Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта

Как сильно Белоруссия зависит от России 

Россия — основной внешнеторговый партнер Белоруссии. Белоруссия — важный, но далеко не ключевой внешнеторговый партнер России.

В последние три года на Россию приходится в среднем около 42% годового экспорта Белоруссии. Доля России в импорте — 56%.

В российском импорте доля Белоруссии в последние пять лет составляет 5%, в экспорте — примерно столько же. 

«Российский рынок — основной для белорусского экспорта сельскохозяйственного машиностроения, продуктов пищевой промышленности, – объясняет директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Александр Кнобель. — Конечно, Белоруссии надо пытаться диверсифицировать экспорт. Но проблема в том, что конкурентная на российском рынке продукция не обязательно будет востребована в Европе». 

Но экономические отношения России и Белоруссии не сводятся к торговле. Гораздо важнее прямые и скрытые субсидии: с 2005 по 2015 года Россия влила в белорусскую экономику около $106 млрд, подсчитывал МВФ. В разные годы на российскую поддержку приходилось от 11% до 27% белорусского ВВП. 

  • Только прямые российские инвестиции в 2011–2019 годах, согласно данным ЦБ, составили почти $8 млрд. Но постепенно объем поддержки снижается. Если в 2011 году на Белоруссию приходилось 4,2% всех прямых инвестиций России, то в 2018-м — всего 2,1%. 

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта

  • Большее значение играют скрытые субсидии. Только в 2011-2016 годах Белоруссия получила от России $48,4 млрд за счет беспошлинной продажи нефти и скидок на газ, подсчитал бывший заведующий сектором «Экономика и финансы» Института энергетики и финансов Сергей Агибалов. Это восемь раз больше, чем объема прямых субсидий за то же время. Сейчас объем скрытых субсидий с каждым годом снижается из-за налогового маневра. 
  • А еще Белоруссия — крупнейший должник России по межгосударственным кредитам: на 1 июня 2019 года она была должна $7,52 млрд. 

Как Россия и Белоруссия ссорятся из-за нефти и газа

Хотя своей нефти у Белоруссии немного (добывает столько же, сколько экспортирует в чистом виде: 1,6 млн т в 2018 году год), торговля нефтепродуктами — одна из важных статей дохода ее экономики.

Вместе с дистиллятами они дают ей почти 35% товарного экспорта: $12,8 млрд в 2018 году. По экспорту нефтепродуктов — 10 млн т в год — Белоруссия входит в мировой топ-30.

Это было бы невозможно без России. 

В 2016 году между Россией и Белоруссией вспыхнул нефтяной конфликт. К нему привел спор из-за другого ресурса — газа. Белоруссия хотела покупать его дешевле:  по $73 за 1 тысячу куб. м, а не за $132. Но вместо скидки Россия снизила беспошлинные поставки нефти: с 24 до 18 млн т в год.

Потом о цене на газ все-таки договорились и поставки вернули на прежний уровень. Решили так: Белоруссия имеет право на 24 млн т, но фактически ввозит 18 млн т, а еще с 6 млн т зачисляет пошлину себе в бюджет. Это называется «перетаможкой».

В 2018 году Лукашенко жаловался, что Москва перечислила не всю обещанную пошлину. 

Вскоре над Белоруссией нависла новая угроза — налоговый маневр, закон о котором Путин подписал в августе 2018. Именно его главным риском для белорусской экономики называют экономисты МВФ и Всемирного банка. 

В чем суть: российская экспортная пошлина на нефть должна снизиться с 30% до 0% за шесть лет. А налог на добычу полезных ископаемых — пропорционально вырасти. В результате маневра цены на нефть внутри страны и на экспорт должны сравняться. Чтобы внутрироссийские цены на бензин из-за этого не выросли слишком сильно, для российских НПЗ ввели обратный акциз. 

Белоруссия привыкла получать нефть по внутрироссийским ценам — поставки никогда не облагались экспортной пошлиной. По факту это работало как субсидия: Белоруссия как будто покупала нефть по мировой цене, а потом разницу с внутрироссийской ей «компенсировали».

В 2018 году объем этих скрытых субсидий составил около $4,3 млрд, это около 8% ВВП Белоруссии, посчитал Александр Кнобель из РАНХиГС. Теперь цена будет расти. Белоруссия уже платит за нефть 80% экспортной цены, хотя пять лет назад платила 50%, пишет Bloomberg.

 

Суммарно свои потери из-за маневра в 2019–2020 годах Белоруссия оценивает в $800 млн — это чуть меньше 1% годового ВВП. Ранее в Минске говорили, что за шесть лет маневра страна потеряет $10 млрд. 

Главный вопрос сейчас — согласится ли Россия компенсировать Белоруссии часть потерь от маневра. Если не согласится, страну ждет рецессия, писали экономисты МВФ. 

С газом все тоже сложно. Контракт на поставки российского газа в Белоруссию истекает 31 декабря. Ни цены, ни объемы на 2020 год не утверждены. Сейчас цена составляет $127 за 1 тысячу куб. м.

Минск сначала требовал снизить ее на 40%, но потом Лукашенко заявил, что хочет не дешевой нефти и газа, а равных условий: Минск готов покупать российский газ по $200 за баррель, нефть — по $63, если столько же будут платить российские потребители. 

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение экспертаЧья экономика растет быстрее 

В последние годы трудно найти страну, где средние темпы роста экономики были бы ниже, чем в России. Белоруссия — один из редких примеров. 

Начиная с 2011 года средние темпы роста ВВП в России составили 1,5%, в Белоруссии – 1,1%, следует из октябрьского доклада МВФ. Среднее значение для развивающихся экономик Европы — 2,8%. Правда, эксперты НИУ ВШЭ уверяют, что МВФ занижает прогнозы по Белоруссии. 

В 2015–2016 годах ВВП Белоруссии падал, в 2017-м вырос на 2%, в 2018-м — на 3%. Это был лучший показатель за девять лет. В нынешнем году рост составит 1,5%. 

  • Одна из причин замедления — сокращение производства калийных удобрений. Только в сентябре оно упало на 21,7% — из-за ремонта на «Беларуськалии», второго в СНГ производителе калийных удобрений после «Уралкалия», рассуждают экономисты ЕАБР. 
  • Но главная причина — нефть: снижение экспорта белорусских нефтепродуктов, авария на нефтепроводе «Дружба», падение мировых цен на нефть и налоговый маневр России, из-за которого Белоруссия постепенно лишается нефти «со скидкой». Президент Белоруссии Александр Лукашенко так и говорит: «ВВП провалили из-за нефтяных проблем». 

Причин для ускорения в долгосрочной перспективе нет: господствующее положение в экономике сохраняет государство, убыточные госпредприятия поддерживаются через систему прямых дотаций, льготных кредитов и перекрестного субсидирования. Например, тарифы на электричество для госпредприятий в Белоруссии могут быть в разы ниже, чем для частного бизнеса. 

Частный сектор в Белоруссии не так уж мал: на него приходится примерно половина всех налоговых поступлений в бюджет и больше половины всей занятости в экономике (правда, роста по этому показателю за последние годы никакого). В России доля частного сектора в занятости – чуть меньше половины. Экономисты МВФ отмечают, что в Белоруссии активно развивается частный IT-сектор: приятный, но пока не решающий в масштабах страны фактор. 

«Суверенитет — это не про танки и пушки».

Как предприниматель Виктор Прокопеня убедил Александра Лукашенко создать в Белоруссии IT-кластер

Рост останется низким из-за неповоротливости белорусской экономики и нарастающего напряжения с Россией, говорится в отчете Всемирного банка.

При этом экономика Белоруссии во многом зависит от России, все риски с ней связаны и без интеграции, говорит директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов.

Прогноз на 2020–2024 годы обещает еще большее расхождение в динамике российского и белорусского ВВП. МВФ ожидает роста в среднем на 1,8% в России и падения на 0,05% в Белоруссии. Среднее значение для европейских развивающихся экономик должно составить 2,5%. 

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение экспертаГде люди живут лучше 

В России ВВП на душу населения в последние девять лет стабильно на 30% выше, чем в Белоруссии. В 2019 году в России этот показатель, по оценке МВФ, составит $29,6 тысячи, в Белоруссии — $20,6 тысячи. Но этот показатель мало что говорит о реальном финансовом положении отдельного гражданина — хоть и оценивается «в пересчете» на него. 

  • Формально россияне богаче, но людей, живущих за чертой бедности, в Белоруссии меньше. Причем в сравнении не только с Россией, но и с любым государством постсоветского пространства, включая прибалтийские. По последним данным Всемирного банка (за 2015 год для России, за 2017-й — для Белоруссии), в России на $5,5 в день живут 2,7% населения, в Белоруссии — 0,8%. В Эстонии таких граждан 2%, в Латвии и Литве — примерно по 4%. 
  • Реальные доходы в Белоруссии, как и в России, падают, но медленнее. За последние пять лет в России они упали на 11,7%, в Белоруссии — на 1,2%. В 2018 году Белоруссия обошла Россию и по размеру реальной зарплаты: согласно подсчетам НИУ ВШЭ, в 2017 году по паритету покупательной способности она была примерно на $50 выше и составила $1603. Это самый высокий показатель в СНГ. 
  • Уровень неравенства в Белоруссии тоже ниже. По оценке Всемирного банка, разница составляет 10-12 п.п. В 2015 году, когда публиковались последние данные по России, коэффициент Джини в России составил 38%, в Белоруссии — 25,6%. Чем выше коэффициент, тем менее равномерно распределяются доходы. 
Читайте также:  Какие налоги платят белорусские компании и о каких изменениях им стоит знать

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта

  • Зарплата по ППС – подходящий показатель, чтобы сравнивать две страны. Но он не отражает то, как мыслят реальные люди – особенно те, кто не попадает в категорию самых бедных. Для этого больше подходит показатель заплаты по рыночному курсу доллара, говорит директор по экономическому направлению Института энергетики и финансов ВШЭ Марсель Салихов. Средняя номинальная зарплата в Белоруссии – $460 (980 белорусских рублей), в России – $776 (49,3 тыс рублей), и для многих это аргумент, чтобы поехать на заработки в Россию

Кто главная картофельная держава 

Вряд ли это можно считать серьезным показателем – скорее, доказательством что расхожие представления о других странах не всегда верны. Больше всего в мире картофеля выращивают не в Белоруссии, а в Китае. Об этом говорят данные ООН за 2017 год — более свежих нет.

В Китае вырастили 99 млн т, в России 29,5 млн, на Украине – 22,2, а в Белоруссии — всего 6,4 млн. То есть, на Белоруссию приходится всего 1,7% мирового объема, а на Китай — 25,6%. Вот такое развенчание «картофельного мифа».  

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение экспертаЧто мне с этого?

Белоруссия прочно застряла между Россией и Западом. Чтобы удерживать ее в положении буфера, приходится щедро платить. В объединении любых стран есть экономический смысл, стирание границ – это уменьшение издержек, что видно на примере Евросоюза, говорит Тремасов из «Локо-Инвеста».

Но когда страны настолько разные по уровню дохода, очевидно, что платить за объединение будут российские налогоплательщики, добавляет он. Оценить, обойдется ли интеграция дороже того, что есть сейчас сложно, учитывая непрозрачность субсидий Белоруссии в нынешнем виде, заключает аналитик. 

Выгоды от объединения неочевидны и не перевешивают издержек от поддержки Белоруссии, считает Салихов из ВШЭ. Среди выгод – возможность массово привлекать более дешевую белорусскую рабочую силу и расширение рынка сбыта для российской продукции. Но размер этого рынка в масштабах России невелик: он сопоставим со многими регионами.

Пока разница только в том, что регионы не только получают всевозможные дотации и субсидии, но и приносят деньги в федеральный бюджет, а Белоруссия получает поддержку, не пополняя бюджет, заключает Салихов. Так что выгоды скорее политические. Почитать о них можно тут.

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта

Владислав Иноземцев: Почему экономические успехи Украины выше российских?

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение эксперта

Александр Демьянчук / ТАСС

Пока пропаганда России твердит о несостоявшемся государстве, экономика западного соседа благодаря связям с ЕС быстро растет

С чем сравниваем

Российские экономические новости последнего времени сложно назвать хорошими. Минэкономики понизило прогноз роста на ближайшие годы, а министр заговорил о приближающейся рецессии.

По итогам июля валовый продукт строительства сократился на 0,3% к июню, промышленность упала на 0,4%, а грузооборот всех видов транспорта — на 0,5%.

Счётная палата сообщила о снижении реальных располагаемых доходов населения на 1,3% за первое полугодие.

  • Против России были введены очередные санкции, на этот раз в отношении государственных заимствований, а пресловутые «национальные проекты» пока не дают (да и не могут дать) желаемых результатов.
  • На этом фоне кремлёвская пропаганда привычно рассказывает россиянам об Украине, по старинке описывая соседнюю страну как несостоявшееся государство.
  • Однако пришло время беспристрастно поговорить об украинской экономике, которая за прошедшие после начала российской агрессии годы пережила несколько стрессов.

Несмотря на проблемы

Вызовом для украинской экономики стал серьёзный разрыв экономических связей с Россией. Товарооборот упал с $39,6 млрд в 2013 г. до $15,0 млрд в 2018-м. Украина прекратила закупки газа у «Газпрома» с ноября 2015 г.

 и столкнулась с потерей значимой части своего промышленного потенциала (на временно оккупированных территориях в 2013 г. производилось около четверти промышленной продукции).

А также с необходимостью отвлечения огромных ресурсов на противостояние агрессору (оборонный бюджет вырос с 14,8 млрд гривен в 2013 г. до 163 млрд в 2018-м).

Несмотря на всё это, по результатам второго квартала, в Украине в этом году был зафиксирован самый высокий за последние три года прирост ВВП в 4,6% к тому же периоду прошлого года; при этом зарплаты выросли на 10%, инвестиции в основной капитал — на 17,8%, а объёмы выполненных работ в строительстве — на 21,2%.

Чем обусловлен такой существенный рост? С формальной точки зрения, которую озвучивают официальные лица в Киеве, основными драйверами ускорения стали увеличение продукции сельского хозяйства (на 6,3% во II квартале по сравнению с тем же периодом прошлого года) и прирост (на 10,3%) оборота розничной торговли в первом полугодии. Но и эти тренды имеют свои причины, в которых стоит попытаться разобраться.

На фоне низкой базы

Отчасти рост является следствием событий 2014−2017 г. г., когда реальные доходы украинцев падали (сократившись с 2013 по 2016 г. более чем на 30%), а гривна ослабевала.

В последнее время, однако, тренд сменился: конкуренция на рынке труда растёт из-за дефицита кадров, вызванного масштабной трудовой миграцией в Европу, а курс доллара по отношению к национальной валюте снижается.

В результате покупательская способность граждан увеличивается даже быстрее, чем гривневый ВВП, а уверенность потребителей растёт, что подталкивает спрос.

Если перевести украинский номинальный ВВП в доллары, окажется, что он вырос с 2015 г. с $90,6 до $131 млрд, увеличиваясь самыми быстрыми темпами в Восточной Европе.

Если недавно можно было говорить об Украине как о самой бедной стране региона (средняя номинальная зарплата в начале 2016 г. составляла $180/мес.

), то сейчас на постсоветском пространстве страна отстаёт только от России, Казахстана и Беларуси с номинальным показателем $435/мес. Этот восстановительный рост не будет вечным, но его нельзя недооценивать.

Более фундаментальными являются несколько других обстоятельств.

Что пошло на пользу

Прежде всего, следует признать, что сотрудничество с ЕС стало для Украины большим благом. За последние четыре года с участием европейского капитала в стране было открыто более 200 промышленных предприятий. Экспорт в ЕС вырос с 2015 г. более чем на 30%, достигнув $20,2 млрд.

Даже либерализация визового режима, вызывая дополнительное давление на рынок труда в Украине, пока скорее работает на развитие её экономики (требуя технологической модернизации), а не против него.

Сама модернизация становится более достижимой с учётом укрепления гривны, которая делает закупки оборудования за рубежом и продажу продукции на внутреннем рынке экономически оправданными.

Значительное позитивное влияние оказывает и то, что в Украине сохранилась пусть и олигархическая, но конкуренция, которая препятствует тому огосударствлению экономики, которое мы видим в России и которое во многом убивает инвестиционный климат.

Украина зарекомендовала себя как страна, в которой большинство групп влияния представлены во власти, существует довольно эффективная судебная система, уважаются права инвесторов (особенно иностранных), а предпринимательство не является — в отличие от России — уголовно наказуемым деянием.

Даже госкомпании сегодня в намного большей степени действуют как коммерческие организации, а не как агенты правительства. Всё это создаёт фундамент для сохранения позитивных макроэкономических трендов.

Стоит заметить, что хотя налоговая нагрузка остаётся высокой (сейчас она достигает почти 38% ВВП), распределена она неравномерно, и многие сектора малого и среднего бизнеса чувствуют себя очень уверенно. Государственное и полицейское рейдерство за годы президентства Петра Порошенко существенно ослабло.

Приход к власти новой команды безусловно породил дополнительные надежды на дебюрократизацию (не будем забывать, что успешный второй квартал — это и есть период транзита, подпитывавшего ожидания).

Сегодня у нового правительства имеется мощный рычаг для ускорения роста в виде снижения налогов, расширения прав предпринимателей и, конечно, проведения земельной реформы — всё это способно сохранить высокие темпы роста и в ближайшие годы.

Серая зона

Наконец, нельзя не принимать в расчёт и ещё один фактор. Украинская экономика в существенной своей части оперирует в «серой» зоне. Доля неформальной экономики оценивается в треть официального ВВП, а неформальных экспортно-импортных операций — ориентировочно в 30%.

Если новым властям удастся модернизировать налоговую систему, ввести, например, налог на выведенный капитал; отменить мораторий на куплю-продажу земли; дополнительно упростить процедуру получения патентов и лицензий, вполне можно предположить, что формальные показатели ВВП будут расти на 2−4% в год только в силу перехода части предпринимателей в «официальный» сектор. Хотя в строгом смысле слова это не будет ростом, но само отражение этого процесса в статистике приведёт к улучшению показателей отношения долга к ВВП, увеличит привлекательность страны в глазах инвесторов, активизирует работу кредитых организаций.

Читайте также:  Семинары по 44-фз для заказчиков и поставщиков. обзор

Безусловно, Украина остаётся во многих отношениях очень проблемной страной: она всё ещё зависит от России в поставке ряда видов энергоносителей; военно-политическая ситуация может быть дестабилизирована Москвой достаточно легко; финансовая поддержка Запада и международных финансовых институтов остаётся крайне значимой. Однако направление развития украинской экономики в сторону либерализации, открытости внешнему миру и поощрения конкуренции не оставляет сомнений — и потому как и в 2004 г. можно сказать: «Украина — не Россия». Ни в политическом, ни в экономическом отношении.

Оригинал

Страна (Украина): конец чуда. Что будет с белорусской экономикой без Лукашенко и как это отразится на Украине

«Батька» сумел выстроить очень специфическую модель «социалистического капитализма». Причем, Белоруссия в отличие от Украины — не сырьевая, а индустриальная страна. А ключевую роль играют государственные предприятия.

Но вся эта конструкция базируется в первую очередь на союзе с Россией. РФ является главным донором белорусской экономики, причем, зависимость столь сильная, что в случае ссоры с Москвой, Белоруссии может грозить масштабный кризис. Что отрикошетит и по Украине.

«Белорусское чудо»

Судя по данным официальной статистики, белорусская экономика, несмотря на коронавирус и охвативший мир кризис, чувствует себя достаточно неплохо.

По данным Белстата, по итогам первого полугодия этого года ВВП республики составил порядка 66,3 миллиарда белорусских рублей (26,9 миллиарда долларов), что на 1,7 процента меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

То есть, несмотря на коронавирус, падение белорусской экономики — минимальное. Для сравнения, в первом полугодии 2019 года был рост, но незначительный — на 0,9 процента, по сравнению с 6 месяцами 2018 года.

То есть общий коронавирусный удар по белорусской экономике — до 3 процентов ВВП. Для сравнения, Украина по итогам первого полугодия потеряла 6,5 процента ВВП, а, к примеру, США — больше 20 процентов.

При этом, в отличие от нашей сырьевой экономики, основной вклад в ВВП Белоруссии дает промышленность. По итогам первого полугодия этого года промышленность республики сгенерировала 52,9 миллиарда рублей. Для сравнения — сельское хозяйство только 6,9 миллиарда.

«В отличие от Украины, которая после распада СССР быстро начала утрачивать промышленный потенциал, Белоруссия сумела сохранить и частично адаптировать к новым реалиям индустриальное ядро.

Поэтому если на момент обретения независимости наши стартовые позиции были сильнее, чем у белорусов, то сейчас белорусская экономика демонстрирует лучшие результаты, чем украинская», — говорит аналитик института Growford Алексей Кущ.

Скажем, ВВП на душу населения в Белоруссии составляет порядка 6,7 тысячи долларов, что на 80 процентов больше, чем на Украине (около 3,7 тысячи). К слову, ВВП Белоруссии с 1994 года вырос вчетверо.

Для сравнения: ВВП Украины сейчас — это только чуть больше 60 процентов того, что было на 1990 год.

И это при том, что ресурсная база на Украине — намного богаче, чем у соседей, а населения вчетверо больше.

«Батька» построил в Белоруссии свою версию «социализма». Ключевые промышленные предприятия находятся в государственной собственности и работают в жестких рамках плановой экономики.

При этом в страну идут иностранные инвестиции. К примеру, Белоруссия фактически заняла место Украины в новом «Шелковом пути», став крупным транзитным коридором по пути товаров из Европы в Китай.

А благодаря современной системе таможенного досмотра (скажем, грузы сканируются специальным оборудованием без остановки транспорта) и хорошим дорогам, Белоруссия перехватила и немалую часть другого транзитного трафика.

Скажем, по итогам первого полугодия этого года Белстат отчитался о перевозке 186,6 миллиона тонн грузов. Украина по этому показателю пока впереди (275,5 миллиона), но белорусы нас быстро догоняют.

В последние десять лет в республике быстро и при поддержке государства развивается ИТ-сектор. В нем работает более 50 тысяч человек, его общий объем продаж составил более 3 миллиардов долларов. А доля в ВВП (более 6 процентов) лишь немногим уступает доли сельского хозяйства. Но эти цифры, особенно в плане численности занятых, все равно сильно уступают показателям по промышленности.

Российская «игла»

В то же время обратной стороной сильных позиций госсектора является высокая доля убыточных предприятий. Они поддерживаются с социальной целью (чтобы не плодить безработицу). И делается это за счет как прибыльных предприятий, так и поддержки со стороны России. Точно так же поддерживается и высокий уровень социальной защиты населения.

При этом белорусская экономика настолько тесно интегрирована в российскую, что уже практически стала ее частью. Белоруссия входит в Таможенный союз с Россией, граница между ними — чисто условная, а таможенное и налоговое законодательство синхронизировано.

Что во многом объясняет успехи Белоруссии в транзите грузов — перевозчикам, которые едут из ЕС или в ЕС намного удобнее пускать потоки через соседнюю страну, в обход Украины, так как там они быстро проезжают российскую границу. Но главное — это беспрепятственный или почти беспрепятственный товарооборот между самой Белоруссией и Россией.

«До половины товарооборота Белоруссии приходится на РФ, это огромный показатель, который в том числе позволяет поддерживать стратегическую для белорусов отрасль — промышленность. Белорусская продукция на мировом рынке, мягко говоря, не очень конкурентна.

Их тракторы и сеялки в той же Европе никому не нужны, поэтому Россия — едва ли не единственный рынок сбыта. Похожая зависимость от российского рынка была у нашей промышленности, в частности у машиностроения. И ни для кого не секрет, чем все закончилось.

Потеряв российский рынок, украинская экономика быстро скатилась в сырьевую. Но у Белоруссии такой возможности нет. Она попросту не сможет стать мировым экспортером аграрной продукции, как наша страна. И крупных месторождений сырья у них тоже почти нет.

Поэтому связь с российским рынком является жизненно важной для белорусской экономики», — говорит Алексей Кущ.

Россия «подсадила» Белоруссию на дешевую нефть. Что, собственно, и позволило белорусам хорошо зарабатывать на нефтепереработке (в том числе, на поставках на Украину). Причем, Белоруссия долгие годы покупала российскую нефть по внутренним ценам, без экспортной пошлины.

Но когда Россия недавно провела «налоговый маневр», сместив фискальный акцент по нефти с экспорта на добычу, Белоруссия потеряла порядка 500 миллионов долларов. Но в итоге Лукашенко договорился с Путиным о компенсациях этих потерь. В феврале этого года Лукашенко заявил, что Россия готова выплатить 300 миллионов долларов выпадающих доходов за счет премий нефтяным компаниям.

Нефтепродукты в списке белорусского экспорта — на первом месте (более 7 миллиардов долларов). На украинских заправках доля белорусского бензина и дизеля достигает 30-40 процентов.

«Разумеется, все это стало возможным благодаря льготным ценам, по которым Минск покупает нефть из России.

Белоруссия продолжает эксплуатировать НПЗ, построенные еще во времена СССР для продажи топлива в страны Западной Европы.

Со времен перестройки в структуре белорусской экономики почти ничего не поменялось: около 70 процентов ВВП создается государственными или около государственными компаниями», — говорит аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

Причем, «батька» принимает «скидки» и «бонусы» от россиян как должное. А нередко и сам их выбивает.

К примеру, с той же нефтью он пригрозил России, что в случае недопоставок, начнут несанкционированный отбор.

Лукашенко также поднял скандал по поводу слишком дорогого, по его мнению, газа для Белоруссии. Газпром поставлял его по 127 долларов за тысячу кубов, тогда как в Германию — по 70 долларов.

Примеры, подтверждающие, насколько плотно белорусская экономика встроилась в российскую, есть буквально в каждой отрасли. Скажем, предприятия белорусского ОПК осваивают 15 процентов российского оборонного заказа на 1,5 миллиарда долларов в год.

По данным МВФ, в разные годы российская поддержка составляла от 11 до 27 процентов белорусского ВВП. К примеру, с 2005 по 2015 год РФ влила в белорусскую экономику порядка 106 миллиардов долларов, говорится в отчете МВФ.

Активно вкладывается в белорусскую экономику и частный российский бизнес. По данным Белстата, за первое полугодие этого года Белоруссия получила 4,5 миллиарда долларов иностранных инвестиций, на долю российских из них приходится 42,8 процента.

«Экономика Белоруссии сконцентрирована вокруг народного хозяйства и огромных дотаций со стороны России. Получается, что она напрямую зависит от политической дружбы с РФ», — подытожил аналитик Центра биржевых технологий Максим Орыщак.

К слову, саму Россию такое «покровительство» уже тяготит. Кремль все чаще поднимает вопрос об углублении интеграции и о проведении реформ с целью сделать белорусскую экономику менее зависимой от дотаций.

Но Лукашенко с возмущением отвергает все эти предложения и грозится развернуться на Запад, устраивая России нередко публичные скандалы, что привело к заметному охлаждению в отношениях двух стран в последние годы.

«Быстрая деиндустриализация и крах экономики»

Учитывая столь сильную зависимость белорусской экономики от России, возникает вопрос — а что с ней будет без Лукашенко? Тут возможно несколько вариантов.

«Все будет зависеть, по какому сценарию пойдут белорусские события дальше — если не „батька», то кто вместо него. Это будет преемник, который станет продолжать политику и курс Лукашенко или же Белоруссия выберет прозападный курс. От этого зависит формат будущих отношений с Россией», — говорит Кущ.

Если к власти придет «сменщик» Лукашенко, то каких-либо кардинальных перемен ожидать не стоит. «Нечто похожее наблюдалось в Армении: после массовых протестов пришло новое правительство, которое продолжило тесное сотрудничество с Москвой в отсутствии других альтернатив», — говорит аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

Гораздо более серьезные последствия будут в случае прихода к власти прозападного политика. «Россия воспринимает Белоруссию, собственно, как часть своей территории. Поэтому не исключено открытое силовое противостояние», — считает Кущ. Но даже если крайних вариантов удастся избежать, и все закончится только «ссорой», белорусская экономика окажется в шаге от краха, — говорит эксперт.

«Стремительная деиндустриализация, резкий обвал экономики, массовая трудовая миграция. Белоруссия без Лукашенко, собственно, уже давно болталась бы где-то между Молдавией и Киргизией. Так что как раз этот сценарий теперь может реализоваться», — говорит Алексей Кущ.

Читайте также:  Как можно будет заработать на продаже «зеленой» энергии после всех изменений в законодательстве

Как чувствует себя экономика Беларуси, России и Украины: сравнение экспертаAgoraVox20.08.2020Foreign Affairs20.08.2020Белорусские новости20.08.2020

Кроме того, проведение приватизации и отмена дотаций убыточным предприятиям (что неизбежно в случае западного вектора развития) приведет к быстрому закрытию многих (или даже большинства) производств.

А ныне прибыльные предприятия могут стать убыточными из-за потери российского рынка. Так как переориентироваться на другие рынки большинство из них не сможет из-за слабой конкурентоспособности продукции.

Стать сырьевым экспортером Белоруссия также не в состоянии, так как, собственно, экспортировать особо нечего (исключение — отдельные предприятия вроде «Беларуськалия»).

«Нельзя стать крупным мировым экспортером только за счет картошки или овощей.

Нужны промышленные масштабы монокультур, скажем кукурузы или подсолнечника, как, к примеру, на Украине, но природные условия для этого в Белоруссии не очень хорошие. Тем более что у страны нет выхода к морю», — пояснил Алексей Кущ.

«Угасание» белорусской экономики может напрямую ударить и по Украине. Стоит вспомнить, что в последние годы Белоруссия была активным посредником в экспортно-импортных сделках между Украиной и Россией.

Через Белоруссию в РФ шли украинские продукты питания, запчасти и т.д, а обратно — уголь и российские товары. Что при формальном закрытии российского рынка, все же позволяло украинской продукции просачиваться на него обходным путем.

Понятно, что при ухудшении российско-белорусских отношений эта лазейка полностью закроется.

Еще одна потенциально проблемная позиция — нефтепродукты. Доля белорусского бензина и дизеля на украинских АЗС за последние годы снизилась, но все равно очень большая. Скажем, по дизельному топливу — 30 процентов (два года назад было 43 процента). «Сейчас наступил кризисный период в Белоруссии, а значит, товарооборот будет еще стремительнее снижаться.

Чем попытаются воспользоваться украинские переработчики, в частности предприятия Игоря Коломойского. Белорусские производители топлива уже давно являются основными конкурентами для компаний украинских олигархов.

Поэтому текущую политическую ситуацию они однозначно будут использовать как причину для тотального сокращения сотрудничества с проблемной страной», — говорит Орыщак.

Эксперт прогнозирует сокращение украинско-белорусского товарооборота не только по нефтепродуктам, но и по другим товарным категориям. «В прошлые годы Украиной уже вводились заградительные пошлины. Еще в декабре прошлого года сроком на 5 лет ввели антидемпинговые пошлины в отношении импорта прутков из углеродистой и других легированных сталей из Белоруссии и Молдавии.

В 2020 году комиссия по международной торговле ввела пошлины на спички из Белоруссии и России в размере 21 и 46 процентов соответственно. Если обратиться к спискам ведомства — таких антидемпинговых расследований за последние годы было немало.

А с учетом политической неопределенности в Белоруссии, ни о каком улучшении экономических связей речи быть не может», — считает Орыщак.

Для нас — это потери миллиардов долларов. В прошлом году товарооборот между Украиной и Белоруссией составил порядка 5,5 миллиарда. Впрочем, как считает народный депутат Олег Волошин, «белорусский социализм», с Лукашенко или без него, все равно закончится. Вся разница только в «комфортности» выхода из него.

«Показательно, что на Украине звучит гораздо больше тревоги по поводу будущего „белорусского социализма», чем в России. Потому что там понимают, за чей счет был этот банкет, как и осознают его неизбежный финал при любом исходе.

А как только Киеву хватит ума возобновить прямое авиасообщение, а ЕС и РФ начать снимать взаимные санкции, исчезнут и транзит через Минск, и „белорусский пармезан». Плюс Кремль серьезно настроен пересмотреть условия поставок энергоресурсов. До сих пор субсидии из РФ (в виде льготных цен) составляли до 25 процентов ВВП Белоруссии.

На конец 2018 года РФ владела 37,6 процента белорусского госдолга (7,9 миллиарда долларов), но нужными темпами Белоруссия отдавать его не способна и вынуждена каждый год рефинансировать до 75 процентов долга, а значит, снова частично зависеть от российского кредита.

И одним из ключевых условий сохранения таких поблажек Москва называет всю ту же большую приватизацию и проведение более ответственной бюджетной политики (а это означает и пересмотр социальной политики). Так что социализм закончится в любом случае. Вряд ли даже КНР захочет его оплачивать.

Только, как показывает пример того же Китая, процесс может пойти плавно, или, как свидетельствует опыт Венесуэлы, весьма драматично. СССР можно было сохранить в реформированной форме как общее политико-экономическое пространство, но не обанкротившуюся советскую систему „народного хозяйства»», — написал Волошин на своей странице в Фейсбуке.

Один из белорусских предпринимателей, с которым поговорила «Страна», также считает, что при любом исходе нынешнего противостояния созданная Лукашенко социально-экономическая система будет меняться.

«Вопрос только, в каком направлении — в сторону большей интеграции с Россией или же в сторону Запада.

В первом случае, при условии сохранении поддержки Москвы, можно будет обеспечить плавный переход и избежать закрытия многих предприятий даже в случае их приватизации.

Во втором случае, обвал будет очень резким и потребуются долгие годы, чтоб экономика перестроилась и нашла свою нишу в мировом и европейском разделении труда», — говорит бизнесмен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Кто «чувствует» себя лучше: эксперт сравнил экономику России, Украины и Белоруссии

Эксперт Дмитрий Иванович решил провести сравнительную характеристику экономик России, Украины и Белоруссии, чтобы узнать, как «чувствует» себя каждая из них. Специалист взял показатели стран за первое полугодие прошлого года и тот же самый отрезок предыдущего, дав каждому из них свой комментарий.

По его словам, в Беларуси наблюдается рост чистой прибыли в 2,5 раза из-за изменения курса местной валюты (благодаря валютной закредитованности предприятий).

На Украине также наблюдается рост чистой прибыли в гривнах и долларах в 6,4 раза.

А вот в России же, наоборот, данный показатель с 2016 года снизился на 11%, однако в национальной валюте, а вот в долларовом эквивалента прибыль с государства значительно возросла за счет укрепления рубля.

Помимо этого, эксперт объяснил, какие виды деятельности являлись самыми прибыльными в прошлом году для трёх государств. Так, для белорусов – это промышленная переработка, химическая промышленность и выпуск продуктов питания, а вот для россиян и украинцев – чистая прибыль сконцентрировалась в сфере добычи природных ресурсов.

При этом в Белоруссии, в отличие от РФ и Украины, убыточной оказалась металлургия, гостиничный бизнес и цементное производство. Экономист отметил, что из трех стран в России – самый минимум убыточных видов деятельности – к ним относятся разве только деревообработка, постройка инженерных сооружений. Однако в рамках масштабов экономики специалист считает данные убытки несущественными.

Самое сильное влияние добывающая промышленность, по словам эксперта, оказала именно на Украину за данный временной период. Убыточным оказалось производство нефтепродуктов.

Экономист рассказал, что 50% прибыли в Беларуси обеспечивают столичные предприятия по продаже и транспортировке природного газа, а также крупные компании по торговле нефтепродуктами и калийными удобрениями.

В РФ основная чистая прибыли сконцентрирована в крупных городах, где велика доля международных или добывающих компаний, а также в нефтеперерабатывающих регионах. Лидерство в этот временной период удерживает Москва.

По словам экономиста, успешные украинские компании расположены в Киеве, именно они и принесли стране до 70% чистой прибыли.

Подытожил свою сравнительную характеристику эксперт основными тенденциями в данной области для трех государств сразу. Для белорусов важное значение на показатели предприятий оказывает курсовая политика Нацбанка, из-за чего колебания курса национальной валюты влияет на прибыль и убытки.

Еще двумя важными тенденциями для этой страны являются следующие: снижение ставки рефинансирования и задание по росту зарплаты в условиях необходимости полной занятости.

Также в Белоруси наблюдается слабая диверсификация рынков сбыта и ориентация страны на рынок РФ, что создает риски для финансовой устойчивости местных предприятий.

Высказался эксперт и по поводу России. Экономист считает, что при сокращении чистой прибыли в нацвалюте местные предприятия могут перейти к политике сдерживания своих инвестиционных расходов.

На данный момент прибыль компаний сконцентрирована именно в секторе добычи и переработки сырья, поэтому это и станет основой бюджета в самое ближайшее время.

Экономист также отметил, что из-за разной ситуации в регионах происходит разный темп их развития, в связи с чем необходима серьезная система перераспределения бюджетных ресурсов, чтобы поддерживать бизнес во всех районах РФ.

Что касается Украины, то за прошлый год динамика промышленных показателей там снизилась, поэтому это может сдерживать чистую прибыль и дальше. А для создания более благоприятных условий развития пищевой промышленности в стране, нужно делать ставку на развитие сельского хозяйства.

sharknews

источник: 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *