Почему бизнесмены в минске инвестируют в мебельные тц

Благодаря отсутствию нормальной оплачиваемой работы можно создать свой бизнес, как это сделал Динис Валиахметов. На данный момент он имеет в Омске три фирменных магазина мебельной фабрики Involux и еще один магазин по продаже матрасов.

Динис вспоминает, как после получения диплома и безрезультатных попыток устроиться на работу он хотел уже возвращаться в деревню Красноярку, откуда и приехал когда-то получать образование. Но в родных краях тоже перспектив не было.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

Потом, все-таки, выпускник нашел работу в транспортном департаменте города Омска, где проработал полтора года. Увы, заработная плата не могла покрыть даже расходы на аренду жилья. Такое не особо радостное стечение обстоятельств подтолкнуло Диниса к открытию собственного дела.

Бизнес перспективнее власти

Молодой предприниматель учился в СибАДИ на специалиста по организации безопасности дорожного движения и расследованию ДТП. Данное образование открывало перспективы для выпускника в любом ГИБДД либо в службе аварийных комиссаров. Но Динис сразу понял, что такая работа ему не по душе, хотя его старший брат давно и благополучно трудится в ГАИ.

Благодаря профессору СибАди Юрию Рябоконю, с которым у выпускника сохранились прекрасные отношения с учебы, Динис был трудоустроен в мэрию на должность ведущего инженера по безопасности ревизорской службы.

Полтора года работал за 7600 рублей в месяц, объезжал город в поисках дефектов на дорогах, которые следует исправить.

Например, отсутствует дорожный знак или разметка. Результативность его работы составляла около 1%. Еще тогда Динис понимал, что работа бессмысленная, хотел уволиться, но отец настоял на том, что работа в администрации имеет свои перспективы.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

Во время работы в мэрии молодого человека полностью содержали родители, ведь такой крохотный оклад не позволял оплатить даже аренду квартиры. Данная ситуация очень напрягала парня, и он решил сменить деятельность.

Совместно со своим другом будущий владелец мебельных магазинов организовал точку по продаже шашлыков на Первомайском рынке. Арендаторы позволили снять место с отсрочкой платежа на 3 месяца, такой же договоренности удалось достичь и при закупке продуктов.

Ребята смогли убедить поставщиков, что открываемая шашлычка будет исключительным местом. Таким образом, были получены напитки, различные чипсы, шоколадки и жвачки. Мясо молодые люди покупали и мариновали сами на своей съемной квартире.

Работали друзья по очереди, партнер с утра и до 7 вечера, а Динис сразу после работы в мэрии и до часу ночи. Шашлычный бизнес позволял молодому человеку зарабатывать в три раза больше, чем он получал на своей основной работе.

Но такой ритм и образ жизни быстро лишали сил, а квартира пропиталась запахом маринованного мяса. Тогда молодой предприниматель оставил шашлычную другу, но тот не смог справиться один с такой работой и в результате закрыл бизнес.

Сезонная депрессия

Затем Динису удалось устроиться в строительную компанию знакомых, там он занимался продажами. Нынешний бизнесмен рассказывает, как он легко договаривался с поставщиками о бонусах, и как руководство прислушивалось к нему в вопросах продвижения.

Но вот только эти успехи не особо сказывались на его заработной плате.

Однажды, получив 12 тысяч рублей, Динис понял, что ему проще самостоятельно заниматься подобным делом – это будет эффективнее и выгоднее.

И занялся, открыв точку продаж в арендованном офисе. Продавал молодой предприниматель те же материалы, что и его бывший наниматель. Сохранившиеся наработки с поставщиками помогли организовать дело, единственный недостаток – это сезонность, в зимнее время практически нет работы.

Салон продаж пережил две тихих зимы, после чего Динис решил искать другу отрасль для реализации, которая не имеет сезонного характера работы.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

Пока бизнесмен находился в поиске, родственник посоветовал ему начать продавать диваны. Сначала парню эта идея не очень понравилась, так как на омском рынке мебели вполне хватало конкурентов. А потом Динису пришла идея стать эксклюзивным дистрибьютором мебельной фабрики в Омске.

Бизнес по продаже стройматериалов дал возможность бизнесмену создать сбережения, которые были инвестированы в новое дело. Стартовый капитал состоял из накопленных 500 тысяч рублей, плюс помогли родственники, этих денег хватило на открытие первого магазина мебели.

Во время зимнего застоя на рынке стройматериалов парень изучал детали и особенности ведения мебельного бизнеса путем посещения имеющихся магазинов и общения с продавцами. В ходе исследования выявлял недочеты в работе, а также просчитывал возможные риски.

Магазин своими руками

Благодаря появлению соглашения о Таможенном союзе между Россией и Белоруссией, бизнесмен завез новый бренд в Омск. Мебельная фабрика Involux, с которой договорился Динис, является белорусской. В этой республике немного другое ценообразование, что и повлияло на выбор бизнесмена.

Идеальное соотношение цены и качества до кризиса и достаточно широкий ассортимент привлекли молодого человека. Данная фабрика специализируется на офисной и детской мебели. По словам владельца магазинов, львиная доля выручки складывается от продаж именно детской мебели.

После выбора партнера, бизнесмену необходимо было помещение для торговли. Он хотел арендовать в «Континенте» площадь на первом этаже, на которую, как оказалось, претендовали еще 40 фирм, и ждали они своей очереди уже около двух лет. Вариант с ожиданием не устроил Валиахметова и он решил согласиться на третий этаж, где кроме двух салонов матрасов не было больше ничего.

Первое время Динис делал все своими руками, для хорошего салона мебели требуется минимум 1,5 миллиона рублей инвестиций (такую сумму он потратил, открывая новый магазин в «Кит-интрьере»), а фактически на руках у молодого человека было 600 тысяч рублей. Поэтому в ночное время Динис сам делал ремонт в павильоне, даже доставку мебели и ее сборку он осуществлял своими силами.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

Так как третий этаж практически пустовал, конкурирующие салоны располагались на первом этаже, а аренду в 100 тысяч рублей необходимо было оплачивать, владелец магазинов решил сделать мощную рекламу.

Данный бренд был неизвестен на рынке, на слуху были в основном «Шатура» и «Лазурит».

Благодаря администрации «Континента», которая скупала оптом рекламные площади, бизнесмен разместил рекламу на билборде торгового центра (для «Континента» они обходились по достаточно низкой цене, таким образом, руководство помогало новым неизвестным компаниям в раскрутке). Кроме этого, Динис смог уговорить управление фабрики заняться продвижением своего бренда.

Разместив рекламу на болбирдах почти всего города, предприниматель смог усилить узнаваемость нового бренда, а также прилично сэкономить на мощной рекламе.

Однажды Динису приснилось, что на первом этаже «Континента» стоит подиум с образцами мебели. Эту идею парень решил воплотить в жизнь. Основу для подиума ему помог сделать брат из деревни, что не потребовало больших затрат.

А основные конкуренты хоть и раздосадованы таким фактом, но выделить средства на что-то похожее не могут, ведь никому даже не догадаться, что многое можно делать своими руками.

При помощи различных рекламных инструментов хозяин мебельных магазинов за полгода смог привлечь хороший поток клиентов и увеличить обороты, которые постоянно росли, пока не пришел декабрьский кризис, делится Валиахметов.

От кризиса спас Казахстан

Удачный старт в мебельном бизнесе состоялся, теперь необходимо задуматься о наборе персонала. Динис очень тщательно отбирал продавцов-консультантов и сборщиков мебели.

Мебельный бизнес достаточно специфичный, присутствует большая конкуренция. То есть, до покупателя необходимо доносить не только то, что это, например, шкаф или кровать, а также, почему он должен выбрать именно их и почему они лучше других.

От сборщика тоже многое зависит, поначалу приходилось сталкиваться с поломкой мебели, которую предприниматель менял за собственные средства. Позже была найдена отличная сервисная служба с профессиональными работниками, после чего количество жалоб не просто сократилось, а исчезло вообще.

Имея уже три торговые точки по продаже мебели, бизнесмен открыл салон матрасов, эта просьба поступила к нему от самого производителя. Так как товар сопутствующий его основному виду деятельности, Динис принял решение стать официальным представителем итальянской марки Lineaflex, запустившей производство в Подмосковье.

Кризис на мировом валютном рынке сказался на мебельном бизнесе. Цены поставщиков резко пошли вверх из-за курсовых колебаний, естественно покупатели стали отсеиваться.

Самое тяжелое время наступило в феврале, два месяца до него удалось продержаться за счет казахстанских покупателей, которые поддерживали стабильный спрос на мебель. Сам предприниматель любит пошутить на эту тему, якобы соседи выручили.

По подсчетам предпринимателя, в месяц на аренду, рекламу и другие расходы, уходит около 750 тысяч рублей.

В тяжелые времена эти платежи приходилось частично осуществлять из собственных средств, которые откладывались на расширение бизнеса.

Владелец сети салонов считает хорошим знаком то, что ему удалось выдержать кризис в то время, как многие его конкуренты вынуждены были закрыться.

Читайте также:  Описание объекта закупки по 44-фз: пример и правила

Большие планы на будущее бизнесмен не строит, на ближайшее время у Диниса Валиахметова в проекте расширение дела. Сейчас уже ведутся переговоры с различными производителями мебели, чтобы привезти в город новые бренды.

На данный момент спрос на мебель стабилизировался, динамика показывает на хорошие перспективы. Давно Динис мечтает открыть ресторан, возможно в будущем это осуществиться.

«На мебельном рынке Беларуси все слишком заржавело. Нужна встряска»

«Мебельный МегаМаркет Домашний очаг» был открыт в декабре 2014 года, когда на мебельном рынке Беларуси господствовал Советский союз, а специализация торговых центров только зарождалась. Директор «Домашнего очага» Анна Заборонок рассказала belretail.by о том, что сегодня из себя представляет этот сегмент рынка, как белорусы покупают мебель и каково быть мебельным ритейлером в Беларуси.

Что из себя представляет сегодня мебельный рынок Беларуси в разрезе производитель-ритейлер-покупатель?

Я бы сказала, что на мебельном рынке все слишком заржавело.

Долгое время мебельное производство в Беларуси было экспортно-ориентированное. Основной вектор был на Россию. Сегодня, к сожалению, это не так. Причину в сложном положении отрасли я вижу в отсутствии у производителей маркетинга в т.ч. Им банально не хватает классического маркетинга, не говоря уже о неких инновациях и супер-технологиях.

Я недавно была в Киеве, чтобы изучить то, что происходит на рынке, который хорошо встряхнуло. В Украине при всех неразберихе, переделе и падении покупательской способности, рынок развивается и растет. Это рынок на котором нужно очень быстро бежать.

Удалось посмотреть все: торговые центры и площадки, которые ориентируются на различные ЦА – от эконом-сегмента до премиального. Когда я вернулась в Беларусь, я откровенно плакала.

Согласно данным последнего опроса посетителей нашего торгового центра из всех, кто пришел и ничего не купил, более 30% ответили, что не нашли то, что искали. Т.е. вопрос не в уровне цены или сервиса. Просто нет товара, за который посетитель готов заплатить.

Поэтому сегодня на мебельном рынке нет понимания, что нужно потребителю, нет работы с конечным потребителем.

Я как девелопер, обязан обеспечить в торговый центр целевой трафик. Но работать и обслуживать посетителей обязаны конечные продавцы, которые расположены на площадях центра.

Я поражаюсь, как наш мебельный бизнес еще существует, работает и зарабатывает.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

И как же он работает?

Скидки. На мебельном рынке скидки – это зло. Здесь мы как всегда впереди планеты всей. 3 года назад я предупреждала партнеров – не копайте себе яму. Покупатель очень быстро привыкает к скидкам. Если 3-4 года назад, согласно нашим исследованиям, скидка не играла ключевой роли при принятии решения о покупке мебели, то сегодня без скидки продать невозможно.

Разбираемся почему: если поставить аналогичную продукцию разных производителей в один ряд, то покупатель не отличит от какого производителя, например, тот или иной диван. В этой ситуации он идет за лучшей ценой.

Но тут необходимо помнить, что для белорусского покупателя мебель – это инвестиция. С учетом нашей сегодняшней покупательской способности, большинство потребителей из сегмента средний/средний минус, к покупке мебели относятся как к приобретению автомобиля. В этой ситуации потребитель готов заплатить больше, если будет понимать за что.

В ИТОГЕ ПРОБЛЕМА НЕ В КРИЗИСЕ ИЛИ НИЗКОМ УРОВНЕ ДОХОДОВ, А В ТОМ, ЧТО ПРОИЗВОДИТЕЛИ БАНАЛЬНО НЕ ХОТЯТ СОЗДАВАТЬ ЦЕННОСТЬ.

Взять для примера расцветки. Если в fashion- сегменте популярны пастельные тона, то они тогда и в интерьере будут востребованы. Достаточно просто следить за тенденциями в открытых источниках и интересоваться модными веяниями. Все мировые тренды приходят в Беларусь через год-два. И это позволит производителям работать на опережение.

Качество производства. Беларусь всегда славилась качеством мебели. Все государственные предприятия – это по сути производители качественной мебели.

Но сегодня производитель массовой мебели не заинтересован делать долгосрочный продукт.

Если раньше мебель покупалась на 7-10 лет, что сегодня производитель говорит потребителю – мебельная мода быстро меняется, не нужно вам 7-10 лет жить в одной обстановке, нужно менять мебель через 3-5 лет.

Да, в таком диване, например, нет каких-то супер-комплектующих, но зато он в трендовом цвете, современном дизайне и вы его поменяете через 3 года на другой из новой коллекции. Это совсем другой стиль потребления.

Дизайн. У нас сегодня большинство государственных производителей производят классику. Но потребность в ней не более 15%. Зачем производить столько мебели в таком дизайне на которую нет спроса?

РЫНОК В БЕЛАРУСИ АБСОЛЮТНО УПРАВЛЯЕМЫЙ. Я ЗНАЮ БЕЛОРУССКИЕ КОМПАНИИ, У КОТОРЫХ ЕСТЬ ПОНИМАНИЕ РЫНКА, ЕСТЬ МАРКЕТИНГ И КОТОРЫЕ ПРОДАЮТ СВОЮ МЕБЕЛЬ С КОЛЕС. А НЕКОТОРЫЕ НА СУПЕРКОНКУРЕНТНЫЕ РЫНКИ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН.

В Беларуси сейчас идет этап формирования культуры потребления мебели. У самых смелых производителей сегодня есть возможность задать тон, моду, стиль. Если это не сделают белорусские компании, то тогда на рынок придут российские и зарубежные.

Уже сегодня чувствуется сильное присутствие российских производителей. Да, это «не долгосрочный актив» на 3 года, но люди покупают. Что мешает делать подобное белорусским производителям. Почему не делают – боятся рисковать.

Производство и торговля мебелью – это умение управлять ассортиментом. Ведь продумывая новый диван нужно думать о том, как он будет сочетаться с другой мебелью, светильника и пр.

Поэтому мы везде слышим – рынок просел, продажи упали, денег у потребителя нет. Для меня – это отмазка. Сегодня нет реальной конкуренции на  мебельном рынке.

Экономика. Мебельный бизнес должен быть высокомаржинальным бизнесом. Ведь мы продаем не диван, а продаем мечту, идею, комфорт, стиль. Себестоимость дивана может быть €50, а продать его можно за €1000, потому что он реально офигенно крутой по дизайну, тканям или расцветке.

В Беларуси также есть вопрос себестоимости. В России, например, производители, которые имеют свою розничную сеть, к себестоимости добавляют 100%. Наши в лучшем случае 20-30%. Если производитель в России работает с дилером, то дилер берет 50-70%. У нас 10-15%.

Белорусским производителям нужно разобраться в структуре себестоимости. Если производитель не может уменьшить себестоимость, то тогда необходимо включать чисто маркетинговые инструменты и создавать легенды, за которые потребитель будет готов платить.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

Что будет в ближайшем будущем?

Рынку необходима конкуренция. Чем раньше к нам придут международные игроки, тем раньше белорусы включат маркетинг и займутся работой.

Сегодня государство создает условия, при которых белорусский покупатель уговаривает себя покупать не диван мечты, а что-то приемлемое и самое главное недорогое. Т.е. если потребитель себя уговаривает на покупку, то он точно будет опускать производителя по цене.

Рынок может спасти конкуренция со всех сторон. Если не конкуренция, то мы дойдем до дна, когда люди будут не готовы платить больше за то, что предлагают производители.

КОГДА ДВА ГОДА НАЗАД МЫ ОТКРЫВАЛИ ЦЕНТР ОДНОЙ ИЗ ЗАДАЧ СТАЛО РАЗВИТИЕ И ОБРАЗОВАНИЕ РЫНКА. МЫ СЕБЕ ОТДАВАЛИ ОТЧЕТ, ЧТО ЭТО НАША СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРЕД РЫНКОМ.

Сегодня мы минимум 3-4 раза в год привозим иностранных консультантов, которые обучают арендаторов, делаем различные исследования. Это наша инвестиция в развитие рынка.

Мы всегда радуемся, когда у кого-то из наших партнеров получается выстроить сеть магазинов по всей стране.

Как выбираться производителям мебели из скидочной зависимости?

Я не говорю, что скидок не должно быть. Но они должны быть обоснованы.

  • Во-первых, скидку необходимо предоставлять на непопулярный, немодный товар, который снимается с производства.
  • Во-вторых, продавать со скидкой образцы, которые использовались для изучения спроса на коллекцию.
  • В-третьих, предлагать скидки на экспериментальные партии, которые остались невостребованными.

Т.е. должны быть скидки на товар, которому нужна поддержка и он нишевый, специальный, экспериментальный. На основную выверенную линейку, а уж тем более новую коллекцию, скидок быть не должно.

С точки зрения девелопера в мебельном бизнесе должны работать программы лояльности и акции за покупку. Сегодня потребитель купил диван, завтра ему нужна кухня и пр. Вот вам карточка накопительная приходите. Дайте карточку соседям, пусть придут к нам и купят со скидкой, вы больше накопите.

Также подобные схемы могут предлагать производители широкого ассортимента. Для тех, кто работает в узком сегменте – мягкая мебель, детская и пр., такие программы вряд ли будут работать.

То же касается и в целом торговых центров. Сегодня маяками уже не считаются супермаркеты или гипермаркеты, также не считаются маяками фудкорты и магазины бытовой техники или магазины DIY.

Сегодня маяками считаются некие вау-фишки, которые делают торговый центр уникальным (например, аквариумы, дельфинарии и пр.) и сервис (например, дисконтная карта торгового центра). Однако как только подобные карты введут большинство ТЦ, данный инструмент перестанет работать.

Читайте также:  Как перестать, наконец, отвлекаться

Т.е. в любом случае необходимо искать решения на поле уникальности.

JYSK объявил об открытии магазина в Минске и планах по развитию сети в Беларуси. Как это отразится на операторах, которые уже работают на рынке?

Очень ждем. Приход такого игрока однозначно приведет к развитию рынка. Чем больше будет приходить к нам западных компаний с правильными маркетингом и подходами к ведению бизнеса, тем лучше будет нашему рынку. Местные производители наконец-то начнут двигаться.

Сегодня все говорят о проникновении интернета во все сферы бизнеса. Каково сочетание онлайна и оффлайна в мебельном бизнесе?

Тренд усиления онлайна очевиден практически во всех сферах. Однако сегмент мебели в данном случае спецефичен. Мебель выбирают глазами, руками и телом.

Мы понимаем, что в интернете необходимо быть, потому что на вопрос «Каким образом вы принимаете решение о выборе места покупки мебели и где вы ее ищете» ответ – в интернете.

Т.е. в Сети должны быть сайты, лендинги, интернет-магазины, но покупатель там присматривается, приценивается и выбирает куда он поедет за окончательной покупкой.

И когда он приезжает в магазин, на первый план выходит мастерство продавца-консультанта, задача которого вывести покупателя на нужный чек и сделать кросс-продажи.

Через интернет продается мебель с низкой ценностью риска. Например, стулья и другие мелкие предметы. Диван за 5000 у.е. вряд ли будут покупать через интернет.

Важные факторы для предметов, которые продаются через интернет – доставка с течение суток, грамотный ассортимент, наличие товара на складе.

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦ

IKEA уже давно построила свою бизнес-модель на продаже готовых решений, которые избавляют покупателя от поиска в разных местах необходимых аксессуаров и элементов интерьера. Почему у нас торговые центры не идут по этом пути?

Из этой модели что-то сработает у нас, а что-то нет. Если говорить про масс-маркет, то наши люди очень легко поддаются модным тенденциям, в результате эту моду можно навязывать.

Конечно с дизайнерским видением обстановки квартиры у нас все очень плохо. В стране нет достойных журналов на эту тему, интересных интернет-ресурсов. Кроме IKEA по сути рынку никто ничего не предлагается, а повторять технологии этого мирового лидера никто из производителей не решается – IKEA не переплюнуть.

У себя в торговом центре мы стараемся располагать арендаторов таким образом, чтобы для покупателя это окружение выглядело неким единым решением. Некоторые арендаторы уже договариваются между собой о кросс-партнерстве, еще сильнее привязывая покупателя к конкретной зоне или тематике.

Интегрированием под конкретные решения сегодня надо заниматься, т.к. у нас мало компаний, готовых предложить что-то под ключ.

Что сегодня важно для эффективной работы торгового центра

Дисциплина. Режим работы торгового центра с 10.00 до 21.00. Это значит, что в 9.55 все продавцы должны быть на рабочих местах и в хорошем настроении. В 21.05 они должны закрыть рабочие места и покинуть зал.

Активная работа конкретных арендаторов со своей аудиторией. Накладывая свою целевую рекламу на общую рекламную активность всего торгового центра можно получать хороший эффект. К сожалению мало кто еще это понимает.

Каковы основные медиаканалы привлечения посетителей в торговый центр?

Наружная реклама при правильной стратегии на сегодня для нас является самым эффективным инструментом. Он дает нам до 35% трафика. Стоимость контакта – 10 коп.

Очень интересный канал – рекламные листовки. Или распространение в местах скопления ЦА (строительные супермаркеты и мебельные магазины) или почтовые ящики. Но последнее работает не во всех районах Минска.

Печатные издания. Сегодня мы наблюдаем увеличение интереса к данному формату, но из-за отсутствия качественных тематических изданий мы очень ограничены в выборе.

Интернет. Не смотря на то, что 90% потенциальных покупателей мебели смотрят различную информацию в интернете, наибольший трафик нам дают поисковые системы. Причем, SEO должны заниматься как производители, так и торговый центр.

Контекст является слишком дорогим каналом. Кроме того, с точки зрения бизнеса меня интересует не то, сколько человек пришло ко мне на сайт и что-то там сделали, а сколько из них приехало в торговый центр.

SMM в мебели не работает. По крайней мере пока. Если по другим интернет-каналам стоимость контакта 25-50 коп., то в социальных сетях этот показатель составляет 1,5-2 руб. В соцсетях важны подача и контент.

Но какой контент мы будем давать в соцсетях, если в Беларуси нет дизайна и инноваций. Остается говорить о неких мифических вещах, которые отсутствуют в жизни, что малоинтересно нашей аудитории.

Нет вкусного реального контента, под который можно создать сообщество.

Недавно мы попробовали видео-рекламу в интернете. Пока сложно сказать каков результат, но все идет к тому, что этот канал мы также будем минимизировать.

ТВ просто рушится на глазах. Если наши каналы не предпримут каких-то действий, то боюсь предположить, что будет с этим медиа в ближайшем будущем.

Радио мы для себя закрыли уже очень давно. Мебель по радио не  продается.

Поделиться в социальных сетях:

Кто из иностранных инвесторов опутал Беларусь торговыми сетями | Народная Воля

Почему бизнесмены в Минске инвестируют в мебельные ТЦФото с сайта zautra.by

Сколько крупных ретейлеров с зарубежным капиталом работает на белорусском рынке.

Сеть детских товаров «Буслік», о приобретении 90% доли которой недавно объявила польская компания CDRL, является всего одним из дюжины крупных ретейлеров с иностранным капиталом, присутствующих сегодня в розничном сегменте Беларуси.

Небольшой масштаб рынка и его зарегулированность на протяжении всего периода развития отпугивали тех, кто готов был инвестировать в этот сегмент национальной экономики. Несколько проектов прекратило существование через их продажу более искушенным в местных условиях белорусским игрокам.

Завтра твоей страны составило топ-12 крупнейших розничных проектов в Беларуси, в которых напрямую участвует иностранный капитал.

«Соседи» (Литва)

Первопроходцами в белорусской рознице стали литовцы. В 2001 году литовские бизнесмены (Алма Яунцемене, Мариус Мацевичус и Арунас Папирас), занимавшиеся до этого дистрибуцией товаров известных мировых брендов, вместе с местными партнерами открыли первый супермаркет «Соседи».

«Соседи» выросли в одну из крупнейших национальных фуд-сетей и продолжают развиваться. Недавно было объявлено о вхождении в ее состав супермаркетов Preston и магазина «Заходні».

«Алми», Spar (Россия)

«Алми» — это первый и с 2018 года (после выхода «А1» из «Белмаркета») единственный российский проект в фуд-ретейле Беларуси.

Проект имеет белорусские корни, поскольку его создатель, бывший акционер российских розничных компаний «Виктория» и «Дикси» Александр Зарибко родом из Пинска. В 2005 году он купил первый магазин в Минске («Закрама»), а с 2006 года начал создавать сеть «Алми».

В 2017 году российский бизнесмен привел на белорусский рынок франшизу нидерландского бренда Spar.

«Евросеть» (Россия)

В 2005 году на белорусском рынке появляется сеть салонов связи «Евросеть», созданная Евгением Чичваркиным. Местная компания «БелЕвросеть» на пике своего развития управляет около 80 точками продаж телефонов и аксессуаров к ним.

В течение 2010-х годов у материнской компании несколько раз меняются собственники. В 2018 году очередной владелец «Евросети» Олег Малис объявил, что объединит ее салоны с принадлежим ему «Связным» под брендом последнего.

«Буслік» (Польша)

«Буслік» создавался в 2006 году белорусским бизнесменом Сергеем Мисяченко и его партнерами из России – Константином Адамией, Андреем Дембиковым, Олегом и Еленой Кудиновыми. В 2009 году партнеры привлекли в капитал управляющей компании сети «ТПГ «Вест Ост Юнион» портфельного инвестора – Европейский банк реконструкции и развития.

В ноябре этого года стало известно, что совладельцы «Бусліка» продают его 90-процентную долю польскому ретейлеру CDRL.

«ОМА» (Финляндия, Литва)

В 2007 году в белорусский сегмент DIY-торговли заходит один мировых гигантов розничной торговли – финская группа Kesko. Через совместное предприятие Kesko Senukai, созданное с литовцами Аугустинасом и Артурасом Ракаускасами, финны приобрели контрольный пакет у шести совладельцев белорусской сети.

В настоящее время Kesko Senukai принадлежит 100% доля в «ОМА», которая является лидером этого сегмента белорусской розницы.

«Связной» (Россия)

В 2007 году на белорусском рынке появляется сеть «Связной» Максима Ноготкова. Российский бизнесмен выкупает салоны «Фокус» и «МегаПлюс» и превращается в одного из крупнейших продавцов мобильных телефонов.

В 2010 году «Связной» перешел в руки Олега Малиса, который с 2018 года занимается объединением бизнеса с «Евросетью».

«Мила» (Германия, Россия)

Сеть «Мила», которую с 2007 года формируют дистрибуторы продукции мирового гиганта Henkel Group, становится в Беларуси первенцем формата дрогери.

Основные владельцы «Милы» имеют германское и российское гражданство.

Мart Inn (Литва)

В 2012 году в белорусском фуд-ретейле стартует проект Mart Inn. За ним стоят акционеры известной литовской сети Maxima Миндаугас и Гинтарас Марцинкявичусы.

Читайте также:  Какие гаджеты юзают белорусские бизнесмены — наш опрос

Испытывая проблемы с развитием белорусского бизнеса, через несколько лет они пригласили в Mart Inn еще одного известного литовского ретейлера, владельца сети Norfa Дайнюса Дундулиса.

LC Waikiki (Турция)

Событием в формате торговли готовой одеждой стал приход в Беларусь в 2013 году одного из крупнейших турецких ретейлеров LC Waikiki.

Розничный бизнес в Беларуси турецкие бизнесмены развивают через «дочку» «ЭлСи Ваикики Ритейл Бел».

Kari (Россия)

С 2013 года инвестирует в розничный бизнес в Беларуси бывший совладелец российской сети «Эльдорадо» Игорь Яковлев.

Он создает на постсоветском пространстве и некоторых других странах сети обуви и детских вещей и игрушек под брендом Kari.

JYSK (Дания)

Иностранцы осваивают еще одну розничную нишу в Беларуси. В 2016 году открывает в Минске свой первый торговый объект датская сеть магазинов товаров для дома JYSK, принадлежащая миллионеру Ларсу Ларсену.

Датчане довольны динамикой развития и планируют открыть 25 магазинов на всей территории страны.

Inditex (Испания)

Главное событие в белорусской рознице в 2017 году – это долгожданный приход испанского ретейлера Inditex.

Магазины его брендов Zara, Zara Home, Pull and Bear, Stradivarius, Oysho, Bershka и Massimo Dutti открываются в торговом центре Dana Mall. Планируется появление новых торговых точек в других центрах.

Поделиться ссылкой:

Made in Belarus. Минчанин бросил успешный IT-бизнес, чтобы основать мебельную фабрику — Недвижимость Onliner

Биография бывшего IT-бизнесмена Андрея Решетина во всем идет наперекор трендам. Будучи основателем успешной компании CactusSoft, он бросил IT, чтобы создать мебельное производство. Отверг современные стили и выбрал вычурную классику.

Поехал со своим начинанием в Скандинавию, откуда к нам пришла мода на строгий минимализм, простые линии и пастельные тона, и именно там нашел своего клиента. Пока другие дизайнеры прокачивают воображение, отсматривая картинки в Pinterest, Решетин не приближается к ним на пушечный выстрел, чтобы случайно не украсть чужую идею.

Onliner продолжает цикл Made in Belarus — о наших земляках, которые создают незаурядные вещи и прославляют свои имена далеко за пределами родного города.

Премиальная IKEA

Долгое время Андрей и его жена Вера были известными белорусскими IT-бизнесменами. Но спустя 11 лет чета продала компанию CactusSoft бельгийцам и открыла совсем другое дело — фабрику по производству крафтовой мебели с таинственным названием Black Owl.

Вот как пара объясняет это решение: обставляли дом, захотелось брутального интерьера, не смогли найти на рынке ничего похожего на свой замысел — лишь неразборные глыбы металла, которые не влезали ни в дверь, ни в окно. Тогда решили заказать у гаражных сварщиков мебель по своим чертежам. Работа была кропотливой, результат — несовершенным. Решетин как типичный перфекционист этого так не оставил и основал фабрику Black Owl.

Разработал линейку мебели в красивой и компактной упаковке. Комплекты могут доехать в любую точку земного шара и собраться с помощью гаечного ключа и отвертки.

Сейчас семья живет на две страны. В Минске у Андрея небольшой производственный цех и восемь постоянных сотрудников: два менеджера, сварщики и слесари. На случай аврала есть пара людей на подхвате, работающих по договору подряда. А сам Решетин выполняет роль дизайнера и конструктора в одном лице.

Больше 80% клиентов Black Owl обитает в Дании. Поэтому Андрей едет в Минск, чтобы контролировать производство, а затем возвращается в Данию решать вопросы с заказчиками.

80% клиентов из Дании, хотя для них все вдвое дороже, чем для белорусов

Цены на продукцию Black Owl для датчан вполовину выше, чем для белорусов, ведь приходится тратить деньги на доставку и растаможку. Например, кресло Bruk в Дании стоит порядка $2000, стол Greenwich длиной 2,5 метра — около $1700.

— Для датчан это недорого. Там другой уровень жизни и авторские оригинальные вещи ценятся больше реплик, — утверждает Решетин. — А насчет белорусского рынка у меня изначально не было розовых очков.

Открывая Black Owl, я понимал, что он будет экспортным.

В месяц мы продаем 8—10 единиц мебели. Наверное, для маленькой мастерской это был бы успех, но когда я основывал фабрику, то представлял себе конвейер и фуры, уходящие караваном за горизонт.

В планах — развитие пусть и не очень обширного, но поточного производства на 80—100 единиц мебели в месяц. А пока Black Owl не обрел узнаваемость, основную прибыль фабрика имеет от изготовления стеклянных лофт-перегородок.

— В Дании наши перегородки продаются в три раза дороже, чем в Беларуси, потому что делать их под заказ в 1200 км от заказчика очень рискованно, — продолжает Андрей.

— Если по приезде в Данию эта перегородка не состыкуется со стеной, ее придется выбросить и сделать с нуля. Так будет дешевле, чем отправлять обратно в Беларусь на доработку.

К счастью, мы установили более 50 перегородок и ни разу не промахнулись с размером, но я планирую открыть в Дании поддерживающее производство, чтобы дать нам право на ошибку.

Кстати, словом «лофт» такие перегородки называются только у нас. В Европе их величают Crittall, в Дании — New Yorker. А в Беларуси «лофтом» называется любой интерьер с вкраплением металла.

И хотя слово «лофт» очень успешно продает вещи на белорусском рынке, я стараюсь уйти от него и считаю, что мои изделия гораздо больше вписываются в классический интерьер.

Наш маркетинг вообще ориентирован на западных клиентов. Мы не постим в соцсетях глубокомысленные «простыни» и не интересуемся у читателей, какой вариант дизайна им больше нравится, хотя в Беларуси такой подход более продаваем.

Наши соцсети ведутся строго — так, как мы привыкли общаться с иностранными заказчиками во времена своей бытности в IT. Для зарубежной публики это индикатор.

Обычно тот, кто хайпит в соцсетях, устраивает опросы, пишет об успехе и выходе из зоны комфорта, по факту ничего путного предложить не может.

Несмотря на экспортную направленность бизнеса, Решетин черпает вдохновение в белорусской глубинке. У Black Owl есть два аккаунта в Instagram: в одном представлены товары, в другом — живописные фото из Беларуси.

View this post on Instagram

A post shared by Countryside Stories (@black.owl.by) on May 4, 2019 at 12:14pm PDT

View this post on Instagram

A post shared by Black Owl Manufacturer (@black.owl.craft) on Jan 25, 2018 at 12:43pm PST

Недавно Black Owl освоила новую нишу — геометрические витражи для веранд, которыми полнится белорусская глубинка. Когда-то такой витраж мог сделать любой парень на деревне, а сегодня это — давно забытое искусство, реплики которого стоят дороже старой избы с витражами.

View this post on Instagram

A post shared by Countryside Stories (@black.owl.by) on Dec 8, 2018 at 12:55pm PST

«Мы позиционируем себя датской дизайнерской студией»

Решетин считает, что всеобщее счастье — это национальная идея датчан, и рассказывает, как знакомый украинец, который живет в Копенгагене и нигде не работает, получил бесплатную путевку на Мальдивы от государства. Просто потому, что каждый человек, живущий в Дании, раз в год должен съездить в отпуск.

View this post on Instagram

A post shared by Black Owl Manufacturer (@black.owl.craft) on Apr 26, 2018 at 7:03am PDT

— В Данию мы переехали потому, что жена хотела тут жить, — говорит Андрей. — У нее спокойный нордический характер, а здесь ни жары, ни лишних переживаний. Датчане живут неспешно и не парятся. Они в шоке от того, какие мы пунктуальные. Для них ответить на деловое письмо спустя неделю — это норма жизни. Мы даже выжидаем денек с ответом, чтобы они не пугались.

— Здесь мы позиционируем себя датской дизайнерской студией. Не потому, что датчане не любят Беларусь, а потому, что ничего о ней не знают. При слове «Беларусь» датчане впадают в ступор, — продолжает Решетин. — Для них это страна без репутации, белое пятно на карте Европы. А людей пугает неведение. Мне проще сказать, что я русский, — так для них понятнее.

Недавно я выиграл конкурс в номинации «Перспективный молодой датский дизайнер». Было смешно, потому что мне 46 лет и я айтишник из Беларуси.

О затратах, прибыли и конкуренции

— В Дании под любой бизнес бесплатно выделяют консультанта-эксперта, — продолжает Андрей. — И это не диванные эксперты, а люди, которые возглавляли крупные корпорации. Мой эксперт говорит, что я выбрал крайне сложную идею для стартапа.

По сравнению с IT войти в индустрию дизайнерской мебели — каторжный труд. Чтобы стать узнаваемым, нужно проработать на рынке 20—30 лет. И то не факт, что получится.

Поначалу меня это остудило, но потом обрадовало, поскольку дела продвигаются быстрее, чем предполагал наш бизнес-консультант.

Фабрика Black Owl вышла в плюс, но затраты на ее открытие не окупились. Решетин убежден, что маржинальность бизнеса белорусских слесарей, которые куют железные розочки и варят гаражные навесы, гораздо выше, чем у его стартапа, а сравнения с «айтишкой» он тем более не выдерживает. Но это обстоятельство не особо расстраивает создателя.

— Честно говоря, я не считал, сколько во все это вложено, — признается Андрей. — Подозреваю, что больше $100 тыс. Конечно, в IT затраты отбиваются гораздо быстрее. Но сейчас я не вижу смысла считать расходы и сравнивать их с доходами. Я хочу продвигать свои идеи, и моя голова занята дизайном, а не бухгалтерией.

От редакции. Если вы знаете соотечественников, которые создают незаурядные вещи и прославляют свои имена за пределами Беларуси, пишите на se@onliner.by.

  • :
  • Столяр из Бреста собирается строить фантастические фигуры из дерева и ищет единомышленников
  • Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю
  • Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь
  • Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *