Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Рост цен на нефть не сильно помогает рублю, на который давит угроза санкций. Какие факторы и как будут влиять на российскую валюту в ближайшее время?

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Роман Пименов / ТАСС

С начала 2021 года рубль укрепился примерно на 0,8% по отношению к доллару, несмотря на сохраняющуюся угрозу ужесточения санкций со стороны США и ЕС. Ему помог рост цен на рынке нефти, а так же тот факт, что Вашингтон и Брюссель пока воздерживаются от экстремальных санкционных мер.

Геополитические риски прогнозировать нелегко, а вот от нефти ждут продолжения роста. Что в этом случае будет с российской валютой к концу первого полугодия? Мы опросили экспертов, чтобы выяснить, чего ждать от пары доллар-рубль в ближайшие месяцы.

Аналитики обещают дальнейший рост цен на нефть — вплоть до $100 за баррель

Рынок нефти начал 2021 год мощным ростом. Нефть марки Brent с начала года подорожала на 34%, 11 марта достигнув $69,63 за баррель. На пике, 8 марта, нефть росла до $71,38 за баррель.

Ралли объяснялось аномально холодной погодой — снег выпал даже в обычно жарком Техасе, что сократило поставки нефти и нефтепродуктов, так как из-за морозов упала добыча нефти и закрылись некоторые нефтеперерабатывающие заводы.

Другой фактор — действия ОПЕК+, которая 4 марта оставила квоты на добычу без изменений.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Shutterstock

Главный инвестиционный стратег ITI Capital Искандер Луцко полагает, что на этом фоне цены на нефть через полгода могут взлететь еще на $30, до $100 за баррель. «Мы ожидаем, что цены на нефть Brent достигнут $80 за баррель и даже выше к началу третьего квартала, пиком котировок может стать конец третьего квартала — около $100 за баррель», — написал он в обзоре от 9 марта.

«Нефть действительно может вырасти и выше $80 за баррель, — согласен аналитик группы компаний «Финам» Андрей Маслов. — Пока еще трудно предсказывать поведение игроков на рынке нефти до конца года, однако в целом восстановительный тренд действительно начинает просматриваться».

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Shutterstock

По мнению эксперта, восстановление спроса будет проходить медленно, поскольку возвращение промышленности к полной загрузке мощностей связано со сложностями из-за нарушенных цепочек поставок, а восстановление международного авиасообщения пока происходит не слишком активно. Однако даже в условиях такого постепенного восстановления возможен значительный рост цен на нефть, уверен он. Прогноз Маслова:

  • $70-80 за баррель на первых этапах восстановления спроса;
  • $80-90 за баррель — по мере увеличения потребления энергоресурсов.

При этом «к концу 2021 года нефть действительно может в моменте подобраться к $100 — при условии окончания пандемии. Однако это возможно при резком увеличении производства и отстающей добыче и переработке нефти, что возможно только непродолжительное время», — заключил аналитик.

Цены на нефть растут, но на рубле это отражается слабо. Из-за бюджетного правила

Однако на значительное укрепление курса рубля вследствие роста нефтяных котировок рассчитывать не стоит. Причина — бюджетное правило, ограничивающее трату нефтегазовых доходов, полученных от продажи нефти Urals по цене выше планки отсечения. В 2021 году эта планка составляет $43,3 за баррель.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Shutterstock

Согласно бюджетному правилу, на дополнительные нефтегазовые доходы, поступающие в бюджет после превышения над планкой фактической цены на Urals Минфин увеличивает покупки валюты. Из-за этого влияние нефтяных цен на рубль практически нейтрализуется.

«Бюджетное правило — это отчасти причина, почему с начала года рост цены на нефть значительный, а рубль практически стабилен.

Российская валюта сейчас движется не за счет цены на нефть, а за счет других факторов, связанных с ситуацией на глобальном долговом рынке, а также со специфическими российскими историями, связанными с восприятиями риска санкций», — заявил «РБК Инвестициям» главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин.

Он добавил, что рост цены на нефть ставит российский бюджет в достаточно сильную позицию относительно других стран, у которых высокий долг и дефицит бюджета. Однако для рубля это больше психологическая поддержка — все и так знают, что в плане макростабильности Россия достаточно сильная страна, отметил Долгин.

Возможные санкции — главный фактор давления на рубль

Более важный фактор влияния на рубль — геополитика и возможно ужесточение санкций. 5 марта Bloomberg сообщил, что США и Великобритания обсуждают введение новых, «экстремальных» санкций против России.

В начале марта власти США и ЕС уже ввели санкции в отношении некоторых чиновников и силовиков, США незначительно расширили существующие ограничения в отношении России, касающиеся экспорта чувствительных технологий.

Повод для санкций — отравление Алексея Навального и замена его условного срока по делу «Ив Роше» на реальный. Bloomberg писал, что в случае, если Россия «снова нарушит запрет на применение химического оружия», президент Джо Байден рассмотрит вопрос о распространении санкций на российский госдолг.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Drew Angerer / Getty Images

В марте после новостей о «мягких» санкциях со стороны ЕС и США рубль смог укрепиться на 1-2% против доллара, однако с увеличением риска введения более жестких санкций курс снизился на те же 2%, несмотря рост цен на нефть. Именно этот фактор оказывает на курс рубля значимое влияние, считает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

«Санкционная премия в курсе рубля к доллару сейчас около 10%. Эта доля в последнее время колеблется от 8% до 12%. 10% от текущего курса — это около ₽7,5. Если отнять их от текущего курса, мы получаем ₽65-66 за доллар, что при цене на нефть почти в $70 за баррель, наверное, более адекватный курс, чем тот, что мы видим», — рассуждает аналитик.

Эксперты не ждут взрывного роста доллара

Владимир Тихомиров, BCS Global Markets: «На середину года я ожидаю ₽72-74 за доллар, то есть чуть-чуть лучше, чем текущий диапазон в ₽73-75. На конец года я ожидаю ₽70-72 за доллар, то есть постепенное укрепление в течение года.

Это может быть связано с некоторым ослаблением геополитических рисков — все-таки почти год пройдет со времени, когда начала работать новая администрация США, и ее политика станет более ясной, в том числе в области санкций.

Ожидаю восстановление к концу года всех экономик, включая российскую, что будет поддерживать в том числе и курс рубля».

Егор Сусин, глава Центра экономического прогнозирования Газпромбанка: «Считаю, рубль будет находиться вблизи середины диапазона ₽74-75 за доллар — отчасти это связано с рисками роста волатильности на международных рынках.

Для валют развивающихся стран эта ситуация будет не очень комфортной. Есть внутренние факторы: спроса нерезидентов на российские активы нет, ликвидность на развивающиеся рынки приходит небольшими порциями, и эти притоки очень нестабильны.

Поэтому я думаю, что ₽74-75 — это центральный диапазон».

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Сергей Коньков / ТАСС

Дмитрий Долгин, ING: «Прогноз по паре доллар/рубль на середину 2021 года — ₽72 за доллар, конец первого квартала — ₽73 за доллар, по итогам года — тоже ₽73 за доллар».

Александр Осин, «Фридом Финанс»: «Корреляция курса рубля и цен на нефть за последние 8-10 лет существенно ослабела. Курс рубля сравнительно слабо откликается на рост нефтяных цен на фоне стабильно низких темпов роста ВВП и стабильно повышенных долгосрочных инфляционных и инвестиционных угроз.

Наш базовый прогноз на конец 2021 года исходя из динамики нефтяных цен — ₽65-72 рублей за доллар.

В первом полугодии вероятно повышение курса доллара и евро в диапазоны, соответственно, ₽80 — 90 за доллар и ₽95 — 105 рублей с последующим возвращением данных валютных пар в диапазоны ₽70-80 за доллар и ₽85 — 95 за евро».

Андрей Маслов, «Финам»: «Высокие цены на нефть положительно отразятся на валютах стран-экспортеров, рубль не станет исключением. У России появится шанс закрыть дефицит бюджета, что важно во время восстановления после пандемии.

Но стоит понимать, что ослабление рубля во многом связано с геополитической компонентой, и нефтяные доходы могут быть нивелированы новыми санкциями со стороны США и ЕС.

Ожидаем, что рубль все же не сможет вернуться к докризисным показателям и будет колебаться в коридоре ₽68-73 за доллар и ₽82-88 рублей — за евро».

Анна Морина, «Открытие»: «Благодаря бюджетному правилу рубль не так сильно привязан к нефтяным котировкам, как раньше. Сейчас на него больше действует баланс экспорта-импорта, притока-оттока средств нерезидентов, санкционная риторика. При отсутствии существенных новых санкций мы ожидаем укрепление рубля до ₽71-72 за доллар к середине года».

Больше новостей об инвестициях вы найдете в нашем аккаунте в Instagram

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Кто больше всего пострадал от кризиса, можно ли было его избежать и в чем можно найти выход. Своими мнением и прогнозами делится Михаил Андреев, руководитель компании «Белреализация» (продажа и обслуживание проблемных активов).

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила АндрееваЧто будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила АндрееваЧто будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила АндрееваФото с сайта forum-conquete-spatiale.fr

– В начале года я говорил, что осенью жду улучшения ситуации в экономике. В частности, ожидал какого-то оживления торговли. Этого, к сожалению, не произошло. Оптимистичные прогнозы не сбылись.

Я думаю, что причина кризиса кроется в нескольких факторах. Один из них – цена на нефть не выросла, и мы получаем меньше доходов от продажи нефтепродуктов наших НПЗ за рубеж. Соответственно, меньше выручки в валюте.

Читайте также:  Как оценить стартап — инструменты для собственников и потенциальных инвесторов

Наш основной торговый партнер – Россия сейчас плохой покупатель для всех белорусских компаний, не только для нефтепереработчиков. Он не может обеспечить тот уровень спроса, который позволил бы белорусской экономике чувствовать себя стабильно. В связи с ослаблением российского рубля (и нашим отставанием в темпах девальвации) продукция многих наших предприятий стала неконкурентной.

Мой прогноз: текущая ситуация сохранится минимум до конца года. Спроса в нужном для нас объеме в России не будет ближайшие месяцы. Причин для улучшений не вижу.

У нас будет ползучая, вялотекущая девальвация. В последние дни был небольшой всплеск, но дальше курс рубля может снижаться по 1-2% в неделю.Думаю, что Нацбанк сдержит резкие скачки. Эта ситуация у нас продолжается с начала года, начинаем привыкать.

Почему я склоняюсь к пессимистичному сценарию

1. В Беларуси хронически недодевальвирован рубль к уровню российского рубля. Мы постоянно отстаем в темпах. Хотя наши доходы тоже зависят от цен на нефть и от уровня доходов в РФ. Это мешает нашим экспортерам. Смотрите сами.

Грубо за год, с 1 сентября 2014, российский рубль упал с 37 до 70 рублей – это девальвация в 89%.

А наш рубль за тот же период девальвировался с 10 430 до 17 600 рублей – это 66%.

Мы постоянно движемся с опозданием. Я думаю, правильным решением будет двигаться синхронно: 10 430 + 89% = 19 712. Может быть, мы к этому и придем до конца года. Соотношение белорусского рубля к российскому нужно держать на уровне 300. Тогда у нас не было бы таких ощутимых потерь от экспорта в Россию.

2. В России показатели по просроченным кредитам на 1 июля хуже, чем у нас: их доля составляет примерно 5,5% от общего объема кредитов и займов юрлиц и 9,5% от займов физлиц.

У нас доля просроченных кредитов на 1 июля составила 2,3% (юрлица + физлица). Хотя в России кредиты дешевле в разы, процентная ставка ниже, а доходы выше. А у нас, выходит, ситуация лучше. Неужели у нас экономика лучше российской?

Я думаю, что у нас банки просто не показывают реальный объем просроченной задолженности. Они не спешат переводить долги в ранг проблемных. Ведь тогда нужно обращаться в суд, пройти все необходимые процедуры, останавливать начисление пени (по лизингу и кредитам). Все это финорганизациям в корне невыгодно. Ведь пеня от 0,1% до 0,5% от суммы долга в день – сумасшедший процент. Это выгодно.

Внутренние проблемы в экономике

В Беларуси хватает и собственных проблем. Например, у нас не диверсифицирован экспорт. За последние 20 лет мы в этом направлении мало что сделали.

Мы не уменьшили долю госсектора в экономике и теперь нечем «кормить» убыточные предприятия.

Нужно понимать, что быстро решить вопрос с диверсификацией не удастся. На это уходят годы и даже десятилетия: налаживается логистика, открываются представители, создается сервисная сеть и т.д.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила АндрееваФото с сайта belaruspartisan.org

Недавно в Минск приезжал премьер-министр Пакистана Наваз Шариф. Допустим, Пакистан решил купить наши трактора, станки, МАЗы. Но нужно понимать, что они не купят все эти товары за деньги – будут использованы финансовые инструменты. Например, международный пятилетний лизинг без первоначального взноса, рассрочка и любые другие инструменты, которые помогут разгрузить склады.

За деньги такие товары не покупают (если бы они были кому-то очень нужны, то их бы уже приобрели).

Так что и государству, и частным компаниям, на мой взгляд, нужно играть с условиями продажи. Вот взять, например, телевизор «Горизонт» и Samsung. Пускай они стоят одинаково. Однако за Samsung нужно заплатить сразу, а «Горизонт» продается в кредит на 5 лет, а платежи по нему начнутся еще через год. Это условие уже может заинтересовать покупателя. То же самое касается и других сфер.

И не нужно надеяться, что мы сможем быстро захватить новые рынки.

Какие сферы бизнеса страдают сейчас сильнее всего

По моим наблюдениям, хуже всего обстоят дела в двух сферах:

1. Строительство. В открытых источниках есть реестры убыточных предприятий. В них «Гомельстекло», «Кричевцементношифер», «Строммашина», «Забудова»… Строительство – это сфера, которая тянет за собой много других отраслей: производители стройматериалов и смесей (бетон), отделочники и т.д.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила АндрееваФото с сайта komtv.org

2. Перевозчики. Когда экономика погружается в рецессию – первыми страдают они. Замедляется (прекращается) движение товаров между поставщиками и сборщиками оборудования, магазинами и складами и т.д. Так было и в 2009 году.

Если перевозчики начинают банкротиться – значит, рынок впадает в рецессию.

Сейчас это видно невооруженным глазом.

Можно ли было избежать кризиса (рецессии)

Можно было не погрузиться в кризис, если бы у нас были дешевые деньги. Их можно направить на запуск «локомотива», который бы не позволил упасть ВВП. Это может быть глобальная стройка жилого фонда, дороги, мосты. Каждая дорога или дом тянет за собой создание рабочих мест и т.д.

Запуску такого ускорителя помог бы кредит примерно на $3 млрд. Его, например, мог бы дать МВФ. Бюджет начал бы распределять деньги между организациями, они бы начали «кормить» подрядчиков и субподрядчиков. Люди бы получали зарплаты и премии, пошел бы внутренний спрос. Вливание денег в экономику могло бы ее стимулировать.

Кредит – единственное решение сейчас. Ведь поступлений от приватизации на горизонте не видно. К тому же, сейчас и не время что-то продавать.

Покупать – да, а вот продавать нет.

При всем этом в текущей экономической ситуации больше пользы, чем негатива. Ведь когда денег нет, то у многих (не у всех) мозги начинают интенсивно работать. То же самое происходит с людьми в правительстве и в бюджетных организациях. Можно ожидать и рыночных, современных решений в экономике (например, от Нацбанка).

Слабые овцы, считаю, должны умереть. Здоровое стадо пойдет дальше. Происходит санация предприятий.

Надо эффективнее работать, больше работать, чтобы не стать больной овцой.

Михаил Андреев

Учредитель и руководитель ЗАО «Белреализация» (обслуживание, продажа заложенного имущества и других проблемных активов, е-площадка beltorgi.by). 

Портал zalog.by.

Преемник Путина, восстановление экономики и глобальные катаклизмы: чего ждать от 2021 года по мнению ясновидящего, политолога и финансиста?

У нашей редакции есть новогодняя традиция, которую мы не нарушаем уже несколько лет. В разное время мы опрашивали социологов, финансистов, политологов и даже эксперта в области экстрасенсорики, чтобы попытаться спрогнозировать события предстоящего года. Поразительно, но в этот раз показания как экстрасенса, так научных экспертов во многом сходятся.

Экстрасенс

Казанский ясновидящий Анатолий Емельянов ежегодно составляет для издания KazanFirst предновогодние прогнозы.

Многие из них сбываются не в первый раз – так, например, в прошлом году он предсказал смену правительства в России, новый президентский срок Минниханова и уход Дональда Трампа с поста президента США.

В этот раз мы так же задали нашему собеседнику вопросы, которые интересуют всех без исключения.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

— Как, по-вашему, будет развиваться пандемия?

— Пандемия коронавируса никогда не закончится. Весь 2021 год будет нелегким, как и его предшественник. Я не удивлюсь, если еще какая-нибудь зараза придет из Африки или из Азии. Коронавирус будет мутировать и не закончится. Главное, чтобы вакцинация не оказалась бесполезной. Авиасообщения, конечно, будут открываться, но постепенно – что-то откроется, что-то закроется, и так по очереди.

— А как будут обстоять дела с внутриполитической обстановкой в России?

— Как бы я ни хотел дать положительный прогноз, говорю то, что вижу. В России весной или летом начнут все чаще проводить митинги – сначала на Дальнем Востоке, потом дойдет до Москвы и Питера. В Татарстане обстановка будет спокойнее, потому что у наших жителей другая культура политического поведения. Но в целом люди очень устали, народ недоволен.

— Стоит ли в этой обстановке ожидать каких-то глобальных кадровых перестановок?

— Да, безусловно. В правительстве России перестановки будут большие: кто-то уйдет, кого-то посадят, но Шойгу и Лавров останутся на своих местах. Путин думает о преемнике. Он посадит на свое место того, кто так же будет являться выходцем из силовых структур. Не за горами и время, когда президентом России станет женщина. Не следующим, возможно, но на нашем веку.

Уйдет Лукашенко – возможно, летом. Вместо него на пост должна прийти женщина. Еще я вижу в 2021 году потерю очень серьезного политика, который был в Татарстане не последним человеком. Появятся новые лидеры оппозиции на федеральном уровне.

— Как можете описать экономическую ситуацию в 2021 году?

— Доходы людей останутся на прежнем уровне – богатые будут богатеть, а бедные беднеть. Доллар поднимется до 90, а вот до 100 вряд ли дотянет.

— А какова будет обстановка во внешней политике?

— Что касается внешней политики, то человечество медленно, но целенаправленно идет к уничтожению и к войне. Конфликт между Азербайджаном и Арменией не погасится никогда. Будет серьезный конфликт между Израилем и Ираном — здесь вмешается Россия. Россия и из Сирии не уйдет, с Украиной отношения ужесточатся. Страна будет втянута в большие конфликты, от этого никуда не деться.

Читайте также:  Протокол разногласий к контракту по 44-фз в 2019 + образец

Байден будет вести намного более жесткую политику по отношению к России, чем Трамп. Самое главное для него – не умереть до следующего срока, хотя он на него и не пойдет. В самой Америке, кстати, тоже будет ситуация даже хуже, чем в этом году, – большое количество беспорядков, в том числе и на почве расовой принадлежности, BLM конфликты продолжатся.

Еще в Индии будет много протестов, там люди тоже живут в нищете и уже на грани.

— Какие-нибудь мировые катаклизмы нам угрожают?

— К сожалению, катаклизмы в мире весной и летом будут еще хуже, чем в 2020 году, от этого уже не уйти. Скорее всего будет извержение вулкана на юге Америки, на Гавайях, в Евразии, на Камчатке, в Америке наводнения.

Политолог

А вот какие прогнозы дает руководитель общественно-информационного центра КФУ член Общественной палаты РТ Юрий Алаев.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

— Что ожидает нас во внутриполитической обстановке?

— В масштабах Татарстана я ничего особо нового не жду, и в этом случае отсутствие новостей – самая хорошая новость. Конечно, будут некоторые «турбулентности», связанные с грядущими выборами в Госдуму – они по идее должны пройти в сентябре, но упорно ходят слухи, что их перенесут на весну.

Если говорить о прогнозах по политической части в России, то, я думаю, что все будет очень неспокойно в силу очевидной тенденции – режим Путина атакуют извне все интенсивнее и последовательнее и нет никаких оснований полагать, что эти атаки прекратятся – скорее всего, они будут только усиливаться. И мы много еще чего веселого увидим и прочитаем о личных делах президента – конечно, все это будет нервировать. Недруги главы государства рассчитывают добиться его ухода, и в этом направлении с моей точки зрения будут предприниматься достаточно интенсивные усилия. 

  • — Каковы перспективы экономики страны? 
  • — Я не могу не согласиться с коллегами, мнению которых доверю, — ВВП скорее всего вырастет на 2,5% и начнется так называемый восстановительный рост.
  • — Насколько поменяется внутриполитическая обстановка?

— Я не думаю, что что-нибудь сильно изменится. Но если исходить из конспиралогической теории, может произойти некоторая синхронизация: болевая точка в виде выборов в Госдуму может стать поводом раскачать внутриполитическую ситуацию изнутри.

Для того, чтобы усилить эффект, та же администрация Байдена может предпринять 2-3 радикальных санкционных хода, которые затронут уже не какую-то отдельную сферу, а финансовую систему в целом: например, могут быть попытки блокировать финансовую систему СВИФТ (глобальную систему банковских взаиморасчетов).

— Стоит ли ожидать каких-то кадровых перестановок?

— В Татарстане никаких предпосылок к глобальным кадровым перестановкам. Что касается России, то ключевая точка, опять-таки, эти пресловутые выборы в Госдуму – там все что угодно может произойти.

Если кто-то из лиц, принимающих решения на самом верху, придет к выводу, что нужен мощный стимулирующий ход, то в этом контексте могут демонстративно снять кого-то или посадить, перетряхнут правительство, найдут людей, на кого показать пальцем и сказать, что лучше не стало из-за них.

Мишустин, кстати, скорее всего, доработает нормально – судя по всему, Путин доверяет ему на личном уровне и политического противника в нем не будет.

— Как вы считаете, будут ли какие-то волнения внутри страны?

— Нужны объективные условия для их возникновения. Этих условий мало, нужен спусковой крючок. Дело в том, что 2021 год будет годом роста, пусть и не очень большого.

Но обольщаться не нужно — все относительно. Часть секторов уже приспособились к существующим условиям. Пляшет, конечно, потребительский сектор – цены на продовольствие.

Но, на мой взгляд, никаких существенных оснований для протестов не будет.

— Доходы населения будут расти или падать?

— Если не упадут, будет уже хорошо. Экономика будет восстанавливаться, но, в том числе, за счет притормаживания разного рода выплат – за наш счет будет восстанавливаться, по-другому не бывает.

Финансист

Руководитель ИАЦ «Альпари»  Александр Разуваев также дал свои прогнозы на 2021 год.

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

По его словам, Всемирный Банк недавно улучшил прогноз по спаду ВВП России с 5 до 4% в 2020 году. Это обусловлено более значительным, чем ожидалось ранее, оживлением экономики в III квартале.

В 2021 и 2022 годах при условии введения в оборот вакцины от коронавируса рост экономики может составить 2,6 и 3% соответственно. Если же рост новых случаев заражения продолжится во втором полугодии 2021 года, то показатели будут на уровне 0,6 и 2,8%. Вероятно, данная точка зрения наиболее близка к истине.

Мы ожидаем, что размер ВВП и доходы граждан восстановятся на докризисном уровне в конце будущего или начале 2022 года.

— Вакцина от COVID-19 избавит мировую экономику от рецессии. При этом ФРС будет проводить очень мягкую денежно-кредитную политику. C высокой вероятностью в будущем году можно ожидать ослабления доллара США против основных мировых валют. Иран, вероятно, восстановит экспорт до немногим меньше досанкционного уровня.

Иран уже объявил о планах увеличить поставки на мировой рынок почти 2,3 млн баррелей в сутки, что в 17 раз выше текущих объемов. Согласно последнему прогнозу ОПЕК, общий мировой объем спроса в 2021 году составит 95,89 млн баррелей в сутки против 89,9 млн баррелей в сутки в текущем. Мы полагаем, что рынок переварит иранскую нефть.

Ориентируемся на $60-70 за баррель в будущем году, – говорит Разуваев.

Также эксперт отмечает, что на фоне ускорения инфляции цикл понижения ключевой ставки Банком России подошел к концу. На последнем заседании Банк России оставил ключевую ставку без изменений – 4,25%.

В конце будущего года команда Эльвиры Набиуллиной начнет ужесточение монетарной политики. В начале 2021-го годовая инфляция превысит 5%, однако в итоге снизится до таргета ЦБ в 4%. При этом очень вероятно укрепление рубля до 65-67 рублей за доллар и 78-80 рублей за евро.

Индекс РТС должен выйти примерно на 2000 пунктов, в этом случае капитализация рынка акций будет адекватна размеру ВВП.

«Тяжелее, чем в 90-е». Эксперты объяснили, что будет с рублём, нефтью и россиянами

Тот кризис Китай прошёл с меньшими последствиями, чем большинство других стран. Так, в 2007 году ВВП Китая увеличился на 14,2%, в 2008 году — на 9,6%, а в 2009 году — на 9,2%. Для сравнения: ВВП России за кризисный год сократился почти на 11%.

Китай добился таких результатов благодаря мягкой денежно-кредитной политике. Но она привела к росту токсичных активов (то есть тех, которые невозможно продать по рыночной цене) в банковской системе и в теневом банкинге.

В последующие годы это провоцировало постоянные потрясения на финансовом рынке Китая, и до сих пор в этой стране сохраняется высокий уровень внутренней задолженности.

«Кредитовать компании в условиях резкого ухудшения их условий финансовой деятельности во время кризиса считается очень рискованной практикой», — резюмирует представитель РАНХиГС.

«И здесь возникает важный вызов: продолжится ли рост государственных инвестиций или всё же правительство изменит свои планы, перейдя к «эшелонированной обороне», не форсируя рост инвестиций и выдачи банковских кредитов бизнесу? — говорит Абрамов. — Такой дилеммы раньше (в кризисы 1998, 2008 и 2014 годов) не было».

Получить кредит станет сложнее

Доходы значительной части населения снизятся, и всё больше людей будут должны банкам, заявили в рейтинговом агентстве «Эксперт РА». Их исследование показало, что банкам стоит ждать увеличения проблемных клиентов даже в самых защищённых сегментах — ипотеке и автокредитовании.

Банки отреагируют на эту тенденцию тем, что будут выдавать меньше кредитов. Это продлится до тех пор, пока ситуация не стабилизируется, предполагают аналитики.

Россия «проест заначку», и бедных станет больше

При текущей цене на нефть в $35 за баррель и среднегодовом курсе в 72 рубля за доллар федеральный бюджет будет ежегодно терять около 3 трлн рублей, подсчитал глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин. При таком сценарии дефицит казны по итогам года составит чуть меньше 2% ВВП.

Напомним: российский бюджет свёрстан из расчёта цены на нефть в $42,6 за баррель. Когда цена была выше этой отметки, разницу отправляли в Фонд национального благосостояния (ФНБ). В начале марта в нём находилось 8,2 трлн рублей — чуть больше 7% ВВП. Из этих данных и расчётов Кудрина следует, что средств ФНБ хватит примерно на два с половиной года.

При текущих низких ценах на нефть реальные доходы населения неизбежно сократятся, бедных в стране станет больше, добавил Кудрин.

Власти поднимут налоги

«Катастрофы не произойдёт, — пишет экономист Андрей Мовчан.

— Однако надо понимать, что, если доллар будет стоить 72 рубля, а не 60, — это разница в 20%, которая транслируется примерно в 10-процентное удорожание потребительских корзин, потому что в отечественном производстве велика доля импорта.

Читайте также:  Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Поскольку это сопровождается существенным сокращением доходов бюджета, не стоит ждать компенсационных выплат или повышений зарплат бюджетников; напротив, скорее всего, ответом государства будет дальнейшее ужесточение налоговой политики».

Будет тяжелее, чем в 90-е

«В России однозначно будет кризис, — сказал «Секрету» руководитель аналитического департамента брокерской компании AMarkets Артём Деев.

— Поскольку наша страна критически зависит от экспорта сырья, снижение спроса и низкие цены на него нам этот кризис гарантируют. А чтобы представить его масштабы, достаточно вспомнить 90-е годы прошлого века.

Но всё будет тяжелее, так как население и бизнес имеют высокий уровень кредитной нагрузки».

Инвесторы отвернутся от России

«По нашим ощущениям, ситуация в России висит на волоске. Заявления (властей. — Прим. «Секрета») о том, что всё под контролем, просто неуместны», — отмечает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. — Подобные заявления — красная тряпка для инвесторов, которые получают сигнал, что никаких мер поддержки не будет».

По его оценке, последнюю неделю Россия выглядит одной из слабейших среди развивающихся экономик, даже несмотря на выдающиеся макропараметры (например, золотовалютные резервы России превышают размер внешнего долга).

«Но пока это не спасает! А как может спасти, если мы эти резервы не задействуем и они лежат мёртвым грузом? — рассуждает Тремасов. — Сейчас как раз удачный момент, чтобы показать инвесторам готовность использовать этот инструмент».

«Ситуация в российской экономике находится под контролем», — заявил глава правительства Михаил Мишустин. В Центробанке заверили, что финансовая система России готова к внешним шокам лучше, чем в 2014–2015 годах.

После «чёрного четверга» 12 марта, когда мировые рынки пережили крупнейшее за 33 года падение, вице-премьер Андрей Белоусов заявил, что нефть «не падает», а просто «дёрнулась», и призвал «не делать проблему из каждого доллара за баррель».

На следующий день Белоусов признал, что России долго придётся жить в «новой устойчивой реальности» при цене нефти около $35 за баррель.

Если цены на нефть сохранятся, то вместо запланированного профицита бюджета в 0,8% ВВП России стоит ждать дефицит до 1%, признал министр финансов Антон Силуанов. Чтобы покрыть этот дефицит, придётся взять из ФНБ около 600 млрд рублей.

Коллаж: «Секрет Фирмы»

А. Бунич: Боюсь, что после «апрельских каникул» рубль превратится в фантик — Свободная Пресса

2 апреля президент Владимир Путин во второй раз обратился к гражданам в связи с ситуацией с коронавирусом COVID-19. Ключевой момент послания — нерабочий период в России продлевается еще практически на месяц.

«Мною принято решение продлить режим нерабочих дней до конца месяца, то есть по 30 апреля включительно, подчеркну — с сохранением за работниками их заработной платы», — сказал Путин.

Соответствующий указ опубликован на сайте Кремля.

Путин отметил, что ситуация с распространением инфекции по стране разная: серьезная угроза в Москве, но в некоторых регионах еще не зафиксированы случаи заболевания. Так как руководители регионов лучше знают обстановку на местах, они и будут решать, какие необходимо вводить ограничения для борьбы с эпидемией. Главам субъектов для этого предоставлены дополнительные полномочия.

Если же ситуацию удастся изменить, ограничения будут сняты до окончания нерабочего периода.

«Эффективная, стабильно работающая экономика лежит в основе решения наших ключевых задач, в том числе и в сфере здравоохранения», — подчеркнул Путин.

На деле, нерабочий месяц грозит российской экономике катастрофой. Прежде, по оценке главы Счетной палаты Алексея Кудрина, недельный простой — «даже в умеренном варианте» — мог стоить нам потери 3−5% ВВП. То есть, речь шла о кризисе, сопоставимом с 2008—2009 годами: тогда экономика РФ просела на 8%.

Но теперь ситуация куда серьезнее — от нее веет началом 1990-х. И она осложняется тем, что для глобальной экономики коронавирус также стал «черным лебедем».

2 апреля Saxo Bank обнародовал экономический прогноз по мировой экономике на второй квартал. Содержание доклада отражено в его названии — «Выведенный из равновесия мир». По мнению главного экономиста Saxo Bank Стина Якобсена, пандемия привела в действие три основных макроэкономических импульса:

  • глобальный удар по спросу;
  • глобальный удар по поставкам;
  • нефтяная война, которая привела цены на нефть к минимуму за много лет.

«Такое развитие событий приведет к огромному уничтожению капитала и, скоро, к структурной безработице. Тройной удар по мировой экономике почти гарантирует, что 2020-й будет потерянным с точки зрения экономики годом, когда политикам придется сделать все возможное для борьбы с настоящей глобальной рецессией», — отмечает Якобсен.

В Saxo Bank считают, что эпидемия особенно сильно повлияет на результаты первого квартала в Китае. При этом ЕС и США также грозят один или два квартала с замедлением экономики.

С другой стороны, Китай первым начнет возвращаться к норме, и по расчетам аналитиков уже во втором квартале 2020 года, скорее всего, продемонстрирует рост. Позже восстановится и рынок нефти — когда вирус отступит, или когда компании с высокой стоимостью добычи из таких стран, как США или Бразилия, продемонстрируют снижение.

Проблема для России в одном: к этому прекрасному моменту наша экономика может превратиться в руины. Причем, ситуация развивается непредсказуемо.

«Так как глобальные пандемии такого типа очень редки, все модели прогнозирования ВВП можно просто выкинуть в окно, и в условиях масштабного карантина в Европе и возможности того, что COVID-19 станет сезонным, влияние может стать глубже и продолжительнее, чем ожидалось», — отмечают в Saxo Bank.

Чем обернется месяц простоя для экономики РФ, насколько глубоким будет предстоящее падение?

— Месяц вынужденных «каникул» ничего хорошего бизнесу и экономике не несет, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов Андрей Бунич. — На деле, для десятков тысяч российских бизнесменов наступило время принятия решения: бросить все, уходить, распускать людей и банкротиться, или продолжать платит по долгам и надеяться.

Думаю, многие бизнес бросят. Если простой длится неделю — можно и подождать. Но мало кто будет ждать бесконечно. Соответственно, в ход пойдут форс-мажорные неоплаты по контрактам, банкротства по цепочке, просрочка платежей по кредитам — просто потому, что многие посчитают: в будущем по этим кредитам уже не расплатиться.

Причем пострадает, в основном, бизнес, который работает сам по себе, тогда как госслужащие по-прежнему будут получать зарплату. Это настоящий абсурд: те, кто работают на свой страх и риск — наиболее активная часть общества, которая на перспективу необходима стране, чтобы что-то делать, — оказались сейчас в самой сложной ситуации.

«СП»: — Это касается всей России, или городов-миллионников?

— Прежде всего, это касается Москвы. В своем обращении Путин особо подчеркнул, что регионы будут сами решать, как быть дальше. И я практически уверен, что в большинстве субъектов РФ предприятия и бизнес будут работать — иначе народ там, грубо говоря, повымирает.

Но в Москве — критическая ситуация. Если москвичи месяц просидят дома, это будет уже социальная катастрофа. Подавляющая их часть не имеет накоплений, сидит на кредитах, и буквально черед пару недель у многих не будет денег на текущую жизнь, плюс не будет перспектив на ближайшее будущее.

Поэтому обстановка в столице может стать взрывоопасной. Ненависть к власти, надо думать, будет огромной в этом случае.

Добавлю, что недовольными будут даже те, у кого есть средства — из-за того, что ограничены в гражданских свободах, причем совершенно необоснованно. Ущемлены пожилые люди, дети, которые не могут выходить играть на улицу. Многим, добавлю, просто необходимо гулять по состоянию здоровья — иначе они помрут от другого: стрессов, страхов, экономических бедствий и суицидов.

«СП»: — Каким будет удар по экономике России в целом?

— Сокрушительным — по последствиям, я считаю, он вполне может соперничать с падением цен на нефть. Сверхнизкие цены на черное золото, я считаю, прежде мы могли бы преодолеть. Но теперь, из-за жестких карантинных мер, это становится затруднительным.

Я надеюсь на одно: пример работающих регионов подействует на Москву. И явно будет идти борьба между политическими группировками за то, чтобы мы быстрее вернулись к нормальной жизни.

Да, риск инфекции, вероятность заражения существуют. Но это не означает, что нам теперь надо убить себя самим — другими способами, и уже наверняка.

«СП»: — Когда Кудрин предрекал потери в 3−5% ВВП, речь шла о недельном простое. Какой будет плата за месяц «каникул»?

— Думаю, потери будут очень большими. Накопленным итогом сейчас трудно считать, но совершенно ясно: они будут точно больше, чем в 2008—2009 годах.

«СП»: — Что будет с курсом рубля к концу апреля?

— Сейчас финансовые власти держат курс возле отметки 80 руб./$. На мой взгляд, даже по сегодняшним меркам это очень завышенный курс — его можно было бы понизить до 85 руб./$, поскольку просвета не намечается.

Простой всей страны оценивается в триллионы рублей потерь. Это значит, в ближайшей перспективе нагрузка на рубль еще больше возрастет, и в какой-то момент начнется эмиссия — без этого уже невозможно. Замечу, эмиссии условно можно разделить на две категории: продуктивные и вредные. Нам грозит как раз вредная эмиссия — когда вброшенными деньгами будут покрываться убытки.

Если же, неровен час, ситуация с карантином продлится в мае, курс рубля может стать запредельным.

И надо понимать: с помощью средств Фонда национального благосостояния, при падении нефти, можно было бы удерживать рубль полгода или год. Но сейчас каждый месяц будет приносить колоссальные убытки, и никакого ФНБ на их компенсацию не хватит. В такой обстановке нужно действовать решительно и быстро, а у нас правительство привычно ждет у моря погоды.

«СП»: — Ситуация может дойти до сценария 1991−1992 годов — до карточной системы?

— Может. Сейчас ясно рисуются два сценария. Первый — президент с помощью регионов сворачивает вирусный психоз, быстро восстанавливает экономические процессы, и переводит страну на рельсы экономического развития.

Второй — мы окажемся ввергнутыми в экономический крах, возможно, даже хуже начала 1990-х. Тогда, возможно, уже через несколько недель Кремлю придется вводить в стране чрезвычайное положение. Не в связи с болезнью, а в связи с экономической катастрофой — с контролем над ресурсами, тарифами, и частичным распределением товаров по карточкам. Иначе будет не остановить развал и хаос.

Именно так выглядит альтернатива. И это, я считаю, должны понимать те политические группы, которые нагнетают психоз в надежде на катастрофе прийти к власти.

Думаю, какого-то хорошего решения в такой ситуации у Путина просто нет. Но все же, на мой взгляд, путь экономической катастрофы гораздо хуже, чем даже коронавирус.

Новости внутренней политики: Коронавирус сделает Россию лидером по тотальной слежке

Коронавирус: Если Россия не продержится 63 дня, всем будет очень плохо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *