Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в беларуси – 5 причин

Платформа PandaDoc — один из тех продуктов, созданных белорусами, которые больше известны в англоязычных странах, чем в Беларуси.

Сервис предназначен для автоматизации каждого этапа работ с документами, что заверяются электронными подписями, и сейчас его используют компании в разных уголках мира. 42.TUT.

BY побеседовал с сооснователем компании — Микитой Микадо, пока тот находится в самоизоляции в Кремниевой долине.

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причин Фото из личного архива Микиты Микадо

Краткая справка: чем занимается PandaDoc

Компанию PandaDoc в 2011 году основали в США двое белорусов — Микита Микадо и Сергей Борисюк. А в 2013-м команда запустила свой уникальный одноименный продукт — SaaS-решение, которое автоматизирует все этапы по работе с документами, включая их создание, отправку, хранение, электронную подпись и получение платежей. Сейчас приложение используют по всему миру около 17 тысяч клиентов.

Компания регулярно попадает в различные топы. В частности, не так давно платформа PandaDoc оказалась в списке 20 самых популярных продуктов для управления контрактами по версии консалтинговой и маркетинговой компании Capterra и в списке лучших работодателей США из числа стартапов от Forbes.

Микита Микадо родился в Минске. Можно сказать, что его бизнес-карьера началась еще в детстве, когда в 8−9 лет он вместе с друзьями мыл дорогие машины у торгового центра. После того как их прогнали ребята постарше, Микита продавал ягоды на местном рынке.

Впервые он приехал в США по программе Work & Travel, где, по его словам, «переворачивал бургеры». Впоследствии парень получил рабочую визу на три месяца, отправился в США и занялся веб-дизайном («делал сайты»). Примерно тогда же он начал работать с Сергеем.

Первую идею стартаперы реализовали в 2009 году — вместе с одногруппниками по БГУИР они начали писать расширения для систем управления веб-сайтами Coding Staff. В том числе благодаря этим идеям парни заработали средства на будущие проекты — Quote Roller (сервис, который позволяет создавать, высылать и отслеживать коммерческие предложения) и уже упомянутый PandaDoc.

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причин Во времена запуска PandaDoc. Фото предоставлено Микитой Микадо

Сейчас головной офис компании находится в Сан-Франциско в США, но сам продукт разрабатывается в Минске. Причем, по словам Микиты, в США примерно сто сотрудников, а в Беларуси — в два раза больше.

«90% наших клиентов англоязычные»

Сейчас в Кремниевой долине действует санитарный карантин из-за коронавируса, поэтому сотрудники PandaDoc уже около трех недель работают из дома. Но, по словам СЕО, как ни странно, это только улучшило продуктивность команд.

Сам Микита отправился на природу с семьей, так что, пока мы беседуем по Zoom, фоном слышно пение птиц.

— Конечно, в среднем на улицах Сан-Франциско стало значительно меньше людей, — говорит он. — Мне кажется, сейчас задача состоит в том, чтобы госпитали не были переполнены и система здравоохранения могла справиться с вирусом. И если люди не работают и не учатся вместе, стараются мыть руки и приветствовать друг друга локтями, вместо того чтобы обниматься, это уже хорошо.

Если посмотреть на данные по Калифорнии и Нью-Йорку, то в Калифорнии график не такой пугающий. У нас рано ввели карантин и работу из дома. Но все равно люди выходят на улицу. Я тоже выхожу — хотя в той «деревне», где я живу, очень сложно встретить кого-то и попасть в толпу, даже невозможно.

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причин Сан-Франциско. Дмитрий Брушко, TUT.BY

Чтобы поддержать бизнес в период пандемии, PandaDoc добавил бесплатный тариф в инструмент электронной подписи документов eSignature.

— Да, у существенного числа наших платных подписчиков сейчас проблемы в бизнесе, и мы даем им возможность оплатить подписку по четвертям или со скидкой. Пытаемся входить в положение, но это мелочи по сравнению с бесплатной электронной подписью.

Это более существенно — движение навстречу людям, которые хотели бы подписывать документы, брать кого-то на работу, закрывать сделки, то есть работать удаленно, — поясняет Микита. — В Беларуси бумаги в основном подписывают руками, что по-прежнему требует встречи.

Наше решение позволяет этого не делать, однако законодательство Беларуси не адаптировано к тому, чтобы сделать электронную подпись юридически значимой. Поэтому мы работаем на внешний рынок.

— Но ранее Сергей Борисюк говорил, что у вас есть один клиент из Беларуси — небольшая компания, которая торгует тракторами.

— Запчастями, если точнее. На деле у нас больше, чем один, из Беларуси — клиентов шесть. Но это такой тип компаний, где сотрудники в Беларуси, а сама компания и клиенты — вне ее.

90% наших клиентов англоязычные. США, Канада, Англия, Австралия, Южная Африка, европейские страны. Например, много из Скандинавии или тех же Нидерландов. Есть и из России, но не так много.

— Вы недавно попали в топ-5 самого популярного софта по управлению документооборотом, это привлекло новых клиентов?

— То, что мы попадаем в различные списки, прекрасно, но посчитать пользу от этого нельзя. Наверное, награда Best employer («Лучший работодатель». — Прим. TUT.BY) — один из факторов, которые учитывают люди, прежде чем прийти к нам на работу. Или же на звание «Лучший продукт» смотрят потенциальные клиенты, которые изучают, какое решение им выбрать для своего бизнеса.

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причин Команда PandaDoc во Флориде. Источник: glassdoor.com

По словам Микиты, за годы существования стартапа он привлек 23 миллиона долларов инвестиций — в том числе от EBRD, Microsoft и Silicon Valley Bank.

— Конечно, если посмотреть на анонсы в медиа, то создастся впечатление, что сумма была больше. Почему так? Помимо инвестиций еще можно взять «в долг» сверху, потому что кредит для бизнеса в США дается под 4−5%. Это где-то выгоднее, чем брать инвестиции.

Но когда общаешься с журналистами, то говоришь общую сумму, потому что она больше и красивее, — смеется он. — Мы привлекли относительно немного инвестиций, и это хорошо. Можно сказать, что это такой KPI — привлечь меньше денег и построить бизнес побольше. Пока что по этому показателю PandaDoc в порядке.

Мы продолжаем осваивать инвестиции, рынок большой. Я знаю, что расти еще можно как минимум в 10 раз.

— Я искала данные по вашей выручке за 2019 год, и мне показало что-то около 10 миллионов. Эта цифра близка к реальности?

— Нет, не близка.

— Но ваш бизнес растет? Допустим, в 2018-м вы попали в список Inc.5000.

— И за 2019-й тоже попадем. Мы растем на 60%, год за годом. Большой рынок и хорошая команда — вот, по-моему, рецепт высокого роста в софтовой индустрии.

«Лучшие продавцы оказались в США, а лучшие инженеры — в Беларуси»

Примерно семь лет назад Микита переехал в США, где и живет до сих пор.

— Поясню, почему США. Что делает PandaDoc? Электронный документооборот для отделов продаж. В предыдущем бизнесе мы сами не очень-то умели продавать. Делали работу, но между нами и конечным заказчиком всегда был посредник, который работал меньше, а получал гораздо больше.

И мы пытались понять, как же так, почему у нас не получается продавать напрямую так же хорошо, как и у этого посредника, — поясняет выбор своего решения СЕО. — Поэтому мы и сделали PandaDoc, чтобы улучшить свой собственный процесс продаж.

Если смотреть рынок продуктов по программному обеспечению, то в Восточной Европе делается много классных продуктов, которые продаются значительно хуже, чем у их конкурентов в США или Израиле.

Мы хотели сделать так, чтобы мы были не хуже, и потому создали продукт, который упрощает документооборот как для конечного клиента, так и для продавца и позволяет вести продажи даже без учета уровня владения иностранным языком.

После этого мы решили каким-то образом поднять область продаж в той же Беларуси. И в определенный момент я поехал в США, чтобы научиться местному ведению продаж. Необязательно это делать именно в Штатах, просто мне казалось, что так будет быстрее.

Людей мы нашли тоже здесь. Нужно нанимать в рамках своего бюджета лучших сотрудников, и лучшие продавцы семь лет назад оказались в США, а лучшие инженеры — в Беларуси.

— Может, на наше неумение продавать влияет советское прошлое?

— Думаю, да. Маркетинг и продажи у нас были запрещены 80 лет, так что этих институтов просто не существует. Как следствие, наш регион должен был начать с нуля. Мы с партнерами хотели изменить эту ситуацию позитивным образом. И теперь, допустим, у нас и в США, и в Беларуси есть команды продаж, и в Беларуси она работает не хуже.

Наш бизнес полностью открыт для сотрудников, каждый может зайти на наш внутренний сайт и посмотреть, сколько компания заработала в этом месяце. Мы стараемся делать так, чтобы между США и Беларусью был постоянный обмен опытом. Люди учатся, и, как следствие, внутри PandaDoc в Минске образуется маленький институт маркетинга и продаж в софтовой индустрии.

Сооснователь белорусской PandaDoc закрывает проект помощи бывшим силовикам

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причин

Микита Микадо /instagram.com / mikitamikado/

Сооснователь белорусской IT-компании PandaDoc Микита Микадо приостанавливает программу материальной помощи силовикам, уволившимся из органов внутренних дел Белоруссии. Об этом он рассказал в интервью Русской службе BBC. В начале сентября четырех сотрудников компании арестовали и обвинили в хищениях в особо крупном размере ‒ им грозит до 12 лет лишения свободы. 

«Я подозревал, что есть опасность для меня лично. Есть опасность для моего бизнеса. Но я не мог себе представить, что мои сотрудники окажутся в опасности», ‒ сказал он.

В рамках программы Protect Belarus, которая была создана сразу после применения насилия к протестующим со стороны силовиков на акциях протестов в Белоруссии по итогам президентских выборов, силовикам, уволившимся из органов, оказывалась юридическая и финансовая помощь ‒ оплата курсов переквалификации, включая курсы в сфере IT. На странице Protect Belarus в Instagram опубликованы десятки историй об помощи, оказанной бывшим сотрудникам правоохранительных органов. 

«Это ни в чем не повинные люди. Всё, что я делал, делал исключительно от себя. И то, что я делал, не нарушает закон. Я помогал начать новую жизнь людям, которые отказались участвовать в терроре, отказались бить», ‒ подчеркнул Микадо в интервью. 

Спустя примерно месяц после старта программы, 2 сентября, в минском офисе PandaDoc сотрудники департамента финансовых расследований госконтроля провели обыски.

3 сентября белорусские силовики задержали и завели уголовные дела в отношении четырех сотрудников компании ‒ бухгалтера Юлии Шардыко, директора Дмитрия Рабцевича, директора по продукту Виктора Кувшинова и HR Владислава Михолапа.

Читайте также:  Как запоминать много информации: проверенные приемы от актеров и музыкантов

Им было предъявлено обвинение в хищении 107 000 белорусских рублей (около 3 млн российских рублей) из бюджета и причинении тем самым ущерба государству, сообщал Tut.by. На данный момент четверо сотрудников находятся в СИЗО. 

Как отмечалось в сообщении PandaDoc, «зарплата любого из задержанных существенно превышает размер якобы вменяемых хищений, а потому обвинение в распределении эквивалента ~40 000 USD при риске получить от 5 до 12 лет не имеет вообще никакого смысла».  В том же сообщении заявлялось о том, что все белорусские счета компании были заблокированы, из-за чего стало невозможным выплачивать зарплату 250 сотрудникам. 

По словам Микадо, сейчас PandaDoc находится в процессе релокации из Белоруссии в другую страну из соображений безопасности. 

PandaDoc представлена в трех странах: Белоруссии, США и на Филиппинах. Компания разрабатывает решения по работе с цифровыми документами. Суммарно PandaDoc привлекла около $50 млн инвестиций.

Одним из инвесторов стартапа является российский венчурный фонд Altair, запущенный в 2013 г. Он вложил более $20 млн в 70 проектов, в том числе в PandaDoc. Также среди ее инвесторов были венчурный фонд Microsoft и ЕБРР.

Микита Микадо был одним из героев фильма журналиста Юрия Дудя о Силиконовой долине. 

Как привлечь реальные инвестиции в стартап. Удачный опыт Дарьи Даниловой, RocketData.io

Наш сервис помогает компаниям управлять информацией о себе: добавляет данные на карты, в навигаторы, геосправочники и прочие каталоги, работающие по принципу локального поиска.

Работа над проектом началась в июне 2017 года. На сегодняшний день стоимость компании составляет около трёх миллионов долларов, в ней работает более 30 человек.

Сервисом пользуются 50+ крупных сетей России и Беларуси.

Расскажу о том, как нам удалось привлечь инвестиции и что делать стартапу в начале пути.

Существует четыре основных способа финансирования стартапов.

Bootstrap — это работа над проектом только за собственные средства без внешних инвестиций. Зачастую на этой стадии создаётся прототип или MVP (minimum viable product — минимально жизнеспособный продукт).

Это позволяет получить обратную связь от пользователей и понять, нужен ли будет продукт рынку. Неоспоримое преимущество бутстрэп-подхода — возможность сохранить абсолютную независимость.

Однако расти и масштабироваться крайне сложно.

FFF (friends, fools and family) — небольшие суммы денег от семьи, друзей и знакомых, которые поверили в проект. Как правило, от нескольких тысяч до десятков тысяч долларов. FFF-финансирование может помочь стартапу «допилить» свою идею до стадии, когда её можно будет представить профессиональным инвесторам.

Бизнес-ангелы — частные инвесторы. Это успешные бизнесмены или топ-менеджеры, которые инвестируют в проекты на ранней стадии от нескольких десятков до сотен тысяч долларов. На этом этапе у проекта уже должен быть MVP и первые результаты тестов. В этом случае средства нужны на проведение дополнительных экспериментов, определение бизнес модели и её масштабирование.

Венчурные фонды — профессиональные организации, которые инвестируют от нескольких сотен тысяч долларов и больше в проекты, у которых уже есть подтвержденная бизнес-модель хорошая динамика роста показателей. Полученные средства направляются зачастую на масштабирование и ускорение роста.

Спецпроект о цифровых инструментах, которые помогают банкам, стартапам и другим финкомпаниям. Тексты экспертов и ничего лишнего:

  • какие инструменты и подходы использовать для маркетинга;
  • как распределить рекламный бюджет и настроить воронку продаж;
  • какие каналы пора освоить, пока этого не сделали конкуренты;
  • как развиваться и адаптировать рекламу под горячий рынок финуслуг.

Всё про диджитал для «финансов» →

Реклама

С точки зрения условий, на которых стартап может получить деньги — это, как правило, конвертируемый заём или equity-финансирование. В отличие от последнего, где инвестор приобретает определённую долю с учётом внесённой суммы и договорённости по оценке компании, заём применяется на ранних стадиях.

Зачастую тогда, когда ещё нет прогнозируемого денежного потока и стоимость компании не всегда можно определить однозначно. Важно понимать, что заём может и не конвертироваться, например, если проект плохо развивается и инвестор может потребовать свои деньги обратно с учётом определённого заложенного уровня доходности.

Часто на таких условиях инвестируют бизнес-ангелы.

Что сделать для поиска реальных инвесторов

  • Самостоятельно или с привлечением FFF создать минимальную версию продукта и получить первых пользователей.
  • Обратиться к бизнес-ангелам, чтобы привлечь финансирование для дальнейшего развития проекта, желательно через конвертируемый займ. Для этого нужно составить pitch deck (инвестиционную презентацию), найти заинтересованных ангелов. Можно связываться с ними лично или принять участие в pitch-ивентах, где они собираются также с целью найти интересный проект для инвестирования. Часто стартапы ищут так называемые smart money («умные деньги»), когда инвестор может помочь своими компетенциями, связями и опытом.
  • Получив preseed-инвестиции, разумно распорядиться средствами — их должно хватить на тестирование всех основных гипотез. А также на то, чтобы выйти на стабильный уровень ежемесячного дохода, начиная с которого уже можно вести диалог с фондами. Как минимум, это 15–20 тысяч долларов в месяц (плюс 3–9 месяцев до момента подписания сделки с фондом).
  • Составить перечень фондов со схожей сферой интересов, обновить pitch deck, отправить заявки. Данная стадия финансирования, как правило, считается посевной, поэтому особый интерес представляют фонды, которые специализируются именно на стартапах ранних стадий. Конечно, лучше выбирать те, которые смогут помочь проекту в развитии не только деньгами (smart money).
  • С помощью полученных денег увеличить капитализацию компании в 5–10 раз и достичь показателей, которые откроют перспективы следующего раунда — Series A.

И так далее от раунда к раунду: обновлять pitch deck — находить инвесторов — привлекать средства, с помощью которых можно выполнить KPI для достижения следующего раунда. И так до самого exit-а, IPO или другого удачного варианта развития событий.

Как мы искали инвестии для RocketData.io: от идеи к работающему сервису

Когда к нам пришла идея создать сервис управления онлайн-присутствием, все четверо основателей работали над проектом TAM.BY (каталог компаний Беларуси, входящий в группу TUT.BY, крупнейший интернет-портал страны). За 8 лет в компании уровень доверия и отношения с собственниками и топ-менеджерами были прекрасными.

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причин

Работаем в ночную смену в TUT.BY

Когда возник вопрос о создании своего проекта и поиске инвестора, мы единогласно решили: идеально, чтобы этим инвестором был именно TUT.BY. В компании и раньше по инициативе сотрудников запускались новые сервисы и продукты, но, как правило, мажоритарием была головная компания, а менеджер проекта со временем, если всё шло хорошо, мог рассчитывать на какую-то долю.

Мы пошли по другому пути и предложили иную схему: миноритарная доля для компании, адекватная для preseed-раунда. Это было, мягко говоря, очень непривычно для всех участников процесса.

Несмотря на большой уровень взаимного доверия, к подготовке инвестиционной презентации мы отнеслись очень ответственно. Целью было не просто убедить или продать свои идеи любой ценой, но произвести качественный анализ и последовательно обосновать эффективность и конкурентоспособность проекта.

Структура инвестиционной презентации была примерно следующей:

  • описание и концепция проекта;
  • организационно-производственный процесс;
  • команда;
  • паспорт целевого рынка;
  • финансовая оценка проекта + маркетинговый план;
  • необходимые инвестиции и направления их использования;
  • показатели инвестиционной привлекательности проекта;
  • SWOT-анализ проекта;
  • предложение инвестору.

Kino-Mo. Как белорусский стартап заработал первые 4 миллиона

Проект рекламных голограмм, разработанный друзьями из Бреста,  получил поддержку Ричарда Бренсона, контракт на 4 000 000 долларов в год, выход в мир большого американского бизнеса и возможность отказаться от инвестиционного предложения  британских миллионеров из Dragons’ Den. Рассказываем как. Текст был опубликован в №8 Russian Gap.

Светодиодная реклама на велосипедах и рекламные голограммы

Первое направление работы компании, с которого все началось, — это производство светодиодного устройства, позволяющего проецировать изображения с колес велосипеда. Все гениальное просто: устройство крепится на спицы и проецирует яркое светящееся изображение, которое “путешествует” по городу, привлекая к себе внимание.

Для справки: в день в Лондоне совершают больше полумиллиона велосипедных поездок. Потому неудивительно, что эта технология вошла в топ-100 лучших инновационных проектов Великобритании в 2012 году, и ее в рекламных целях успели испробовать Samsung, Aston Martin, Intel, GE.

Модель монетизации, которую использует здесь стартап, заключается в лицензировании рекламных агентств по всему миру. Лицензиат получает оговоренное количество устройств для видео-велосипедов и эксклюзивное право использования технологии на определенной территории. Такие лицензии уже купили в Японии, Мексике, Ирландии, Гватемале и других странах.

Второй продукт Kino-mo — устройство, также проецирующее изображения, но принципиально иного уровня. Выглядит оно фантастически во всех смыслах. Помните знаменитую голограмму Майкла Джексона? Так вот на ее подготовку ушли месяцы, а необходимое оборудование перевозилось грузовыми машинами.

Стартап Kino-mo разработал устройство весом около полутора килограммов, мобильность которого позволяет разместить его где угодно и как угодно (повесить на стену, потолок или любую другую поверхность). Оно спроецирует высококачественное 3D-изображение, которое не просто “повиснет в воздухе”.

Поскольку это радиоустройство, им можно будет управлять откуда угодно и, к примеру, дистанционно менять контент.

Это уже не просто рекламный инструмент, это принципиально новый канал коммуникации. С его помощью компании смогут взаимодействовать со своими клиентами, его можно использовать для сферы развлечений, дизайна интерьера.

В общем, настоящий привет из будущего: заходите вы, допустим, в офис, а с вами здоровается голографическая девушка. После трудового дня идете в бар — там выскакивает предложение в 3D: «Два коктейля по цене одного».

Компания Kin-mo также разрабатывает технологию, которая позволит на определенном расстоянии распознавать человеческие лица и отображать их в режиме реального времени на дисплее. Патентная заявка на устройство была подана в в прошлом году, и стартап уже получил партнерские предложения из более чем 40 стран мира.

Читайте также:  Что советует девушка, которой личный бренд реально помогает в бизнесе

От организации дискотек — к PhD в Оксфорде и собственному стартапу

Для Артёма Ставенко и Кирилла Чикиюка все началось еще в детстве, когда они жили на одной улице и ходили в одну школу в белорусском приграничном городе Бресте.

Друзья уже тогда придумывали различные пути, чтобы заработать: организовывали дискотеки, проводили мероприятия на теплоходах. «Мы постоянно пытались что-то “предпринимать”, и уже тогда понимали, что хотим заниматься бизнесом.

При этом наши увлечения были разными, поэтому мы так хорошо дополняли друг друга», — рассказывает Артём.

Почему такие проекты, как pandadoc и kino-mo в ближайшие годы будут искать инвесторов не в Беларуси – 5 причинАртём на год старше Кирилла, поэтому поступать в Минск уехал раньше. Выбрал государственное управление на факультете юриспруденции при Академии управления при Президенте Белоруссии. После окончания школы Кирилл тоже сразу же переехал в Минск и поступил в Белорусский государственный университет на факультет радиофизики. «Честолюбивых планов у нас хватало. Но для начала мы решили поехать на заработки в Англию по студенческой программе. В итоге работали официантами, начинали с самых низов. При этом нам всегда хотелось получить образование, которое считается одним из лучших в мире”, — вспоминает Артём.

С получением английского образования долго тянуть не стали. Кирилл выиграл грант на получение PhD в Оксфорде, а Артём — в университете UCL. Основатели Kino-mo рассказывают об этом практически дежурно: на их взгляд, бесплатное обучение в лучших университетах мира не является уделом для привилегированных студентов.

«Интересно, что 95% людей в Белоруссии, когда слышат об Оксфорде или UCL, не могут представить себе никакого другого варианта, кроме как “родители дали денег”; они не подозревают, что это достижимо. Это не сказка, но люди считают, что они по определению этого не достойны.

Как только ты приезжаешь учиться в известный университет, то сначала думаешь: “Как же я тут теперь, в таком крутом месте, как бы не подкачать!”. Ходишь с открытым ртом, а через несколько дней понимаешь, что не всё так страшно, а потом даже отмечаешь, что некоторые студенты позади тебя.

Не боги горшки обжигают, в общем.

Если бы студенты БГУ отправились в Оксфорд, они бы там точно не потерялись. Технарей это касается в особенности», — уверенно заключает Артём.

Самая тяжелая в получении гранта сторона, по мнению основателей стартапа, —моральная. Когда приходят отказы, нужно не отчаиваться, сосредоточиться и идти дальше, исправляя ошибки, набираясь опыта и оптимизма. С мотивацией у двух друзей проблем никогда не было.

Артём считает, что их нацеленность на результат — это заслуга родителей: «Они заложили в нас основы, они работают на подсознательном уровне. Это воспитание. Отсутствие “жирования” в семье и в городе. Не было такого, что у нас в семьях царил достаток.

Постоянно чего-то не хватало, и это заставляло двигаться вперед, добиваться того, чего хочется. Мы себе не ставили пафосно цели, а потом не сидели и не думали, какие же мы крутые. Это было абсолютно естественное состояние для нас — постоянно находиться в действии.

Ведь если не сейчас, то когда?»

Когда одна мечта достигнута, надо находить новую цель, и с этим у Артёма и Кирилла проблем не возникало.

Сразу после переезда в Англию, уже не в качестве официантов, а как студенты PhD, друзья стали работать над стартапом, который сегодня известен всему миру как Kino-mo.

Правда, как сейчас вспоминает Артём, браться за два дела сразу было не самой лучшей идеей: «Нас часто спрашивают, как можно совместить PhD в крупных университетах и стартап.

Нам приходилось совмещать два дела, но я бы сказал, что если кто-то только раздумывает о подобном, будьте готовы, что со 100% успешностью ни то ни другое не получится. Единственный плюс от этого — в синергии. Для меня это было животрепещущей темой, потому что когда стартап вышел на довольно высокий уровень, мне пришлось приостановить работу над PhD».

Участие в шоу Dragon’s Den, или как отказаться от 90 000 фунтов стерлингов

Темы диссертаций Кирилла и Артёма — биомедицинская инженерия и энергетика — никак не связаны с их стартапом, поэтому приходилось работать ночами и все выходные.

К 2012 году Kino-mo уже удалось создать первую разработку — прототип того самого светодиодного устройства для рекламы на велосипедах. Однако, даже будучи студентами престижных университетов, Артём и Кирилл по-прежнему не располагали средствами для развития своего проекта.

При этом работать на сторонние компании друзьям никогда не хотелось, Артёму и Кириллу было важно сделать “что-то своё”.

Привлечь к стартапу внимание друзья решили с помощью шоу Dragons’ Den на BBC — культовой телепрограммы о бизнесе и стартапах, где участники пытаются убедить влиятельных британских миллионеров в успешности своего продукта и предложить им долю в бизнесе.

Обычно “драконы” разбивают в пух и в прах львиную долю идей, и участники уходят домой расстроенными, с подорванной верой в себя и свой продукт. Однако компанией Kino-mo и их идей проецирования изображений на колёса велосипедов заинтересовались абсолютно все инвесторы. Однако от предложенных на шоу денег стартап отказался.

«Нам сделали инвестиционное предложение: 90 000 фунтов за 40% компании. Мы пожали руки, а после съемок отказались от сделки, как это часто бывает на подобных шоу.

Ценнее для нас были лестные отзывы “драконов” и их желание вложиться в нас: это благотворно повлияло на нашу репутацию, не говоря уже о том, сколько людей узнали о нас благодаря передаче», — вспоминает Артём.  

После участия в Dragons’ Den проект получил хорошую рекламу, но, увы, не деньги. Впрочем, этот вопрос быстро решился за счёт посевных инвестиций (seed investments). «Мы получили инъекцию кэша, чтобы работать, тратить время на компанию.

Мы также провели краудфандинговую кампанию по принципу equity, при котором каждый получает долю в компании. Так мы собрали 700 000 долларов и получили предложения от инвесторов», — делится опытом Артём.

В гостях у ричарада бренсона

В последующие три года стартап Kino-mo занимался разработкой своего второго продукта (того, с чем сейчас ассоциируется компания) — устройства, проецирующего голографические 3D-изображения.

С технической точки зрения, отмечают основатели проекта, это не голограмма, равно как и все то, что принято сейчас называть голограммами. Однако так уж сложилось, что именно это слово используется широкой аудиторией.

К 2015 году проект перешел, как говорит Артём, из стадии стартапа на более серьезный уровень. Они с Кириллом закончили работу над PhD и полностью сосредоточились на проекте.

И тут с Kino-mo случился Ричард Бренсон. Проект отправился на конкурс Pitch to Rich 2015, проводившийся британским миллиардером и его компанией Virgin Group. По итогам соревнования Kino-mo занял первое место в главной категории — Start Up.

«В качестве награды мы получили маркетинговую кампанию стоимостью 150 000 фунтов. На эти деньги мы могли заказывать любые маркетинговые услуги. Плюс самые разные призы от спонсоров. Гигантское покрытие в прессе и все вытекающие из этого бонусы.

Наш второй офис находится в Белоруссии, там мы получили возможность набирать в штат лучших специалистов, то есть работать с лучшими из лучших в стране, которая считается инженерной меккой», — рассказывает Артём.

2015 год вообще выдался удачным для проекта: в апреле стартап заключил партнерство с Intel. В этом же году предприниматели заключили первый контракт на поставки голографических экранов с английской компанией D-Media на сумму $4 млн ежегодно.

Кроме того, пополнили список своих наград: к Shell Live Award и UCLAdvances Award добавилась Top-3 British Innovations 2015.

Однако лишь недавно, впервые за пять лет, в жизни компании произошло событие, которое говорит о серьезном прогрессе: «Это достижение, которое имеет отношение к настоящему бизнесу, самое стартаперское, без медиа-начинки: в нас инвестировал миллиардер Марк Кьюбан, профессиональный инвестор, в портфолио у которого более ста компаний. Для нас это самая высокая оценка нашей профессиональной деятельности».

Когда у нас не было ничего за душой, мы попали на телешоу, потом на конкурс к Бренсону, а теперь наконец-то мы работаем с серьезным инвестором, с помощью которого мы поставим проект на бизнес-рельсы. Для нас это гораздо значимее всех шоу вместе взятых.

  • «Теперь перед нами цель — развить проект до того уровня, когда мы сможем им по-настоящему гордиться”.  
  • Для широкой аудитории Kino-mo планирует представить продукт на выставке CES в Лас-Вегасе.
  • Kino-Mo
Читайте также:  Как сохранить бизнес при разводе и разделе имущества

Микита Микадо: «Был бюджет на переезд сотрудников PandaDoc из Беларуси»

Сооснователь PandaDoc Микита Микадо дал интервью ютуб-каналу «Русские норм!» с Елизаветой Осетинской. В нём он рассказал о том, насколько выросла оценка компании, сколько зарабатывает PandaDoc, а также затронул историю проекта помощи силовикам и задержания сотрудников минской команды.

О protect belarus и аресте сотрудников

— Мы хотели остановить насилие. Если бы я или ребята знали, что им с высокой долей вероятности угрожает опасность, они бы уехали. У нас был бюджет на переезд из Беларуси, когда началось насилие. Но никто не предполагал, что за посты в инстаграме в Беларуси будут сажать в тюрьму людей, которые никакого отношения к этим постам не имеют.

Я сделал то, что мог сделать в тот момент (речь о проекте помощи силовикам) с максимальной эффективностью. Возможно, если бы таких людей было в 10 раз больше, вероятность того, что пострадают мои сотрудники, была бы меньше. Я никогда не хотел и не хочу приносить никого в жертву. Когда дело касается жизни людей, я не могу приносить их в жертву ради инициативы.

— Власти сообщили, чего хотят?

— Мне сказали: «Вот тебе за это. Прекращай выступать».

— После того как ты прекратил инициативу, сразу последовала реакция?

— Нет. Троих сотрудников выпустили больше через месяц и неделю после задержания. И логики здесь может и не быть. Людей, может быть, выпустили по другим причинам, может быть, по третьим. Я этого не знаю.

— Если ли какой-то обмен информацией сейчас с властью?

— Нет.

О развитии pandadoc

По словам Микиты Микадо, за 8 лет — с момента первого раунда инвестиций до последнего — оценка компании выросла в 60 раз. На Crunchbase компанию оценивают в 100-500 миллионов долларов. Но Микита Микадо отказался уточнять, к какой цифре стоимость компании ближе.

— Сейчас компания растет с темпом 65% в год. В компании работает около 360 человек. В нашем случае рост бизнеса сопряжен с ростом команды. У нас есть команды в Беларуси, Америке, на Филиппинах. Это позволяет обеспечивать клиентскую поддержку 24/7».

Микита Микадо рассказал, что у компании больше 22 тысяч платных пользователей. Один клиент приносит около 120 долларов. Клиенты платят каждый месяц на протяжении 5-7 лет. Выручка компании — больше 25 миллионов долларов в год.

— Полгода мы были прибыльными. Но в нашем бизнесе это не имеет значения, если у тебя большой рынок и клиент на протяжении 5 лет приносит тебе 3Х от того, что ты на него тратишь сегодня. Если стоимость привлечения клиента ниже в три раза ниже Life Time Value (сумма доходов с одного человека за все время, которое он пользуется услугами) — это хорошо.

Фаундеры компании Сергей Борисюк и Микита Микадо летом инициировали создание частной инициативы по сбору денег для силовиков, которые решили сменить профессию. 

2 сентября в минском офисе PandaDoc прошли обыски. 7 из 20 сотрудников были задержаны для допроса. В течение двух дней сотрудники ДФР опрашивали более 100 работников компании.

4 сентября стало известно о возбуждении уголовного дела по части 4 статьи 210 УК РБ в отношении четырех сотрудников компании:

  • директора Дмитрия Рабцевича;
  • менеджера по продукту Виктора Кувшинова;
  • бухгалтера Юлии Шардыко;
  • HR Владислава Михолапа.

По версии следствия, они как группа лиц, используя должностное положение, завладели денежными средствами в размере около 107 тысяч белорусских рублей из бюджета.

11 сентября сотрудникам компании было предъявлено обвинение, но уже по другой статье: не хищение из бюджета, а мошенничество — часть 4 статьи 209, от трёх до десяти лет.Уголовное преследование Микита Микадо и Сергей Борисюк связывают с проектом помощи силовикам.

15 сентября Микита объявил, что приостановил проект помощи. Инициативу подхватил CEO DeepDee Ярослав Лихачевский.

23 сентября стало известно, что компания PandaDoc добилась снятия ареста со своего счета. Для этого компания перечислила на депозит Следственного комитета 107 тысяч рублей в эквиваленте. 

  • 11 октября директора PandaDoc Дмитрия Рабцевича выпустили из СИЗО КГБ под домашний арест.
  • 13 октября изменена мера пресечения ещё двум фигурантам дела — главный бухгалтер компании Юлия Шардыко и HR Владислав Михолап вернулись домой.
  • Под стражей остается менеджер по продукту Виктор Кувшинов.

Белоруссия теряет символ своего технологического будущего. PandaDoc готова уйти после арестов сотрудников | Телеканал 360°

Основатель белорусской IT-компании Микита Микадо заявил, что уведет свой бизнес из страны из-за давления со стороны властей. В ходе белорусских протестов бизнесмен поддерживал оппозиционно настроенных граждан, а теперь его сотрудников обыскивают и задерживают за хищения. Что нужно знать о компании Микадо и ее борьбе — в материале «360».

Месяц назад, 12 августа, основатель белорусской IT-компании PandaDoc Микита Микадо заявил, что готов помочь силовикам, которые не могут прекратить участвовать в жестких задержаниях и подавлении протестов. Он рассказал, что если кто-то из правоохранителей боится выступить против системы из-за того, что государственная служба — единственный источник дохода, то Микадо и его компания готовы помочь.

Присоединиться к его инициативе предприниматель призвал и других успешных представителей бизнеса Белоруссии. По словам Микадо, заявки на «материальную помощь» стали поступать быстро — уже через две недели их было более 400. К началу сентября — почти 600, пока помочь бизнесмен смог только 26 людям.

Обыски в PandaDoc

Однако 2 сентября помощь потребовалась уже самому Миките Микадо: в минском офисе PandaDoc прошли обыски, часть сотрудников забрали на допросы с работы, к другим приехали домой с показательными обысками и задержаниями, а адвокатов не пускали не протяжении двух дней.

4 сентября на четырех топ-менеджеров PandaDос завели уголовные дела за хищение бюджетных средств. Микита Микадо расценивает действия властей как давление на компанию из-за помощи уволившимся полицейским и омоновцам.

«Не секрет, что в Республике Беларусь практикуются политические заказы на оппонентов. Однако в данном случае власти решили взять в заложники четырех невиновных людей, которые никоим образом не имеют отношения к инициативе основателей компании PandaDoc», — говорится в заявлении стартапа.

Микадо добавил, что будет вынужден увести свой бизнес из страны, если преследования его сотрудников не прекратятся.

В день задержаний сотрудники Парка высоких технологий вышли на акцию протеста, чтобы поддержать арестованных коллег. Позже к ним стали присоединяться другие представители индустрии и просто неравнодушные люди.

Значимость компании в Белоруссии

Компания PandaDoc была основана в 2014 году в США как IT-стартап белорусскими программистами Микитой Микадо и Сергеем Барысюком. Основная деятельность — разработка программного обеспечения для автоматизации документооборота. Сейчас офисы PandaDoc есть в трех странах — в Белоруссии, в США и на Филиппинах.

На родине основателей PandaDoc расположился в местном аналоге «Сколково» — Парке высоких технологий (ПВТ), который власти страны называли «самым быстрорастущим сектором экономики Белоруссии».

В 2019 году экспорт ПВТ составил порядка двух миллиардов долларов: страна заявляла, что IT-сфера является национальным приоритетом.

В связи с этим основатели компании решили вывести ее из страны, тем самым ударив по экономике Белоруссии.

«Власть должна знать, что в случае репрессий в IT мы будем бороться. Мы будем давить экономически, политически, информационно. Мы будем переезжать, лишая режим валютной выручки и налогов», — заявил Микадо в одном из своих обращений.

Однако венчурный инвестор, основатель инвестиционной компании A.Partners Алексей Соловьев уверен, что на самом деле вопрос будет стоять не только в экономических потерях Белоруссии. Ключевой удар будет нанесен в области технологического будущего республики.

«Если взять структуру ВВП Республики Беларусь, я думаю, что выручка PandaDoc занимает там крошечные доли процента, но это неважно. Потому что здесь речь не о деньгах и конкретной выручке. Это символическая компания», — сказал Соловьев «360».

Аналогичного мнения придерживается и соучредитель компании Aheadworks Игорь Голуб. Он рассказал «360», что PandaDoc — «образцовый, эталонный стартап, который начинался внутри крошечной минской компании-аутсорсера».

«PandaDoc — пример для всех IT-специалистов и предпринимателей Беларуси. Они показывают, что большую историю можно построить, стартовав с небольшой командой в Минске и продолжая работать здесь», — уверен Голуб.

По мнению Соловьева, PandaDoc — это символ того, как будет складываться дальнейшая судьба технологических компаний Белоруссии. «Парк высоких технологий еще не Кремниевая долина Европы, но у него есть все шансы ею стать. И пойдет ПВТ по этому пути или нет, во многом будет зависеть от того, как повернутся события с PandaDoc. Если все закончится плохо, то пострадают все», — заявил Соловьев.

Голуб отметил, что на показателях Парка высоких технологий отъезд PandaDoc может не сказаться, однако влияние все равно будет — и весьма ощутимое.

«Развитие IT-сектора было обусловлено доверием бизнеса к негласному «иммунитету» IT-компаний в Беларуси от преследований со стороны финансовых и силовых структур. Сейчас это доверие не просто подорвано — оно уничтожено без надежды на восстановление», — уверен он.

Поэтому уход PandaDoc, по мнению экспертов, будет значить отъезд из страны не одной, а десятков или даже сотен компаний, которые поддерживали развитие отрасли в республике. В качестве новых стран для переезда Микадо рассматривает те государства, где «сменяется власть», — Украину, Латвию, Кипр и Португалию. Россия в их число не входит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *