Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесь

Сообщества предпринимателей – недооцененный в России инструмент. Молодые бизнесмены не знают, где взять ресурсы для роста. Опытные – куда вложить капитал. Вернуть баланс в бизнес-среду решила наша компания. Как? Формировать вокруг себя сообщества предпринимателей, которые в свою очередь сгенерируют новые проекты. В одни можно инвестировать, другие – готовы инвестиции предоставить.

Выстроить единую систему для бизнес-сообществ разных уровней невозможно: они сильно отличаются между собой. В региональных клубах участники обеспокоены, как развить собственный бизнес. Межрегиональные партнерства нацелены на взаимопомощь и обмен опытом.

Федеральные сообщества предпринимателей, пример которых форум «100 успешных романтиков», больше заряжают энергией и создают совместные проекты.

В чем же отличие каждого из них? Я хочу рассказать читателям истории трех сообществ, в создании которых принимала участие группа компаний WIN Сorp.

1. Форум «Сто успешных романтиков»

Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесь

  • Где: Москва
  • Когда: 2016
  • Формат: форум
  • Цель: поиск единомышленников, вдохновляющих примеров созидания, организация новых партнерств для реализации смелых идей

Инициаторами форума выступили наша группа компаний и ГК «Руян» Александра Кравцова. 11 июня 2016 года мы собрали под Москвой сто человек с похожим мировоззрением. Тогда мы сломали представления о форумах. Все участники одновременно были спикерами, что стало главным козырем. Каждый делился своей историей успеха, рассказывал о своем опыте, благодаря которому среда вокруг изменилась в лучшую сторону.

Я подчеркиваю, у всех этих людей свои компании, они давно в бизнесе, но при этом не перестают мечтать. Формат загородного мероприятия стал отличной площадкой для нетворкинга.

Два дня люди плотно общались между собой, генерировали новые идеи и проекты. В результате сложилось активное сообщество, участники которого продолжили общаться после завершения форума. Мы тоже вовлечены в это взаимодействие.

И благодаря такому формату находим единомышленников, потенциальных партнеров по всей России.

А идеи, которые прозвучали на форуме, год спустя начали становиться реальностью. Например, проект «Московские выходные» родился именно так. Ирина Пыхтина и Анна Азарнова решили объединить свои ресурсы и знания, чтобы погрузить всех желающих в мир искусства. 1 апреля 2017 года состоялась первая такая встреча. Очень впечатляет!

2. Ассоциация «Сибирская предпринимательская сеть»

Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесь

  • Где: Сибирский федеральный округ
  • Когда: 2014 – 2017
  • Формат: Предпринимательская сеть
  • Цель: взаимодействие предпринимателей из разных областей друг с другом, передача опыта по взаимодействию бизнеса с вузами, с региональными властями.

Встречаться раз в год, пусть и с экспертами федерального масштаба, недостаточно. По крайней мере, для нас. Мы заинтересованы в том, чтобы сообщество предпринимателей в нашем регионе также активно развивалось. Здесь объединяющим ресурсом стала ассоциация «Сибирская предпринимательская сеть». Мы определили критерии, по которым человек может к нам присоединиться. Он должен желать развивать предпринимательство у себя в регионе, а годовой оборот компании, которую он представляет, должен быть не меньше 100 млн рублей.

Это сообщество возникло неслучайно, оно родилось на базе «Сибирского предпринимательского форума», который мы три года проводили, и в каждом регионе искали человека, с которым можно работать. Люди, которые присоединяются к нам, действительно любят развивать бизнес-среду вокруг себя.

Они, как правило, имеют отношения с вузами, с администрацией, но при этом занимаются бизнесом. Такой формат оказался очень актуальным. Людям интересно узнать, какие события происходят в соседних регионах. Это опять же поддержка, расширение контактов.

Мы получаем много входящих запросов на то, чтобы настроить подобные клубы в других регионах.

3. Клуб предпринимателей «Люди дела»

Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесь

  • Где: Томск
  • Когда: 2016
  • Формат: закрытый городской клуб предпринимателей
  • Цель: эффективное взаимодействие предпринимателей Томска друг с другом.

Это наш городской клуб. Он собрал людей, которые готовы объединять ресурсы и понимают, что вместе развиваться можно быстрее, чем в одиночку. Он дает участникам возможность обмениваться новостями, быть в курсе событий и находить среди других предпринимателей экспертов по решению любых вопросов.

Для вступления в клуб мы снова установили критерии: обороты участников должны быть не меньше 100 млн рублей в год, под управлением не менее 20 человек, а стаж в бизнесе более пяти лет. Кроме того, член клуба должен обладать свободными ресурсами от 10 млн рублей, чтобы вкладывать в новые проекты.

Когда мы собрали первых семерых предпринимателей с оборотами от 100 млн, оказалось из них никто друг друга не знает. И это в Томске. Притом, что все одного возраста. Теперь эти люди ходят друг к другу на дни рождения. Отношения сложились. Мы встречаемся стабильно по средам. Городское предпринимательское сообщество держится за счет того, что у нас есть предсказуемый график общения.

В случае со «100 романтиками» у нас такого графика нет. Мы встретились один раз на форуме, разъехались и с тех пор не виделись. В случае с ассоциацией «Сибирская предпринимательская сеть» мы только формируем календарь, чтобы приезжать друг к другу на мероприятия в соседние регионы. У каждого сообщества есть свои мероприятия.

Мы объединяем людей, добившихся реальных результатов. При этом не стоит забывать про отраслевое деление. Предприниматели могут знать всех в своей среде, но не подозревать, что в другом направлении работают люди, с которыми можно сделать совместные проекты.

Именно с этой целью мы установили ценз, предполагающий наличие оборота от 100 млн. Этот критерий предполагает, что интересы бизнеса владельца такой компании выходят за рамки одного города. Мы помогаем таким предпринимателям находить друг друга.

В итоге рождаются совершенно новые проекты на стыке, казалось бы, несовместимых отраслей.

Сейчас у нас появилась новая идея – соединить Сибирь и Москву. Сбыт – в столице, в регионе – благоприятная производственная среда. И мы уверены, что найдем на этом пути новых участников для интересных проектов.

архив WIN Сorp

Привлечь более 50 инвесторов и обанкротиться. Как делают бизнес члены Клуба 500

Клуб 500 «страдает» от обилия инфоцыган. Порой кажется, что это не Клуб предпринимателей, а Клуб самых успешных инфоцыган.

  • В центре внимания Франшизы Партнеркин один из членов Клуба 500 — Вивденко Павел Сергеевич.
  • Если запросить в Яндексе информацию о Павле Вивденко, то мы увидим следующее: 29 лет, женат, 10 лет в бизнесе, запустил 15 прибыльных проектов — основатель федеральной сети Angry Birds Live.
  • ВВ одной из социальных сетей Павел пишет:Я лично знаком, общаюсь и учусь у известных предпринимателей (с некоторыми в формате личного коучинга): Аяз Шабутдинов, Михаил Дашкиев, Петр Осипов, Руслан Татунашвили, Олег Торбосов, Сергей Дегтярев, Сергей Мартынюк и другие.
  • Одна из пострадавших от деятельности Вивденко, рассказала редакции Франшизы Партнеркин, о своем сотрудничестве с предпринимателем. 

В январе 2019 года Марина увидела рекламу о привлечении инвестиций в сеть маникюрных студий «Миндаль». Презентацию вел директор компании — Вивденко Павел Сергеевич. 

Предлагалось два варианта сотрудничества:

  • 590 тыс. руб. с доходом 10% с чистого дохода салона.
  • 1 180 000 руб. с доходом 20% с чистого дохода салона.

Информация со странице П. Вивденко: 

Бизнес-модель очень простая и честная: привлеченные средства инвестируем в открытие студии маникюра, и прибыль от этой студии делим.Информация со страницы П.

Вивденко:— со стороны партнера — инвестиции- с нашей стороны — открытие и дальнейшее управление студией- инвестировать можно от 450 т.р. — 1,8 млн.руб.- за каждые 450 т.р. партнер получает доход 38 т.р.

/месяц- первая выплата будет через 2 месяца- срок действия договора — бессрочный

— вложенные средства в полном объеме можно вернуть в любой момент

ММаринаЯ связалась с компанией, выяснила подробности и взяла время подумать. К концу января мне позвонил Иван (представить компании) и сообщил, что средства принимаются  только до начала февраля, далее Вивденко П.С. будет обращаться в банк, т.к. там деньги «дешевле».

В офисе компании, по адресу: Спартаковский переулок 2 с.1, 6-ой подъезд, офис 33,я подписала договор инвестирования на сумму в размере 590 тыс. руб. Павел Вивденко написал расписку, я перевела деньги на его карту Тинькофф. В согласии с договором, Павел обязался в ближайшие 3 месяца подыскать место и открыть студию.

По истечении трех с половиной месяцев на Киви кошелек мне прислали минимальную ставку, прописанную в договоре. Я пыталась выяснить, какую же студию открыли на мои средства. Оказалось меня просто «прикрепили» к уже существующему салону на Рязанском проспекте.

Ежемесячно продолжали приходить минимальные отчисления. А 25 сентября 2019 года Вивденко собрал всех инвесторов на собрание и объявил что не в состоянии более выполнять договорные обязательства и просит всех переподписать договор инвестирования на договор займа.

Он сообщил, что модель, по которой он работал, потерпела крах, и теперь он будет продавать франшизу под брендом Миндаль. Все поступающие средства будут распределяться между инвесторами.

Как выяснилось позднее, после встречи с нами, Вивденко продолжил привлекать средства новых инвесторов. 

После встречи был создан общий чат инвесторов, которых оказалось более 50 человек. На запросы отчетности по потраченным средствам инвесторам не было дано ответа, т.к. по словам Вивденко ИП не должно вести строгой отчетности. Как оказалось, несколько инвесторы еще в период активной работы Вивденко, хотели выйти из договора и вернуть средства, но на их запросы не отвечали. 

Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесь

ММаринаНекоторые инвесторы переподписали договор на договор займа, я не стала этого делать. Договор подписывал его не Вивденко, а доверенное лицо. Я в свою очередь обратилась в суд г.

Читайте также:  Как взять в долг у своей же компании, ничего не нарушив — советы юриста

Кургана (по месту регистрации Вивденко). Судебное заседание о неосновательном обогащении прошло с первого рассмотрения, иск был удовлетворен.

Как выяснилось позднее, в 2018 году с Вивденко уже судились по идентичному вопросу. 

После подачи коллективного иска в МВД г. Москвы, инвесторы узнали, что Вивденко начал процедуру банкротства. Хотя по его словам, все ранее существующие студии под брендом Миндаль он продал по системе франшизы. 

ММаринаЧто интересно — до сих пор Вивденко выступает на каких-то встречах, в интернете освещает свои новые проекты, рассылает презентации о привлечении новых инвестиций под заманивающие проценты. В августе месяце 2020 года, некоторые инвесторы получили новые поддельные расписки со свежими датами. Что преследует он таковыми действиями, неясно. Я считаю что меня обманули. 

Если верить информации, размещенной на личной странице Вивденко, список бизнесов, которыми он занимался, следующий:

  • коммерческая танцевальная группа
  • монтаж мягкой кровли
  • покерный клуб.
  • пейнтбольный клуб и загородный отдых
  • развлекательные аттракционы в парках
  • строительство дачных домиков
  • ювелирные изделия
  • продажа восстановленных грузовых шин
  • оптовая продажа овощей
  • обучающие курсы: фотошкола, английский язык
  • федеральная сеть Angry Birds Live
  • маркетинговое агентство по упаковке и продаже
  • федеральная сеть студий маникюра «Миндаль»

Текущие бизнесы:

  • обучающий бизнес-клуб «БОИНГ»
  • рекламное агентство «CASH x2»

Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесь

Что из этого можно найти в интернете

Федеральная сеть Angry Birds Live имеет название схожее с популярной игрой Angry Birds. Компания активно использует в своей работе персонажей и принцип популярной игры. При этом, товарный знак Angry Birds Live не зарегистрирован в Роспатенте. А значит Вивденко, и его франчайзи, используют популярный бренд незаконно.

Стоит отметить, что метод раскрутки очень напоминает Форт Боярд (незаконное использование популярного бренда), принадлежавший еще одному члену Клуба 500 Станиславу Рублеву.

Сеть Angry Birds Live позиционирует себя как детская торгово-развлекательная точка с активным привлечением клиентов и гарантированным заработком от 80 до 140 руб. мес. 

Для отважных франчайзи сети на страничке в сети Angry Birds Live можно найти данные:

  • бизнес работает более 3-х лет; 
  • открыто 47 точек (12 из них в Москве);
  • сеть охватывает 33 города России;
  • у 9 партнеров по 2 и более точек;
  • 7 840 000 руб. — суммарный оборот сети в месяц;
  • до 330 000 руб./мес. — оборот одной точки;
  • от 110-350% наценка на розничный товар;
  • 260 руб. — средний чек покупки;
  • 35-40% — рентабельность точки.
  • Инвестиции в открытие франшизы от 350 000 до 590 000 рублей.
  • Заявленный срок окупаемости — от 3 до 7 месяцев.

«Не бери в партнёры того, кого можешь нанять»

«Понарошкино»
Бизнес существует: 3 года
Выручка в год: 30 000 000 ₽
Наёмные сотрудники: 20

1. Бизнес и самозанятость — разные вещи

Мой первый бизнес — это вендинговые автоматы, кофейники. У меня скопилось примерно 400 тысяч, и я купил три бэушных аппарата. Казалось, в вендинговом бизнесе всё просто: себестоимость кофе — 5 рублей, продаешь его по 50, всё у тебя нормально.

Но проблем с автоматами было так много, что получался не бизнес, а самозанятость. Я постоянно бегал и что-то чинил: монетоприёмники сломались, вандалы испортили аппарат, ингредиенты отсырели. Эти проблемы никогда не заканчивались.

Думаю, такой бизнес имеет смысл, если ты пробился в место, где пересекаются большие людские потоки. Скажем, поставил десяток автоматов на одном вокзале, нанял техника, чтобы следить за ними — зарабатываешь.

А у меня автоматы стояли на разных концах города, и их было всего четыре — бизнес не приносил достаточно денег, чтобы платить технику. Все автоматы я в итоге продал обратно, тем же людям за те же деньги.

Если ты делаешь всё сам и экономишь деньги — это не прибыль. Это значит, что ты кому-то не заплатил за работу и получил его зарплату. По сути ты — наёмный сотрудник, только работаешь на себя.

2. Не надо брать в партнёры тех, кого можно нанять

В конце 2014 года из-за кризиса меня сократили с работы, и мы с женой стали думать, как открыть что-то своё. Случилось так, что мы сходили с дочкой попрыгать на батутах, и она говорит: «Смотри, давай такое сделаем». Я вцепился в это, и через два месяца я уже знал всё о батутах и о подходящей для этого недвижимости в Пскове.

Был страх первого шага: казалось, лучше уж грузчиком работать, лишь бы не заниматься предпринимательством. К тому же я ничего не умел, а в батутах надо было много делать руками. Из-за этого страха у меня появился партнёр-сварщик: он отвечал за техническую сторону нашего бизнеса.

Сейчас думаю, что надо было пройтись по конторам и спросить: «Ребята, сколько это будет стоить?» Потому что, оказывается, работа конструктора и сварщика стоит три копейки, а партнёру я отдавал большую долю прибыли.

Идеальный партнёр — тот, кто даёт деньги, образование и опыт. Если вам нужен навык, проще купить его на рынке или, например, предложить процент от продаж, которые работник сделал сверх плана.

3. Надо научиться приводить клиентов

Мы с партнёрами открыли батутную точку в ТЦ. Началось всё хорошо, бизнес был очень маржинальным: на полмиллиона оборота в месяц было 50 тысяч аренды и 60 — зарплаты. Мы целый год так работали и ничего не тратили на маркетинг: люди и так стояли в очереди за билетами. Мы просто здорово попали в аудиторию.

Мы думали, что новые дети придут сами, когда нынешние подрастут. Но новых так и не появилось: мы не работали с аудиторией, не занимались рекламой. Клиенты выросли и закончились, а новые не пришли.

Бизнес не развивался, постепенно стал приносить убытки, и я продал свою долю за те же деньги, что и вложил — тысяч восемьсот. Партнёры до сих пор занимаются тем батутным центром, я открыл другую точку, уже не в ТЦ, а в спортивном комплексе. Люди приходят туда не параллельно с шоппингом, а ради спортивных секций и фитнеса, это другая аудитория.

Если хочешь, чтобы бизнес развивался, учись всё время привлекать новую аудиторию.

4. Сначала думать — потом делать

После того, как получилось самому открыть вторую точку с батутами, я занялся развлекательным центром с новым партнёром.

У моего на тот момент будущего партнёра в «Понарошкино» тоже есть маленькие дочки, он съездил с ними в Питер в «Джоки-Джоя» — это парк аттракционов по голландской франшизе. Рассказал нам, мы съездили и тоже там хорошо развлекались. И он после этого мне говорит: «Хочу вот так, давайте замутим».

Мы быстро нашли помещение, договорились о цене, сделали ремонт и открылись, но бизнес был сырой. У нас не было ни плана аттракционов, ни чертежей входной группы. Мы думали: вот аттракционы, на которых можно побегать-поразвлекаться, а вот кассир, который собирает деньги с людей. Вот и весь бизнес.

8 000 000 рублей стоит запуск досугового центра в Перми

Оказалось, что это только вершина айсберга. Мы полгода что-то постоянно доделывали и переделывали. В итоге досуговый центр обошёлся нам где-то в восемь миллионов.

Ничего не надо делать без плана. В самом начале нужно заниматься не стройкой и ремонтом, а описанием продуктов, продумыванием мелочей: чем можно себя занять в парке, где можно перекусить, какие нужны инженерные системы, как это всё уместить в помещении.

5. Надо бить себя по рукам, когда хочется сделать всё самому

Мне повезло, что в батутном центре со мной были партнёры. Они сказали: «Значит так, тебе запрещается с сегодняшнего дня работать руками. Ищи себе кого хочешь, и неважно, сколько это будет стоить».

Если бы не они, я так бы и пилил сам эти аттракционы, работал аниматором на днях рождения, стоял бы за кассой. Простая работа обходилась бы нам очень дорого — ведь на неё я тратил бы своё дорогое время.

Несколько месяцев было плохо: передать то, что у тебя хорошо получается — всё равно что руку себе оторвать.

Твоим любимым делом будут заниматься другие люди, а они прогуливают, делают всё спустя рукава — это просто кошмар! Пришлось уволить трёх-четырёх человек, пока я не нашёл сотрудника, который был инициативным, сам следил за оборудованием и докладывал о проблемах. Когда появляется нормальный администратор, это счастье.

Сейчас в бизнесе работает 20 человек. Я, конечно, продолжаю за всем следить, у меня везде камеры. Сейчас у нас такие циклы получаются: одна неделя хорошая, следующая более-менее, на третьей косяки накапливаются, я срываюсь, все получают по шапке, потом опять две недели живём хорошо. Сотрудники чувствуют, что мне не всё равно и я за ними постоянно наблюдаю.

Если предприниматель выполняет работу слесаря, то он слесарь, а не предприниматель.

6. Надо быть безжалостным

Сейчас у меня в бизнесе 20 сотрудников. Есть костяк администраторов, аниматоров и техников, а остальные на частичной занятости. Это люди, которые нужны только на выездные мероприятия или приходят иногда под конкретную задачу: на час в день, на два часа в неделю. Но дело вовсе не в количестве сотрудников, а в их вовлечённости.

Я совершенно безжалостно расстаюсь с людьми, которым неинтересна их работа. На собеседовании мы договариваемся, что я плачу деньги, а они делают работу.

И если они не хотят делать работу, если их нужно всё время пинать, то для нас это одни убытки: мы не только работу не получаем, но и своё время на эти пинки тратим. От людей, которым лень и скучно, нужно избавляться мгновенно.

Если такой человек есть в коллективе, то остальные начинают опускаться до уровня этого человека, а не наоборот. Нужно быть безжалостным.

А ещё я понял: хорошо, когда ты можешь отвести на них душу, людям это нравится. У каждого своя роль; и начальник должен орать, а если начальник не орёт, значит, он нихрена не начальник. Что, что, что он такое? Даже нормально приказать не может. Вот это как-то реально работает.

Как-то у нас был с парой девушек разговор, когда они косячили. Я наорал на них, а одна из них говорит: «Так нельзя, я такого не понимаю, я, наверное, уволюсь». Ну а я-то орал не для того, чтобы она уволилась. Я орал ради того, чтобы всё было хорошо. Поэтому я сказал: «Послушай.

Давай так с тобой договоримся: я начальник, а ты работник, и между нами с тобой есть разница. Ты, если захочешь, скажешь: „Всё, я ушла.“ И уйдёшь. А я не могу сказать, что мне всё надоело, я пошёл и больше работать начальником не буду. Наоборот: если придётся, я встану и за тебя, и за него, и за уборщика.

Поэтому давай договоримся, что я имею моральное право выговаривать всё, что хочу». И мы договорились.

Тех, кому лень и неинтересно, надо сразу безжалостно увольнять. Остальных дисциплинировать — в том стиле, который близок именно вам. Подстраиваться под работников не нужно.

7. Всё внимание тому, что приносит деньги

Я делю наш бизнес на семь основных групп дохода: зал, банкетка, бар, анимация, шарики, аквагрим и мастер-классы.

Читайте также:  Какую недвижимость и за сколько распродают сейчас белорусские предприятия

Общая выручка за неделю у нас может быть примерно два с половиной миллиона, из них 80% — это зал: люди просто заплатили за доступ к аттракционам.

Остальные 20% — это то, где мы действительно поработали и продали дополнительные услуги, в этой области можно людям выдавать премии.

Анализируя потоки доходов по направлениям, я понял, на чём зарабатываю, а на чём нет. На те направления, которые не приносят маржи, можно просто забить: пусть остаются, работают как маркетинг и не крадут у меня деньги — этого достаточно.

Рассмотрим на примере шариков. Когда мы начинали батутную арену, у меня ещё не было специализированного софта, я вёл всё в Экселе.

У меня там была такая классная прога написана, с удовольствием заносил каждую копейку и смотрел, как это влияет на итоговые показатели.

Если, например, мы заработали на шариках маржи на 5% меньше, чем задумали, то я бил тревогу: значит, мы либо в маркетинг прибыль закопали, либо слишком много шариков подарили, либо кто-то у нас ворует. Но теперь я немного расслабился.

С ростом бизнеса стало понятно, что надо фокусироваться на главном: план доходов и расходов важнее, чем ковыряние в копейках. Шарики приносят всего 4% от дохода. Мы продаём их детям, украшаем детскую комнату, когда проходят дни рождения.

Их маржинальность в теории должна быть 50%, а на самом деле она где-то 30%: есть брак и потери, два из десяти шариков мы лопнем, их воруют, мы их дарим, надуваем для витрины.

Благодаря тому, что я примерно представляю общую статистику, я вижу, что они не приносят много денег и не концентрируюсь на том, чтобы развивать это направление.

Что говорят предприниматели про Клуб Про бизнес? Узнайте здесьКак увеличить средний чек

Сейчас строим планы по маржинальности для каждого направления и следим за процентом исполнения бюджета — насколько мы выполняем собственный план по выручке. Следим за средним чеком. Если средний чек сильно выше стоимости входного билета, значит, персонал активно продаёт, работает.

Надо расставлять приоритеты: не стоит слишком заморачиваться на том, что всё равно не приносит денег. Просто расслабься и приглядывай за этой сферой между делом одним глазом.

Если у вас Эвотор, то статистику по выручке и среднему чеку удобнее смотреть в личном кабинете. Это бесплатно.

8. Но в итоге всё не ради денег

Я стараюсь быть ответственным предпринимателем. Дети постоянно себе что-то вывихивают и разбивают, поэтому у нас регулярно проходят учения с фельдшером.

Он показывает, как действовать в экстренной ситуации, чтобы девчонки, которые у нас работают, не нервничали. Когда первый раз видишь ребенка с рассечением, можешь потерять сознание.

А когда ты видишь его во второй раз, ты просто берёшь его, зажимаешь рану, прикладываешь лед, и через десять минут он у тебя весь в крови, но зато живой и здоровый.

Как-то на батуты ко мне приходила семья с пятилетней дочкой, и она просто на моих глазах каким-то образом кувыркнулась так, что растянула себе позвоночник.

Это когда начинается резкая боль в спине и ты долгое время просто не можешь шевелиться. Я тогда оплачивал, как мог, лечение, корсеты, помощь в течение месяца.

Ко мне не было претензий, потому что мы не несём ответственность за то, что дети творят. Но чисто по-человечески я считаю, что людей бросать нельзя.

В любом случае всё ради людей, а не ради денег.

«Открыл бизнес, не пошло — смог вернуть только треть затрат». Молодые предприниматели рассказывают про свои неудачи

В своих историях успешные предприниматели зачастую обходят собственные неудачи, и со стороны кажется, что у них все получилось на раз-два.

Но если копнуть глубже, оказывается, что все не совсем так и что у каждого бизнесмена находится история провального дела. Onliner.by совместно с «Альфа-Банком» запускает цикл публикаций о малом бизнесе без розовых очков.

В первом выпуске трое предпринимателей рассказали о своих провалах.

Игорю 31 год. За это время он перепробовал много занятий — от слесаря механосборочных работ до руководителя крупной компании. В 2014-м Игорь решил начать свое дело. Накопил нужную сумму для старта и решил реализовать свою давнюю мечту — открыть бизнес по подбору автоэмалей (подобный когда-то был у его отца).

— Три месяца я продумывал название. Хотелось что-то лаконичное и связанное с красками. В итоге назвались «Фарбос», — вспоминает Игорь. — Параллельно искали помещение, через два месяца нашли: оно было небольшое, на 40 «квадратов», безо всякого ремонта — вообще никакое, убитое.

Я сделал там классный ремонт, чтобы принимать клиентов, сделал сайт (довольно дорогой: $1000 за одну страницу), заплатил за логотип, фирменные шрифты, потом закупил качественную немецкую краску, нанял администратора. По сути, я сделал хорошую упаковку проекта.

Ни у кого из конкурентов в те времена такого не было.

Люди ютились в каких-то темных добитых комнатах, а у меня было помещение, в котором можно было бы открыть и офис крупной компании. Когда к нам впервые приехали поставщики, они сказали «вау».

Игорь — один из немногих в стране, кто даже купил специальный прибор, помогающий подбирать автоэмаль. Стоил он несколько тысяч евро. «Фарбос» открылся в марте 2014 года.

— Со дня открытия и до момента продажи у нас не было ни единого дня без выручки, — объясняет Игорь. — Мы работали шесть дней в неделю, и каждый день у нас были клиенты и была выручка.

За пять месяцев мы достигли такого уровня продаж, который многие конкуренты достигали за год-два. Цены у нас были выше, чем у конкурентов, при этом люди шли ко мне за сервисом.

Убеждения моих знакомых о том, что люди идут только на низкую цену, поэтому сразу нужно демпинговать, оказались мифом.

Параллельно Игорь работал по найму, но спустя пару месяцев понял, что бизнес отнимает намного больше сил, чем он рассчитывал, и пригласил на помощь друга.

— Сейчас я понимаю, что наделал очень много ошибок. Я не понял всей картины, стал просто действовать наугад, — рассказывает он.

— Я не пообщался с людьми, которые в этом варятся, не просчитал, когда выйду на окупаемость и сколько заказов в день мне нужно делать для этого, какова будет себестоимость краски и сколько я смогу заработать на ней. То есть совершил стандартные ошибки молодого предпринимателя.

К тому же я не просчитал, сколько клиентов в день я могу обслуживать. Планировал 40—50 человек, но однажды к нам пришло 10 клиентов, и мы захлебнулись. Только спустя некоторое время после открытия я понял, что краска подбирается около часа. Соответственно, в день мы могли выполнить 8—10 заказов.

Вдобавок я не учел, что масштабирование подобного проекта будет долгим и очень затратным. Также я пытался совмещать основную работу с бизнесом, и это было очень сложно. Из плюсов той ситуации — я научился делегировать полномочия. Понял, что главное — это доверять сотрудникам.

В конце концов Игорь понял, что дальше так не сможет, и решил продать свой бизнес. Покупатель нашелся довольно быстро — за неделю, но при продаже бизнеса парень потерял довольно большую сумму денег (хватило бы на полквартиры). Удалось вернуть только около 30% от затраченного.

— Я понял, что мог потратить на запуск вдвое меньше и выручить ту же сумму, — объясняет он.

Минчанин продолжал работать руководителем в крупной IT-компании, но мысли о своем деле не давали покоя. Вместе с другом они решили запустить интернет-магазин по продаже электроники. Он учел свои ошибки и изначально не делал идеальный продукт.

— Мы потратили на интернет-магазин чуть больше $1000, но у нас была ошибка. Мы попытались распылиться: хотели продавать все — от микроволновок до автомобильных шин, — объясняет предприниматель.

— Вскоре мы поняли, что каждое из направлений сложное, и решили сконцентрироваться на автомобильных шинах, так как они давали неплохой заработок с одной продажи, а потом добавили аккумуляторы.

Прикинули, что если в день делать по 10 продаж, то можно заработать $100—200 чистыми ежедневно.

— Дело пошло, люди звонили, хотели купить. К сожалению, мы столкнулись с тем, что поставщики не хотели развиваться, — говорит Игорь. — К примеру, утром мы брали у них прайс и вносили на сайт.

В течение дня звонят клиенты, мы говорим, что колеса есть, звоним поставщикам, а они уже все распродали. В итоге вместо 10 продаж мы закрывали 2—3. Получается, что тратили 20 рублей на рекламу, а зарабатывали 25.

Беда была в том, что не было онлайн-базы, чтобы можно было быстро обновлять цены, и поставщики не хотели в нее вкладываться. Я понял, что на интернет-магазине мы много не заработаем.

В итоге Игорь закрыл и этот бизнес, но руки не опустил. Говорит, что неудачи только дали толчок идти дальше. Недавно они вместе с женой организовали проект по подбору репетиторов.

— Мы создали сайт, на котором ученики оставляют заявки, а мы находим для них преподавателей. Если они подходят друг другу, то репетиторы платят сумму в размере стоимости двух занятий, — объясняет Игорь. — К этому делу я подошел уже во всеоружии. Прошлый неудачный опыт, конечно, очень помог. Я понял, что мне эта сфера интересна, хотим развиваться в ней и дальше.

«Дорогая реклама съедала до трети от моего заработка»

Артему 26 лет, по специальности он инженер-электрик. Четыре года назад парень открыл ИП, чтобы заниматься реставрацией ванн.

— На тот момент я уже отслужил в армии, и друг посоветовал мне заняться реставрацией ванн — это нанесение нового покрытия на старую ванну. Довольно популярная услуга, — объясняет Артем.

— Мой друг сам занимается этим бизнесом, только в Гомеле. Дела у него шли и идут хорошо, и он согласился обучить меня, но только при условии, что я не буду лезть в Гомель, а возьму только Минск.

Читайте также:  Что делают наши банки в соцсетях

У него я обучился всему и стартовал.

Парень работал в одиночку, и первое, с чем столкнулся молодой предприниматель, — это высокая конкуренция. Оказалось, что в Минске не так-то просто начать свое дело.

— Есть пару монополистов, которые делают хорошо, — взять качеством не получалось, так как у них оно отличное, — объясняет он. — Приходилось с ними сотрудничать. Заказы, которые не успевал делать, скидывать им, когда они не успевали что-то делать, сбрасывали мне.

Второй момент — это дорогая реклама. Она съедала до трети всего заработка молодого человека.

— Начальный капитал у меня был совсем небольшой — около 2500 рублей, поэтому на интернет-площадку денег не хватало, — объясняет парень. — Совсем без рекламы нельзя, поэтому я пользовался наружной (это расклейка объявлений возле подъездов). Она была очень дорогая: чтобы отбить затраты, в месяц мне нужно было сделать минимум 20 заказов, и только потом ты уже работаешь на прибыль.

В месяц при ежедневной полной загрузке без выходных максимально я мог сделать 60 заказов. Так как я старался делать свою работу качественно, на один заказ уходило три-четыре часа, поэтому в день я физически не мог брать больше.

Из-за того, что у Артема не было интернет-рекламы, его клиентами в основном были люди в возрасте. По словам предпринимателя, у этих людей не такая высокая платежеспособность, как у молодых, и они более капризны.

— С ними было реально очень сложно работать, особенно на фоне недобросовестных конкурентов, — объясняет парень. — Из-за того, что они делали реставрацию ванн плохо, используя дешевые материалы, через полгода новое покрытие отваливалось, а у клиентов появлялось предубеждение к реставраторам. Сталкивался с тем, что люди относились с подозрением и ждали какого-то подвоха.

Работая реставратором ванн, Артем понял, что эта работа довольно вредна для здоровья: долгое время приходится дышать пылью.

— Когда снимаешь старое покрытие ванны, его нужно зачищать, и где-то около часа ты дышишь пылью, — вспоминает парень.

При этом прибыли хватало только на поддержание штанов — примерно как у рабочего на заводе, а нагрузки были несравнимые с обычной работой. Да и с интернет-сайтом не получалось.

Последней каплей стал случай, когда парень потерял телефон с сим-картами, номера которых были указаны в объявлениях.

— Я очень расстроился, что потерял телефон. Приехал домой и решил, что хватит, больше я так не могу, это не дело моей жизни, удовольствия я не получаю, особенной прибыли — тоже, — говорит Артем.

После закрытия бизнеса по реставрации ванн он решил заняться производством мебели премиум-класса и коваными изделиями, нашел партнеров и вот уже третий год работает в этой сфере. Вдобавок он помогает продаваться турецкому бренду премиум-класса.

— Это то, чем я по-настоящему хочу заниматься. Сейчас я получаю огромное удовольствие от своего дела, — считает он. — Когда я анализирую свой опыт с реставрацией, то понимаю, что главное, из-за чего у меня не вышло, — это то, что эта сфера была не моя. Я проанализировал свой опыт с реставрацией ванн, учел свои ошибки.

Для начинающих ребят я бы посоветовал заранее готовить интернет-платформу или регистрироваться на сервисах типа «Onliner. Услуги» (в мое время таких не было). Важен начальный капитал.

Думаю, сейчас на покупку хорошего инструмента, качественных материалов (лучше искать выходы на хороших поставщиков) и рекламу нужно около 2—3 тыс. рублей. Кроме того, нужен свой автомобиль, без него никак.

Ну и быть готовым к тому, что в бизнесе нужно постоянно вкалывать и вкладывать всю душу, иначе просто ничего не выйдет.

«Клиенты хотели за $100 то же самое, что в России стоило в 60 раз дороже»

Валерии 21 год. По образованию она юрист, а по духу — предприниматель с пеленок. Зарабатывать девушка старалась всегда: на каникулах работала на почте, продавала квас и так далее, а все деньги откладывала. Первые попытки своего бизнеса у нее были еще в школе. Говорит, первый провал случился с фитнес-дневниками, которые она придумала с подругой. Валерии тогда было 16 лет.

— Мы ходили на тренировки в зал, и там нужно было вести дневник питания, подсчет калорий и все дела. Мы с подругой вели это все в блокноте, и тогда нам в голову пришла идея создать специальный дневник, где все будет четко расписано. Подумали, что всем людям, которые занимаются спортом, этот дневник будет интересен.

Девушки сразу взялись за дело. Продумали структуру, подруга Валерии сделала красивый дизайн дневника. На тот момент в копилке у школьниц было $500. Все свои сбережения они потратили на дневники.

— Издали 50 женских, 50 мужских и 50 стандартных дневников, — вспоминает Валерия. — Ну и никто это не покупал, потому что никому оно было не интересно. Когда мы начали спрашивать у людей: «Почему вы не покупаете наши дневники?», они отвечали, что у них есть смартфоны и нет нужды в лишней макулатуре. К тому же, как показал опрос, дневник оказался неудобным.

В конце концов партия вылетела в трубу, так как ежедневник был датирован на год вперед. Соответственно, он никому не нужен. Это был такой первый большой провал, прогорели все деньги.

Валерия говорит, что после провала бизнеса с дневниками она дала себе обещание: все проекты начинать с анализа аудитории.

— Сейчас у нас есть беговой клуб: люди бегают и готовятся к различным соревнованиям с тренером.

Так вот, перед открытием этого клуба я отписала более чем двум сотням бегунов из Минска и задала множество вопросов: почему они выбирают бег, что им нужно для бега, почему они бросали тренировки, если бросали, и так далее, — говорит девушка.

— Также после этих дневников я поняла, что моя идея может быть совсем не тем, что нужно рынку. Тут оказалось важно задвинуть свое эго и прислушаться к критике, даже грубой, которая может быть, которая даже где-то задевает. Все самые дельные советы, как потом показала практика, приходят через критику.

Вот тут важным оказалось умение отделить суть от эмоций и внедрить ее в свой продукт. Пообщавшись с людьми, ты еще до вложения денег понимаешь, какой у тебя будет продукт.

После ежедневников Валерия решила, что не будет заниматься товарным бизнесом, а будет развиваться в сфере услуг.

— Мое разочарование было сильно, так как в бизнесе не было никого из родителей, к кому я могла бы обратиться за советом, — говорит она.

— Соответственно, я не понимала, норма это или не норма, что я прогорела.

Что это значит: что мне в это не стоит лезть или что нужно еще 10 раз сделать точно так же? В общем, как я сейчас понимаю, в тот момент важно было иметь какого-то ментора, который бы подсказал и поддержал.

Когда Валерии было 18 лет и она училась в колледже бизнеса и права, девушка решила заниматься продвижением бизнеса в социальных сетях. Они снова начали дело вместе с подругой. Валерия искала заказы, а ее подруга занималась визуальной частью.

— Это была услуга, слава богу, ничего не лежало на складе, как в случае с дневниками, — вспоминает девушка. — Я искала клиентов, подруга фотографировала.

Но поработав год, мы снова разочаровались, потому что рынок не хотел вкладываться в это, не был к этому готов. Ведь это не те услуги, когда ты вложился и к тебе сразу пришел клиент.

Это продвижение: около двух-трех месяцев нужно делать картинку, и только потом появляются какие-то первые продажи.

Чтобы сделать хороший контент, на него нужно тратить деньги, это стоит прилично. Люди хотели за 300 рублей Instagram-аккаунт, как у Gucci. Ну так не бывает.

К примеру, одно из известных SMM-агентств России говорит, что стоимость их работы стартует от $6000. Причем это не их прибыль: где-то $5000 они вкладывают в сам продукт — в съемки, моделей, упаковку, продвижение. А наши клиенты хотели за $100 то же самое, что в России стоило в 60 раз дороже.

Второй момент, с которым столкнулась Валерия, — это эйджизм. Говорит, очень долго ее и подругу не хотели воспринимать всерьез из-за возраста.

— Когда ты очень молод, тебе приходится прилагать в 10 раз больше усилий, чтобы доказывать свою компетентность, — считает девушка. — Когда я в то время говорила, что мне 18 лет, люди вспоминали, что они делали в этом возрасте, и думали, что я такая же. Очень сложно доказать, что ты другая и что у тебя стоящие идеи.

В итоге бизнес пришлось оставить, каких-то выходов из ситуации девушки не нашли. После колледжа Валерия поступила в вуз, получила диплом юриста. Все это время она работала в школе бизнеса (ей предложили стать управляющим партнером). Буквально недавно девушка снова занялась своим делом — открыла беговой клуб и занялась организацией туров для участия в полумарафоне по всему миру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *