Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Александр Александров переехал в США 8 лет назад, когда ему было 28. Он прошел путь от сотрудника ресторана фастфуда до совладельца нескольких успешно работающих в США бизнесов. Его историю рассказывает сайт probusiness.io.

– Я иммигрировал в Штаты в 2010 году. До этого был здесь дважды: в 2003-м по программе студенческого обмена и в 2005-м работал на круизных лайнерах. Но расскажу подробнее обо всем по порядку.

«Мыть посуду в ресторане психологически приятно»

В 2003 году я пробыл в Штатах с мая по октябрь, за это меня чуть не выгнали из университета. Работал в ресторане Wendy’s на жарке картошки фри, потом меня повысили до жарки котлет для гамбургеров. Еще была работа в сэндвичной Subway.

Там самым сложным было научиться разрезать вдоль батон для бутерброда. Я их перепортил тогда штук, наверное, двадцать. Также работал в магазине сувениров и пляжного барахла, которым владели два брата-араба.

По вечерам подрабатывал бассером (отвечал за уборку и сервировку столов в ресторане) и мойщиком посуды.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Кстати, мыть посуду, как ни странно, приятно психологически. Моет машина, а ты четко видишь результат: было грязное – стало чистое. В то лето мой заработок составлял $7–10 в час. Я работал по 14, а бывало, и по 16 часов в сутки.

По сути, Америки я не видел. Один раз была ситуация: пришел на работу в Wendy’s в два часа дня, а ушел в шесть часов утра. И самое обидное, что часы работы после двенадцати ночи почему-то не посчитали. Очень я тогда разозлился. Чтобы вернуть честно заработанное, пришлось потом хитрить и пробивать тайм-карты, когда на самом деле меня там не было.

В тот первый приезд в Америку у меня были мысли остаться, но не хватило смелости, наверное. А может, понимания зачем. За пять месяцев работы в США я скопил $8000.

Как я стал главным по алкоголю

После окончания университета я узнал про работу на круизных лайнерах. Прошел интервью в Минске. Никакого блата, никаких связей. Приехала американка, провела интервью с 65 людьми, из которых взяли 58. Английский у всех, включая меня, был так себе.

В конторе, которая нас готовила к интервью, посоветовали подаваться на позицию ювелира в магазин дьюти-фри – там условия работы лучше. Я прочитал какие-то материалы по теме, на интервью сказал, что есть опыт в этой сфере, – ну, меня и приняли. Уже потом, на корабле, конечно, поняли, что никакой я не ювелир.

Но отправлять меня обратно было дорого, поэтому меня перевели в отдел алкоголя и сигарет, где я и работал почти все время действия контракта.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Место было правильное: я быстро познакомился со всем персоналом, и, поскольку купить алкоголь можно было только у меня, и капитан, и начальник охраны стали «своими» людьми. Первые круизы были на Аляску, где алкоголь и сигареты стоили в разы дороже, чем на корабле. В месяц я получал около $2000, но это был далеко не весь доход…

После восьми месяцев работы на кораблях я вернулся в Минск. Немного поработал в сфере прокладки и настройки локальных сетей, потом менеджером по продажам компании Procter&Gamble. Зарплаты там тогда были очень хорошие, у некоторых моих коллег официальный доход, учитывая процент от продаж, доходил до $10 000 в месяц. Также у меня был свой мелкооптовый бизнес в этой же сфере.

В 2010-м я снова уехал в США, куда на тот момент уже иммигрировал мой младший брат. Все следующие бизнесы я делал именно с ним.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

«Понял, что не для того моя розочка цвела»

Первым моим бизнесом в Америке по приезде была пересдача жилья. Снимали дома на летний период в курортных городах и пересдавали потом покомнатно. Занимались этим недолго, по сути, один сезон.

Приносило это от $2000 до $4000 в месяц, но было много напряга с постоянно приезжавшими и уезжавшими студентами, поддерживать рентабельность бизнеса было довольно проблематично.

С другой стороны, было весело: у нас жили сорок пять студентов в четырех домах, лето проходило в формате вечеринок и пляжа.

Второе, что было опробовано, – точка по продаже уличной еды. В Нью-Йорке много таких. Прямо на улице стоит фудтрак, в который интегрирована кухня. Было нас три партнера: я с братом и пакистанец Тахир. И еще работник, тоже пакистанец.

Платили мы ему $100 за 12-часовой рабочий день. Меню было простецкое: курица с рисом, фалафель, ну и все в таком стиле. Подготовка к бизнесу заняла больше времени, чем все это просуществовало.

Трак обошелся нам в $40 000, потому как был почти новый.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Себестоимость одного блюда была около $3,5, а продавали мы его по $5–6. Чтобы заработать хотя бы $150 в день, продать надо было в среднем около ста порций, что иногда было тяжело, особенно в дождь. Место можно было выбирать хоть каждый день новое, в соответствии с правилами парковки.

Но… невзлюбил я эту тему очень сильно. Контролировать бизнес-процессы нужно было круглосуточно, забот море.

Утром трак надо было привезти, вечером – увезти в гараж, раз в неделю полная чистка – санстанция не дремлет, постоянно поддерживать ассортимент продуктов. С утра должны были быть завтраки – пончики и кофе, которые надо было закупать чуть ли не в четыре утра, а после завтрака – другое меню. При этом, как я уже говорил, продавалось не все и не всегда.

Короче, бизнес в целом был прибыльный, но деньги получались небольшие, проблем было много, отнимало очень много времени. В идеале надо было выводить его хотя бы на пять точек – а меня от одной уже зло брало. И, когда личная машина начала пахнуть рисом и помидорами, я понял, что не для того моя розочка цвела. Не наше это.

«Выскочили» мы из этого бизнеса очень неплохо – потеряли относительно немного, около $1500.

К слову, в США каждый вид мелкого бизнеса «закреплен» за определенными нациями. Например, стритфудом в основном занимаются пакистанцы, египтяне, индусы и т.д. Русских и белорусов, кроме нас, наверное, не было. Может быть, поэтому все у нас было, скажем так, коряво. Нет, нас никто не ущемлял, просто мы изначально были белыми воронами в этом бизнесе.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

А вот значительную часть автобизнеса здесь держат как раз выходцы из СНГ. Может, потому что наши ребята изначально более толково подкованы в техническом плане, обладают аналитическим умом и так называемой смекалкой. К тому же в постсоветских странах иметь крутую тачку – это признак статуса. Поэтому, приезжая сюда, многие сублимируют свои нереализованные желания в автобизнесе.

«Прибедняются, жалуются, но продолжают с тобой работать»

Параллельно с фудтраком у нас набирал обороты именно бизнес по продаже машин. В начале все было очень примитивно. У нас с братом не было доступа ни к аукционам, ни к базам по истории авто. Мы просто использовали сайт Сraigslist – вроде нашей «Автомалиновки».

Основным типом сделок был экспорт в Россию и Беларусь друзьям и знакомым. Новые клиенты находились через сарафанное радио. Но постепенно желающих заказать авто становилось все больше. По сути, все, что нужно было для того, чтобы к тебе обращались, – делать все на совесть, не врать при описании авто, четко выполнять сроки доставки.

Очень удивляло, как легко люди доверяют довольно значительные суммы в общем-то незнакомому человеку. Никакого договора и гарантий не было. Все было построено на адекватных консультациях и на том, что я всегда снимаю трубку телефона: даже в 4 утра я отвечал на все вопросы.

География продаж тогда была такой: Минск, Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Кемерово, Чита. Большинство клиентов я лично никогда не видел.

Но, когда растаможка резко повысилась, наш экспорт «накрылся медным тазом». Далее было два варианта: искать что-то другое или пытаться работать с этой же темой на внутреннем рынке. Мы начали пробовать второе.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Так эта тема затянула нас на восемь лет. Было много чего пройдено. Начинали от двух машин в ассортименте – сейчас продаем около 25–30 в месяц. Средняя цена авто – $6000–7000. Прибыль с одной машины – $800−1200. В среднем авто продается около недели, бывает быстрее. Сейчас это уже довольно серьезный поток с четкой сегментацией.

Около 60% продаж идет на экспорт: Нигерия, Ливан, Чад, Сенегал, Коста-Рика, Доминикана, Кот-д’Ивуар, немного Гонконг, Германия, Литва, Кыргызстан. 40% наших продаж – внутри США, есть направление по экспорту мотоциклов в Россию.

Частично юридическим лицам, частично конечным клиентам. Покупаются машины пакетами у крупных дилеров новых авто – по сути, это машины, которые владельцы сдали в трейд-ин. Что-то покупается через аукционы, что-то – на Сrаigslist.

Основной сегмент экспорта – Африка. Принцип работы такой же, как и раньше. У нас появилась наработанная база клиентов, которые рекомендуют нас своим знакомым.

Ничего сложного в этом бизнесе нет: если ты не обманываешь, делаешь все в срок – люди тебе доверяют.

Плюс надо понимать, что, сидя в Африке, России, где угодно, очень сложно найти толкового человека в США, который будет все делать вовремя, снимать трубку, когда возникли косяки, и их разруливать.

Очень важно вести дела прозрачно. Нет ничего зазорного в том, чтобы озвучить клиенту цифру твоего заработка. Любая работа должна быть оплачена.

Правда, я заметил такую особенность: белорусским клиентам важно услышать, что ты чуть ли не теряешь на этой сделке. Тогда у них легко на душе. И, наоборот, травма, если зарабатываешь хорошо.

Это присуще не только белорусам – доминиканцы, нигерийцы, индусы и украинцы в этом похожи.

Они прибедняются, жалуются, торгуются до последнего, пытаются навязывать свое видение, но все-таки продолжают с тобой работать.

А вот американский клиент скажет: «Я понимаю, что ты купил эту машину за $3500, я покупаю за $5000, но мне нормально». Для него странно, если ты теряешь, продавая ему. У него в этом случае в голове конфликт: зачем ты тогда вообще это делаешь?

Основные клиенты в России – перекупщики. Они тоже видят сумму моей прибыли – и их это устраивает. Их интересует только экспортный потенциал машины: за сколько они сами смогут ее продать. Никто не спорит, все довольны, что зарабатывают.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Большинство клиентов адекватны. Хотя случаются и приколы. Например, один раз нам заказали машину в Россию – почти новый «Лексус» за $25 000. С растаможкой и доставкой он выходил клиенту под $45 000. И хотел он именно переднеприводную машину – потому что «расход бензина меньше».

Заработать на «домах-банкротах»

В определенный момент пришло понимание, что хочется уже перейти на новый уровень дохода и способ его получения. Продавая машину, ты зарабатываешь один раз.

Читайте также:  Каким должен быть директор, чтобы все работало

Чтобы заработать снова, ты снова покупаешь и продаешь. То есть доход увеличивается только за счет объемов. Мы же хотели иметь пассивный доход и возможность масштабирования системы неограниченное число раз.

Поняли, что это возможно в сфере недвижимости.

И вот за что мы взялись. В США существует налог на недвижимость, который платится раз в год и составляет довольно значительную сумму в зависимости от штата и стоимости дома. Если хозяин не может его заплатить, дом забирают (либо штат, либо банк – если дом взят в кредит).

Такие дома, как правило, убиты, у них могут быть отключены газ, вода, электричество. Они могут иметь статус нежилых. Далее дом выставляется на аукцион и продается либо за сумму невыплаченных налогов по начальной ставке, либо за сумму остатка кредита. Рынок таких домов-банкротов довольно большой.

Если такой дом привести в порядок, его рыночная стоимость будет намного больше.

Допустим, у вас есть $100 000 наличными. Покупается такой дом за, скажем, $60 000, в нем делается ремонт и выплачивается коммуналка – это около $30 000. Итого $90 000. Потом он сдается в аренду и начинает приносить прибыль.

Важно отметить, что на этом этапе его рыночная стоимость – оценка делается еще до покупки – $150 000–170 000. Бумаги, подтверждающие это, подаются в банк для рефинансирования. Банк дублирует оценку, удостоверяет, что она верна, и выдает тебе кредит, равный примерно 75–80% от оценки дома под залог.

То есть при оценке в $150 000 выходит около $120 000. Получается, что мы вложили в дом $90 000 плюс взяли у банка кредит $120 000. По кредиту ты платишь меньше, чем получаешь с аренды. Дом сам себя окупает и потихоньку растет в цене. Плюс у тебя есть $120 000 для покупки следующего дома.

И так можно делать бесконечное количество раз, наращивая портфолио недвижимости и создавая на каждом объекте положительный поток дохода.

Рисков в такой схеме, по сути, нет. Главное – правильно все рассчитать: оценить дом по рынку, прикинуть доход по аренде и ежемесячные платежи по кредиту в месяц.

Деньги рефинансированы, в худшем случае банк заберет дом. А если под каждый дом оформлять отдельное юридическое лицо и делать страховку – не страшно вообще ничего, даже пожар или ураган. Страховые выплаты могут быть еще выгоднее, чем продажа дома.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

«Выгодных идей много – взять и сделать мешают лень и страх»

Про уровень английского, необходимый для работы в Америке, могу сказать следующее: это инструмент, степень владения которым не влияет на успешность или неуспешность. Хорошим знанием языка в сфере продажи автомобилей, например, должен обладать менеджер по продажам авто конечным клиентам, а не владелец бизнеса.

На мой взгляд, чтобы преуспеть в США, необходимы три вещи:

1. Логическое мышление, умение анализировать.

2. Фокусирование на цели и умение доводить идеи до логического завершения. Выгодных идей здесь много, многие лежат на поверхности, а взять и сделать часто проблема – одолевают лень, страх и так далее.

3. Умение учиться у людей, которые выше тебя в данной сфере, и лезть в сделку с теми, кто умнее тебя.

Да, прожив в США 8 лет, я, конечно, стал другим. Все белорусы здесь меняются. Как мне кажется, они становятся индивидуалистами – свободными в плане личных взглядов и мнений, более свободными финансово.

Те, кто добился чего-то сам и прошел через многое, не захочет все это потерять или поменять свой образ жизни в угоду кому-то. В Беларуси многие живут так, как от них ожидают родственники, коллеги, знакомые.

Те же, кто иммигрировал сюда и «отгреб по полной», живут так, как им хочется, и не пойдут на компромиссы. Они сделали себя сами. Они дорого отдали за это.

Но тут есть и обратная сторона медали – тяжело выстраиваются отношения между мужчинами и женщинами. Среди моих знакомых много классных парней и девушек, суперинтересных и успешных. Только они одиноки, и более того – их это в целом устраивает.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

 архив автора, fishki.net.

Моргенштерн, Саева, Милохины и другие звезды, получившие со славой зависимости и депрессию

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Алишер Моргенштерн

Юношеский максимализм, вседозволенность, страх потерять известность — что движет юными артистами и блогерами, которые вместо того, чтобы радоваться жизни, пускаются во все тяжкие, заставляя переживать близких? 

Моргенштерн

Еще пару лет назад об Алишере Моргенштерне мало кто слышал, но в последнее время его песни звучат буквально из каждого утюга, а лицо рэпера украшает собой билборды разных городов страны. Парню всего 23 года, и к этому времени он уже успел стать успешным артистом и преуспевающим бизнесменом, открыв в центре Москвы ресторан, пользующийся популярностью у столичной молодежи.

Правда, в жизни Алишера были нелегкие времена: он не скрывает, что страдал от наркозависимости, и это едва не закончилось трагично. «Я почувствовал, на сколько это меня убивает. Недавно у меня случился первый передоз. Где-то месяца два-три назад, когда монтировал клип Cadillac.

Сначала вызвал капельницу, меня прокапали. Врач сделала все замеры и сказала: «У тебя сейчас, наверное, сердце встанет». У меня пульс то 170, то 140, давление 220, а норма — 120. Скорая откачивала, укольчики делала», — откровенничал рэпер в ноябре прошлого года в интервью Юрию Дудю.

 

не пропуститеОт скромной отличницы до отвязной тусовщицы: преображение девушки Моргенштерна

Сейчас король хайпа (именно так Моргенштерна называют многие поклонники, — прим.

«СтарХита») старается вести здоровый образ жизни: не пить спиртное, правильно питаться и заниматься спортом.

Возможно, это произошло во многом благодаря его девушке Диларе Зинатуллиной, с которой он сошелся около года назад.

Слава Марлоу

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Слава не потерялся в тени успешного Моргенштерна

Если раньше Слава был тенью Моргенштерна, создавая биты для его песен, то сегодня Марлоу — довольно успешный артист, имеющий в арсенале несколько хитовых композиций. Со стороны 21-летний битмейкер кажется скромным парнем, которому чужды плохие привычки, но, внешность, как говорится, обманчива. В прошлом у Марлоу были серьезные проблемы с алкоголем.

не пропуститеSlava Marlow о смерти подруги, которой посвятил трек «По глазам»: «Тогда я не мог даже плакать»

«В 16 лет пил целый год. После этого — все. Однажды пьяным даже залез в квартиру — в Болгарии это было.

Просто жил по соседству, и эту квартиру постоянно сдавали туристам. Там устраивали какие-то тусовки. И вот однажды, напившись, я решил им таким образом отомстить.

Просто пробрался в квартиру, чтобы потусить», — делился саунд-продюсер на шоу «Студия 69» на YouTube-канале «Ламборджинсы».

Тима Белорусских

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Белорусских стал участником громкого скандала с наркотиками

22-летний исполнитель попал недавно в громкий скандал, связанный с наркотиками. Тиму Белорусских заподозрили в хранении запрещенных препаратов. Поначалу артист открещивался от громких обвинений, называя эту новость фейком, потом все же публично признал вину.

В середине апреля по громкому делу состоялось судебное заседание, в результате которого Тима отделался двумя годами домашнего ареста. «Я стал сильнее и начну новую жизнь!» — говорил он после оглашения приговора.

не пропуститеТима Белорусских: «Мы едва не потеряли квартиру»

За Белорусских искренне переживают не только преданные поклонники, но и его бывший продюсер Александр Кауфман, сделавший Тиму популярным.

 «Я бы не хотел, чтобы он сел в тюрьму, потому что, в первую очередь, это отразится на его семье. У него дочь, жена, он — главный кормилец. Да и не место ему там, все это прекрасно понимают.

Желаю, чтобы эта ситуация закончилась для него положительно», — откровенничал наставник.

Диана Шурыгина

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Диана периодически ложиться в рехаб

Несколько лет назад Шурыгина прославилась на всю страну, заявив об изнасиловании Сергея Семенова, который в итоге попал за содеянное в тюрьму. С тех пор Диана стала самой настоящей звездой соцсетей: она раскрутила свой Instagram, набрав почти два миллиона подписчиков и неплохо зарабатывает на рекламе. 

Но финансовая независимость, наличие любимого человека (коим стал молодой миллионер Денис Ребров, — прим. «СтарХита»), похоже, не дали 21-летней Диане должного удовлетворения. Так, в последнее время девушка часто становится пациенткой наркоклиник, о чем открыто рассказывает своей аудитории. «У меня опять был срыв!» — то и дело делится она.

не пропуститеДиана Шурыгина: честный рассказ о психбольнице, сексе и конфликтах с блогерами

К слову, недавно Шурыгина заявила, что простила своего насильника Семенова. По ее словам, молодой человек… не виноват в произошедшем. «Девчонки меня поймут, каково быть в компании самой симпатичной. Там было четыре гадких утенка.

Так вот эти сволочи подходят к Сереже и говорят про меня: «Она шалава, ты можешь ее отыметь…» Эти бабы просто его подставили. У нас с ним действительно сначала возникла симпатия. У меня до этого были ухажеры, но никто себе не позволял пальцем до меня дотронуться.

Я никогда не говорила, что Сережа — маньяк, убивал меня!» — откровенничала блондинка.

Дина Саева

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Дина впала в тяжелую депрессию из-за буллинга

Этой девушке удалось быстро завоевать многомиллионную аудиторию в TikTok, обзавестись рекламными контрактами и войти в список Forbes как одной из самых успешных юных блогеров. Правда, со временем что-то пошло не так: 21-летняя брюнетка вышла из образа скромной девушки и стала все чаще оголяться на публику, чем вызвала бурю негатива со стороны земляков родного Таджикистана.

Из-за буллинга в Сети Дина впала в тяжелую депрессию, о чем открыто говорила фанатам. «Я с вами прощаюсь, но ненадолго. Меня все так же мучает мое состояние. Не только душевное, но и физическое. Я не хочу убегать от самой себя. Пора заканчивать. Люблю вас до бесконечности! И, пожалуйста, перестаньте меня жалеть. Я не маленький ребенок», — делилась Саева.

не пропуститеЛюбовь прошла? Дина Саева угрожает Егору Криду рассказать всю правду об истории с Клюкиной

Некоторые пользователи Сети почему-то не поверили в страдания брюнетки, решив, что она попросту привлекает к себе внимание.

Это мнение довольно резко прокомментировал бывший бойфренд Дины, не менее успешный блогер Рахим Абрамов. «Если это не конец, то что? Я в шоке, честно.

Блогеры и продюсеры, которые хайпятся на человеке, у которого депрессия, это низко…» — сетовал он.

А ведь ранее ходил слухи о том, что Саева не может избавиться от наркозависимости. В окружении девушки опровергли подобные домыслы. «Это неправда, вранье. Я знаю, в чем проблема. Не буду раскрывать, потому что не вправе говорить об этом. Но могу сказать, что Дина Саева это очень светлый человек из мира блогинга!» — с уверенностью заявляла подруга Дины, Ксения Хоффман.

Даня Милохин

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Даня не выдержал испытания ранней славой

Читайте также:  Как вести сложные переговоры: примеры от дениса костусева, вице-президента по продажам itransition

Выходец из детского дома довольно быстро завоевал вниманием многомиллионной аудитории и стал богатым человеком, который сегодня может позволить себе не думать о финансах, а исполнять любую свою прихоть. Кажется, сегодня Даню Милохину хотят заполучить многие маститые звезды шоу-бизнеса, чтобы хоть как-то громко заявить о себе. Так, на счету 19-летнего юноши плодотворные сотрудничества с Николаем Басковым, Тимати, Джиганом и многими другими медийными персонами.

Правда, не обошлось и без трудностей. В столь юном возрасте Милохин знает, что такое… наркозависимость. «Когда я переезжал в Москву год назад, я вообще не сомневался, что добьюсь успеха.

Был уверен, что придет и слава, и подписчики. Год назад у меня ничего еще не было, но я не был несчастным человеком.

Наоборот, кайфовал от жизни и брал от нее все», — рассказывал блогер, который, добившись немалых высот, почему-то не ощущает себя счастливым.

не пропустите«Хотела отдать на полгода, а отдала на всю жизнь»: первое интервью матери Дани Милохина

Возможно, на Даню негативно сказалась жизнь вдали от родителей среди чужих людей. «Я умру в 23 — уверен. Либо от передоза, либо захочу сам.

Считаю, что существует перерождение душ, что из одного тела мы сразу переходим в другое.

Поэтому, если хайп закончится, если я пойму, что профукал свой успех, я просто застрелюсь и перезапущу все заново», — именно такими словам юноша пугал своих фанатов.

Илья Милохин

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time
Недавно брат Дани Милохина угодил в громкий скандал с наркотиками

Пока Илью Милохину нельзя назвать таким же успешным, как его брата Даню, но у обоих возникли одинаковые проблемы с запрещенными веществами. Дело дошло до того, что карьера 20-летнего блондина в шоу-бизнесе встала под угрозу.

«В последнее время он вел себя очень странно: мог не приехать на съемки, были недопонимания с ребятами из дома. О слове «семья» пришлось забыть, когда он нам сказал, что больше не хочет жить в доме, просто собрался и куда-то уехал. Мы до последнего пытались наладить с ним контакт.

Но в прошлую пятницу он сорвал концерт у своей группы и не вышел на сцену. Уехал. Оказалось, что он вновь начал употреблять запрещенные вещества. Больно? Честно, да.

В ближайшее время Илья ложится на реабилитацию в клинику, я максимально постараюсь вновь ему помочь», — делилась Мария Погребняк, продюсировавшая парня.

не пропуститеИлья Милохин рассказал о домогательствах в детском доме

Вот только Илья не оценил стараний Марии — сбежал из клиники, после чего нелестно отозвался о Погребняк, желавшей ему только добра.

 «Я, как многодетная мама (Мария воспитывает троих сыновей от футболиста Павла Погребняка, — прим.

«СтарХита»), хочу, чтобы блогеры несли в массы только полезную информацию, призывали к здоровому образу жизни, помогали нашим дорогим пенсионерам и убеждали, что употреблять наркотики — это плохо!» — отмечала блондинка.

Наши за границей. Уроженка Брестчины пробилась в Штатах на музыкальный Олимп (видео) — Брест. Последние новости сегодня. Брестская газета

Когда живешь в Калифорнии, к «звездному» окружению привыкаешь быстро. За ужином в популярном ресторане можно встретить певицу Дженнифер Лопес, а на заправке ненароком столкнуться с актером Леонардо ДиКаприо.

Несмотря на голливудскую разбалованность, самым большим открытием для меня было встретить четырех удивительных ребят из Брестской области.

Их совместный проект Kiwi Time пока поставлен на паузу, однако вокалистка группы решила не бросать музыку и продолжать соло.

 Наши за границей. Брестчанка живущая в Москве: «За все время жизни в России я ни разу не разочаровалась в русских»

Свой новый творческий проект Анна назвала Enola Mai, что в переводе с английского означает «Я одинок», если читать задом наперед. По словам артистки, это наиболее точно отражает ее внутреннее эмоциональное состояние после раскола группы, который она болезненно переживает.

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi timeАнна Маковчик. Casey FYFE

– Распад Kiwi Time стал для меня переломным моментом в жизни, ведь мы все друзья из Березы и знаем друг друга более 20 лет, – продолжает Анна. – Изначально я была в панике, опустошении и эмоциональном аду. Позже начала анализировать, что в этом состоянии нет ничего плохого.

Я увидела возможность остаться один на один с собой, оценить свои проблемы, узнать, кто я есть на самом деле, прочувствовать боль и одиночество, поплакать… Конечно, проще решать проблемы в команде единомышленников, которые тебя любят и подбадривают.

А когда остаешься один, ты должен быть сам себе и другом, и партнером. У меня было много переживаний, а моя задача как артиста – «достать» из себя эти эмоции и поделиться с обществом. Так, после изучения своего внутреннего мира и зародилась идея Enola Mai.

На сегодняшний день музыка – это мой образ жизни и способ самовыражения, я не представляю себя в чем-то другом.

Kiwi Time был успешным проектом, почему же вы распались?

– Это правда, на протяжении 5 лет удача не покидала нас. Мы выпустили пару альбомов, отсняли много клипов и даже пару эпизодов сериала Kiwi Time Live. Заключили контракт со звукозаписывающим лейблом, а также контракт на спонсорство.

В нас было вложено около 300 тысяч долларов. Полтора года сотрудничали со знаменитым продюсером Дэном Ши. Над созданием второго альбома мы уже работали вместе с легендой музыкального бизнеса Аллисон Хамамурой.

Она представляла интересы таких всемирно известных групп, как Eagles, The Cardigans, Nirvana, Moby. Мы находились в студии 6 дней в неделю по 8 часов, все остальное было для нас второстепенно.

Мы также брали напором, поэтому и стали белорусским феноменом, выступая в лучших местах Западного побережья, где многие американские группы не могли подать заявки.

В итоге Kiwi Time стала обладателем ряда премий в музыкальной индустрии США, в частности, Stoneski Battle of the Bands и ArtrockX bands competition, финалистами конкурса BFD music Festival и SF Station music fest.

Группа вошла в двадцатку лучших групп Сан-Франциско по версии радиостанции Live105.

А потом мы сломались… Вокруг нас было очень много людей, которые нами манипулировали в своих целях, и мы потеряли свое оригинальное видение…

Только искренняя песня может зацепить слушателя.

– В каком стиле музыка Enola Mai?

– В унылом (смеется). В моем творчестве очень много воздуха и меланхолии. Примером этому будет одна из самых последних русскоязычных песен «Полюса». Это история двух влюбленных, которым пришлось расстаться.

Когда же они снова встречаются спустя время, то понимают, что между ними до сих пор существует какая-то химия, но по разным причинам они не могут быть вместе… Самое важное для меня – это максимально честно выражать свои чувства при написании, ведь только искренняя песня может зацепить слушателя.

В то же время английский вариант моих песен более электронный, с драйвом и с яркими барабанами.

  •  Наши за границей. «В Нидерландах что женщина сказала, то мужчина и выполняет»
  • – В чем ты видишь свою главную цель и предназначение как музыканта?

– Во-первых, мне хотелось бы донести взрослым и детям, чтобы они не боялись выражать свои эмоции. Очень важно понимать и принимать себя, и, если вдруг вы либо ваши близкие проходят через эмоциональные трудности, тогда помощь должна быть оказана так же своевременно, как если бы у них болел зуб.

Своим творчеством я бы хотела поддержать людей, переживающих депрессию. Также я верю в людей как в высшие существа и знаю, что мы способны на большее, если будем рационально относиться к своим действиям. По-моему, сегодня люди слишком влюблены в себя и материальный мир стал более важен, чем когда-либо.

Если мои песни смогут привнести осознанность в людские души, я буду считать свою миссию выполненной.

Нужно знать, как «упаковывать» и продавать свой талант.

– Насколько тяжело пробиваться в таком мегаполисе, как Лос-Анджелес?

– Пробиваться в любом месте тяжело, когда твой единственный враг – это ты сам. Только наши ограниченные убеждения о собственном таланте не позволяют двигаться вперед. Например, я долгое время откладывала релиз моих треков, пока эмоционально не приняла себя.

Также секрет любого артиста – это оставаться собой, с личным уникальным жизненным опытом. Как только вы начинаете повторять за кем-то, вы уже проиграли.

В Лос-Анджелесе эти правила также работают. Нужно знать, чего хочешь, и иметь стратегию. Мои друзья-американцы всегда советуют мне take your time, что значит «не спешить», а работать над созданием образа, пока не найдешь себя. Попасть на радио тут намного сложнее, чем в Беларуси. В Америке музыка – это чистый бизнес, нужно знать, как «упаковывать» и продавать свой талант.

Когда я чувствую, что хочу поделиться написанным, значит, песня готова!

– И как близка ты к созданию этого образа?

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi timeАнна Маковчик. Pamela GARSIA

– Я в процессе работы над собой и своими комплексами. Например, будучи в группе, я стеснялась писать по-английски, боялась, что это будет выглядеть неидеально, слишком абстрактно. Я считала, что если пишу по-другому, значит, это плохо.

Я очень рада, что наконец-то пришла к принятию своей уникальности и даже готова сделать мой акцент и стиль написания своей фишкой. Я перестала судить себя по мелочам.

Я пишу много на двух языках, процесс и опыт помогают мне проходить трудности, а когда я чувствую, что хочу поделиться написанным, значит, песня готова!

 Наши за границей. После смерти мужа брестчанка от безысходности уехала с сыном в Испанию

– Ты раньше любила писать по-белорусски…

– Да, я училась в филологическом классе с белорусским уклоном и, будучи подростком, обожала мову! У меня до сих пор сохранились стихи и песни на белорусском. Также я написала трек для Kiwi Time, когда мы только переехали в США в 2011 (поет): «Ідзем, ідзем, не, бяжым па вадзе. Нам трэба яснай шчырай долі, я так веру ў цябе…»

– Тебе надо выступать на «Басовішчы»!

– Выступлю, когда позовут (улыбается). Я сейчас не ставлю себе никаких географических рамок, а просто занимаюсь тем, что люблю. Несомненно, идея выступать на больших фестивалях Европы и США меня очень вдохновляет.

«Басовішча» – фестиваль белорусской альтернативной и рок-музыки. Проводится ежегодно с 1990 года во 2-й половине июля в течение двух дней в урочище Борик у сельского поселения Грудек в Белостокском повете Польши.

– Скучаешь по Беларуси?

– Я скучаю по своим родным и в целом по нашим искренним людям. Я никогда не планировала эммигрировать, мои родители позволяли мне самовыражаться и быть тем, кем я хочу.

Мне очень близка белорусская культура, а в Америке не хватает глубины души, местные особо не предрасположены к сердечным разговорам. Тем не менее я всегда стараюсь рассказать американцам о моей Родине. Я горжусь своим происхождением и верю в нашу страну. Было бы здорово прославить Беларусь как артисту на международном уровне.

Читайте также:  Каким должен быть проект, чтобы привлечь деньги и клиентов — рассказывает основатель краудплатформы talaka

Kiwi Time

Первоначально друзья детства из города Береза Брестской области переехали в Сан-Франциско в поисках американской мечты. Поп-рок-группа Kiwi Time образовалась в 2011 году и совмещала в себе необузданную энергию вокалиста и лидера гитариста Йоги Шипа, неудержимый ритм певицы Анны Маковчик, барабанщика Влада Кухарчука и игривые вибрации Николая Скробота на клавишных и гитаре.

В 2013 году Kiwi Time подписала контракт с Granted Access Inc., ведущим музыкальным и видео-лейблом, а также продакшн-студией, одним из ведущих IТ-специалистов Кремниевой долины.

Их 5-трековый альбом It’s Kiwi Time был спродюсирован Дэном Ши, который известен своими работами с Мэрайей Кэри, Джанет Джексон, Карлосом Сантана и многими другими.

В сентябре 2014 года группа выступила в легендарной лос-анджелесской The Viper Room, а в январе 2015 года журнал Emerging groups назвал Kiwi Time одной из 100 лучших групп в мире.

Солистка Kiwi Time о распаде группы: «Мы становились марионетками в руках американского лейбла»

Как ребята из Беларуси решили преуспеть в американском шоу-бизнесе – история kiwi time

Выяснилось, что Kiwi Time распались. «Комсомолка» решила узнать, что произошло с коллективом, который казался перспективным даже в Америке. личный архив

С Kiwi Time, которые обосновались в Сан-Франциско, сотрудничал продюсер Дэн Шеа. Он работал с такими звездами, как Селин Дион, Мэрайя Кэри, Джанет Джексон. Вместе с Дэном музыканты записали два альбома.

Группа выступала в крутых клубах Сан-Франциско и Лос-Анджелеса. Не жизнь, а сказка! И вдруг — шок! Выяснилось, что Kiwi Time распались.

«Комсомолка» решила узнать, что произошло с коллективом, который казался перспективным даже в Америке.

«Ушли с тем, с чем и пришли — ни с чем»

— Мы давали концерты 5 дней в неделю, играли везде, куда звали. Благодаря такому марафону нас уже узнавали в Сан-Франциско, — с досадой рассказывает теперь уже бывшая солистка Аня Маковчик. — Потом лейбл Granted Access (его владельцем был IT-бизнесмен Юрий Петушков из Кремниевой долины) подписал с нами контракт.

В общем, все шло как нельзя лучше. Но чем больше мы набирали обороты, тем чаще в коллективе происходили конфликты. Эго росло, начались споры, вообще не имеющие отношения к музыке. В самом начале мы были простыми ребятками, которые хотели делать свою музыку.

Нам нужно было поддерживать друг друга, а мы вели себя как дети. Мишура заслонила нам главное. Да и люди из лейбла будто настраивали нас друг против друга, и мы уже не понимали, где правда, а где ложь.

Стали происходить и вовсе непонятные вещи: например, во время концерта на сцену выбегали танцовщицы, о которых никто в группе не знал. Мы становились марионетками в руках лейбла…

С Kiwi Time, которые обосновались в Сан-Франциско, сотрудничал продюсер Дэн Шеа. личный архив

— Многие группы сталкиваются с конфликтом интересов, когда начинают работать с лейблом…

— Ну вот, мы и не справились с напряжением внутри коллектива и руководством — поэтому решили уйти. Никто не ожидал, что мы способны на такой шаг.

— Не очень мудрое решение.

— Продюсеры, с которыми мы работали, говорили нам, что это наш уникальный шанс, за который мы должны быть благодарны.

Да, у нас были студия, крутые инструменты, дорогая машина, классная одежда от дизайнеров — но все нам не принадлежало. По итогу после двух лет работы мы как были ни с чем, так и остались.

Правда, теперь у меня есть опыт и представление о музыкальном бизнесе, за это я благодарна.

В 2015 году влиятельный журнал Emerging Groups назвал их среди 100 лучших современных групп в мире. личный архив

«Выпустила первый сингл, но пока зарабатываю как модель»

После распада Kiwi Time ребята переехали в Лос-Анджелес. Пытались создать новую группу, но ссорились на каждой репетиции. Не смогли определиться даже с направлением музыки.

После распада Kiwi Time ребята переехали в Лос-Анджелес. Пытались создать новую группу, но ссорились на каждой репетиции. Теперь каждый сам по себе. личный архив

— Два последующих года мне показались эмоциональным адом. Нам с ребятами удалось сохранить дружбу, но в итоге каждый пошел своим путем. Влад сейчас занимается йогой, Коля звукорежиссер и продюсер, а Егор работает в разных музыкальных проектах. Все остались в США.

А я решила, что буду делать соло-проект, ведь выражать себя через лирические композиции — это моя большая любовь. Каждый день заставляла себя писать песни. Но если раньше они были позитивными, то композиции того периода выходили меланхоличными. И вот только сейчас, набравшись смелости, начинаю их выпускать.

Мой первый сингл на русском языке «Полюса» вышел 2 апреля. Сейчас снимаю клип.

— Не думала вернуться в Беларусь?

— Нет. От себя не спрячешься. Мой псевдоним Enola Mai, если прочесть задом наперед, читается как I am аlone (с англ. «Я одинока»). Но я не культивирую одиночество, а просто считаю, что иногда полезно побыть одному, взглянуть на себя со стороны.

В Лос-Анджелесе Аня работает еще и моделью. личный архив.

— Аня, ты теперь сама финансируешь свой сольный проект?

— За это время многому научилась, в чем-то мне помогают Коля и Егор. На ежемесячные расходы зарабатываю съемками в рекламе, работаю моделью. В офис идти работать не хочу. Обленилась моя творческая душа, — улыбается девушка.

— Средняя зарплата в Лос-Анджелесе примерно $3000. Я зарабатываю те же деньги, не будучи привязана к офису. Снять квартиру с одной спальней в Лос-Анджелесе стоит примерно $1500.

Еще большой плюс работы моделью — многие вещи тебе отдают после съемок, так что я редко трачу деньги на одежду.

Аня надеется, что ей еще улыбнется удача и ее сольный проект найдет своего слушателя и в США, и в Беларуси.

— Если у меня получится прокачать свою музыку в Америке, я могла бы открыть в Беларуси арт-школу и повлиять на развитие и культуру страны. Мне кажется, белорусской музыкальной индустрии не хватает свежего современного дыхания.

Аня надеется, что ей еще улыбнется удача и ее сольный проект найдет своего слушателя и в США, и в Беларуси. личный архив.

ДОСЬЕ «КП»

Больше 10 лет назад четверо друзей детства Аня, Влад, Коля и Егор из небольшого города Береза Брестской области отправились покорять США.

На первых порах ребята работали грузчиками, Аня — поваром в пиццерии. Но все мечтали о музыкальной карьере. Поначалу Kiwi Time выступали для русскоязычной аудитории.

А уже в 2015 году влиятельный журнал Emerging Groups назвал их среди 100 лучших современных групп в мире.

Как стать американской звездой: белорусы уехали в Сан-Франциско и создали группу Kiwi Time

Сегодня в рубрике «Наши за границей» снова те, кто бросил все на родине и уехал за новой жизнью за тысячи километров. На этот раз история о парнях и девушке из города Березы, что в Брестской области, об их жизни по ту сторону океана, музыке, мечте, которая оказалась ближе, чем казалось, а также о случайностях и силе интернета, которые помогли добиться успеха.

Всю «кашу» с переездом в Америку заварил в 2007 году барабанщик Влад, когда сам, будучи студентом, приехал в США по программе Work & Travel.

Увидев страну и прожив на побережье Тихого океана все лето, он решил остаться и перевезти к себе друзей.

Так вокалистка Аня, она же и бас-гитарист, и клавишник-гитарист Коля приехали через два года, и еще через полтора добрался до страны грез вокалист-гитарист Йога (он же Егор).

— Мечта о своей группе у меня была всегда. Мы росли вместе и дружили. В Березе с гитаристом Йогой у нас даже была группа ЖБДДБ — «Жили-были дед да бабка». Пять лет играли жесткий панк-рок, — вспоминает Влад. — Первые годы жизни в Америке даже не хочется вспоминать.

Было тяжело. Я работал на стройке, крыши делал, потом несколько лет мы с ребятами грузчиками отпахали. Аня работала в кафе — готовила пиццу и постоянно обжигала себе руки. В основном это были работы, где много ума не надо. Мы копили деньги, чтобы заниматься музыкой.

Как это часто бывает, высшее образование они не получили, так как сменились приоритеты. В группе всего один дипломированный специалист — Йога. Он культуролог. Все остальные ребята бросили учебу ради переезда в Америку. Аня осталась без диплома политолога-юриста, Коля — программиста, Влад — экономиста. Но, как показала жизнь, эти дипломы им-то и не особо были нужны.

— Группа Kiwi Time как таковая образовалась в 2011 году. Когда все уже приехали, мы стали покупать инструменты на последние деньги: электрогитару за $300 и барабаны за $1000. Тогда потиху репетировали дома. Жили тогда все вместе. В мае стали снимать студию. В месяц она стоила $400, так как мы снимали ее еще с одной группой. Без них она бы нам обходилась в $800.

Жизнь тогда была непонятная: люди на работу ездили, а мы на студию. Были и периоды, когда мы только работали, чтобы накопить денег, а потом бросали эту работу и уходили полностью в музыку. И как только стали заниматься только группой, деньги отошли на второй план. Сейчас мы зарабатываем минимально, только бы хватало на еду и оплатить жилье.

Это приблизительно $1500—2000 в месяц, — рассказывают ребята.

Kiwi Time никогда не были кавер-бендом. Они изначально были настроены делать только свою музыку. Первым делом они поставили себе цель пробиться в русскую тусовку. Дебют состоялся на русском фестивале Red Marines 2011, после которого их и стали приглашать на различные мероприятия.

— Первые концерты мы пели полностью на русском, так как тогда с языком не особо дружили. Одно дело говорить на английском, другое — сочинять на нем. Но потом у нас появился басист Леша, который стал помогать нам с лирикой.

Мы ему подбрасывали идеи, а он их исправлял и дописывал. Никаких денег мы ему за это не платили. Первые два года группа существовала исключительно на энтузиазме. Все видео, фото и прочее промо создавалось с нулевым бюджетом.

И все люди, которые участвовали в проекте, работали за идею, — говорит Влад. — И вот что мы поняли за это время. Здесь люди более открыты к тому, чтобы что-то создавать, а не пытаться заработать деньги.

В Сан-Франциско очень много талантливых товарищей, которые готовы работать с тобой бесплатно, потому что все понимают, что неизвестно кто и когда может выстрелить и где оказаться потом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *