Что изменится для инвесторов с Декретом №8 – комментарий юриста

15:12 13.05.2016

Что изменится для инвесторов с Декретом №8 – комментарий юриста

15 мая 2016 года вступает в силу Декрет Президента Республики Беларусь № 8, который содержит ряд положительных изменений для деятельности инвесторов, а также устанавливает определенные ограничения.

Выбор инвестиционных проектов

Со вступлением декрета в силу инвестиционные договоры будут заключаться только для реализации проектов в приоритетных видах деятельности (секторах экономики), перечень которых устанавливается Советом Министров.

На сегодняшний день этот перечень достаточно широкий и включает в себя практически все секторы экономики. Иными словами, нововведения существенно не ограничивают возможности для инвестирования.

Новые возможности для финансирования

Декрет снимает запрет на совершение инвестором сделок, влекущих или допускающих возможность перехода права собственности на объекты, предусмотренные инвестиционным проектом, до их государственной регистрации.

Это существенно расширяет возможности для получения финансирования под реализацию проекта. Так, инвесторы смогут привлекать заемные средства от банков под залог строящихся объектов недвижимости, заключать предварительные договоры купли-продажи объектов и так далее.

Учитывая, что раньше нарушение сроков реализации проектов было связано преимущественно с проблемами финансирования, снятие запрета является важным шагом навстречу инвесторам.

Дополнительные льготы и преференции

Инвесторы смогут выбирать подрядчиков, разработчиков проектной документации, поставщиков товаров и исполнителей услуг не только без проведения процедуры подрядных торгов, но также и процедуры переговоров. В то же время это правило не распространяется на государственные закупки.

Инвесторы также смогут получать земельные участки без аукциона не только на праве аренды, но и на праве собственности.

Декрет предусматривает возможность предоставления инвестору, нарушившему сроки реализации проекта, земельного участка с внесением платы за право заключения договора аренды.

Решение принимается государственным органом исходя из финансового положения инвестора и степени готовности объекта.

Это позволит инвесторам завершать проекты за пределами установленных сроков, но уже без льгот и преференций.

Для подрядчиков и разработчиков проектной документации станет проще привлекать иностранную рабочую силу. Как и инвесторы, они будут освобождены от уплаты государственной пошлины за выдачу (продление срока действия) соответствующих лицензий и разрешений.

Ответственность инвестора

Декретом вносятся изменения в содержание инвестиционного договора, который должен предусматривать:

  • ответственность инвестора за нарушение сроков реализации проекта или его этапов;
  • обязанность инвестора возместить суммы льгот и преференций при прекращении инвестиционного договора по основаниям иным, чем исполнение инвестором своих обязательств.
  • При этом под льготами и преференциями понимаются не уплаченные или не полностью уплаченные инвесторами суммы налогов, сборов (пошлин) и иных обязательных платежей в бюджет, в том числе плата за право заключения договора аренды и арендная плата за земельный участок.
  • Практика взыскания с инвестора сумм льгот и преференций сложилась достаточно давно, однако до сих пор не была урегулирована в законодательстве и потому не была единообразной.
  • В отличие от ранее существовавшей практики теперь инвестору по решению государственного органа может предоставляться освобождение или отсрочка (рассрочка) на возмещение вышеуказанных сумм.

Ответственность государства

Декретом впервые установлено, что к инвестору не могут быть предъявлены требования о возмещении сумм льгот и преференций, если сроки или иные условия реализации проекта были нарушены из-за незаконных действий (бездействий) государственных органов и их должностных лиц.

Декрет также закрепляет принцип полного возмещения инвестору убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) государственных органов, заключивших инвестиционный договор.

Теперь инвестор сможет претендовать на возмещение не только суммы реального ущерба, но и упущенной выгоды.

Однако на последнее инвесторам не приходится особенно рассчитывать из-за проблем доказывания размера упущенной выгоды.

Уведомление государства об изменениях в проекте

Декретом вводится обязанность лица, заключившего инвестиционный договор, направлять уведомление в компетентный государственный орган о планируемой реорганизации, изменении собственника имущества или состава участников не менее, чем за два месяца до осуществления таких действий.

При этом ненаправление уведомления или совершение таких действий при наличии возражений со стороны государственных органов является основанием для одностороннего отказа государства от исполнения своих обязательств по инвестиционному договору.

Таким образом, со стороны государства будет установлен контроль за реструктуризацией и сменой участия в инвестиционном проекте. В то же время запрета на совершение таких действий новый декрет не предусматривает.

Рекомендации инвесторам

Инвесторы, заключившие инвестиционный договор до 15 мая 2016 года, могут воспользоваться новыми льготами и преференциями путем внесения в него изменений. Для этого заключается дополнительное соглашение в том же порядке, который предусмотрен для заключения инвестиционного договора.

Во избежание негативных последствий инвесторам рекомендуется своевременно информировать государственные органы о смене участия в инвестиционном проекте, а также учитывать иные налагаемые Декретом ограничения.

Оксана БЕЛОВА, LL.M. (Стокгольм)
юрист международной юридической компании bnt attorneysatlaw

bnt attorneysatlaw– это международная юридическая фирма с офисами в 10 странах Центральной и Восточной Европы, которая оказывает юридические услуги по всем основным отраслям коммерческого права.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите
её и нажмите Ctrl+Enter

Новый закон – что изменится для частных инвесторов? – Публикации – Finversia (Финверсия)

Что изменится для инвесторов с Декретом №8 – комментарий юриста

Зампред Центробанка Сергей Шевцов на пресс-конференции разъяснил основные положения принятого закона о категоризации частных инвесторов.

Совет Федерации одобрил нашумевший законопроект о категоризации частных инвесторов и направил его на подпись Президенту Российской Федерации.

28 июля 2020 года Сергей Швецов, первый заместитель председателя правления Банка России, провел онлайн-конференцию, в ходе которой рассказал об основных изменениях и ответил на актуальные вопросы участников финансового рынка относительно нового закона.

По словам Сергея Швецова, одна из важных задач Банка России – обеспечение для россиян возможности получать доход на свои инвестиции на финансовом рынке. И хотя число жалоб частных инвесторов в Банк России на потери на финансовом рынке невелико, но эти жалобы достаточно серьезные. Их можно разделить на два больших блока.

Первый блок жалоб о том, что человек покупал один финансовый инструмент, а ему продали другой, например, вексель или облигацию вместо банковского вклада. Второй блок жалоб на то, что человек, работая с большим плечом на финансовом рынке, не только полностью потерял свои средства, но еще и остался должен финансовому посреднику.

Анализируя международную практику и жалобы россиян на проблемы в работе на финансовом рынке, Банк России счел необходимым скорректировать законодательство о доступе на финансовый рынок частных лиц.

Корректировка включает в себя как создание стимулов в виде индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), так и создание механизмов, которые должны уберечь россиян от потерь при покупке сложных финансовых инструментов.

Этой цели и отвечают поправки в законодательство о разделении россиян на квалифицированных и неквалифицированных инвесторов.

Поправки в действующий «Закон о рынке ценных бумаг» и законодательные акты РФ вступают в силу с 1 апреля 2022 года и вводят в практику понятие квалифицированного и неквалифицированного инвестора. Квалифицированные инвесторы, получившие этот статус до вступления в силу изменений в законодательстве, смогут работать на финансовом рынке в прежнем режиме, для них ничего не изменится.

Неквалифицированным инвесторам будут разрешены инвестиции лишь в наименее рискованные активы.

К таким активам относятся, например, акции, включенные в котировальные списки, государственные ценные бумаги Российской Федерации (ОФЗ), облигации российских эмитентов с определенным уровнем кредитного рейтинга, инвестиционные паи биржевых открытых и интервальных ПИФов, а также иностранные акции, входящие в биржевые индексы, перечень которых утвержден Банком России. Доступ к более рискованным активам неквалифицированные инвесторы получат лишь после прохождения тестирования у профучастников финансового рынка. Но если инвестор уже совершал подобные сделки ранее, то тестирование можно не проводить.

По сути, вводятся два разных режима защиты человека на финансовом рынке.

Квалифицированному инвестору доступны все возможности рынка, но со стороны государства он защищен только от предоставления ему недостоверной информации и нарушения его обслуживания профучастниками рынка.

Для неквалифицированного инвестора предполагается ответственность брокера за нанесение ущерба, если ущерб связан с недобросовестными действиями посредника, в том числе и при проведении его классификации.

Большинство россиян становится неквалифицированными инвесторами. Их знания считаются недостаточными для доступа ко всему спектру финансовых инструментов. Речь, прежде всего, идет об иностранных ценных бумагах, которые не включены в котировальные списки российских бирж, и о производных финансовых инструментах с плечом.

Тестирование будет выявлять как теоретические знания человека, так и его практические навыки. Оно будет содержать два блока, проверяющих знания и опыт клиента. Каждый блок будет состоять из 3-4 вопросов.

Если гражданин сдал тест у брокера по определенным финансовым инструментам, то его результаты будут действительны на протяжении всего времени работы клиента у этого брокера.

При переходе к другому брокеру дополнительно тестирование не требуется, если между брокерами будет такой договор.

Было предложение о создании централизованного электронного реестра квалифицированных инвесторов, но пока оно находится только в стадии обсуждения.

Прежде чем пройти тестирование, инвестор сможет получить у брокера или самостоятельно необходимые знания, как нужно работать с выбранным им фининструментом. Если тест не будет пройден, гражданин сможет пройти дополнительное обучение и пройти тест еще раз. Прохождение тестов будет бесплатным.

Есть и возможность воспользоваться правом «последнего слова» и потребовать от брокера совершения сделки на свой страх и риск на сумму до 100 тыс. рублей или в рамках одного минимального лота по финансовому инструменту. При этом брокер обязан будет проинформировать клиента о возможных рисках.

Также брокер будет наблюдать за работой инвестора на финансовом рынке, и если его действия окажутся сильно убыточны, то брокер будут рекомендовать получить дополнительную информацию об используемых финансовых инструментах и пройти дополнительное тестирование. В особо проблемных случаях брокер сможет приостановить обслуживание, если такое действие предусмотрено в договоре с клиентом.

После краткого рассказа о сути нововведений, Сергей Швецов ответил на поступившие вопросы.

На вопрос о том, кто будет составлять тесты и как финансовые инструменты разбиваются на группы, Швецов ответил, что тесты будут готовить Национальная ассоциация участников фондового рынка (НАУФОР) и Национальная финансовая ассоциация (НФА). Эти тесты будут доводиться до сведения брокеров.

Фининструменты разбиваются на группы по признаку аналогии риска. Например, инструменты с финансовым плечом объединяются в группу. Сколько будет групп – покажет практика.

Так как тестирование вступает в силу со 2 квартала 2022 года, то еще есть время на утверждение тестов и их доведение до инвесторов.

На вопрос, как получить статус квалифицированного инвестора, Швецов ответил, что такая процедура есть уже сегодня. Переходные положения закона говорят, что инвесторы, которые сегодня признаны квалифицированными, сохранят свой статус.

Кроме того, будет существовать материальный ценз – если ваши активы на рынке больше определенной суммы, то вы автоматически будете признаваться квалифицированным инвестором. Сейчас речь идет о сумме в 6 млн.

рублей, ее достаточно, чтобы при необходимости воспользоваться услугами профессионального консультанта. Статус квалифицированного инвестора можно получить и по своему профессиональному опыту.

Если вы работали в компаниях на финансовом рынке и у вас есть подтверждающие вашу квалификацию сертификат, то вы продолжите считаться квалифицированным инвестором.

На вопрос, какой стаж работы с ценными бумагами достаточен для получения статуса квалифицированного инвестора, Швецов ответил, что сейчас требуется стаж 2 года. Скорее всего, его сохранят при работе с ценными бумагами. Возможно, минимальный стаж для работы с производными финансовыми инструментами будет несколько больше.

Читайте также:  Как распределять роли в проекте, чтобы потом не возникло вопросов «кто виноват?» и «что делать?»

На вопрос, насколько сложным будет тестирование, Швецов ответил, что будет определяться базовый минимальный уровень знаний, который необходим для инвестирования, не будет сложных задач и терминов. Максимум 7 вопросов в отношении группы фининструментов – 3-4 вопроса связаны с опытом, остальные вопросы связаны со знаниями.

Конечно, если вы не работали с конкретным фининструментом, то вам придется потратить некоторое время на подготовку. Брокеры заинтересованы в успешном прохождении гражданами тестирования, поэтому учебные материалы, скорее всего, будут бесплатными.

Тестирование планируется проводить максимально технологично, с использованием интернета.

На вопрос о том, почему в банках сейчас под видом вкладов предлагают структурные продукты без всякой проверки квалификации, Швецов ответил, что Банк России планирует изменить законодательство таким образом, чтобы сложные фининструменты были доступны для неквалифицированных инвесторов в банках только после прохождения тестирования. Банк России регулярно проводит в том числе и проверки банков на недобросовестную работу с клиентами, в том числе и с продажей одного фининструмента под видом другого. И если вы столкнулись с подобным случаем, то можете обращаться с жалобой в Банк России.

На вопрос, планируется ли регулирование и контроль алгоритмических роботов для торговли, Швецов ответил, что Банк России сейчас изучает этот рынок, и пока уровень его развития не представляет угрозы.

Параллельно роботорговле развивается роботизированное консультирование. Это направление также несет определенные риски.

Банк России будет осуществлять надзор за развитием обоих этих индустрий, чтобы не нарушались права клиентов.

Традиционно жестко Швецов ответил на вопрос о перспективах инвестиций в криптовалюты. Банк России считает, что приобретение криптовалют не является инвестициями. Скорее это игра в рулетку или высокотехнологичная финансовая пирамида.

Криптовалюта не несет за собой каких-либо обязательств, ее ценность определяется спросом и предложением.

Банк России считает криптовалюту очень рискованным инструментом как с точки зрения волатильности, так и с точки зрения функционирования.

Инвестиции: весна по новым правилам декрета №8 (комментарий юриста)

12 ноября 2015 года Президентом Республики Беларусь подписан Декрет № 8 «О создании дополнительных условий об осуществлении инвестиций в Республике Беларусь» (далее – Декрет №8), которым излагается в новой редакции Декрет №10 от 6 августа 2009 года «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь» (далее – Декрет №10). Вступает в силу Декрет №8 через 6 месяцев после его официального опубликования, то есть в апреле 2016 года, а за это время Правительству необходимо принять ряд уточняющих актов.

По сути, данным нормативным актом изменены правила заключения, исполнения и расторжения инвестиционных договоров, заключаемых между инвесторами и государственными органами, для реализации green-field и brown-field инвестиционных проектов, – считает директор белорусского офиса международного юридического альянса COBALT Дарья Жук.

Действие Декрета №8 не распространяется на инвестиционные договоры, заключенные до вступления его в силу.

Однако, в такие инвестиционные договоры могут быть внесены изменения и дополнения в соответствии с положениями Декрета №8, и тогда днем возникновения права на новые льготы и преференции будет являться дата вступления в силу соответствующих дополнительных соглашений к инвестиционным договорам.

Логика принятия Декрета №8 очевидна: была проанализирована, прежде всего, негативная практика реализации инвестиционных проектов, неисполнения инвестиционных договоров и приняты соответствующие законодательные меры.

При всех позитивных, на первый взгляд, изменениях, Декрет №8 пронизан дополнительным контролем со стороны государства уже не только за ходом реализации инвестиционных проектов, но и за самими инвесторами, а также дополнительными санкциями.

Прежде всего, инвестиционные договоры между инвестором и Республикой Беларусь теперь будут заключаться только для реализации проекта в «приоритетном секторе экономики». Перечень таких секторов определяется Правительством.

В него, в частности, на сегодняшний день включены сельское хозяйство, обработка древесины, производство машин и оборудования, производство мебели, строительство, торговля и другие.

Безусловно, это была попытка государства ввести своеобразные критерии отбора инвесторов, однако, на наш взгляд, должной конкретики это не принесло.

Декретом №8 введено новое понятие – «организация, реализующая инвестиционный проект». Это – «организация, созданная инвестором, либо организация, в отношении которой инвестор имеет возможность определять принимаемые ею решения по основаниям, установленным законодательством».

Очевидно, что речь идет об аффилированных инвестору структурах. Данное понятие пришло на смену менее конкретному понятию «организация, созданная в Республике Беларусь инвестором либо с его участием», которое содержалось в Декрете №10.

Вместе с тем, даже при наличии уточнений, не совсем понятно, какие именно отношения между инвестором и организацией будут признаваться подпадающими под данное определение.

Например, если следовать корпоративному законодательству, то под такое определение попадают дочерние организации, в то время как зависимые общества могут и не подпасть, что сужает круг организаций, которые могут быть организациями, реализующими инвестиционный проект. 

Ужесточился контроль со стороны государства за всеми сторонами, вовлеченными в процесс реализации инвестиционного проекта, в результате чего расширен круг обязанностей инвестора, а именно:

инвестор обязан письменно уведомить орган, заключивший с ним инвестиционный договор, о реорганизации или изменении собственника имущества, состава участников не менее чем за два месяца до даты их реализации.

Неосуществление такого уведомления либо реорганизация (смена состава учредителей) при имеющемся возражении на то со стороны государственного органа дает Республике Беларусь право отказаться от исполнения инвестиционного договора в одностороннем порядке.

Как видим, за безобидным термином «уведомление» скрывается самое настоящее «согласование и получение разрешения» на организационные преобразования и сделки между учредителями инвестора, что, безусловно, существенно ограничивает его свободу ведения бизнеса, а также возможности привлечение новых партнеров в проект на уровне совладельцев бизнеса.

инвестор обязан в течение 5 рабочих дней со дня заключения договора строительного подряда и договора на разработку проектной документации направить в государственный орган, заключивший инвестиционный договор, информацию о своих подрядчиках. При этом, конкретной ответственности за такое неуведомление не предусмотрено, однако, очевидно, что при желании это можно широко трактовать, как ненадлежащее исполнение инвестором своих обязательств по инвестиционному договору.

Значительные изменения коснулись и порядка предоставления земельных участков для реализации инвестиционного проекта. 

Так, расширен перечень прав, на основании которых может быть предоставлен земельный участок, а именно к возможности получить землю без проведения аукциона на правах аренды введена возможность получить землю в частную собственность или получить право на проектирование и строительство капитальных строений на участке. При этом, земельные участки без аукциона будут выделяться только если они включены в перечни участков для реализации инвестиционных проектов, которые и сегодня существуют в каждой области.

Вместе с тем, Декрет №8 предусматривает проведение конкурса в случае, если на реализацию инвестиционного проекта на одном и том же земельном участке претендуют два и более инвестора. При этом, условия такого конкурса не ясны на сегодняшний день, они должны быть разработаны Правительством. 

  • Позитивным нововведением является отмена запрета на сдачу в залог объектов инвестиционной деятельности на стадии их строительства, а также прав на земельный участок, что, на наш взгляд, позволит более рационально и свободно привлекать финансовые ресурсы в проект, имея возможность предоставлять достаточно ликвидное обеспечение.
  • Среди важных изменений – с одной стороны, более четкое, а с другой – более жесткое закрепление ответственности инвестора, а также последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения условий инвестиционного проекта с его стороны:
  • если инвестиционный проект разделен на этапы, то ответственность инвестора должна быть установлена как за нарушение сроков реализации всего проекта, так и (или) за его этапы;
  • уточнено, что именно понимается под «суммами льгот и преференций», которые должен возместить инвестор в случае виновного прекращения инвестиционного договора: суммы налогов, сборов, пошлин и иных обязательных платежей в бюджет, в том числе плата за право заключения договора аренды земельного участка, арендная плата за земельный участок;

введена дополнительная мера ответственности в виде неустойки (штрафа, пени) при прекращении инвестиционного договора по вине инвестора. При этом, Декретом №8 четко не указан ее размер и конкретные основания ее применения.

Это отдано на откуп государственных органов, заключивших инвестиционные договора, а значит, в каждой области или отраслевом министерстве могут быть свои подходы к данным вопросам, что, безусловно, приведет к неравным условиям инвестиционной деятельности в зависимости от региона и отрасли экономики;

в случае прекращения инвестиционного договора по виновным основаниям и изъятия у инвестора земельного участка находящийся на нем не завершенный строительством объект продается с публичных торгов. При этом, инвестору возмещаются затраты на его строительство (за вычетом расходов на организацию торгов), однако не выше суммы продажи.

При этом положительным является возможность освобождения инвестора от ответственности.

С учетом степени готовности объекта и объема вложенных инвестиций государственный орган, заключивший инвестиционный договор, может полностью или частично освободить инвестора от возмещения сумм льгот, преференций и неустойки в случае виновного прекращения договора, либо предоставить ему рассрочку в их уплате.

Более того, ответственность не применяется в случае наличия виновных действий (бездействий) со стороны государственных органов и отсутствия вины инвестора. При этом, как мы понимаем, доказать такие злоупотребления со стороны государственных органов представляется весьма затруднительным.

Вместе с тем, Декрет №8, к сожалению, не содержит классической стабилизационной оговорки, которую так ждало все бизнес-сообщество и без которой, как показывает мировой опыт реализации инвестиционных проектов при поддержке государства, невозможно активное развитие инвестиционной деятельности в развивающейся экономике.

Дело в том, что стабилизационная оговорка защищает инвестора от негативных изменений законодательства (как правило, налогового, таможенного, регулятивного) и, тем самым, гарантирует, что на время реализации инвестиционного проекта инвестиционный климат, при котором он принял решение начать проект, для него будет стабильным, что дает возможность просчитывать инвестиционные риски более четко.

Декрет №8: новые льготы и преференции для инвесторов

Главная > Новости > Декрет №8 делает правила игры для инвесторов в Беларуси более прозрачным — комментарий АБ «ВМП Власова, Михель и Партнеры» для Прайм-ТАСС

18 ноября 2015г.

12 ноября 2015 года издан Декрет Президент Республики Беларусь № 8, которым в новой редакции изложен Декрет N 10  «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь».

Декрет,  вступающий в силу с 15 мая 2016 г., предусматривает новые льготы и преференции для инвесторов, а также вводит определенные ограничения.

Специально для агентства ПРАЙМ-ТАСС юристы Адвокатского бюро «ВМП Власова Михель и партнеры» Татьяна Позднеева и Оксана Белова подготовили комментарий к документу.

В частности Декретом предусмотрены следующие изменения:

  • 15 мая 2016г.  прекратит действовать запрет на сделки с объектами, влекущие переход прав к иным лицам (в том числе залог), до государственной регистрации создания объектов, предусмотренных инвестиционным проектом. Снятие данного ограничения существенно расширяет возможности по финансированию проекта и привлечению инвестиций в проект.
  • Инвесторы смогут получить без аукциона не только право аренды земельного участка, но и право проектирования и строительства капитальных строений (зданий, сооружений), а также право собственности на земельные участки. «При этом данная норма не касается государственных закупок. Иными словами, законодательство о государственных закупках при наличии оснований для его применения будет распространяться и на инвесторов», отмечается в комментарии Адвокатского бюро «ВМП Власова Михель и партнеры».
  • В Декрете несущественно скорректирована формулировка нормы о параллельном проектировании и строительстве, то есть возможно выделение в строительном проекте этапов работ с выполнением работ по строительству объекта на текущем этапе одновременно с выполнением проектных работ на последующие этапы. Обязательным условием параллельного проектирования, как и ранее, является наличие утвержденного архитектурного проекта.
  • Инвесторы при прекращении инвестиционного договора могут быть освобождены от возмещения сумм льгот и от уплаты неустойки по решению государственного органа с учётом степени готовности объекта, объёма вложенных инвестиций и выполнения иных условий инвестиционного договора. Кроме того, инвестору может быть предоставлена рассрочка (отсрочка) уплаты этих сумм. Если же сроки и иные условия реализации инвестиционного проекта были нарушены в связи с незаконными действиями (бездействием) государственных органов и их должностных лиц, требования по уплате вышеуказанных сумм к инвестору не могут быть предъявлены. В свою очередь, инвестиционный договор в качестве обязательного условия должен предусматривать возмещение инвестору убытков, причинённых в связи с такими незаконными действиями (бездействием). «Ранее возмещение ограничивалось суммой реального ущерба и не включало в себя упущенную выгоду. Однако на последнее не стоит чрезмерно рассчитывать из-за проблем доказывания размера упущенной выгоды», отмечают юристы.
  • Инвестору, вовремя не завершившему строительство, с учётом его финансового положения и степени готовности объекта может быть предоставлен земельный участок без аукциона с внесением платы за право заключения договора аренды. Это позволит завершать строительство без инвестиционного договора, что снимает ныне существующую проблему с реализацией инвестиционных проектов за пределами установленных сроков.   Согласно комментарию, это позволит завершать строительство без инвестиционного договора, что снимает ныне существующую проблему с реализацией инвестиционных проектов за пределами установленных сроков.
  • Инвестиционные договоры будут заключаться только в целях реализации проектов, соответствующих приоритетным видам деятельности, утвержденным Советом Министров Республики Беларусь.   Такой перечень существует и сейчас, однако в законодательстве прямого запрета реализовывать инвестиционные проекты в иных сферах деятельности, не являющихся приоритетными, не содержится. Действующий перечень достаточно широк, что позволяет отнести практически любой проект к одному из видов деятельности, указанных в нем. Однако нельзя исключать и то, что к моменту вступления Декрета в силу перечень приоритетных видов деятельности будет уточнен, отмечают юристы.
  • Если инвестиционный договор будет прекращен по иным основаниям, чем его исполнение инвестором, последний должен будет вернуть государству суммы полученных льгот и преференций. Освободить инвестора от такого возмещения будет вправе только Совет Министров по согласованию с Президентом.
  • Вводится обязанность письменно уведомлять госорганы, заключившие инвестиционный договор, о реорганизации и (или) изменении собственника имущества, состава участников не менее чем за два месяца до их осуществления. Неуведомление или совершение таких действий при наличии возражений госорганов может повлечь односторонний отказ государства от инвестдоговора.
Читайте также:  Как covid-19 влияет на зарплаты в беларуси, россии и украине: инфографика и прогнозы

В целом юристы отмечают, что новый Декрет существенно не изменяет правила игры для инвесторов в Беларуси, но делает их более прозрачными, устраняет существующие противоречия в правоприменительной практике и устанавливает ряд важных положительных изменений.

Основные положения Декрета вступят в силу с 15 мая 2016 года. Действие Декрета не распространяется на инвестиционные договоры, заключенные до вступления его в силу.

Инвесторы, уже реализующие инвестиционные проекты, смогут воспользоваться новыми льготами при условии внесения изменений в инвестиционный договор.

В этом случае право на льготы возникнет с даты вступления дополнительных соглашений в силу, но не ранее 15 мая 2016 года.

Более подробно с текстом можно ознакомиться на сайте информационного агенства Прайм-ТАСС 

Правовые возможности и риски Декрета № 8 | Экономическая газета

Расширение правовых рамок

В Декрете токен определен как запись в блокчейне, удостоверяющая какие-либо права. Такое определение дает возможность регулировать практически все взаимоотношения сторон, опосредованные токеном, и не сужает понятие, которое позволяет удостоверять права на имущество, имущественные права, корпоративные права, права на совершение определенных действий и т.д.

Если же токен выступает средством обмена в международном обороте, то он подпадает под понятие криптовалюты. При этом любая криптовалюта – это токен, но не любой токен – криптовалюта. Это обеспечивает удобство для его использования в дальнейшем в работе криптобирж, криптообменников, крип­тофондов и брокеров.

Декрет также устанавливает возможность первичного размещения токенов (ICO) через специально созданного оператора – резидента ПВТ без каких-либо ограничений по суммам инвестиций, а майнинг (деятельность по добыче токенов за счет создания новых блоков транзакций или верификации операций в блокчейне) не относится к предпринимательской деятельности.

Для сравнения: в России Центробанк и Минфин в последних опубликованных редакциях законопроекта о регулировании крипторынка предлагают определить токен в качестве «иного имущества», а размер инвестиций в токены, выпущенные на ICO, ограничить верхними пределами. Майнинг предполагается отнести к предпринимательской деятельности и взимать налог на майнинг. Значит, заниматься им смогут только индивидуальные предприниматели и юридические лица.

Английские инструменты в белорусском праве

Декрет вводит ряд элементов английского права – конвертируемые займы, опционы, соглашения о неконкуренции, акционерные соглашения и т.д. Однако вряд ли можно считать, что предусмотренные в нем инструменты приближают белорусское право к английскому.

Английское и белорусское право концептуально разные: по сути, содержанию, право­применению и судебной системе. Белорусское право – это континентальная система, ос­нованная на кодификации законов, а английское – основано на обычае и силе судебного прецедента.

Соответственно, это принципиально две разные системы.

Нормы английского права, внесенные в Декрет в порядке эксперимента, дают возможность белорусским компаниям и иностранным инвесторам пользоваться несколькими привычными для них инструментами удержания сотрудников, инвестирования, оформления взаимоотношений с партнерами. Пока непонятно, как эти нормы будут исполняться на уровне белорусской судебной системы, поскольку судебной практики по применению таких норм просто не существует.

В частности, реализация соглашения о неконкуренции в белорусских трудовых отношениях зависит от того, по какому пути пойдет судебная практика. Соблюдение такого соглашения должно обеспечиваться возможностью взыскания денег с работника за нарушение договора.

Здесь действует свобода договора: под­писал договор, не исполнил обязательства – должен нести предусмотренную ответственность.

Однако нормы трудового права и их применение в судебной системе Беларуси до настоящего времени нацелены во многом на защиту интересов работников – в связи с этим будет достаточно интересно наблюдать за правоприменительной практикой исполнения соглашений о неконкуренции.

Надо отметить, что в Декрете не забыта и защита интересов работников – в нем установлено, что за подписание такого соглашения работнику надо будет заплатить.

Интересный инструмент, пришедший к нам из английского права, – безотзывная доверенность. Это одна из гарантий того, что переданные полномочия не будут позже «отобраны».

Пока у нас любая доверенность может быть отозвана. Но обычно, когда я вступаю в сделку, то хочу, чтобы все договоренности исполнялись и далее.

Поэтому безотзывная доверенность может быть гарантией исполнения таких договоренностей.

Согласно Декрету безотзывная доверенность может быть выдана на срок свыше 3 лет и отозвана только в предусмотренных в ней случаях.

Не стоит полагать, что отдельная норма о конвертируемом займе значительно повлияет на весь финансовый рынок. Но это один из инструментов, отлично работающий при венчурном финансировании, инвестициях в стартапы, т.е.

на самых ранних этапах инвестирования в проекты. Такой инструмент позволяет венчурному инвестору гарантированно получить долю в бизнесе, потому что об этом была договоренность.

Текущее законодательство, к сожалению, защиты в подобной ситуации не дает.

Можно привести и другие примеры. Предположим, что акционер долго финансировал свою дочернюю компанию, дал ей, скажем, 1 млн. USD в виде займов, но не хочет забирать данные средства, а желает перевести их в капитал, чтобы улучшить баланс дочерней компании. Сейчас законодательство Беларуси этого сделать не позволяет.

Кстати, в рамках обсуждения изменений в Закон от 09.12.

1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозобществах) предусматриваются возможности внедрения конвертируемого займа, опциона, акционерного соглашения между всеми акционерами и других институтов, которые уже за­креплены в Декрете. Так что вполне возможно, что вскоре многие нормы этого акта станут доступными всем субъектам хозяйствования.

Несколько лет назад в Закон о хозобществах были включены нормы об акционерных соглашениях. Но по ряду причин они не были востребованы на практике. Так, почему-то было установлено, что акционерное соглашение не может заключаться сразу между всеми участниками:

Договор конвертируемого займа в положениях Декрета N 8

В венчурной индустрии прибыльность нового предприятия — понятие весьма условное. Компания может долгое время вообще не приносить прибыли, поскольку все доходы, а также дополнительные инвестиции направлены на рост бизнеса и освоение новых рынков. Зачастую компании показывают прибыль только после выхода на биржу (IPO).

Вместе с тем это совершенно не значит, что инвесторы в ходе роста компании не получают прибыль.

Для них оптимальной стратегией на стадии роста является как можно более раннее финансирование стартапа: это позволяет получить максимальную долю в компании, когда новый бизнес больше всего нуждается в деньгах.

Однако на самой ранней, «посевной» или «предпосевной», стадии инвестиционные сделки заключаются с гораздо большей опаской.

Классический механизм инвестирования с выпуском акций в таком случае мало применим. Во-первых, он дорог и требует времени. Во-вторых, оценка бизнес-идеи на начальном этапе практически невозможна: слишком небольшой путь пройден для ее полноценной реализации.

Использование залога также вряд ли возможно: ликвидного имущества у компании на «посевном» этапе, как правило, нет.

В мировой практике широко используется конвертируемый заем, который представляет собой способ «дать в залог» долю либо акции компании без их передачи инвестору.

Имея целью законодательно закрепить известные иностранным инвесторам правовые инструменты и реализовать механизмы, необходимые для повышения привлекательности инвестирования в компании с высоким риском невозврата вложенных средств, положения о конвертируемом займе нашли свое отражение в Декрете от 21.12.2017 N 8 «О развитии цифровой экономики» (далее — Декрет N 8) . Рассмотрим их содержание подробнее.

По договору конвертируемого займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги, а заемщик при наступлении определенного договором обстоятельства, в том числе зависящего от воли заемщика и (или) заимодавца, либо при совершении заемщиком или третьими лицами определенных договором действий передает заимодавцу принадлежащие заемщику акции, долю (часть доли) в уставном фонде заемщика, находящиеся на балансе заемщика, либо увеличивает уставный фонд на сумму конвертируемого займа с передачей заимодавцу акций, эмитентом которых является заемщик, или доли (части доли) в уставном фонде заемщика .

С позиции гражданского законодательства рассматриваемый договор представляет собой заемное обязательство, содержащее элементы отступного , в качестве которого могут выступать акции, доля (часть доли) в уставном фонде заемщика, находящиеся на балансе заемщика либо создаваемые в будущем (после увеличения уставного фонда). Однако если в классическом соглашении об отступном устанавливается дополнительная опция для должника (в роли которого в нашем случае выступает заемщик) — заменить предмет исполнения на иной, согласованный с кредитором (заимодавцем), то в рамках конвертируемого займа заемщик не вправе говорить о безусловном наличии у него альтернативы по исполнению обязательства, вытекающего из договора конвертируемого займа (хотя, при наличии соответствующего соглашения сторон в договоре конвертируемого займа, такое право выбора исполнения у заемщика может появиться).

  • Особенностью договора займа является его возвратность. По правилам, установленным ГК , срок возврата займа должен быть определен одним из следующих способов:
  • — календарной датой;
  • — истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами;
  • — указанием на событие, которое неизбежно должно наступить, то есть такое событие не должно зависеть от воли сторон.
Читайте также:  Как владельцы сайтов, которые рекламируют онлайн-магазины, (не) будут применять усн

В отношении последнего порядка определения срока Декрет N 8 дополняет ст. 191 ГК таким образом, что исполнение по конвертируемому займу может осуществляться при наступлении определенного договором обстоятельства, в том числе зависящего от воли заемщика и (или) заимодавца, либо при совершении заемщиком или третьими лицами определенных договором действий.

Срок передачи акций (доли, части доли) (увеличения уставного фонда), цена акций, доли (части доли) в уставном фонде или порядок ее определения, размер и порядок уплаты процентов за пользование займом (при их наличии) предусматриваются сторонами в договоре конвертируемого займа .

Представленное положение можно толковать двояко. С одной стороны, его можно рассматривать как указание на существенные условия договора конвертируемого займа и все договоры, в которых эти условия (кроме размера и порядка уплаты процентов за пользование займом) не установлены, считать незаключенными. То есть каждый договор конвертируемого займа должен содержать указание на:

  1. — срок передачи акций (доли, части доли) либо срок увеличения уставного фонда (в зависимости от используемого способа исполнения обязательства),
  2. — цену акций, цену доли (части доли) в уставном фонде или порядок ее определения;
  3. — размер и порядок уплаты процентов за пользование займом — в случае, если договор конвертируемого займа предусматривает возможность возврата займа, уплаты процентов.
  4. С другой стороны, отсутствие любого из указанных условий не является проблемой, поскольку в случае возникновения спора все эти условия могут быть разрешены на основании соответствующих положений ГК .

Обратите внимание!
По нашему мнению, в силу отсутствия жесткого долженствования (в виде слов «обязаны предусматривать» либо иных) Декрет №8  не устанавливает условия, обязательные к включению в договор займа, выступая лишь в качестве настоятельного напоминания. Как следствие, отсутствие любого из указанных условий не должно влечь признание договора конвертируемого займа незаключенным.

  • Как указано в Декрете N 8 заемщик обязуется возвратить заимодавцу выданную сумму денег (сумму займа) вместо передачи указанных акций, доли (части доли), уплатить проценты за пользование займом, только если возврат суммы займа, уплата процентов предусмотрены договором.
  • Таким образом, подчеркивается ключевое отличие от классического договора займа, который по умолчанию предполагает возврат заимодавцу такой же суммы денег (суммы займа) ) Иные отличия от классического займа:
  • — предмет договора конвертируемого займа, в качестве которого могут выступать только деньги (классический заем допускает передачу вещей, в том числе определенных родовыми признаками );

— специальный субъектный состав договора конвертируемого займа в лице резидента Парка высоких технологий (ПВТ) или субъекта малого предпринимательства, являющегося организацией, осуществляющей деятельность в сфере технологий V (ИКТ, биотехнологии, технологии в области микро- и радиоэлектроники, технологии в области роботостроения и приборостроения, вычислительной, оптико-волоконной техники и офисного оборудования, производства медтехники и оказания высокотехнологичной медпомощи, технологии производства фармацевтической продукции, новых материалов с заданными свойствами, авиакосмические технологии, технологии в области атомной энергетики и возобновляемых источников энергии) и VI технологических укладов (нанотехнологии, генно-инженерные и клеточные технологии, технологии искусственного интеллекта, аддитивные технологии) . При этом согласно п. 8 Декрета N 8 второй стороной по договору конвертируемого займа с упомянутыми выше субъектами малого предпринимательства должен выступать нерезидент Республики Беларусь.

  1. В остальном договор конвертируемого займа сохраняет иные признаки, присущие классическому займу, а именно:
  2. — носит реальный характер (закреплен в легальном определении Декрета N 8 : «заимодавец передает…» (а не «обязуется передать»));
  3. — деньги передаются в собственность заемщика ;
  4. — заключается в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законодательством размер базовой величины, а в случаях, когда заимодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы ;
  5. — может носить целевой характер .

Возмездность является общим правилом для договоров займа денег. Если в договоре займа ничего не указано ни о его возмездности, ни о размере процентов, срабатывает презумпция возмездности. Проценты по такому договору подлежат уплате ежемесячно по ставке рефинансирования на момент возврата займа или его части.

Они начисляются за весь период до дня возврата займа, в том числе досрочного. Однако, по мнению автора, буквальное толкование ч. 4 подп. 5.1 п.

5 Декрета N 8 позволяет сделать обратный вывод применительно к конвертируемому займу, а именно: уплата процентов осуществляется лишь в том случае, если это прямо предусмотрено в договоре конвертируемого займа.

Такой подход не противоречит норме ГК ), которая допускает беспроцентный характер займа не только прямым указанием в самом договоре займа, но и в предусмотренных законодательством случаях.

Вместе с тем при согласовании сторонами в договоре конвертируемого займа условия об уплате процентов без указания размера процентов или порядка его определения такой размер следует определять по правилам все той же нормы , то есть по ставке рефинансирования Национального банка Республики Беларусь.

Следует помнить, что это умолчание применимо лишь в отношении конвертируемого займа, выданного в белорусских рублях. Поскольку учетная ставка Национального банка Республики Беларусь устанавливается только для обязательств в белорусских рублях, а официально установленной ставки Национального банка Республики Беларусь по обязательствам в иностранной валюте не существует, то при использовании иностранной валюты в расчетах по обязательствам в случаях, порядке и на условиях, допускаемых и определяемых законодательством, нормы ст. 366 ГК не применяются .

В течение срока действия договора конвертируемого займа заемщик (его орган) не несет установленной законодательством обязанности по уменьшению уставного фонда на величину стоимости доли (части доли) в его уставном фонде, приобретенной самим заемщиком (на сумму номинальных стоимостей акций, поступивших в распоряжение заемщика), в отношении которой (которых) заключен договор конвертируемого займа, и не вправе отчуждать такую долю (часть доли, акции) иным лицам, если иное не установлено договором .

Говоря об обязанностях по уменьшению уставного фонда ООО (ОДО), следует обратиться к положениям ст. 100 Закона от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон о хозобществах), а применительно к акционерному обществу — к ч. 6 ст. 77 Закона о хозобществах.

В обоих случаях общество должно распорядиться полученной долей (акциями) одним из способов, допускаемых законодательством, в течение годичного срока либо уменьшить свой уставный фонд на величину стоимости приобретенной доли (сумму номинальных стоимостей собственных акций общества, поступивших в его распоряжение). Причины таких ограничений объяснимы. Пока доля (акции) находится у общества, она представляет собой неоплаченную часть уставного фонда и цель общества — реализовать ее и направить полученные деньги (иные материальные ценности) на оплату уставного фонда.

Иной случай имеет место применительно к конвертируемому займу, в рамках которого общество уже получило необходимые денежные средства, но в то же время может не спешить с передачей заимодавцу прав на долю (акции).

Такая доля либо акции в будущем будут переданы инвестору, если у него возникнет соответствующее право по конвертируемому займу. Как следствие, положения Декрета N 8 устраняют обязанность по уменьшению уставного фонда на период действия договора конвертируемого займа.

Более того, на период действия договора конвертируемого займа общество является в некотором смысле ответственным хранителем доли (акций), поскольку Декрет N 8 налагает ограничение на ее (их) отчуждение (что представляется вполне разумным, поскольку в противном случае общество могло «продать» долю (акции) несколько раз). Приведенное ограничение не является императивным и может быть устранено путем соответствующего указания в договоре конвертируемого займа.

Обратите внимание!
Декрет N 8 не оговаривает последствий реализации инвестором своих прав на возврат конвертируемого займа в денежной форме (при наличии соответствующего права в договоре).

Несомненно, у общества и его органов возобновляется обязанность распорядиться той долей (акциями), которая не была передана заимодавцу в рамках договора конвертируемого займа.

Что касается срока, в течение которого общество должно совершить соответствующие действия, то такой срок, по мнению автора, следует установить кратным одному году по аналогии с нормами Закона о хозобществах и исчислять его с момента прекращения обязательства общества по возврату заимодавцу суммы конвертируемого займа.

  • По прямому указанию Декрета N 8 на отношения сторон, возникающие из договора конвертируемого займа, не распространяются положения законодательства:
  • 1) о преимущественном праве на приобретение акций, долей (частей долей) в уставном фонде хозяйственного общества, праве приобретения хозяйственным обществом акций, долей (частей долей) в его уставном фонде и праве ЗАО предложить третьему лицу приобрести акции данного общества, не востребованные в результате реализации его акционерами преимущественного права на их приобретение;
  • 2) о формировании уставного фонда хозяйственного общества в части недопустимости освобождения учредителя (участника) хозяйственного общества от обязанности внесения вклада в уставный фонд (оплаты акций) путем зачета требований к хозяйственному обществу.

Регулирование отношений между участниками ООО изначально направлено на установление и защиту принципа стабильности субъектного состава участников, к свидетельствам которого относится, помимо прочего, особый порядок перехода прав на долю к иным лицам, не являющимся участниками общества. Так, ООО (ОДО) должно продать принадлежащую ему долю в порядке осуществления преимущественного права приобретения доли в уставном фонде ООО (ОДО), установленном ст. 98 Закона о хозобществах .

Похожие положения предусмотрены и в отношении акций ЗАО . Однако такой подход делал бы договор конвертируемого займа близким к алеаторному, то есть заимодавец мог бы не получить ту долю в уставном фонде либо те акции, на которые рассчитывал при заключении договора конвертируемого займа.

Следовательно, норму Декрета N 8 в части деактивации положений о преимущественном праве приобретения долей ООО (ОДО) (акций ЗАО), о праве приобретения хозяйственным обществом акций, долей (частей долей) в его уставном фонде и о праве ЗАО предложить третьему лицу приобрести акции данного общества следует признать необходимым условием для существования конвертируемых займов не только на бумаге, но и на деле.

Пункт 2 ст. 99 ГК, ч. 6 ст. 29 Закона о хозобществах изначально были введены в целях противодействия формированию уставных фондов хозяйственных обществ, не подкрепленных реальными средствами (имуществом).

Однако оплата уставного фонда общества путем зачета требований к нему не может негативно отразиться на правах кредиторов общества, поскольку последнее не обязано держать на балансе внесенное в оплату уставного фонда имущество.

В связи с этим вопрос «реального наполнения» уставного фонда денежными средствами (имуществом) является относительным.

Опыт применения указанных норм показывает, что действующее законодательство не способно предотвратить все существующие на практике способы создания «дутых» уставных фондов (внесение в уставный фонд прав пользования различными объектами гражданских прав и т.д.).

В связи с этим указанные нормы не способны гарантировать права кредиторов, а значит, малоэффективны. Одновременно эти ограничения делали невозможным прямую конвертацию долга в дополнительные акции (доли) в отношениях между акционером (участником) и компанией, которой таким акционером (участником) был предоставлен заем. Таким образом, Декрет N 8 устранил для отдельно взятого договора запрет на конвертацию долга путем зачета требований к обществу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *