государственного фонда фондов Yozma были собраны американским инвестиционным консультантом и видным меценатом Стэнли Чейзом посредством связей с американским еврейским истеблишментом.

Подавляющее большинство израильских стартапов и венчурных фондов, а также зарубежных игроков, работающих на местном рынке, предлагают собственную программу социальной ответственности. «Берешь (инвестируешь) — отдавай (помогай или развивай)» — негласное правило, возведенное в ранг закона.

Китайские инвесторы в массовом порядке спонсируют израильские университеты, американские фонды поддерживают целый ряд волонтерских проектов — все это происходит совершенно добровольно, просто тут так принято.

Репутация. Один из самых деликатных моментов, особенно для инвесторов из постсоветского пространства. С одной стороны, речь идет о репутации страны происхождения денег, с другой — о репутации самого инвестора и его представителей.

Управление собственной репутацией в Израиле — настолько сложный и трудоемкий процесс, что у инвестора фактически есть всего два варианта работы на израильском рынке: либо создание постоянного представительства с людьми, которые вольются в местную стартап-тусовку и станут неотъемлемой ее частью (постоянное присутствие в Израиле — необходимое условие), либо работа через израильского партнера с сильным репутационным шлейфом в стране.

Деньги, связи и даже знания — не конвертируются в репутацию автоматически. Репутация — это доверие, общение, взаимодействие. И кое-что еще.

Ритуал. Многие воспринимают Израиль как исключительно западное государство, но не стоит забывать, что здесь все-таки Ближний Восток. А значит, интегрироваться в местное сообщество, не принимая целый комплекс ритуалов, будет крайне затруднительно. Если вы хотите работать на этом рынке, вы должны быть своим.

Заглянуть на свадьбу двоюродного брата сооснователя стартапа, с которым вы ведете переговоры — это не проявление вежливости, а ритуал. Еженедельный кофе с израильским юристом — не деловой этикет, а ритуал.

Помнить, кто, когда и у кого родился, женился, ушел в армию — не досадная необходимость, а ритуал. И относиться ко всему этому необходимо как к ритуалу, неискренность тут чувствуют за версту.

Зато искренность воздастся сторицей.

Некоторые из этих принципов представляются очевидными, некоторые — не воспринимаются всерьез до тех пор, пока не происходит лобовое столкновение с израильской действительностью.

Мы вывели эти принципы, исходя из собственного опыта — и наглядно доказали их эффективность.

К примеру, фонд Flint Capital, с которым мы работаем, всего за девять месяцев вошел в тройку самых активных венчурных фондов Израиля в 2014 году.

Что будет завтра

Мы видим три основных тренда на ближайшую «пятилетку» израильской стартап-индустрии. Во-первых, продолжение экспансии инвесторов из Китая, Латинской Америки и России.

Во-вторых, дальнейшее укрепление репутации Exit Nation, то есть, увеличение числа M&A и, в особенности, IPO.

И, наконец, мы ждем нового витка государственного стимулирования развития стартап-сцены — речь идет о создании Управления инноваций при Министерстве экономики.

А вообще, мы знаем, что завтра будет еще интереснее, чем сегодня. Завтра наши амбиции вырастут, а задачи станут еще сложнее. А это значит, что нам придется еще активнее соображать и еще лучше работать. Что касается стартапов — у нас будет, чем вас удивить.

Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

Инновационный взлет Израиля: секреты экономического чуда

Независимое государство Израиль было образовано 14 мая 1948 года в соответствии с принятым планом разделения Палестины. Его территория составляет менее 1% площади России, лишена сырьевых ресурсов и находится под постоянной угрозой войны.

Первое время численность израильтян не дотягивала до 1 млн человек, в начале 1990-х годов достигла 4,5 млн, а в 2015 году – 8,3 млн (в том числе евреи – 75%, арабы – 20,7%).

Население относительно молодое: от 14 до 65 лет – 56,6%, от 65 до 75 лет – 10,4%, старше 75 лет – 4,8%.

За несколько десятков лет Израиль стал инновационной супердержавой, превратился в мировой центр науки и высоких технологий. Страна лидирует в мире по числу ученых (145 на 10 тыс. населения), по затратам на научные исследования (4,5% ВНП), по количеству научных публикаций и зарегистрированных патентов.

А по количеству высокотехнологичных компаний Израиль уступает только США, его называют второй Силиконовой долиной. На крупнейшей в мире фондовой бирже NASDAQ, специализирующейся на высоких технологиях, Израиль занимает 2-ое место после США по количеству котирующихся компаний.

Если 60 лет назад Израиль экспортировал в основном цитрусы, то сегодня на высокотехнологичную продукцию приходится 11% его ВВП и более 50% экспорта.

Что же обеспечило Израилю столь впечатляющий инновационный прорыв?

Особенности культуры и национального характера, сделавшие израильтян нацией предпринимателей

Выживание через успех. У Израиля нет нефти и плодородных черноземов, нет сухопутных границ, через которые можно вести внешнюю торговлю. Все материальные ценности Израиля создает хорошо мотивированная армия предпринимателей.

Мотив поощряет их развивать бизнес и брать на себя риски. Мотивом является выживание, которое не считается само собой разумеющимся в этом регионе, склонном к войнам. С самого основания своего государства израильтяне осознавали, что будущее – и ближайшее, и отдаленное – всегда под вопросом.

Поэтому надо ценить настоящее и жить настолько полно, насколько это возможно. У израильтян есть слово «давка» (наперекор, специально, как раз, именно потому), они говорят: «Чем больше нас атакуют, тем большего успеха мы достигаем». Иными словами, выживание через успех.

Стремление к выживанию выработало привычку «двигаться только вперед», постоянно развиваться.

В израильском обществе импульс быть первыми и импульс к созданию инновативного подхода сливаются в один.

В центре этого импульса находится инстинктивное понимание того, в XXI веке любая развитая страна обязана стремиться стать «фабрикой идей» – сама генерировать идеи внутри и заимствовать лучшее, созданное в других государствах. Израиль превратился в одну из самых больших в мире «фабрик идей».

«Всегда готов к действию», «я действую», «я могу» – так можно охарактеризовать предпринимательский дух израильтян. И это – тоже производная от их неуверенности в завтрашнем дне.

Когда у израильского предпринимателя появляется деловая идея, он начинает работать над ее воплощением уже на «этой неделе», не теряя время на бесконечное обдумывание и сомнения.

Это продуктивно, хотя не исключены неудачи.

Неудовлетворенность, неизбывная потребность изменять, совершенствовать, изобретать.

Израильский президент Шимон Перес: «Каждая технология, которая приходит в Израиль из США, появляется в армии, и через пять минут они ее уже изменяют». То же происходит и вне армии.

Израильтяне на практике подтверждают утверждение о том, что «бедствия в силу необходимости порождают изобретательность».

«Культура несогласия», стремление ставить под сомнение даже очевидное, спорить обо всем и по поводу всего.

Иудаизм и Израиль всегда взращивали культуру сомнений и споров, «игру с открытыми вопросами, которая состоит из интерпретаций одного человека, интерпретаций, высказанных в ответ, повторных интерпретаций, а также противоположных интерпретаций».

Эти черты присущи всему обществу и, как ни парадоксально, израильским военным. Известна поговорка «два еврея – три мнения». Сомневаться в привычном, задавать вопросы, спорить, формировать собственное мнение и не идти бездумно на поводу у большинства детей учат с малых лет.

«Культура несогласия» способна воспитывать людей, для которого инновации – неотъемлемая часть жизни. Опять же самые оригинальные решения труднейших задач скорее рождаются в среде, где каждый участник команды является лидером.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *