Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Андрей Криворчук в инвестициях более 14 лет. Был он и по ту сторону рынка — в недалеком прошлом он основал 3 стартапа. Накопив солидный опыт по взращиванию перспективных проектов, Андрей основал компанию Adventures Lab, которая инвестирует деньги в интернет-проекты в определенных нишах. Забегая вперед, скажем, что компания инвестирует не только деньги. 

Фонд уже инвестировал $2 500 000 в 5 проектов. Сегодня он со своей командой снова в поиске новых проектов. Узнаем, как получить деньги у Adventures Labs, в кого инвестирует компания и на каких условиях. 

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Как ты попал в мир инвестиций и что стало этому причиной?
Заниматься инвестициями я начал в 2006 году. Работал в управлении инвестиционного бизнеса одного из крупнейших банков страны.

Далее — в нескольких компаниях по управлению активами. В первом случае был связан в большей степени с организацией финансирования крупных финансовых проектов.

Во втором — работал с проектами различных ниш / вертикалей, включая IT. 

Для меня работа с инвестициями была предсказуема — ведь по образованию я экономист. Но свое призвание нашел только в 2012 году, когда основал вместе с партнером Chernovetskyi Investment Group (CIG).

Ты после того, как основал CIG, ушел оттуда добровольно.

Объясни, зачем покидать уютный офис и гарантированный доход?
После 5 лет на должности управляющего партнера в Chernovetskyi Investment Group я понял, что воспринимаю предпринимательство однобоко, не до конца понимая, как на самом деле обстоят дела по ту сторону баррикад. В связи с чем решил уйти в предпринимательство и создать пару своих проектов.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Как ты понял, что не осознаешь реальное положение дел в предпринимательстве? Были какие-то конкретные случаи и последствия этого незнания?
Я понял, что для меня остаются неведомыми мотивы / фундамент отдельных стратегических решений фаундеров. Например, почему они решили таргетировать эту, а не иную боль рынка. Или почему решили использовать эту, а не другую модель монетизации. 

Инвестор часто смотрит на проект аналитическим взглядом, стараясь оценивать насколько логичным / рискованным / эффективным является та или иная часть бизнеса. На самом же деле, решения предпринимателя не всегда поддаются просчету или логике. Порой это чуйка в ее чистом виде, сопровождаемая готовностью сделать ставку и рискнуть собственной шкурой. 

Понять это невозможно, просто читая умные книжки или прослушав очередную панель со Стивом Бланком или Гаем Кавасаки. Это нужно прочувствовать на себе. Что я, собственно, и сделал.

Каким бизнесом ты занимался после ухода с CIG? 
Практически все мои сбережения помогли создать 3 проекта, среди которых аутстаффинговый проект Hackerbase и рекрутинговый маркетплейс 4Hires. В совокупности они привлекли около $200 000 инвестиций.

Я изначально решил проверять свои ощущения перспективности проектов внешней оценкой рынка. Если проект больше не притягивает инвестиции — я от него избавляюсь. Если продажа не состоялась, то проект закрываю. Таким образом, два проекта я продал, а один — закрыл. Мой путь в предпринимательстве был нелегким, но я расширил свой кругозор и получил бесценный опыт. 

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Как ты пришел к тому, что нужно снова основать инвестиционный фонд?
Заниматься инвестициями я снова начал, когда завершил последний свой проект. Мне хотелось направить усилия в узкие ниши, чтобы помогать подниматься конкретным компаниям.

Во время поисков этой ниши я встретил Руслана Тимофеева и Руслана Дроздова. Это настоящие эксперты в арбитраже, которые построили Everad Group. Они давно задумывались, как заняться точечными системными инвестициями, искали партнера. Когда решили все организационные моменты, мы запустили фонд.

Произошло это в декабре 2019 года.

В какие проекты вы вкладываетесь? Мы полностью отказались от таких ниш, как ритейл, финтех, искусственный интелект, икоммерс — от всего, во что «по классике» инвестируют венчурные фонды. Вместо этого, сосредоточив свой фокус на трафиковых нишах: арбитраже, гемблинге, дейтинге, беттинге и т. д.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Почему выбрали эти ниши?
Все, что мы выбрали — это traffic-driven бизнесы. Они генерируют большие объемы трафика и могут масштабироваться за относительно короткое время. Среди преимуществ таких проектов:

  • Возможность быстро разработать MVP, проверить любые гипотезы;
  • Протестировать идеи примитивными решениями — к примеру, с помощью простого лендинга;
  • Подобные сервисы могут работать на платежеспособных рынках, без привязки к определенной локации;
  • Возможность автоматизации внутренних процессов и минимизации штата;
  • При желании проект можно вывести на международный рынок;
  • Подобные бизнесы гораздо легче переживают кризис.

Как инвесторы, мы можем практически сразу же определить потенциал такого проекта. Таким образом, мы потратим меньше сил и времени. Как своих, так и фаундера.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Каким критериям нужно подходить, чтобы получить от вас инвестиции?
Хочу еще раз подчеркнуть, что мы инвестируем не просто в стартапы, а в бизнесы. Я не вижу смысла вкладываться в проекты, которые не выживут без очередного вливания денег. Но хочу сказать, что каждый проект индивидуален, оценивать его по единому перечню параметров невозможно.

Мы обращаем внимание на следующие факторы:

  • Убедительность и краткость питча;
  • Профессиональность, мотивированность команды;
  • Перспективность ниши;
  • Масштабы и конкурентность выбранного рынка;
  • Инновационный подход;
  • Наличие MVP;
  • Способность окупиться за 1 год;
  • Возможность многократного роста.

Какими конкретными параметрами обладают те проекты, в которые вы инвестировали деньги? 
Сложно ответить так, чтобы не запутать читателя, поскольку эти параметры сильно разнятся от проекта к проекту. Если же читателю нужно дать ориентир, то он может быть следующим:

  • Разработанный и запущенный продукт (может быть и MVP)
  • Собранная статистика за 3 и более месяцев
  • Наличие дохода (от $1 000 в месяц)
  • Наличие нескольких тысяч пользователей
  • ROI по рекламному бюджету не ниже -30%

Сколько может получить проект, если он вам понравится?
Все зависит от проекта и состояния рынка. В среднем мы инвестируем в проект $300 000, но в некоторых случаях сумма инвестиций может доходить и до $500 000, и даже до $1 000 000. Мы даем проекту столько, сколько ему необходимо.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Кто оценивает, сколько проекту на самом деле нужно и какими методами?
Мы делаем это совместно с фаундером.

Внимательно разбираем road map ближайших действий, анализируем use of funds (на что пойдут инвестиции и какой результат это даст) и составляем финансовый прогноз.

В процессе этого часто оказывается, что тот или иной дорогостоящий шаг является бесполезным на данном этапе и к нему можно будет вернуться только, если проект перед этим сделает операцию А, Б и В.

Инвестиции подразумевают только деньги или также экспертизу, связи и другие ресурсы?
Мы — активный партнер каждого проекта, куда вложили деньги. Мы стараемся помочь настроить операционную деятельность, найти стратегию. Наша компания инвестирует только в те проекты, где мы можем действительно помочь.

Те проекты, в которые мы инвестируем, получают инструменты и услуги от ведущих сервисов на общую сумму более $700 000. Также мы предлагаем особую «спецназ-команду» из маркетологов, разработчиков, менеджеров. Они помогают стартапу выстроить все самые важные процессы в компании.

Каким образом помогает «спецназ» и какие ключевые процессы ему приходилось уже выстраивать?

  • Выработка общей стратегии и тактики ближайших действий;
  • Выработка / настройка маркетинговой стратегии;
  • Помощь в подборе и налаживание работы СОО / Product Owner;
  • Формирование и выстраивание работы медиабаинговой команды;
  • Разработка процесса онбординга клиентов и т. д.

Мы говорим об Early Stage компаниях, где многие процессы, роли, моменты еще не сформированы фаундером.  

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Как проекты возвращают полученные инвестиции? 
Мы, как инвестор, зарабатываем на проектах следующими способами:

  • При полной продаже компании стратегическому инвестору;
  • При продаже своей доли в бизнесе;
  • Получение дивидендов.

Два последних варианта применимы в случаях, когда компания приносит стабильную прибыль. 

Как и кто определяет, по какому варианту пойдет проект?  
Обе стороны. С одной стороны, фаундер определяет путь, по которому он хочет развивать свой бизнес. С другой стороны, мы можем принять позицию фаундера / договориться с ним идти по другому пути / отказать в инвестировании в проект. Инвестиции — это прежде всего человеческие отношения.

Какой ROI инвестируемых проектов вы считаете хорошим?
Все сильно зависит от проекта, но я бы сказал, что в среднем на ранней стадии инвестиций — порядка 50-100% в год.

Какую доходность вы ожидаете от среднего проекта после ваших вливаний?
Доходность — не самый объективный показатель перспективности проекта. Поэтому обычно мы обращаем внимание на следующие показатели:

  • EBITDA — текущая и потенциальная прибыль.
  • CAC/LTV — текущая и потенциальная юнит-экономика.
  • Масштабируемость и эффективность каналов продаж.

Проект может зарабатывать немного, например, $10 000 в месяц, но иметь потенциально масштабируемые каналы продаж. В таком случае, с нашими инвестициями прибыльность такого проекта может вырасти в 5-15 раз за несколько лет.

Можешь привести свежие примеры ваших успешных инвестиций?
Среди последних наших инвестиций — RefaceAI. Они разрабатывают приложение по переносу лиц Doublicat.

Сегодня оно находится на 1-месте в AppStore в нескольких странах, им пользуется более 6 200 000 человек и уже проделано 100 000 000 фейссвопов. Также мы сотрудничаем с Astromix — они разрабатывают астрологический процессор и B2C-сервис.

Инвестиции здесь стратегические, потому что рынок астрологии огромен.

Сегодня эти проекты находятся на seed-стадии инвестиций. За последние месяцы мы закрыли 3 сделки, на стадии разработки — еще 2. О них мы заявим очень скоро.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Какая капитализация у этих проектов и сколько вы в них вложили? Они уже приносят доход?
Оба проекта генерируют доход. Однако в виду заключенного NDA мы не можем разглашать эту информацию, как и их текущую капитализацию.

Пойдем от обратного — были ли ошибки? Например, стартап обанкротился, либо просто сбежали с деньгами.
Инвестирование — это игра в долгую и от ошибок никто не застрахован. Как говорил незнакомец в фильме «Большой Лебовский»: «Бывает, ты ешь медведя, а бывает, медведь тебя». Тем не менее, мы знаем свое дело хорошо и пытаемся минимизировать ошибки.

Так какие же у вас были ошибки? 
Мало вложили в RefaceAI. Нужно было дать в 3 раза больше денег.

Как вы просчитываете риски и страхуетесь от них? 
Если речь об инвестиционных рисках, то мы стараемся инвестировать в проекты, которые:

  • Имеют сильного фаундера или команду;
  • Обладают эффективной юнит-экономикой;
  • Располагают трекшеном;
  • Могут выйти на прибыль в течение 1 года.

Если ты об операционных рисках, то мы:

  • Прописываем все условия партнерства в деталях;
  • Постоянно в контакте с командой;
  • Ведем постоянный мониторинг успехов и проблем проекта.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

По какому методу определяете силу команды и фаундера? Какими метриками оцениваете эффективность юнит-экономики?
По фаундеру/команде:

  • Метриками бизнеса. Если бизнес работает, как часы и растет — значит фаундер, как минимум, понимает, что делает. 
  • Бэкграундом фаундера. Преимущество всегда на стороне тех, кто имеет серьезную экспертизу / инсайт / контакты в отрасли, в которой он пилит проект. 
  • Аргументированностью позиции, вижена и ответов на наши вопросы. Это либо вода и фантазии, либо выверенная позиция человека, который знает, что он делает. 
  • Оценкой адекватности и софт скиллов. Как я уже говорил, инвестиции — это про отношение людей. Если фаундер (хоть и с семью пядями во лбу) вам неприятен, у вас ничего не получится. 
Читайте также:  Как использовать возможности, которые появляются в кризис – история kupivip group

По эффективности юнит экономики:

  • Тут все достаточно просто: САС < LTV или около того. 

Какой процент от поданных заявок вы одобрили?
Всего мы рассмотрели около 300 заявок, но выбрали только 5. Таким образом, мы инвестируем только в 1,5-2% компаний. Как вы видите, мы тщательно подходим к выбору стартапа для инвестирования.

Как выглядит процесс — вы запрашиваете документы, историю, встречаетесь с командой проекта?
Прежде всего, рассматриваем саму заявку, которую отправляет нам команда стартапа. Если заявка отбирается для последующей проработки, тут же связываемся с фаундерами и начинаем этап переговоров. В процессе переговоров мы знакомимся с командой. 

Если мы видим, что это потенциальный претендент на инвестиции, мы задаем много дополнительных вопросов, пытаясь «докопаться» до мельчайших моментов работы бизнеса, что часто позволяет фаундерам взглянуть на свой бизнес со стороны и найти множество узких мест в его работе. 

Если ответы на вопросы нас удовлетворили, мы формируем детальное инвестиционное предложение и обсуждаем его с фаундером. По факту утверждения условий сотрудничества с основателем мы проводим due diligence бизнеса, в процессе которого оцениваем реальное состояние дел в проекте и его перспективы. 

Если due diligence не выявил очевидных проблем бизнеса или расхождений с тем, что ранее озвучивалось нам фаундером, мы проводим сделку и становимся партнерами бизнеса.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

В каком формате подается заявка и что должен предоставить заявитель? 
У нас есть специальная форма на сайте, которая существенно облегчает фаундеру задачу по презентации своего проекта. К тому же, фаундеры всегда могут просто отправить презентацию своего проекта с кратким сопроводительным письмом к нам на почту. 

Мы стараемся уйти от каких-либо «бюрократических процедур», поэтому каких-либо жестких требований к тому, как фаундер (или реферал) презентует нам проект, нет. Это может быть краткое сообщение в Telegram в три абзаца. Но, если оно написано толково, то проект фаундера не останется без внимания. 

Сколько сейчас зарабатывают профинансированные вами проекты и как они себя чувствуют во время пандемии? 
Наша цель — сфокусироваться на поиске стартапов, которые стабильно растут даже во время затяжного кризиса. К примеру, интерес к развлекательному приложению от RefaceAI или астрологии во время карантина только вырос.

Насчет заработка однозначно сказать нельзя. Одна компания зарабатывает десятки тысяч долларов, другая — сотни тысяч. Некоторым нужно несколько месяцев для выхода на прибыльность, другие — уже находятся в плюсе. Поэтому все индивидуально, дать однозначную оценку нельзя.

Какие вертикали, по вашим оценкам, растут и имеют потенциал к росту в ближайшее время?
Включать «режим Ванги» в наше время — крайне неблагодарная работа.

Ведь мир стал гипердинамичным и меняется каждую минуту. Могу сказать только то, что выбранные нами ниши (вроде гемблинга, дейтинга, астрологии и т. д.) выбраны не зря.

Мы имеем все основания считать, что они будут продолжать расти. Как минимум в ближайшие годы.

Что пожелаешь нашим читателям?
Ловите момент, развивайте свой бизнес и находите правильного партнера.

Дмитрий Матвеев, Wildberries: не привязывайтесь к инструментам, развивайтесь как личность

Ключевые моменты интервью:

— Чем вы занимаетесь в Wildberries?

 — В основном большими задачами. Всем, что связано с интернет-магазином. Дизайн-команды формируются под каждый проект и решают конкретные задачи: работают над сайтом или приложением. Есть отдельная команда для мобильного сайта, для внутренних проектов.

Мы стараемся охватить весь объем и расставить приоритеты: это помогает двигаться в нужном направлении.

— Какие методики позволяют контролировать работу внутри каждой команды?

 — На самом деле все упирается в организацию. Если дизайнер понимает, что от него хотят, и при этом чувствует себя достаточно комфортно, — то это лучшее, что может быть в работе между дизайнером и его руководителем.

Важно понимание задачи, результата и процесса. Без этого многие останавливаются и замыкаются в себе, если арт-директор сразу не утверждает их идеи.

Чтобы такого не происходило, мы стараемся, чтобы каждый дизайнер понимал свою роль в проекте и участвовал в создании продукта.

— Насколько свободен дизайнер в принятии решений?

 — Если в агентстве или студии с дизайном более или менее гибко, то у нас есть свои правила, которые нужно соблюдать. Как и в любой большой компании, в Wildberries есть как рутинная работа, так и время для креатива.

— Дизайнер должен искать баланс между творческой свободой и жесткими требованиями?

 — Да, конечно. Я много лет работал дизайнером — и сейчас, как руководитель, понимаю, насколько важно давать человеку свободу.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Дизайнеру важно участвовать в брейнштормах. Это влияет на конечный проект, развивает дизайнера и его руководителя, влияет на их взаимоотношения. У нас нет такого: «Делай так и никак иначе», — зато есть место для собственных мыслей, обсуждений и предложений.

— Аудитория Wildberries — женщины. Есть ли какая-то специфика дизайна для этой аудитории?

 — Мы стараемся учитывать все потребности нашей целевой аудитории, преимущественно женской. В основе дизайна — анализ и тестирование. Когда есть предложения и гипотезы, то мы смотрим на них через призму желаний наших пользователей. И если пользователям что-то нравится, то стараемся применить это на практике.

— Как выглядит обучение дизайнера внутри компании?

 — Лучшее обучение — всегда практика. Мы общаемся и анализируем все работы дизайнеров. Для этого есть рабочие чаты, да и сидим рядом, поэтому всегда можно обсудить результат. Какие-то рабочие встречи заменяем личным общением с каждым участником команды.

Я стараюсь пользоваться только эффективными инструментами, поэтому не приветствую большие встречи. Они отнимают время и не дают результата.

— Как попасть в такую компанию, как Wildberries, если я дизайнер-фрилансер?

 — Я сразу обращаю внимание на портфолио и резюме. Абсолютно неважно, где человек трудился до этого. Главное, как он мыслит, какие у него работы, какой уровень знаний и профессиональной подготовки.

Дальше я смотрю, какой это человек: сможет ли он влиться в коллектив, как он будет относиться к форс-мажорам, внеплановым переработкам, которые есть в любой компании. Обращаю внимание на отношение дизайнера к самому себе: к своему профессиональному развитию и к тому, что он вообще хочет от жизни.

Человек должен быть уравновешенным и сдержанным. Важно знать, что ты делаешь, как делаешь и зачем. А еще — хотеть развиваться.

— Как можно быстро развиваться?

 — Рост происходит на тех проектах, в которых участвует дизайнер. Поэтому мы общаемся со всеми дизайнерами, вместе разбираем ошибки. Мы в Wildberries даем возможность переосмыслить макет и подход к работе, поменять образ мыслей. Я всегда даю фидбек и открыт для предложений. Считаю, что развиваться нужно именно так.

Чтобы решить задачу, думайте, что нужно сделать и для кого. Из этого приходит понимание, как сделать.

— Продуктовый дизайнер с головой погружается в работу. Как понять, что пора остановиться, и макет можно нести арт-директору?

 — Работа всегда зависит от дедлайнов. Иногда, конечно, можно предложить много вариантов. Но чаще работа требует быстрого реагирования — это другая история.

Дедлайны диктуют количество вариантов и скорость выполнения работы. Чтобы они не влияли на качество, важно расставлять приоритеты задачам. Останавливаемся, если задача решена и ее можно внедрять. Это происходит не на уровне макетов, а во время анализа реакции пользователя. Ведь не мы, а пользователь должен решать, удачный получился сервис или нет.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

— Когда дизайнеру лучше показать результат работы арт-директору: какие-то идеи и наброски в первый же день или осмысленный макет ближе к дедлайну?

 — Арт-директору важно участвовать в процессе, потому что дизайнер может свернуть не туда. А мы потеряем время и не успеем сдать проект.

Поэтому лучше всегда обсуждать начальный этап, середину и завершающий этап. Это всегда живое общение, в процессе которого дизайнер показывает, как понимает задачу.

Если дизайнер считает, что он максимально понял задачу, и не показывает результат до последнего — это не всегда правильное решение. Бывает, что в тупик  заводит недостаток опыта или профессиональных скиллов, поэтому важно всегда держать связь с руководителем.

— Арт-директор в Wildberries — это «старший дизайнер, который рисует» или «наставник и руководитель»?

 — Сначала арт-директор рисует сам. Затем переходит на тот уровень, когда он рисует только концепцию, которую будет развивать дизайнер. Следующий уровень развития — это когда арт-директор ничего не рисует, а лишь организует работу.

Дизайнер — это инструмент в руках арт-директора. И чем больше у арт-директора опыта и чем выше уровень, то тем большим количеством дизайнеров он может управлять.

Если дизайнер сразу после обсуждения и брифинга выдает классный результат, то это значит, что арт-директора действительно хороший уровень.

— Как сказать дизайнеру, что он зашел не туда, но при этом не обидеть его?

 — Зависит от человека. Не говорю конкретно про дизайнеров, потому что это вопрос вообще про психологию. Когда руководитель видит в своих подчиненных не только исполнителей, но еще и личностей, то можно найти и определенный подход к каждой из них.

Кому-то критика как инструмент для решения проблем подходит, а кому-то нет. Поэтому нужно различать, кто перед тобой, какой это дизайнер, девушка или парень, как он относится к замечаниям, понимает ли их. Где-то можно прикрикнуть, где-то пошутить. Подходы разные, они зависят от понимания, кто в команде.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Дмитрий запимывает видео-урок про типографику для Skillbox.

Я придерживаюсь той точки зрения, что нужно критиковать мягко. Но если человек не понимает, нужно поговорить: по какой причине работа не выполняется, почему качество ухудшилось, нет ли каких-то проблем у человека.

Арт-директору важно искать подход к своим подчиненным, чтобы их мотивировать. Тогда атмосфера в команде будет хорошей, а проекты будут сдаваться в срок.

— Получается, универсальных инструментов нет, арт-директор должен искать подход к каждому. Как этому научиться?

 — Дизайнер может повысить свой уровень с помощью практики, книг, курсов. У арт-директора это происходит так же. Любой руководитель должен читать книги по менеджменту, планированию, организации и психологии, ведущих мировых бизнесменов и руководителей.

И, конечно, важен опыт. Чем больше времени руководитель вкладывает в свое обучение, тем лучше он будет справляться с обязанностями. Советую руководителям прочитать «Как управлять командой творческих людей» Эда Кэтмелла, президента компании Pixar.

— Как вы попали в профессию?

 — В детстве я постоянно рисовал: все тетради были в разных мультяшках. Когда появился CorelDraw, я начал делать первые проекты.

Профессиональный путь начался на третьем курсе, когда писал работу по Forex. Я экономист по образованию, специальность «Кибернетика и экономическая информатика», но на практику я пришел не в какую-то фирму менеджером, а в дизайн-студию. Показал свои работы и меня взяли. В итоге диплом я делал по Forex, а практику проходил в дизайн-студии.

При этом я всегда видел себя руководителем: старался брать больше обязанностей, показывать знания на практике перед коллегами, хотел, чтобы меня заметили и оценили.

Постепенно уровень рос, поэтому в какой-то момент я обновил резюме и поставил там вместо «дизайнера» должность «арт-директор». И меня взяли на работу — в этой компании проработал недолго, зато понял, что сфера мне интересна. Такая работа помогает развиваться не только как профессионалу, но еще и как личности.

Когда рассматриваю работы, которые присылают мне на рецензию, вижу благодарность молодых дизайнеров. Я с удовольствием делюсь знаниями и понимаю, насколько важно наставничество.

— В Instagram вы публикуете работы, связанные с музыкой и каллиграфией. Как вы начали этим всем заниматься? Помогает ли в основной работе?

 — Помогает. Все эти навыки приобретаются очень быстро, когда ты этого хочешь. Одно тянет за собой другое — дизайн, каллиграфия, музыка — все же взаимосвязано.

Читайте также:  Что не так с топ-менеджерами, которые не могут найти работу

Барабанами я начал заниматься в юности. Я действительно профессиональный барабанщик, мы даже гастролировали с группой. Это помогло найти нужные контакты и получить развитие в творческой среде.

Все-таки музыка — очень близкая с дизайном сфера. Много заказов было из музыкальной сферы: логотипы групп, обложки, афиши фестивалей.

Важный совет: выбирайте то, что вам нравится. Занятие должно мотивировать и приносить радость.

Если говорить про каллиграфию, то это больше про тренды. В 2013 году направление стало очень популярным. Весь Behance был в каллиграфических логотипах и меня это завораживало.

Поэтому я поставил себе цель действовать масштабно. За короткое время научился и взял свою первую работу — роспись стены в фитнес-клубе.

Мне дали полную свободу, а я сделал роспись без единого эскиза. И эта работа до сих пор мне очень нравится.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Стена в фитнес-клубе «Сталь»

— Роспись стены без предварительных набросков? Как это получилось?

 — Перед началом я всегда отвечаю на три вопроса: что это, для чего это и как это сделать. Если на них ответить, то любой проект идет очень гладко.

Дизайнер — профессионал с креативным мышлением. Однако если креатив преобладает над здравым смыслом, то это не очень подходит для работы в большой компании.

Если говорить про роспись стены, то подумайте сами: фитнес-клуб, боевые искусства, люди приходят туда работать, а не кофе пить. Стилистика должна быть не витиеватая, а, например, готика. Важно, чтобы была структура. Не обязательно читабельная, но что-то яркое, динамичное и геометричное.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Процесс росписи стены в фитнес-клубе

Дальше на первый план выходит сетка как инструмент. Я посчитал, что будет лучше сделать круговую каллиграфию, и огромное количество времени ушло на разметку. А затем все пошло как по маслу.

— А с чего начать новичку в веб-дизайне? На кого ориентироваться?

 — В первую очередь начинать нужно со внутреннего ощущения. Если это тебе действительно нравится, то надо начинать и не думать, нужно это тебе или нет.

Если привлекают вывески, билборды, шрифты, логотипы, сайты, то занимайся этим. Прими решение и точка.

Важно найти наставника. Должен быть человек, который знает больше,  может направить и дать дельные советы. А ты просто можешь выбрать направление, в котором интересно двигаться.

Потому что объять необъятное далеко не у всех получается. У многих нет таких талантов, как у Леонардо да Винчи, поэтому на начальном этапе нужно быть скромнее.

Дальше — изучение программ, трендов, дизайн-ресурсов, статей, книг, видеоматериалов и блогов.

Курс «Веб-дизайн с 0 до PRO»

Годовой практический курс для тех, кто хочет освоить веб-дизайн с самого начала с индивидуальным наставником, сделать отличное портфолио и получить первые заказы или стажировку в студии.

  • Живая обратная связь с преподавателями
  • Неограниченный доступ к материалам курса
  • Стажировка в компаниях-партнёрах
  • Дипломный проект от реального заказчика
  • Гарантия трудоустройства в компании-партнёры для выпускников, защитивших дипломные работы

— Мне нравится дизайн, но я не могу решить, в какой сфере развиваться: делать логотипы, рисовать сайты, заниматься каллиграфией. Что делать?

 — Здесь нужно разграничивать: есть у вас время и ресурсы на обучение или вам важно сразу зарабатывать деньги.

Если молодой человек живет у родителей и у него есть свободное время, то нужно изучать программы, ходить на курсы, пробовать себя в графическом дизайне, рисовать логотипы, работать на фрилансе. Это одно дело.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Дмитрий ведет занятие по каллиграфии для детей и взрослых.

Другое — это когда у молодых людей нет времени на такое обучение, какое им хотелось бы получить. Нужен результат «здесь и сейчас», чтобы зарабатывать деньги, — тогда правильнее будет выбрать что-то одно.

— Какие книги подойдут начинающему дизайнеру?

 — Изучение профессии я бы советовал начать с понимания себя: куда хочешь прийти, как ты будешь все организовать. Здесь поможет книга «Десять икс» Гранта Кардона. Она вправляет мозги, дает пошаговое руководство к тому, что нужно делать.

Важно уделить особое внимание модульным системам, ведь это основа дизайна. Даже когда делаете сайт под смартфоны, планшеты, десктопы — все это про модульные системы. Лендинги, промостраницы — и это тоже держится на сетке. Начать можно, например, с книги «Типографика и верстка» Артема Горбунова.

Если говорить об истоках, то можно прочитать «Новую типографику» Яна Чихольда. Про написание текста могу посоветовать «Редактируем дизайном» ЯнаВ. Уайта, также хорошо прочитать «Пиши, сокращай» и «Нейрокопирайтинг».

Хотел бы отдельно выделить книгу «Скажи жизни „Да“» — история, как доктор, психолог, выжил в концлагере. Книга оказывает сильное влияние на ментальность: понимаешь, что любые трудности и испытания — это ничто по сравнению с тем, что пережили некоторые люди. Такая книга точно даст толчок к развитию.

Не ограничивайте свой выбор только профессиональной литературой, мыслите шире. Читайте о маркетинге, пиаре, психологии, бизнесе. Вы будете больше знать и поэтому лучше справляться с любыми задачами.

— Важный совет?

 — Не привязывайтесь к инструментам, развивайтесь как личность.

На вас будут смотреть как на сильную и развитую личность, как на профессионала. Одни инструменты и технологии исчезнут, появятся новые. Развивать в себе личность — то, во что стоит вкладывать свои силы.

Как совершаются сделки в IT и как защитить инвестиции

22 Сентября 2015

Юридическая фирма Аleinikov & Partners работает на рынке Беларуси с 2006 года. Компания специализируется на правовом сопровождении инвестиционных проектов на территории республики и содействии в разрешении экономических споров

Юридическая фирма Аleinikov & Partners работает на рынке Беларуси с 2006 года. Компания специализируется на правовом сопровождении инвестиционных проектов на территории республики и содействии в разрешении экономических споров.

Юристы Аleinikov & Partners являются членами рабочей группы Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ) при Совете Министров Беларуси.

В интервью со старшим партнером Аleinikov & Partners Денисом Алейниковым и партнером Дмитрием Матвеевым мы обсудили актуальные вопросы, волнующие потенциальных инвесторов, ведущих бизнес в разных странах мира.  

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Юридическая компания Аleinikov & Partners специализируется, в частности, на юридическом сопровождении инвестиционных проектов. Какие тренды вы отмечаете для себя? Есть ли сферы, в которых инвестиционная активность не снизилась?

Денис Алейников: Если говорить о таких юридических инструментах, как инвестиционные договоры с государством, то с ними по-прежнему хорошо себя чувствуют инвестиционные проекты в сфере строительства объектов недвижимости. Кто-то скажет, что этот сегмент уже «перегрет», но мы по-прежнему отмечаем интерес со стороны, например, ближневосточных инвесторов. Идет работа и по известному проекту «Минск – Мир». Развивается проект BelToll. 

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Сохранение активности в проектах, реализуемых в рамках инвестдоговоров объясняется, в том числе, спецификой этого правового инструмента – коммерческие риски здесь могут отчасти компенсироваться льготами и привилегиями (иногда уникальными), представляемыми государством по инвестиционному договору.

Дмитрий Матвеев: за последний год-полтора ИT-отрасль Беларуси выстрелила рядом интересных M&A сделок (так называемые «слияния и поглощения»). Мы прогнозируем дальнейший рост сделок в этом сегменте.

На M&A в ИТ-отрасли хотелось бы остановиться подробнее. Какие принципиальные особенности «слияний и поглощений» в этом секторе вы можете выделить по сравнению со сделками в реальном секторе?

Дмитрий Матвеев: При сделках в ИТ-секторе инвестора, как правило, интересует две составляющие: интеллектуальная собственность и команда.

Выручка же, генерируемая продаваемым продуктом, не всегда важна, ее может просто не быть на момент приобретения. Важен именно потенциал роста проекта на глобальном рынке.

Поэтому и подходы к оценке приобретаемого актива здесь не такие экономически четкие, как в сделках в реальном секторе. Тут цена может формироваться именно под воздействием «ощущений».

С юридической стороны можно отметить такой важный элемент М&A сделок в ИТ, как высокая личная вовлеченность сооснователей продаваемого проекта в обязательства по сделке.

Речь здесь, прежде всего, не о таких стандартных для М&A сделок вещах, как обязательства и гарантии продавца в отношении реализуемого актива или финансовые поручительства.

А о так называемых «соглашениях о неконкуренции в будущем».

Стандартно эти соглашения нацелены на то, чтобы обязать разработчиков не конкурировать в будущем с покупателем путем создания похожих продуктов или в принципе продуктов в аналогичной нише, в том числе путем учреждения (прямого или опосредованного) новых компаний для этих целей.

Это договора которые, как мы говорим, могут ограничить будущее творчество. А будущее и творчество – это для ИТ-предпринимателя все.

Поэтому проработка таких положений занимает всегда особое место, нужно найти баланс, чтобы удовлетворить интерес покупателя и оставить продавцу право творить. 

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Могли бы вы выделить основные риски, с юридической точки зрения, при реализации инвестпроектов в Беларуси?

Денис Алейников: Я не вижу системных оснований для беспокойства иностранных инвесторов. Серьезно. В этом поле просто много надуманных страхов. Это все от недостатка информации.

Категориальность рисков у нас такая же, как и во многих других европейских странах: это, например, риск экспроприации (прямой/косвенной), риск невозможности вывода валюты за рубеж и т.д. Это классические риски, они описаны и в нашем законодательстве, и в международных соглашениях, в которых участвует Беларусь. Так что изначально тут нет секрета для инвесторов.

Инвестору просто нужно знать, какие у нас есть правовые инструменты минимизации этих рисков и компенсации последствий.

Нужно знать, как правильно пользоваться этими инструментами, как правильно выстроить инвестиционный договор. А вот с этим на практике действительно бывают проблемы.

Иногда приносят на анализ уже заключенный договор – смотришь, а там того нет, этого нет. Отсюда потом и возникают вопросы.

Наше законодательство поддерживает сегодня ряд международных инструментов защиты инвестиций. Если инвестора беспокоят политические/некоммерческие риски, например, экспроприация – добро пожаловать в MIGA (Многостороннее Агентство по Гарантиям Инвестиций). Эта международная финансовая структура (входит в группу World Bank) специализируется на страховании инвестиций от политических рисков.

Сегодня для Беларуси они предлагают страховое покрытие до $220 млн на проект. Страхование это работает для нашей страны в силу участия Беларуси в Конвенции MIGA (пару лет назад мы завершили необходимые процедуры).

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Если инвестора не устраивает рассмотрение спора в Беларуси, можно обратиться, например, в ICSID – международный центр в Вашингтоне, специализирующийся на рассмотрении споров между инвесторами и государствами-реципиентами. Решение ICSID обязательно для исполнения Беларусью в силу нашего участия в Конвенции ICSID. Отдельные инструменты предлагают и двухсторонние международные соглашения о защите инвестиций (их более 50).

  • Так что инструментов на самом деле достаточно. 
  • Дмитрий Матвеев: А чтобы делать обоснованные выводы по рискам нужно смотреть, в том числе, статистику: как часто фактически материализуется тот или иной риск в нашей стране в сравнении, например, со странами соседями – нашими конкурентами за иностранные инвестиции.
  • Как Денис уже сказал, Беларусь является участницей Конвенции ICSID, в соответствии с которой более 140 государств выразили готовность рассматривать споры между ними и их инвесторами в международном центре ICSID в Вашингтоне.

Приведу несколько цифр. Против Украины подано 14 исковых заявлений инвесторами. Против Казахстана подано 11 заявлений. Против Польши – 3 заявления.

Россия подписала Конвенцию, но до сих пор ее не ратифицировала, соответственно, и споров с ней не имеется.

В отношении Беларуси до настоящего момента не подано ни одного искового заявления, хотя мы полноценно участвуем в этой Конвенции уже более 20 лет.

Компания Аleinikov & Partners уже почти 10 лет работает на рынке Беларуси. Что бы вы пожелали молодым предпринимателям?

Читайте также:  Как превратить побочный продукт в премиальный бренд — кейс exponenta

Любите то, что делаете, и не думайте о деньгах. Тогда вам будет что продать.

По материалам probusiness.by

Как не стать жертвой инвестиционных мошенников

Это система получения дохода, при которой деньги новых участников пирамиды перераспределяются между уже участвующими вкладчиками (или наоборот).

Финансовые пирамиды, как правило, не ведут реальной экономической деятельности: деньги вкладчиков никуда не инвестируются.

Поэтому участники могут получать деньги, только пока есть приток новых вкладчиков. А он обеспечивается агрессивной рекламой.

Число выявленных финансовых пирамид растёт: если в 2017—2018 гг. Центробанк (ЦБ) выявил 137 и 168 соответственно, то в 2019 гг. — 237. При этом число пострадавших давно перевалило за тысячи, а счёт потерь идет на миллиарды. Одна из причин — возможность легко привлекать деньги инвесторов через интернет.

Некоторые финансовые пирамиды используют для масштабирования соцсети: участники пирамиды рассказывают о новых проектах через свои аккаунты. В 2019 году ЦБ выявил 55 интернет-проектов с признаками пирамиды, хотя еще в 2018 году их было 18.

Центробанк называет пирамиды, действующие в интернете, «хайп-проектами»: у них нет офисов, лицензии и инвестиций.

Самый громкий случай последнего времени — признание финансовой пирамидой группы «Кэшбери» ЦБ в сентябре 2018 года. Компания обещала вкладчикам до 600% годовых благодаря инвестициям в суперприбыльные микрозаймы. Через 2 недели после заявления ЦБ «Кэшбери» остановила деятельность. Всего вкладчики потеряли, по разным оценкам, от 1 до 3 млрд руб.

ЦБ называет несколько признаков возможных финансовых пирамид. Эти подходы к выбору посредников на финансовых рынках можно назвать универсальными.

Вот на что стоит обратить внимание, прежде чем отдавать кому-то свои деньги.

На это стоит обратить внимание в первую очередь. Если обещание доходности значительно превышает доходность других аналогичных финансовых организаций, то есть высокая вероятность потери инвестиций.

Сейчас средняя ставка по депозитам на год в рублях в крупнейших банках — около 5,5%. Компании, которые занимаются инвестициями на рынке ценных бумаг, могут постараться обеспечить более высокую доходность, но это связано с повышенными рисками, о чём вас предупреждают. Пирамиды не рассказывают о рисках.

Как совершаются сделки в Иt и как защитить инвестиции – интервью с Денисом Алейниковым и Дмитрием Матвеевым

Как связаны риск и доходность

Высокий доход на бирже всегда подразумевает и высокий риск. Государственные облигации (ОФЗ) — самый надёжный инструмент, но максимальная доходность по ним меньше, чем могут принести акции. Но если вы вкладываетесь в акции, то стоит быть готовым к тому, что их стоимость может падать.

В отделении в банке всегда можно посмотреть копию лицензии на ведение соответствующей деятельности; открывая брокерский или банковский счет онлайн, вы можете посмотреть сканы лицензий. У финансовой пирамиды лицензии быть не может — пирамиды запрещены в России.

Реестр зарегистрированных участников финансового рынка, управляющих компаний и других надёжных компаний, которые могут осуществлять инвестиционную деятельность, можно посмотреть на сайте регулятора.

На рынке ценных бумаг гарантировать доходность запрещено. Небольшие риски есть даже у вложений в облигации федерального займа (ОФЗ). К полностью безрисковым ЦБ относит только вклады в банках меньше 1,4 млн руб.

Пирамиды должны подпитываться деньгами новых вкладчиков. В рекламах финансовые пирамиды обещают вкладчику огромные проценты. Основной посыл — не «разобраться и вложиться в подходящие инструменты», а «разбогатеть». Пирамиды часто запускают массированную рекламу в интернете. Например, «Кэшбери» рекламировали многие популярные Youtube-блогеры и даже музыкальные исполнители.

Банки и брокеры постоянно отчитываются перед надзорными органами, их отчётность публикуется на их официальном сайте, ее может посмотреть любой желающий. Если компания, привлекающая деньги, не публикует отчетность, это повод усомниться, что она сможет выплачивать обещанные проценты.

Это финансовая пирамида «наоборот», но смысл остаётся тот же: компания, привлекающая средства, не ведёт никакой экономической деятельности, а только перераспределяет средства вкладчиков. Если вам предлагают доход почти сразу — это повод, как минимум, насторожиться.

Если уставной капитал (УК) ООО, привлекающей деньги, составляет минимальные 10 тыс. руб. — это тоже повод отнестись более внимательно. Узнать размер уставного капитала можно на сайте ФНС.

Если механизмы инвестирования непрозрачны, то это повод усомниться в том, что компания может зарабатывать.

Правда, даже если есть все эти признаки, компанию нельзя однозначно отнести к финансовым пирамидам, это только сигнал для надзорных органов для ее проверки, предупреждает ЦБ. Для вас — это повод более внимательно отнестись к тому, кому вы собираетесь отдать свои деньги.

Взносы в финансовые пирамиды часто оформляются просто в виде перевода на карту физлица без подтверждающих документов. Это не шутка: при взносе в «Кэшбери» деньги переводились Татьяне Сергеевне. Естественно, это усложнит возможность что-то доказать в суде, если такая организация остановит свою деятельность.

Также если вы переведёте деньги на счет организации в иностранном банке, ЦБ не сможет ничего предпринять. Почти половина выявленных в 2019 году интернет-пирамид была зарегистрирована в Великобритании.

Также стоит проверить оргструктуру и историю юрлица: с какими компаниями эта организации аффилирована, кто гендиректор, не числятся ли за ним другие компании. Сделать это можно бесплатно на сайте rusprofile.ru. Если все прежние компании гендиректора были обанкрочены или находятся в стадии ликвидации, это повод насторожиться.

Обратите внимание на документы: часто инвестиции в пирамиду оформляются по обычному договору займа, хотя вам обещают вложения в ценные бумаги. Это значит, что у компании нет лицензии на брокерскую деятельность или доверительное управление, поэтому её работа никак не регулируется.

Что делать, если вы уже вложились в пирамиду

Напишите заявление в полицию. Правда, вложения вряд ли получится вернуть: дела против финансовых пирамид могут тянуться несколько лет, за это время активы и собственность могут поменять владельцев несколько раз.

Можете обратиться в Федеральный фонд защиты прав вкладчиков и акционеров. Через него пострадавшие от финансовых пирамид могут получить один раз в жизни выплату, максимум — 35 тыс. руб. (для ветеранов Великой отечественной войны — 250 тыс. руб.).

Важный фактор при выборе брокера, негосударственного пенсионного фонда или управляющей компании — надёжность. Даже добросовестная финансовая организация может обанкротиться, если, например, сразу много клиентов решат вывести деньги.

Чтобы инвестировать на бирже, вам нужно открыть счет у посредника брокерской компании. Проверьте её лицензию, почитайте отзывы в интернете, убедитесь, что вас устраивают условия обслуживания. Поэтому лучше, чтобы у брокера было много клиентов, которые совершали бы большое число операций. Посмотреть рейтинг брокеров по разным показателям можно на сайте Московской биржи.

Если вы не хотите самостоятельно заниматься инвестициями, вы можете доверить свои деньги управляющим компаниям (УК). Это называется доверительное управление, когда вашими деньгами за комиссию управляют профессионалы: вкладывают их в акции, облигации и другие активы.

По закону, доверительный управляющий обязан действовать в интересах клиента, то есть инвестировать ваши деньги в активы для получения дохода. Недобросовестная УК или тот, кто ее представляет, заинтересованы прежде всего в зарабатывании на комиссиях. Поэтому, например, они могут совершать большое число операций без экономического смысла.

Кроме того, добросовестный финансовый посредник не будет предлагать вам те инвестиционные инструменты, которые вам не подходят, например по риску.

Чтобы не попасться на удочку опасных финансовых организаций или недобросовестных советников, нужно проверить на сайте ЦБ, есть ли у них лицензия на эту деятельность. Обещание высоких, значительно выше средних доходностей — повод, как минимум, изучить риски.

Учтите, что даже у добросовестных компаний могут возникнуть проблемы, связанные с резкими рыночными изменениями. Поэтому лучше всегда выбирать надёжных брокеров и управляющие компании с большим числом клиентов.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Если вы никогда не сталкивались с инвестиционными проектами и не имеете представления о том, что такое финансовая организация как таковая, перед тем, как куда-то вкладывать деньги, стоит восполнить этот пробел в знаниях. Помните! Необходимость самообразования продиктована исключительно соображениями безопасности. Полностью исключить негативные последствия ваших решений на первых шагах в инвестировании не получится. 

«В настоящее время на рынке огромный перечень организаций и предприятий на любой вкус. Главное отличие мошеннической фирмы от добросовестных представителей банковской сферы — это, конечно, наличие лицензии Центрального банка», — рассказывает адвокат Ильдар Фазлеев. 

Большинство легальных, если можно так выразиться, игроков в области инвестирования имеют набор одинаковых схем, чтобы заставить работать ваши деньги.

Это вложения средств в разного рода предприятия и проекты с дальнейшим получением прибыли.

У среднего профессионального игрока таких проектов будет не один десяток, что позволит с помощью своего банковского капитала минимизировать или усреднить риск и возможные убытки на рынке. 

«Получив лицензию Центрального банка, организация вкладывает капитал в разные отрасли, затем пропорционально вложенным средствам выплачивает и делит прибыль между вкладчиками, дольщика, пайщиками. Всегда ваше вложение обеспечено», — говорит адвокат Ильдар Фазлеев. 

Этой нишей пользуются и мошенники, завлекая граждан высокими процентами, огромными ставками и возможностью заработать крупные капиталы за короткий промежуток времени. Первое, что должно насторожить новичка в инвестировании, именно такие обещания. Не следует вестись на посылы злоумышленников и предпринимать необдуманные решения с деньгами. 

«Такие мошеннические формы называют финансовыми пирамидами. И в эпоху Интернета и массовых коммуникаций практически сто процентов на рынке таких организаций перекачивали во Всемирную сеть. Схема обмана элементарна. Организация благодаря яркой рекламе о крупных прибылях набирает вкладов и через несколько месяцев исчезает», — говорит адвокат Ильдар Фазлеев. 

Широкое распространение именно в России получила мошенническая схема так называемой игры на Форексе. Надо понимать, что Форекс — это международная площадка, где ежедневно, ежесекундно совершаются сделки с лицами, банками и даже государствами. 

«Мошенники привлекают средства людей под благообразным предлогом обучения трейдингу — игре на бирже.

Спустя пару дней обучения гражданам зачастую предлагается выбрать одного из трёх представителей на рынке (брокеров) и отдать им средства в управление.

Потом вам могут показывать красивые графики и схемы, рассказывать, как здорово играют на ваш капитал. А по сути, деньги всего лишь будут лежать на счетах злоумышленников», — говорит адвокат Ильдар Фазлеев. 

Будьте внимательны. Профессиональные легальные фирмы всегда открыты. Чтобы проверить организацию, достаточно проверить на сайте Центрального банка наличие лицензии у фирмы, и многие вопросы отпадут сами собой. Помните! Никаких обещаний крупных прибылей и высоких процентов уважающий себя профессионал на рынке никогда давать не станет. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *