Каким будет завтра для белорусских компаний

Что будет с белорусской экономикой в 2021 году, удастся ли удержать рубль от девальвации, на сколько сократятся доходы населения и как будут отдавать внешний долг? Прогнозом на 2021 год в довольно мрачных тонах поделился с Myfin.by руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук.

Каким будет завтра для белорусских компаний Myfin.by

Законопроект «О республиканском бюджете на 2021 год» (несмотря на призывы к диалогу на «площадках», увещевания о помощи бизнесу и учете его интересов) без всякого обсуждения был принят в Палате представителей сразу в двух чтениях. В тот же день, 18 декабря, его рассмотрели еще и в Совете Республики.

В документе, согласно которому будет развиваться экономика страны в 2021 году, прописано, что бюджет будет дефицитным – «недоимка» составляет 4 млрд рублей (доходы предусмотрены в размере 23,3 млрд рублей, расходы – 27,35 млрд). Напомним, год назад планировалось, что в 2020-м расходы республиканского бюджета превысят доходы на 995 млн рублей, но за январь-сентябрь дефицит составил уже 1,85 млрд, и до конца года наверняка серьезно увеличится.

Каким будет завтра для белорусских компаний by.tribuna.com

Эти и другие цифры прокомментировал во время онлайн-конференции «Экономика Беларуси. Итоги 2020 года. Императивы и перспективы 2021 года» руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук.

Что страшнее COVID-19?

– Несколько слов об итогах 2020-го и перспективах на 2021-й с точки зрения руководителей белорусских предприятий.

Недавно компания SATIO опубликовала итоги исследования, в котором приняли участие представители 420 компаний разных размеров и форм собственности из разных отраслей и регионов Беларуси.

69% оценили текущее экономическое положение, как плохое, лишь 6% – как хорошее. Такого результата не было никогда за 20 лет!

Топ-менеджеры отметили, что главным фактором, воздействовавшим на экономику страны в 2020-м, стала не пандемия COVID-19 (23%), а политический кризис (39%).

Руководители предприятий не верят, что в 2021 году кризис закончится: лишь 9% надеются, что в следующем году экономическая ситуация улучшится, тех же, кто уверен в обратном – 73%!

Рецепт выхода из кризиса экономического – это разрешение кризиса политического – так считают 49%. На втором месте – рыночные реформы (15%), на третьем – поддержка бизнеса, предоставление равных условий (14%).

Участники опроса отметили, что в случае разрешения политического кризиса экономика нормализуется не ранее, чем через полтора года – в 2022 году. Если этого не случится, то перспективы, по их мнению, крайне туманны.

Почти половина компаний затруднились дать оценку, остальные чаще указывают 2024 и последующие года.

Маловероятный рост

– Уходящее десятилетие можно оценить, как «потерянное» – в 2011-15 годах средние темпы роста ВВП составляли 1,2%, в 2016-2020 годах (если взять за основу прогноз Совмина на этот год как -0,8%) – лишь 0,7%. Что же нас ждет, согласно планам власти, в 2021-м? Вот основные цифры:

  • ВВП – 157,28 млрд рублей (+1,8%);
  • Дефицит бюджета – 4,0 млрд рублей (2,66% ВВП);
  • Инфляция – 5,5%;
  • Ставка рефинансирования – 7,75%;
  • Нефть – 40 долларов за баррель;
  • Импорт нефти из России – 18 млн. тонн;
  • Экспорт калийных удобрений – 9,96 млн тонн;
  • Обслуживание госдолга – 8 млрд рублей (погашение 4,9 млрд, выплата процентов – 3,1 млрд) Платежи в валюте – 3 млрд долларов.

Верить этим цифрам оснований мало

Дефицит бюджета в 2,66% ВВП представляется (на фоне 3,6% этого года) крайне оптимистичной цифрой. Как и рост ВВП в номинале (157,3 млрд рублей), который возможен с учетом инфляции, а в долларовом выражении это будет совсем другая цифра. Источники этого роста, по планам, традиционны – рост доходов населения, инвестиции и успех государственных инвестиционно-инновационных программ.

Каким будет завтра для белорусских компаний Myfin.by

Инфляция – это один из главных ориентиров для правительства, посему она и запланирована на таком уровне. Ставка рефинансирования останется практически неизменной (при том, что сейчас депозиты и кредиты никак не привязаны к ней, и ставки в разы выше).

Впечатляет размер госдолга и суммы, которые будут потрачены на его погашение.

Его внушительная валютная часть – это фактор, оказывающий влияние на курс и сдерживающий белорусские власти от инфляционного кредитования реального сектора.

Как только «включится печатный станок», платежи в валюте относительно доли в ВВП резко увеличатся. Кстати, за 10 месяцев 2020-го госдолг вырос на 13,1 млрд рублей (29,3%), до 57,9 млрд. Это гигантский рост!

Зарплаты и пенсии упадут

– А теперь цифры, которые я считаю более реальными:

  • ВВП – минус 4-6% (50-53 млрд долларов);
  • Бюджет (доходы) – 16-18 млрд долларов;
  • Инфляция – 12-15%;
  • Средняя зарплата – 400 долларов;
  • Средняя пенсия – 140 долларов;
  • Экспорт товаров и услуг – минус 7-10% (29-32 млрд долларов);
  • Курс доллара – 3,5 рубля (на конец года).

Напомню, если в 2019-м ВВП составлял 63,2 млрд долларов, то в этом году будет в районе 58-60 млрд, а в следующем упадет еще сильнее – до 50-53 млрд долларов. Это уровень 2015-16 годов. Отмечу, что в 2010 году ВВП превышал 66 млрд долларов, а инфляция доллара с января 2011-го – 17,25%.

Получается, что наступающее десятилетие может стать вторым потерянным, если ничего в стране не поменяется, а судя по основным документам, подготовленным властями, никаких изменений не предвидится.

Бюджет (госорганы+ФСЗН) в 2017 году был 26,3 млрд долларов, в этом году будет порядка 20-21 млрд. В следующем, с учетом курса доллара, инфляции и состояния коммерческих организаций, составит 16-18 млрд долларов.

Это кризисное пороговое значение, ниже которого опустится сложно, потому что начнутся очень серьезные проблемы с обязательствами органов власти.

Каким будет завтра для белорусских компаний Myfin.by

Инфляция, на мой взгляд, будет выше, чем в этом году. Может быть, в два раза. Этот прогноз я делаю с учетом того, что Нацбанку в 2021 году такую же жесткую денежно-кредитную политику сохранить не дадут. Возможны и кадровые перестановки, и увеличение количества денег, которые будут направлены в экономику с помощью разных инструментов.

Что касается падающих доходов (средняя зарплата и пенсия в 2019 году были 521 и 206 долларов, в этом пока 495 и 178 соответственно), то к концу 2021 года они еще больше сократятся.

Как и экспорт товаров и услуг. Так как стабильный рост ИТ-сектора может завершиться, в том числе и из-за роста налогов.

Что касается курса доллара, то уже к Новому году он должен был приблизиться к 3 рублям, но белорусские власти решили все перевести в ручное управление. На конец 2021-го самым минимальным виденным мной прогнозным значением является 2,8 рубля за доллар. А это значит, что все программы по повышению уровня доверия к белорусскому рублю до 2025 года можно выбросить на помойку.

Что в итоге?

– Считаю, что 2021 год будет хуже по большинству показателей. Источников роста для экономики я не вижу вовсе. Бизнесу придется очень туго – выручка упадет на 30%, спрос сожмется, налоговое бремя увеличится. Поэтому надо быть аккуратными, чтобы не попасть в долговую яму, из которой будет неимоверно сложно выбраться.

Вижу три усиливающихся фактора, которые будут предопределять развитие ситуации в экономике. Первый – дефицит бюджета, который (исходя из логики 2020-го) может быть и в два раза больше запланированного, особенно если возникнут проблемы с внешними источниками.

Второй источник проблем – резкое ухудшение финансового положения предприятий (зафиксированный уже сейчас резкий рост долгов, неплатежей, сумм выплат по кредитам).

Третий – в тяжелое положение попадут домохозяйства. Недавнее исследование показало, что более 40% из них сбережений уже не имеют. Если добавить 20% семей, у которых запасов хватит на 2-3 месяца, то мы получаем картину, при которой к середине 2021 года у двух третей домохозяйств не будет сбережений.

Они будут очень сильно зависеть от текущих доходов, которые будут сокращаться, а уровень жизни и потребления снижаться.

И если белорусские власти в 2021 году не предпримут мер по нейтрализации политического и гуманитарного кризисов, по восстановлению диалога с бизнесом, думаю, что все это может вылиться в еще более серьезное противостояние, чем то, что мы наблюдали в 2020-м.

Читайте также:  Как преодолеть страх и сопротивление сотрудников, когда в компании внедряются новые технологии

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите
её и нажмите Ctrl+Enter

«Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект

США приняли решение о возобновлении санкций против 9 крупных белорусских предприятий нефтехимии «по причине нарушения прав человека в Беларуси». Политолог и экономист поделились своим видением того, как санкции могут повлиять на экономику, поспособствуют ли урегулированию внутриполитического кризиса в Беларуси и скажутся ли они на рядовых белорусах.

Каким будет завтра для белорусских компаний Ольга Шукайло, TUT.BY

О возобновлении санкций накануне сообщила посол США в Беларуси Джули Фишер на встрече со Светланой Тихановской.

В тот же день появилось официальное сообщение, в нем говорится, что Министерство финансов отозвало генеральную лицензию, которой приостанавливалось действие санкций в отношении ряда белорусских предприятий.

Новая лицензия предусматривает 45-дневный период на прекращение определенных операций с участием девяти находящихся под санкциями белорусских государственных предприятий, а также организаций, в которых они владеют долей в 50% или более.

В черный список вошли «Нафтан», «Белнефтехим», «Белнефтехим США», Белорусский нефтяной торговый дом, «Белшина», «Гродно Азот», «Гродно Химволокно», «Лакокраска», «Полоцк Стекловолокно». Эту инициативу поддержал Госдепартамент США.

— Бизнес невозможен без уважения прав человека и верховенства закона, — прокомментировал официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс.

США и ЕС признали недемократичными выборы президента Беларуси в 2006 году. В том же году президент США Джордж Буш ввел санкции в отношении Александра Лукашенко, ряда чиновников и членов их семей.

Параллельно были введены санкции против ряда белорусских предприятий, в 2011 году отдел контроля за зарубежными активами Министерства финансов США (OFAC) добавил в санкционный список «Нафтан», «Гродно Азот», «Белшину» и «Гродно Химволокно».

В 2015 году действие санкций было приостановлено, затем это решение многократно продлевалось. На приостановку санкций повлияло освобождение политзаключенных в 2015 году, спокойные выборы в октябре того же года, а также прохождение в парламент первых оппозиционных депутатов за 12 лет в 2016 году. 22 октября 2019 года приостановку санкций продлили до 26 апреля 2021 года.

В 2015 году казначейство США выдало и ежегодно продлевало лицензию, разрешающую операции с 9 государственными предприятиями Беларуси.

В марте 2021-го представитель Госдепартамента США заявил, что Госдепартамент не может рекомендовать еще одно продление лицензии в связи с ухудшением ситуации с соблюдением прав человека в Беларуси.

Госдепартамент США призвал к освобождению всех политических заключенных и прекращению насилия в Беларуси.

Прошлый опыт санкций — некритично, но ощутимо

  • Американские санкции на крупные белорусские компании сокращают их возможности действий на внешней арене и снижают их конкурентоспособность, отмечает политолог, директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.
  • Сами по себе санкции не наносят критического удара, но оказываются дополнительным заметным бременем для предприятий, которые под них попадают.
  • То, что в прошлом санкции США не прошли бесследно, косвенно подтверждается реакцией белорусских властей.

— Можно вспомнить отзыв послов, сокращение диппредставительств в 2008 году. Это был самый глубокий дипломатический конфликт с 1997 года, последствия которого сохраняют свое значение и сейчас.

После их принятия белорусские власти постоянно ставили вопрос об отмене санкций во главу угла, — комментирует эксперт.

Директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик считает, что в прошлый период действия санкций США они не привели к драматичным последствиям.

— Мы вполне переживали неплохие времена после этих санкций. Мы выходили на рекордные объемы поставок нефтепродуктов, — комментирует экономист.

В этот раз эффект может оказаться более болезненным

Но если раньше санкции вводились при общем сохранении отношений стран Запада с Беларусью, то в этот раз они принимаются на фоне более сложной экономической и политической ситуации. Есть примеры как официального разрыва сотрудничества, так и приостановки некоторых проектов из-за неопределенности.

— Сейчас отношения фактически прерваны. В совокупности это воспринимается так: «Давайте подождем». Можно посмотреть на факты — Китай фактически приостановил сотрудничество по многим направлениям, международные финансовые организации — тоже, — отмечает Александр Чубрик.

С одной стороны, чувствуются опасения со стороны партнеров и инвесторов, работающих с белорусскими компаниями. Скорее всего, даже сам риск попадания под санкции будет оказывать серьезное влияние на решения инвесторов.

Некоторые из них отказываются от своих проектов, чтобы избежать потенциальных рисков, связанных с потерей репутации, финансовых потерь из-за того, что твой контрагент может попасть под санкции.

Этот побочный эффект санкций также будет оказывать влияние.

С другой стороны, страны, которых касаются санкции, остро реагируют на их принятие. Самый близкий пример — Россия.

— Посмотрите, как лихорадит Россию, каждый раз, когда обсуждается очередной пакет санкций против них, это сразу бьет по валютному курсу — как минимум волатильность повышается.

Если это имеет последствия для такой крупной экономики, как Россия, где ты фактически взвешиваешь издержки и выгоды: риск от того, что твой контрагент попадет под санкции, и потери от того, что уйдешь с такого крупного рынка.

А тут маленькая белорусская экономика, которая гораздо менее значимая с точки зрения любого бизнеса, — комментирует экономист.

В современной ситуации санкции — это не только ограничения по доступу на американский рынок, но также сокращение возможностей сотрудничать практически во всех других странах мира. Многие компании отказываются от сотрудничества уже потому, что не хотят брать риски работы с организациями, у которых есть проблемы с властями США, дополняет Андрей Казакевич.

— Нельзя говорить, что возможность работать на мировом рынке исключается, но в любом случае это удорожает сотрудничество, делает его менее удобным, более трудоемким и рискованным. Так что негативных последствий стоит ждать.

Тем более что эти санкции реализуются на фоне не самой хорошей экономической ситуации в Беларуси, на фоне санкций со стороны Европейского союза и сворачивания сотрудничества по линии ЕБРР, Европейского инвестиционного банка, Всемирного банка.

В последние годы в рамках сотрудничества с европейскими и международными институтами Беларусь реализовывала проекты на сотни миллионов евро. В 2018 году объемы финансирования составили почти 500 миллионов долларов, в 2019 — 1,4 миллиарда.

Кроме того, в прошлом году экономика пережила полноценную рецессию, в этом году рост если и будет, то небольшой. На этом фоне дополнительная гиря для важных государственных белорусских компаний будет иметь заметный эффект, — оценивает политолог.

Санкции — не волшебная таблетка для разрешения политического кризиса

Санкции сами по себе не способны привести к разрешению политического кризиса внутри страны, однако, при определенных условиях, могут стать стимулом для деэскалации внутриполитической ситуации, считает Андрей Казакевич.

Санкции делают новые репрессии более «дорогими», так как отягощают их дополнительными финансовыми потерями. Однако эффект от санкций, как правило, растянут во времени.

Может пройти немало времени от их принятия до момента признания властями необходимости изменения политики для сокращения экономических потерь.

— Тут ключевую роль играет вопрос приоритетов. Для белорусской власти важно сохранение политического контроля — как они его понимают.

Поэтому если в освобождении заключенных или в деэскалации ситуации будет видеться политическая угроза, то, скорее всего, они будут готовы нести дополнительные финансовые издержки в краткосрочной перспективе.

Хотя ресурсы системы не безграничны, и сейчас они находятся далеко не в лучшем состоянии, — отмечает политолог.

Ударят ли санкции против крупных предприятий по рядовым белорусам?

Точечные санкции не окажут серьезного влияния на широкие слои населения, считает директор института «Палітычная сфера». Они усложняют положение белорусских властей, но не перечеркивают их возможности по выполнению своих обязательств. Если бы вопрос стоял о введении секторальных санкций или отключении от SWIFT, вот тогда эффект для большинства белорусов был бы заметным.

Белорусские новости (Белоруссия): в отношениях Минска и Вашингтона начинается новый ледниковый период

Госсекретарь Энтони Блинкен заявил 19 апреля, что возобновление Минфином США санкций в отношении девяти белорусских предприятий является «еще одним следствием вопиющего пренебрежения» со стороны властей Белоруссии правами человека.

Белорусские власти обиделись всерьез

С американского направления почти ежедневно поступают неутешительные для Минска сведения. Стало известно, что минфин США вновь вводит в действие санкции против девяти предприятий белорусского нефтехимического комплекса.

Сюрпризом такое решение не назовешь: еще в конце марта американский Госдепартамент объявил, что будет рекомендовать эту меру, поскольку в Белоруссии продолжаются систематические нарушения прав человека.

Более неожиданным оказалось прозвучавшее 18 апреля заявление назначенного посла США в Белоруссии Джули Фишер, что она не может приехать в Минск из-за отсутствия визы. По ее словам, она была готова сделать это еще в начале года.

Ситуация действительно выглядит довольно странно. 28 января глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей высказал заинтересованность официального Минска в конструктивном взаимодействии с новой администрацией Белого дома и в прибытии американского посла в Беларусь.

12 февраля в кулуарах Всебелорусского народного собрания он подтвердил эту точку зрения, предложив послу не ограничиваться односторонней информацией, а получать также официальные комментарии. Тем самым было фактически повторено приглашение приехать.

А 22 марта в телефонном разговоре министра с советником государственного секретаря США Дереком Шоле уже американская сторона подтвердила готовность посла прибыть в нашу страну.

Однако процесс очевидно застопорился. И причина, надо полагать, в том, что изменилась позиция белорусской стороны.

Во всяком случае, 20 апреля Макей заявил телеканалу ОНТ: «Понятно, для того чтобы приехать в Беларусь, любому гражданину требуется виза.

Читайте также:  Как менеджеру понять, что он устал и ему пора уходить

Поэтому мы хотели бы иметь полную ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Белоруссии». Также прозвучало: «Если она собирается приехать и делать заявления о нелегитимности режима, то какой смысл тогда делать это?»

Но о том, что «Соединенные Штаты не могут считать Александра Лукашенко законно избранным лидером страны», представитель Госдепа заявил еще в сентябре 2020 года. Так что для белорусской стороны это не новость. Поэтому можно предположить, что Минск всерьез обиделся на решение США разморозить санкции.

Скандал на почве «дела о покушении»

Но эти новости, сами по себе, безусловно, немаловажные, заведомо меркнут на фоне того, что Лукашенко де-факто выдвинул властям США непредсказуемое по последствиям обвинение в подготовке террористического акта против него и его детей.

17 апреля, рассказывая во время субботника журналистам о якобы предотвращенном заговоре, Лукашенко заявил: «Меня удивляет другое: почему американцы себя так ведут. Ведь поставить задачу устранить президента, запомните, не может никто, кроме высшего политического руководства. Только они, никакие спецслужбы».

Причем в обоснование серьезности инвектив было особо подчеркнуто, что эта тема поднималась российским президентом в разговоре с американским коллегой.

Каким будет завтра для белорусских компанийБелорусские новости24.04.2021Белорусские новости23.04.2021БЕЛТА20.04.2021

Пока, правда, твердых доказательств причастности Вашингтона к этой истории не предъявлено. Так, в продемонстрированных по ТВ рассуждениях задержанных Александра Федуты и Юрия Зенковича Америка вроде бы не фигурировала. Имеющееся у Зенковича гражданство США отнюдь не означает автоматически, что его инструктировало ЦРУ.

Между тем в беседе Владимира Путина и Джо Байдена этот сюжет в самом деле мог быть затронут. Путин мог задать на этот счет вопрос и получить ответ, например, в том духе, что ничего подобного не было.

  • Ожидать чего-либо иного было бы наивно, что подтвердил официальный представитель Госдепартамента, заявивший, что любое предположение о том, что правительство США стояло за попыткой устранения Лукашенко или было вовлечено в него, является абсолютно ложным.
  • Надвигается ледниковый период
  • Как бы там ни было, белорусско-американские отношения, судя по всему, испорчены кардинально, и оснований рассчитывать на более или менее скорое начало процесса их нормализации не просматривается.

Откровенно говоря, трудно припомнить, где и когда в последний раз в мире имело место нечто подобное, разве что между Соединенными Штатами и Кубой в шестидесятые годы прошлого века. В свете случившегося уже вовсе не выглядит невозможным разрыв дипломатических отношений.

Но даже если скандал вокруг «дела о покушении» со временем как-то удастся замять, на хоть заметное потепление в двусторонних отношениях рассчитывать едва ли стоит. Противоречия в принципиальных взглядах сторон на должное устройство общества, столь наглядно проявившиеся после августа, оказались слишком уж взаимоисключающими.

МИД, разумеется, пообещал в ответ на возобновление санкций, что Беларусь предпримет все усилия для защиты от деструктивных мер США. Осталось выяснить, насколько такие попытки окажутся успешными.

Однако в любом случае, вступив в настоящую конфронтацию с ведущей мировой державой, вряд ли удастся обойтись без капитальных издержек. Вынужденный процесс «углубления интеграции» с Россией придется продолжать, а это неизбежно приведет к возникновению еще больших угроз суверенитету Белоруссии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Bloomberg: IT-компании массово уезжают из Беларуси в Литву

Каким будет завтра для белорусских компаний

Всё больше белорусских IT-компаний покидают страну и переезжают в Литву в последние месяцы. По данным Bloomberg, более 40 компаний уже переводят почти 900 своих сотрудников из Минска в Вильнюс, ещё 30 пока только планируют переезд в другую страну.

Причиной для бегства из Беларуси стала политика государства по отношению к протестующим против действующего президента страны Александра Лукашенко. Репрессии против демонстрантов сильно напугали предпринимателей и разработчиков, пишет Bloomberg. Ещё в 2019 году оборот IT-отрасли в Беларуси составлял $2,2 млрд, однако теперь ситуация изменилась. Так, японская компания Rakuten, владеющая белорусским мессенджером Viber, одной из первых закрыла свой офис в Минске и перевела сотрудников в Литву после того, как сотрудники правоохранительных органов начали жёстко подавлять акции протеста в крупных городах Беларуси.

Руководитель компании-разработчика ПО в области спутникового мониторинга Gurtam Александр Кувшинов покинул страну после того, как его брата Виктора из PandaDoc задержали на митингах, а его самого стали показывать по государственным телеканалам.

Он рассказал Bloomberg, что поездка в Литву планировалась как короткая, и его семья даже не взяла с собой тёплую одежду, покидая страну в августе.

Однако через полгода после протестов Виктор по-прежнему находится под стражей, а Александр опасается возвращаться в Беларусь.

Также в Литве за последние полгода открыли свои офисы компании Currency.com, Wargaming, EPAM, Flo, Godel, Belka Games и itransition.

В то же время массовое бегство специалистов IT-сферы стало благом для Литвы, которая стала лидером ЕС по количеству новых зарегистрированных предприятий в финтех-отрасли, утверждает издание. По словам Кувшинова, страна тепло встретила разработчиков, выдав им упрощённые условия для получения рабочей визы, а языковые барьеры не стали большой проблемой. Кроме того, Литва стала пристанищем для множества других белорусских эмигрантов, включая лидера оппозиции Светлану Тихановскую. Благодаря этому в стране появилось целое сообщество белорусских политических беженцев, что помогает освоиться прибывающим специалистам.

Bloomberg отмечает, что у Литвы есть соперники за белорусских разработчиков — Польша также ввела для них упрощённые условия получения виз, а Украина предлагает IT-компаниям налоговые льготы. В Польше за последние полгода открылся офис IBA Group, а Украина дала возможность открыть представительства компаниям Godel, PandaDoc, SoftTeco, LeverX Group и Forte Group.

Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года

Правительство утвердило среднесрочную финансовую программу по госбюджету на ближайшие три года.

К примеру, курс доллара, по прогнозу властей, к концу 2023-го должен быть на уровне 2,7097 рубля, а ставка рефинансирования — в пределах 6,75−7,5% годовых.

Напомним, ранее Совмин засекретил планы «социально-экономического развития Республики Беларусь на 2021 год», на документ установили гриф ДСП.

Каким будет завтра для белорусских компаний Снимок носит иллюстративный характер. Вадим Замировский, TUT.BY

Какой курс доллара прогнозируют на ближайшие 3 года

К концу этого года курс доллара, по планам властей, должен быть на уровне 2,5553 рубля, к концу 2022-го — 2,6439 рубля, а 2023-го — 2,7097 рубля.

При этом отдельно прописаны среднегодовые курсы доллара: на 2021-й — 2,5678 рубля, на 2022-й — 2,6346 рубля, а на 2023-й — 2,6978 рубля. Проще говоря, в течение года курс американской валюты может скакать, но в среднем за год не должен выходить, по прогнозу чиновников, за эти рамки, а к концу каждого года — быть на определенном уровне (которые перечислены в абзаце выше).

На торгах на Белорусской валютно-фондовой бирже 22 апреля курс доллара упал на 0,13% — до 2,5947 рубля.

В утвержденной Совмином программе также есть прогноз по курсу российского рубля. К концу этого года его курс, по планам властей, должен быть на ровне 3,5639 рубля за 100 российских рублей, к концу 2022-го — 3,5825 рубля, а 2023-го — 3,6009 рубля.

Что будет с ценами по планам чиновников

Инфляция в среднем за год в 2021-м не должна превысить отметку в 5,5%, в 2022-м — 4,8%, а в 2023-м — 4,5%.

Но предпосылок, чтобы вписаться в 2021 году в прогноз по инфляции, немного. В том числе из-за непредсказуемости пандемии, нестабильной социально-экономической и общественно-политической ситуации в стране. Тем более что с начала года подняли НДС на лекарства, медизделия, продовольственные и детские товары, что отразилось на ценах в рознице.

Нацбанк тем временем прогнозирует, что вписаться в план по росту цен не получится и рост цен в годовом выражении составит ориентировочно 7,2% (декабрь к декабрю).

Напомним, в 2020 году товары и платные услуги подорожали на 7,4% (декабрь к декабрю), следует из данных Белстата. Это рекордный показатель за последние 4 года. При этом чиновники прогнозировали на 2020-й годовую инфляцию не больше чем 5%.

А каков прогноз по ставке рефинансирования

По ставке рефинансирования прогноз к концу этого года — 7,75−8,25% годовых, 2022-го — 7−7,75%, а 2023-го — 6,75−7,5%.

Напомним, Нацбанк с 21 апреля повысил ставку рефинансирования с 7,75 до 8,5% годовых. Решение о повышении ставки рефинансирования, первое с 2015 года, принято с целью ограничения проинфляционных рисков и усиления мер в области контроля над денежным предложением.

То есть чтобы вписаться в прогноз, ставку рефинансирования до конца года надо понижать.

Стабильность из-под палки. Что происходит на фондовом рынке Белоруссии

Как правило, выборы президента в той или иной стране отражаются и на фондовом рынке. Акции компаний государства могут как резко взлететь в цене, так и упасть.

Сейчас состоялись президентские выборы в Белоруссии, но про фондовый рынок этой страны в России мало что известно. При этом интерес российских инвесторов к ценным бумагам, в том числе и иностранным, в последнее время заметно вырос.

Что же сейчас происходит с фондовым рынком Белоруссии и насколько интересны покупателям могут быть акции её компаний?

Форму акционерного общества в настоящее время имеют такие крупные белорусские компании, как «Савушкин продукт», «Мозырьсоль», «Керамин», кондитерская фабрика «Коммунарка», «Приорбанк», «Брестский мясокомбинат», «Брестгазоаппарат» и ряд других. При этом в свободном обращении ценных бумаг этих компаний очень немного, поскольку около 70% всех выпущенных акций компаний принадлежат Госкомимуществу.

Фондовый рынок Белоруссии развит достаточно слабо, — рассказал инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин. — Во многом причинами этого являются колоссальная доля госсобственности и специфика экономической модели страны в целом. Объём этого рынка можно сравнить с капитализацией небольшой компании, торгующей в США.

Читайте также:  Аккредитация на электронных торговых площадках (этп)

Перекрытые дороги и драки с ОМОНом. Что происходило ночью в Белоруссии

Купить акции белорусских компаний можно на Белорусской валютно-фондовой бирже. На Мосбирже эти бумаги не торгуются. По словам Александра Бахтина, ликвидность акций белорусских компаний очень низкая, то есть продать их в определённый момент может быть затруднительно.

Как отмечает старший аналитик «Альпари Евразия» в Минске Вадим Иосуб, на белорусский фондовый рынок президентские выборы серьёзного значения не окажут. По его словам, в стране рынок акций очень низколиквидный.

За день могут пройти две-три сделки, по многим акциям нет рыночной цены. Соответственно, сделки по ним проходят с большим перерывом раз в несколько недель, а то и месяцев. По словам Вадима Иосуба, многие акционерные общества на 100 процентов принадлежат государству.

На рынке же обращаются в свободном доступе лишь мелкие объёмы бумаг.

Альтернативой акциям могут быть белорусские облигации, которые доступны для покупки на Московской бирже, — рассказал Александр Бахтин. — Так, доходность по государственным облигациям Республики Беларусь составляет около 8%.

Это достаточно хорошая доходность. В любом случае она практически вдвое превышает процент от банковского депозита. Впрочем, экономисты сходятся во мнении, что в перспективе белорусский фондовый рынок имеет потенциал для развития. Если политическая ситуация будет стабильной, то акции компаний в перспективе могут расти. Правда, речь идёт о долгосрочных прогнозах.

Валютный блиц. Откуда пора забирать сбережения и куда движется курс рубля

Рано или поздно, конечно, Белоруссию ждёт массовая приватизация, — считает руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев.

И было бы хорошо, если IPO её компаний пройдут на Московской бирже. В этом случае акции белорусских предприятий появились бы на российском фондовом рынке.

Прежде всего инвесторам из России, конечно, интересны акции белорусских компаний из индустрии информационных технологий.

Что касается экономики в целом, то Александр Разуваев отметил, что примерно 50% белорусского экспорта идёт на российский рынок. Порядка миллиона граждан этой страны работают в России.

Причём на нашем рынке их ценят выше, чем приезжих из других стран постсоветского пространства.

По словам Александра Разуваева, суммарно зависимость от России для белорусской экономики оценивается в 70 процентов ВВП.

Подпишитесь на LIFE

«Трансформация неизбежна». Что ждет белорусскую политику в 2021 году

 Евразия ЭкспертЕвразия Эксперт Александру Лукашенко будет непросто сохранить власть в 2021 г., но иного варианта, как продолжать бороться за нее, он для себя не видит. Впрочем, белорусский президент неоднократно давал понять, что после конституционной реформы он не останется на президентском посту, и это говорит о том, что он находится в активном поиске новой, возможно, менее заметной, но все же определяющей роли в государстве. Реализовать этот сценарий намного сложнее, чем кажется на первый взгляд, так как он предполагает выдвижение преемника, которому будут одновременно доверять протестующая часть населения и сам Лукашенко, а это практически невозможно.

Но даже если представить себе, что новый белорусский президент окажется морально авторитетной и компромиссной фигурой, рассчитывать на его лояльность предшественнику будет очень сложно.

У варианта с преемником имеются очень серьезные риски, если только Лукашенко не удастся совместить свою новую роль с сохранением контроля над всеми силовыми структурами. Это может быть должность государственного секретаря Совета безопасности с существенно расширенными полномочиями, дополненная должностью главы Всебелорусского народного собрания.

Одновременно может быть расширена роль парламента. Об этом говорится достаточно давно, не менее полутора лет, но если раньше предполагалось, что Лукашенко встанет во главе партии и сможет править, даже не занимая официальных должностей, как это делает Ярослав Качиньский в соседней Польше, то сейчас логика подсказывает, что расширение парламентских полномочий будет необходимо главным образом для того, чтобы ослабить президентскую власть.

Несмотря на высокую неопределенность и непубличный характер подготовки конституционной реформы, о ней можно говорить достаточно уверенно как о наиболее реалистичном плане по сохранению власти, не исключающем некоторых вариаций в практической реализации.

Во Дворце Независимости считают, что такого рода решения помогут укрепить легитимность Лукашенко, дезориентировать протестующих, снять часть европейских претензий и даже в какой-то мере вернуться к принципам многовекторности. Съезд Всебелорусского народного собрания пройдет 11 12 февраля, и очень вероятно, что на нем Лукашенко объявит об освобождении политических заключенных.

Однако вряд ли это поможет нормализовать отношения с европейскими партнерами или хотя бы избежать введения новых антибелорусских санкций.

Параллельно распространяется мнение, что конституционные изменения принимаются под давлением Кремля, стремящегося усилить свое влияние в Беларуси, что якобы легче сделать в условиях более «плоской» системы власти. В реальности, разумеется, никакого кремлевского ультиматума не было, а в вопросе распространения своего влияния в Беларуси ровно на тот же, а то и больший успех могут претендовать европейцы и США. Однако в Москве с большим скепсисом смотрят на способность Лукашенко сохранить власть в условиях ухудшения экономической ситуации и очень вероятного введения уже в феврале 2021 г. европейских секторальных санкций. Тем не менее, рассматривать возможность ухода Лукашенко со своего поста под давлением улицы в Кремле точно не готовы, не говоря уже о приходе ко власти известных кандидатов от оппозиции. Интеграция в 2021 г. будет поставлена на паузу, хотя в ряде вопросов продвижение в российско-белорусском сотрудничестве возможно. Взаимодействие в сфере электроэнергетики важно для обеих стран ввиду того, что Белорусская АЭС не сможет продавать электроэнергию в ЕС и на Украину. Будет налажена координация по спискам лиц, которым запрещен въезд. Вопрос будущего Белгазпромбанка будет окончательно урегулирован, а прессинг в целом снят (но некоторые уголовные дела продолжены), ожидается более активная взаимная поддержка на международной арене. Возможно предоставление Беларуси кредитов для покупки российских вооружений и рефинансирование старых задолженностей.

Однако очевидно, что Россия не готова поддерживать белорусскую экономику в большей степени, чем это необходимо для удержания ситуации в стране от реализации самого тяжелого сценария.

Снижение уровня жизни в Беларуси уже происходит и станет гораздо более ощутимым в первой половине следующего года, что придаст новый импульс протестам.

Новые президентские выборы также создадут условия для протестного энтузиазма.

Уже в феврале можно ожидать, что в ЕС извлекут урок из своей ошибки и определятся с кандидатурой, которой будут оказывать поддержку в качестве лидера оппозиции внутри страны. Пример Светланы Тихановской показывает полную несостоятельность идеи самоизоляции лидера и дистанционного формата общения со сторонниками. Хотя, учитывая то, что она – не профессиональный политик, при помощи советников и имиджмейкеров ей удалось сделать несколько больше в Литве и во время поездок по Европе, чем она смогла бы сделать в Минске.

Весна следующего года по многим причинам может быть тяжелой и определяющей для будущего Беларуси, однако важно понимать, что одномоментный демонтаж системы власти, формировавшейся более четверти века, практически невозможен, а если и произойдет, то будет только катастрофическим.

Поэтому, даже если данный прогноз окажется не слишком верен в деталях, в любом случае можно не сомневаться в том, что в следующем году Лукашенко в той или иной форме сохранит власть, хотя и не в полной мере, однако продолжит постепенно терять ее, а протест останется постоянным фактором белорусской политики. Процесс деструкции политической системы может идти быстро или медленно, но вполне однозначно направление, в котором он развивается.

Дмитрий Офицеров Бельский, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *