Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Прошедшая впервые в прошлом месяце конференция для бизнес-тренеров «Лига профессионалов: Тренер будущего» подняла актуальные вопросы развития в Беларуси современного бизнес-образовании. В первой части анализа данного сегмента рынка его автор Александр Мудрик обозначил перспективы роста услуг бизнес-образования в Беларуси.

Александр Мудрик,

директор по персоналу Группы компаний «АЛЮТЕХ», кандидат технических наук, доцент, бизнес-тренер программ MiniMBa и Executive HR Консалтинговой Группы «Здесь и Сейчас».

В июне 2014 года в Минске состоялась первая конференция для бизнес-тренеров «Лига профессионалов: Тренер будущего». Помимо знакомства с новыми технологиями и методиками работы в современном бизнес-образовании и обмена опытом, она подняла еще и весьма актуальные вопросы необходимости создания профессионального сообщества бизнес-тренеров и проведения оценки рынка бизнес-образования Беларуси. 

Анализ рынка позволит определить векторы его развития, что, в конечном счете, откроет новые возможности как для провайдеров услуг бизнес-обучения, так и их потребителей, и в целом будет способствовать повышению эффективности бизнеса.

В этой связи очень важно определить потенциальную емкость (количественную и финансовую) рынка услуг бизнес-образования, посмотреть насколько предложение обучающих компаний и индивидуальных бизнес-тренеров соответствуют потребностям этого рынка, т.е. сравнить потенциальный спрос и реальное предложение.

Количественные параметры рынка услуг бизнес-образования

Отправной точкой в оценке ёмкости рынка (по отношению к компаниям-потребителям этих услуг) очного внешнего бизнес-образования в Беларуси служит количество экономически активного населения Республики Беларусь: на настоящий момент оно составляет около 4,6 млн. человек.

Далее посмотрим на распределение работников по отраслям (табл. 1).  Львиная доля (около 73%) являются потенциально активными потребителями бизнес-образования (в таблице они выделены жирным шрифтом).

К большому сожалению, представители сельского хозяйства, здравоохранения и образования к таковым не относятся.

Табл. 1. Доли занятого экономически активного населения по отраслям

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Таким образом, потенциально активными потребителями бизнес-образования в Беларуси являются ~ 3,4 млн. чел (73% от экономически активного населения).

В Беларуси к услугам бизнес-обучения прибегают в основном компании негосударственной формы собственности. Реальность такова, что государственные предприятия не очень активно обучают своих сотрудников в сфере бизнес-образования, поэтому сужаем число возможных клиентов обучающих компаний и частных бизнес-тренеров согласно долей предприятий страны, занятых по формам собственности (см. табл.2).

Табл. 2. Доля занятых в экономике по формам собственности:

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

В итоге получаем процент потенциально активных потребителей бизнес-образования по формам собственности ‑ 64% от всех занятых в экономике. А с учетом отраслевой принадлежности (64% от 3,4 млн чел.) потенциальная ёмкость рынка бизнес-образования составляет порядка 2 млн 180 тыс. человек.

Количество, безусловно, огромное – почти каждый четвёртый житель Беларуси или каждый второй из экономически активного населения страны, но это только в том случае, если каждый из сотрудников, независимо от категории и позиции, будет ежегодно проходить обучение.

Реальная ёмкость рынка потребителей бизнес-образования – меньше, т.к. необходимо учесть еще и категории персонала. Соотношение базовых категорий персонала на предприятиях страны показано на рисунке 1.

Видим, что достаточно серьезная часть – это рабочие (65%), а данная категория выведена из процесса бизнес-обучения.

Рис.1. Соотношение базовых категорий персонала на предприятиях негосударственной формы собственности Республики Беларусь

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка  

Таким образом, в системе бизнес-образования участвуют только 35 %, что составляет около 760 тысяч человек – и это максимальная реальная ёмкость рынка потребителей бизнес-образования в стране.

Далее рассчитаем реальную потребность бизнеса в обучении.

В Беларуси не проводилось исследований по оценке и анализу этого рынка, поэтому будем использовать данные статистического исследования, проведенного в Российской Федерации среди коммерческих компаний.

Полученные данные позволяют узнать не только среднюю долю сотрудников, проходящих обучение в год от всей численности компаний, но и увидеть, как отличаются подходы к обучению в различных отраслях (см. Рис. 2).

Рис. 2. Количество персонала (в процентах), проходящее обучение в год по отраслям

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Так, лидером является производство: здесь более половины всего персонала проходит обучение (51%), меньше всего сотрудников обучается в секторе FMCG – каждый пятый работник (20%).

Среднее значение по всем отраслям – 37 %.

Этот показатель используем для расчета емкости белорусского рынка: реально от максимальной потенциальной численности (760 тысяч) в год проходит обучение 37 % персонала, что составляет около 280 тысяч человек.

Однако цифры сами по себе еще ничего не значат, важно оценить, насколько потенциальная емкость рынка образовательных услуг для бизнеса соответствуют предложениям на рынке. 280 тысяч человек – это много или мало для нашего рынка?

Во-первых, это очень много, потому что:

1) В Беларуси есть тройка ведущих провайдеров бизнес-образования («Здесь и сейчас», Бизнес-школа ИПМ и «Ключевые решения»). На данный момент они обучают в год около 5 тысяч человек.

2) Кроме них на рынке представлен достаточно большой спектр различных обучающих компаний. Для расчетов их охвата используем принцип Парето 20/80, согласно которому 20 % компаний дают 80 % объема услуг, а 80% компаний всего 20% от общего объема. Т.е. на долю провайдеров вне тройки лидеров приходится обучение порядка 1,5 тыс. человек в год.

3) Таким образом, существующий рынок бизнес-образования обучает не более 6,5 тысяч человек в год, что составляет всего лишь 1/43 часть от потенциальной ёмкости (280 тыс. чел.) рынка.

Во-вторых, это просто много, потому что:

В реальности потребности рынка в очном корпоративном бизнес-образовании на порядок меньше, поскольку необходимо учесть еще 2 условия:

Условие №1. Необходимо пересчитать численность категорий персонала, исключив из них долю рабочих (Табл. 3).

Табл. 3 Численность персонала, нуждающегося в обучении, по категориям

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Условие №2. Необходимо выделить очное внешнее обучение, т.к. не весь его объем, потребность в котором существует у белорусских компаний, отдается на откуп очному внешнему бизнес-обучению, тому, которые предлагают обучающие компании.

Широко используется внутреннее обучение, которое обеспечивается собственными силами компании (корпоративными тренерами), и дистанционное (Табл. 4).

Последнее сейчас набирает обороты и будет дальше отбирать долю у других видов обучения — это очень мощный тренд современного бизнес-образования, что рынок тоже должен обязательно учитывать.

Табл. 4. Доля затрат времени на обучение категорий персонала по видам обучения, %:

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Если посмотреть, сколько по затратам времени или финансам выделяется на указанные в таблице виды обучения, то увидим, что наибольший показатель у ТОПов – в среднем 40%, для линейного менеджера – 15%, а для специалиста — всего 5%. (Данные цифры основаны на личном опыте автора и отражают его личное мнение).

Учитывая все эти факторы, мы получаем искомую величину — потенциальное количество различных категорий персонала для внешнего очного обучения в год (см. Табл.5):

Табл. 5. Потенциальная численность обучаемых по категориям в системе бизнес-образования Беларуси

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Таким образом, в Республике Беларусь реально в год требуется обучать 28 тысяч человек соответствующих категорий, и этот показатель больше существующего предложения на рынке услуг бизнес-образования в 4,3 раза! Т.е. у рынка есть возможность для существенного роста: компаний, которые занимаются бизнес-обучением, может быть в 4 раза больше, тренеров-индивидуалов, соответственно, тоже может быть больше.

2. Финансовые параметры рынка услуг бизнес-образования

Представляет интерес ёмкость рынка услуг бизнес-обучения в денежном выражении. Так как в нашей стране отсутствует систематическое исследование этого рынка ввиду его младенческого состояния, то для оценки его ёмкости в денежном выражении, необходимо ввести некоторые ограничения и допущения:

1) Будет производится оценка только ёмкости очного обучения, предлагаемого провайдерами бизнес-обучения в нашей стране. Т.е. в рассмотрение не будут включены внутрикорпоративные обучения, проводимые собственными внутренними тренерами и предложения по дистанционному обучению;

2) Стоимость одного тренингового часа оценена только на основе официальных предложений ведущих провайдеров, так как они занимают львиную долю (около 80%) всего рынка услуг бизнес-обучения в стране;

3) Статистика по количеству часов очного внешнего обучения для различных категорий персонала в год взята из российских статистических данных, ввиду отсутствия таковых по нашей стране.

Итак, по данным российского Trainings INDEX, для различных категорий персонала, в среднем по всем отраслям, количество часов очного внешнего обучения на одного сотрудника в год по компаниям России, составляет (см. рис.3):

Рис. 3. Количество часов очного внешнего обучения в год на одного сотрудника по категориям

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Стоимость одного тренингового часа очного внешнего обучения для различных категорий персонала, по данным тренингового портала “АСПЕКТ” на 20.06.2014, составляет (см. рис.4):

Рис. 4. Стоимость (без учёта налогов) одного тренингового часа (в долларах США) очного внешнего обучения для различных категорий персонала белорусских компаний.

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

На основании данных табл.5 и рис.3 и 4, можно рассчитать потенциальную финансовую ёмкость рынка услуг очного бизнес-обучения в Республике Беларусь.

Читайте также:  Требование выписки из реестра сро по 44-фз
Обучение ТОПов: 9600 * 41,3 * 34,2 = 13 559 616 $;
Обучение Линейных руководителей: 8400 * 30 * 30,5 = 7 686 000 $;
Обучение Специалистов: 10000 * 26,8 * 23,7 = 6 351 600 $;

Итого, потенциальная финансовая ёмкость рынка очного бизнес-обучения в Республике Беларусь, составляет около $28 млн в год. Учитывая тот факт, что реальный объём предложений очного бизнес-обучения в стране в 4,3 раза меньше потенциальной потребности рынка, то реальный финансовый размер существующего рынка бизнес-обучения Республики Беларусь, составляет ~ 6,5 млн. долларов в год.

На мой взгляд, данный показатель достаточно точно отражает реальное состояние оцениваемого рынка, но его потенциал достаточно велик и вселяет оптимизм в его игроков. Самое главное, чтобы в гонке за потенциальный объёмом не отстало качество.

  • pS. Продолжение следует…
  • Во второй части аналитического материала будут рассмотрены качественные параметры рынка услуг бизнес-образования и сделаны выводы на основе проведенного анализа данного рынка.
  • Материалы по теме

«С трудовыми ресурсами в Беларуси через 11 лет будет полная катастрофа»

Тенденции развития рынка бизнес-образования в 2021 году. Результаты опроса. Мнения организаторов

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Ноябрь — самое время строить планы на следующий год. 2020-й показал нам, как быстро необходимо меняться и адаптироваться в современном мире. Портал “ВсеТренинги.ру” провёл опрос тренеров и организаторов — экспертов рынка бизнес-образования и выяснил, каким они видят 2021 год.

  • На рынок, несомненно, влияют внешние обстоятельства — законы, постановления, ограничения, экономическая обстановка.
  • Также влияние имеют потребители — их запросы на обучение, интересы, возможности.
  • Но не меньший вклад в тренды на рынке рынке бизнес-образования вносят те, кто проводят мероприятия, обучают, консультируют — бизнес-тренеры и тренинговые компании.
  • В данной статье мы познакомим вас с результатами опроса, проанализируем их и попробуем внести нотки определённости в наше ближайшее будущее.
    Спрос на обучение
  • В первую очередь, мы спросили экспертов рынка об их ожиданиях от спроса на обучение.

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Что произойдёт со спросом на обучение

42% опрошенных ожидают рост спроса несмотря на нестабильную обстановку и неопределённое будущее. 2020-й год показал, как важно адаптироваться под постоянные изменения среды и рынка. А адаптация невозможна без овладения новыми бизнес-навыками.

Респонденты, ожидающие сохранение спроса на прежнем уровне и, наоборот, его сокращение оказались примерно в равных долях — 26,1 и 27,5% соответственно. Очевидно, что ограничения 2020-го года отразились на экономике не лучшим образом, а отдалённые последствия самоизоляции не дают строить оптимистичных прогнозов.

Есть также мнения о том, что спрос повысится именно на онлайн-обучение.
Онлайн или офлайн? Спор продолжается…

После вынужденного перехода на “удаленку”, многие впервые открыли для себя преимущества онлайн-образования. Сможет ли онлайн-образование вытеснить офлайн? Об этом мы спросили наших экспертов.

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Сможет ли онлайн-обучение вытеснить офлайн?

Лишь 3,4% опрошенных уверенно ответили “да”. Подавляющее же большинство экспертов (72,5%) видят будущее за смешанной формой обучения. Мы согласны с тем, что далеко не все навыки можно передать дистанционно. Для наработки практики во многих областях необходимо живое присутствие.

  1. А 23,3% респондентов считают, что полностью заменить офлайн-обучение дистанционным невозможно.
  2. Готова ли ваша компания обучать онлайн?
  3. Об этом мы спросили наших экспертов и получили следующие ответы.

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Готова ли ваша компания обучать онлайн?

73,9% опрошенных готовы обучать онлайн. 21% считают, что для передачи знаний нужно живое присутствие.

Остальные участники опроса поделились своим мнением в свободной форме.

“С одной стороны, все овладели Zoom, с другой — все так примитивно, потому что не было эволюционного развития, скачок формы без наполнения адекватным содержанием.

В результате все считают, что после пандемии online останется для бедных, а богатые всегда будут учиться офлайн, потому что главное в обучении — это совместно создаваемое эмоциональное и интеллектуальное поле, на котором будут вызревать брошенные зерна”, — пишет участник опроса.

“Готовы, но нужно время для перехода на полный онлайн + приучить клиентов “любить” этот формат”, — было и такое мнение.

Бюджеты на обучение. Прогнозы и мнения

Сумбурный и непредсказуемый 2020-й подходит к концу, и сейчас многие компании закладывают бюджеты на следующий год. Найдётся ли там место для обучения? Мы спросили мнение наших экспертов.

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Как изменятся бюджеты на обучение

Больше половины опрошенных (55,1%) прогнозируют сокращение бюджетов на обучение. Непростая экономическая ситуация поставила многие компании на уровень выживания, и этом случае вопросы обучения сотрудников отходят на второй план.

Однако 23,2% опрошенных предположили рост бюджета на обучение. Как мы и говорили, новое время требует новых навыков.

20,3% опрошенных ожидают, что бюджеты на обучение останутся на прежнем уровне.

Мнение участника опроса:

“Деньги есть только у государственных организаций. Даже Роснефть отменила на 2020 год все повышение квалификации. Персонал повышает за свой счёт, значит берет что-то полезное. Семинары и тренинги с точки зрения сотрудников — это излишество. Только за свой счёт. За свой счёт покупаются только курсы”.

Форматы обучения

Ситуация на рынке труда

Что происходит с бизнес-образованием в Беларуси – опрос представителей рынка

Из-за пандемии количество вакансий в республике за последний год сократилось с 85 до 70 тысяч: фактически упал спрос на рабочую силу, а люди отложили поиск работы до лучших времен.

Каким будет отечественный рынок труда в ближайшей перспективе и какие специалисты необходимы республике сейчас, рассказал Sputnik начальник управления политики занятости Минтруда Беларуси Олег Токун.

 

Меньше вакансий

Рынок труда отвечает всей экономической системе, и процессы, происходящие в экономике, влияют на рынок.

«Что мы и увидели в прошлом году в связи с пандемией. Во-первых, упал спрос на рабочую силу, и наниматели стали меньше принимать на работу. Фактически был приостановлен прием соискателей в апреле-мае 2020-го, пока предприятия ожидали, как изменится ситуация», — поясняет Токун.

В связи с этим резко сократилось количество вакансий: если в начале 2020-го их было порядка 85 тысяч, то к середине года стало около 70 тысяч. Однако, начиная со второго полугодия, спрос на работников стабилизировался, и на рынке ежемесячно заявлялись 72-73 тысячи вакансий. Такие цифры в Государственной службе занятости и сегодня.

Второй особенностью рынка в пандемию коронавируса стало то, что выросли масштабы вынужденной неполной занятости. Предприятия, чтобы сохранить свои трудовые коллективы, объявляли простои, сокращали рабочую неделю и время труда, отправляли сотрудников в отпуска.

«Такая ситуация была характерна для прошлогодних апреля-мая, а также концу 2020-го — началу 2021-го. В это время предприятия уходят в затишье, подводят итоги, планируют штатное расписание, практически не набирают персонал. И только к марту начинают раскачиваться», — объясняет специалист.

 

Более 200 тысяч безработных

Из-за пандемии, однако, уровень безработицы в Беларуси не вырос, и, по оценке Международной организации труда, составил за прошлый год лишь 4%.

«Это может быть вызвано несколькими причинами: наши предприятия особо не увольняли работников, вместо этого использовали режимы неполной занятости, а также то, что люди решили отложить поиск работы до лучших времен», — рассказывает начальник управления.

По данным Минтруда, численность рабочей силы в возрасте 15-74 лет в 2020 году составила 5,128 миллионов белорусов, из них 4,920 миллиона были заняты в экономике. Около 208 тысяч остаются безработными.

Удаленка в законе

Токун констатирует: в службу занятости стало обращаться все меньше людей. Из-за боязни коронавируса люди нынче реже появляются в общественных местах, зато стали чаще пользоваться формами дистанционного поиска работы. Электронный общереспубликанский банк вакансий, к примеру, за последнее время зафиксировал больше 15 миллионов обращений. Популярными стали и электронные ярмарки вакансий.

В связи с этим, поясняет начальник управления политики занятости, выросло значение «удаленки». Такую форму работы ввели законодательно 28 января 2020-го.

«Уже достаточно много работников и нанимателей воспользовались удаленкой. Но цифр пока нет. Жизнь показала, что нужно комбинировать традиционные и дистанционные формы занятости: например, два дня в офисе, остальные — дома. Будем вносить эти изменения в Трудовой кодекс в этом году», — отмечает представитель ведомства.

 

Самые востребованные специальности

Структура спроса в стране не изменилась — более 60% вакансий связаны с рабочими специальностями. В топе такие профессии, как водитель автомобиля, швея, продавец, повар, санитарка, слесари различных направлений.

«Если говорить о специалистах, то, понятно, что в пандемию резко вырос спрос на врачей и медсестер, а также инженеров», — приводит статистику специалист.

Он уверен, что в ближайшей пятилетке будут также востребованы инженеры-конструкторы, системотехники, специалисты из IT-сектора.

«Плотно работаем с системой образования, чтобы вузы обучали тех, кто понадобится нашей экономике в перспективе. Опросы нанимателей показали, что и дальше нужны работники из сферы услуг — медики, продавцы, водители и так далее. В любом случае массовые профессии останутся, революционных изменений не ожидаем», — говорит Токун.

Читайте также:  Что учесть, создавая программу лояльности

 

Где самая большая зарплата?

В банке вакансий самая большая зарплата у пилотов гражданской авиации. Командир воздушного судна, к примеру, может получать от 12 до 15 тысяч рублей, второй пилот — от 9,5 тысяч. Немаленькие зарплаты и у спортсменов: ХК «Динамо-Минск» ищет хоккеиста с зарплатой от 10 тысяч рублей, ФК «Ислочь» — футболиста с зарплатой от 6 тысяч рублей.

Самые маленькие зарплаты — у аккомпаниаторов (от 103 рублей — Чашникский районный методический центр культуры и народного творчества), инспекторов РЦСОН (от 160 рублей ), дворников (от 180 рублей).

sputnik.by

«Основная цель бизнеса — выжить». Как чувствует себя бизнес сегодня и что ему нужно сделать завтра, обсудили на Всемирной неделе предпринимательства в Беларуси

Представителям частного бизнеса необходимо объединяться, чтобы вместе отстаивать свои интересы. Беларуси нужны новые решения в сфере денежно-кредитной политики и налоговой системы.

Но реформы невозможны, пока не разрешится политических кризис.

Об этом говорили представители бизнес-объединений и экономисты на панельной дискуссии «Новые идеи для новой Беларуси», которая прошла в рамках Всемирной неделе предпринимательства.

«ИТ-компании уезжают из Беларуси, частный бизнес — закрывается»

Сейчас в бизнес-среде царят пессимистические настроения, считает председатель общественного объединения «Белорусский союз предпринимателей» Александр Калинин.

— Мы находимся в условиях пандемии коронавируса, и целые направления, такие как туризм, сфера общественного питания, столкнулись с серьезными проблемами.

В основном малый бизнес работает на арендованных площадях, и аренду госструктуры снижать не собираются. Арендная плата превратилась в новый вид местного налога.

Это привело к серьезным последствиям, десятки субъектов хозяйствования закрылись — отметил Калинин.

Кроме того, у предпринимателей большие инфляционные ожидания, перед ними встала проблема сбережений.

Многие подходы, которыми помогли бы выйти из кризиса, были изложены в Директиве №4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь», считает Калинин. Но она не была в полной мере реализована.

Речь идет о защите частной собственности, малой приватизации, широком диалоге бизнеса и власти, снижении налоговой нагрузки. Также необходимо отказаться от ресурсных налогов, таких как земельный налог и налог на недвижимость.

Даже когда нет прибыли, ресурсные налоги нужно заплатить, что существенно ухудшает финансовое положение предприятий.

Некоторые послабления, такие как снижение арендной платы на помещения, находящиеся в государственной собственности, существенно не помогли.

— Основная цель бизнеса сегодня — выжить. Сохранить бизнес, капитал, рабочие места, — заключил Калинин.

Ситуация в стране существенно влияет на бизнес, считает глава группы компаний БЕЛБИЗ Татьяна Маринич.

— ИТ-компании, которые сфокусированы на том, чтобы делать продукт, уезжают из Беларуси. Традиционные компании обладают меньшей степенью мобильности, им труднее уехать.

Но малый бизнес частично закрывается — кто-то под давлением политического кризиса, кто-то, потому что некому работать, сотрудники участвуют в акциях. Часть бизнеса закрывается просто потому, что если они не закроются, то их закроют, — рассказала Маринич.

Она привела результаты опроса, который проводил стартап-хаб Imaguru.

71,2% стартапов — участников опроса отметили, что кризис, вызванный политическими событиями, оказал на деятельность компаний более негативное влияние, чем пандемия коронавируса. 45% стартапов хотят уехать из страны.

Для 76,9% компаний льготы, которые они получают в качестве резидентов ПВТ, не являются определяющим условиям для сохранения бизнеса в Беларуси.

«Ни у кого нет оптимизма»

Исполнительный директор витебской «Ассоциации нанимателей и предпринимателей» Владимир Лукьянов рассказал, что в регионах бизнес также столкнулся с репрессиями из-за гражданской позицией. В некоторые компании пришли проверки госорганов.

В целом, так как бизнес неоднороден, в разных компаниях складывается разная ситуация. Например, компании, которые экспортируют продукцию за рубеж, после выборов столкнулись со снижением доверия.

— Есть компании, для которых основной проблемой стало закрытые границы. А закрыты они не только из-за пандемии, а из-за политических мотивов. Когда компания не может пригласить партнеров, когда не могут приехать заказчики и получить продукцию, это фактически останавливает бизнес, — отметил Лукьянов.

На общепит влияет как эмоциональное состояние людей — сегодня им не до развлечений, так и начало второй волны коронавируса. Ограничения, которые ставят санэпидеморганы, сокращают клиентский поток.

— Сегодня в бизнесе все совершенно неоднородно, неоднозначно. Но ни у кого нет оптимизма. Все понимают, что ситуация непростая. Единственное, что можно сказать: белорусский бизнес настолько привык выживать и встраиваться в любые кризисы, что сможет преодолеть и этот кризис. Будем надеяться, что с минимальными потерями, — рассказал Лукьянов.

«Поползновения на бизнес со стороны власти будут более сильными»

Директор Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. профессора М.С. Кунявского Жанна Тарасевич также отмечает влияние на бизнес пандемии коронавируса.

— В апреле и июне мы проводили среди членов союза исследование. Мы спросили, как быстро компании готовы восстановить свою деятельность, если закончится ковид.

Только 1% сказал, что в течение семи дней, 3% — в течение 30 дней, 12% — в течение квартала. Все остальные говорили, что им для восстановления бизнеса необходимо примерно полгода.

Сегодня мы видим вторую волну коронавируса, — рассказала Тарасевич.

Еще весной компании отмечали, что у них нет кубышки с деньгами. Они искали компромисс с работниками, чтобы сохранить их на короткий период времени.

В ближайшем будущем у нас начнутся увольнения и сокращения работников — явные и неявные. Уход на уменьшенную трудовую занятость, работа по договорам подряда и так далее, — уверена Тарасевич.

Она также отмечает, что бизнес потерял доверие к власти, причем еще тогда, когда государство не поддержало его во время первой волны пандемии коронавируса. А в связи с политическими событиями многие предприятия столкнулись с ухудшением психологического состояния в коллективах, вынуждены искать работников, которые были задержаны.

Тарасевич считает, что сегодня в бизнес-сообществе назрела необходимость объединиться и говорить о своих интересах.

Она также высказалась относительно требования властей создать профсоюзные организации на частных предприятиях.

— Это нарушение всех норм и правил законодательства. И это невозможно сделать. У нас в 88% субъектов малого и среднего бизнеса количество работников составляет 4 — 5 человека. А чтобы на предприятии была профсоюзная организация, надо иметь минимум 10 добровольцев, которые готовы ее создать, — объясняет Тарасевич.

По ее мнению, уровень государственного регулирования бизнеса усиливается.

— Если сегодня бизнес не будет объединяться, не будет консолидировать свою точку зрения, то завтра поползновения на бизнес со стороны власти будут более сильными, — подчеркнула Тарасевич.

«Компании думают, как выйти с белорусского рынка»

Директор по развитию компании CIVITTA, оказывающей услуги в сфере управленческого консалтинга, Даниэль Крутцинна, рассказал, что их клиенты отложили почти все крупные инвестиционные проекты. Некоторые не уверены в том, что буду продолжать деятельность в Беларуси.

— У нас есть несколько иностранных компаний, которые весной говорили, что отложат планы на полгода — год, но обязательно хотели остаться на белорусском рынке. Сейчас они говорят, что, пока политический кризис не разрешится, будут останавливать все планы на развитие на белорусском рынке.

В Беларуси был костяк сильных семейных бизнесов, которые строили долгосрочные планы, потому что были уверены, что их дети будут жить здесь. Сейчас мы чувствуем, что бизнес испытывает эксистенциальный кризис. Компании думают, как выйти с белорусского рынка и, может быть, уехать, — рассказал Крутцинна.

Председатель ассоциации кадровиков и руководитель компании «Сервис Кадров» Вадим Сорока отметил, что некоторые компании уводили до 80% персонала еще летом. Это было связано с первой волной пандемии коронавируса.

Политическая ситуация повлияла на рынок труда двояко. С одной стороны, многие люди остались без работы. В одних случаях причины увольнения были экономическими, в других — политическими. С другой стороны, в государственных учреждениях наблюдается нехватка персонала.

Сорока уверен, что в будущем на предприятиях возникнут вопросы с кадрами, и быстро их решить будет невозможно. При этом он отмечает, что некоторые высококвалифицированные специалисты остаются в Беларуси из-за гражданской позиции, хотя им предлагают работу за рубежом.

«Экономика должна выйти на траекторию роста 5 — 8 % в год»

  • Экономист Ярослав Романчук считает, что основная проблема, с которой столкнулись все компании, — это обнуление важнейшего нематериального актива — доверия.
  • — Когда нет доверия, говорить о том, что можно что-либо планировать в ситуации уникальной неопределенности и многоуровневой деструкции, не приходится, — отмечает он.
  • Обнуление доверия произошло в том числе потому, что бизнес-сообщество было разобщено: ИТ-компании решали свои проблемы, малый и средний бизнес — свои.
Читайте также:  Как победить конкурентов в онлайн-продажах — чек-лист по утп от 21vek.by

У каждого была маленькая диалоговая платформа, каждый думал технократически.

А вопросы, связанные с нематериальными активами, — доверием, репутацией, экономическими свободами, были отодвинуты на второй план. Более того, многие до сих пор считают, что эти факторы из области идеологии, а не экономики. Это важный момент, потому что, когда практически все оказались в одной лодке, без этих факторов движение вперед невозможно, — отмечает Романчук.

Предложения по поддержке предпринимательства на шестую пятилетку, которые сегодня исходят от Министерства экономики и Совета министра, представляют собой тот же госплан, только повернутый в другое русло, считает экономист.

— Меня удручает такой уровень дискуссии, потому что в начале 1990-х мы эти пункты — шоковую терапию, точки роста, интервенционизм, регулирование, импортозамещение — уже проходили. Сегодня ничего нового не могут предложить.

Белорусская экономика должна выйти на траекторию роста 5 — 8% в год на протяжении минимум 20 лет. Именно такие амбициозные цели нам нужно ставить.

В рамках тех предложений, которые я слышал от власти и от международных организаций, достижение этих целей невозможно,  — рассказал Романчук.

По мнению экономиста, стране необходимы радикально новые решения в сфере денежно-кредитной политики, налоговой системы. Необходимо проводить приватизацию. А чтобы не повторить ошибок, которые делали в Центральной и Восточной Европе, нужно думать об адресной поддержке и переобучении людей, которые останутся без работы.

— Предлагаю принять экономическую конституцию, которая не позволила бы государству выйти за рамки тех полномочий, которые оно должно выполнять. Я имею в виду обеспечение верховенства права, — подчеркнул Романчук.

«Частный бизнес должен научиться работать вместе»

Административный директор BEROC, управляющий группы компаний ИПМ Павел Данейко считает, что нужно формировать ассоциации отраслевых бизнесов и объединение этих ассоциаций. Они выполняют три функции:

  1. Представление интересов бизнеса.
  2. Участие в подготовке кадров. Сегодня возникают ситуации, когда бизнесу нужны специалисты, владеющие определенной технологией, а в вузах изучают другие технологии, уже устаревшие.
  3. Объединение деятельности ассоциаций. Например, текстильные компании часто устанавливают минимальный объем заказа ткани, что не всегда удобно представителям малого бизнеса. Они могут объединиться в отраслевую закупочную ассоциацию и вместе снизить издержки.

— Мы подошли к ситуации, когда частный бизнес должен научиться работать вместе. Это проблема связана с уровнем доверия в обществе — в Беларуси он был крайне низким. Сегодня происходят события, которые меняют этот уровень доверия и открывают новые возможности — уверен Дайнеко.

Экономист Леонид Заико отмечает, что сегодня нужно переориентировать бизнес в сторону ИТ и искусственного интеллекта, аддитивных технологий. Необходимо развивать электротранспорт, робототехнику.

— Бизнес будущего — это бизнес интеллекта, — считает Заико.

В Беларуси есть много организаций, бизнес-ассоциаций и отдельных экономистов, которые знают, как улучшить ситуацию в экономике. В государственном секторе — Министерстве финансов, Национальном банке, Министерстве экономике — также есть понимание реформ. Но нет политического согласия, чтобы перемены произошли, считает советник Светланы Тихановской в вопросах экономики Алекс Алехнович.

— Пакуль няма палітычнай згоды, тое, пра што мы кажам — што трэба стварыць бізнес-асацыяцыі, реалізаваць дэрэктыву №4 — немагчыма, — считает Алехнович.

В долгосрочной перспективе возможности для роста белорусской экономики уменьшаются.

— Мы ўжо зараз расцем у два разы павольней, чым сусветная эканоміка. Без вырашэння палітычнага крызіса тыя добрыя змены, пра якія мы кажам, не магчымыя. А кропкавыя змены не дадуць крытычнай масы рэформ, якая дасць у будучым беларускай эканоміцы стабільна развівацца, — отметил Алехнович.

Полную версию панельной дискуссии можно посмотреть по ссылке.

«Ни хорошее, ни плохое». Как оценивают свое положение предприниматели

Центр экономических исследований BEROC презентовал результаты июльского и сентябрьского опросов. Участие в них приняли 100 случайным образом отобранных владельцев малого и среднего бизнеса.

Этот год для представителей бизнеса будет более сложным, чем 2015-й и 2016-й, прогнозируют эксперты, пишет «Завтра твоей страны».

— Ситуация в бизнесе, вызовы, с которыми он сталкивался на конец августа-начало сентября, вернулись к тревожному состоянию восхода первой волны коронавируса в Беларуси. Причиной этому стала социально-политическая обстановка, — отметил Родион Морозов, старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC во время дискуссии «Вызовы-2020. Результаты опросов бизнеса».

В целом «ни хорошим, ни плохим» назвали положение своего предприятия 58% респондентов, очень плохим — всего 3%. И это почти в шесть раз меньше, чем в мае, который был самым сложным для небольших и средних компаний. В июле ощущался определенный оптимизм. Однако короткое затишье сменилось трудным в экономическом плане августом.

Что тревожит бизнес

В сентябре бизнесмены назвали три основные проблемы: падение спроса на внутреннем рынке, нестабильность национальной валюты, рост дебиторской задолженности и неисполнение партнерами своих обязательств.

Падение спроса отразилось на выручке предпринимателей: 58% из них отмечают ее снижение. У каждого десятого выручка снизилась более чем на 40%. Но у 13% — даже увеличилась.

Не обошла стороной малые и средние предприятия и непростая ситуация с кредитами, когда значительно увеличилось по сравнению с предыдущими месяцами количество отказов банков в выдаче новых кредитов. С такой проблемой, согласно последнему опросу, столкнулись 13% компаний (4% и 7% в июне и апреле соответственно).

На одном из десяти предприятий обострилось положение с производительностью труда, которая снизилась из-за общественно-политической ситуации.

— Только 2% бизнеса (в опросе были представлены разные отрасли) находятся в процессе релокации. 4% задумывались на конец августа — начало сентября, 63% не видят такой необходимости, 31% не планирует, потому что их бизнес нельзя никаким образом релоцировать, — рассказал Родион Морозов.

  • В целом, как отметил эксперт, ситуация в секторе вернулась в апрель-май 2020, но без подушки безопасности и дальнейшей возможности сокращать сотрудников и их зарплаты.
  • Новые вызовы
  • Сложней стало выстраивать внешнеэкономические отношения.

— Из-за общественно-политической ситуации партнеры начинают учитывать страновые риски и просят от белорусского бизнеса предоплату. А если поставки идут из Беларуси, то просят оплату по факту. Это создает проблемы с ликвидностью у белорусского бизнеса, — пояснил Родион Морозов.

Также, по его словам, скорее всего, иностранные инвесторы сейчас не рискнут приходить в экономику Беларуси.

Выход есть?

Большинство бизнесменов сокращают второстепенные расходы. Треть предпринимателей ведут переговоры с поставщиками, подрядчиками и арендодателями или ищут новых.

А вот такой способ оптимизации расходов, как увольнение работников, стал менее популярным.

Если весной, чтобы пережить кризис, к увольнению сотрудников прибегали 15,8% бизнесменов, то в сентябре — в три раза меньше.

Реже стали отправлять работников в отпуска за свой счет: в мае такая практика была практически на каждом третьем малом и среднем предприятии, в сентябре — уже только на каждом двадцатом.

Большинство опрошенных (36%) не представляют, когда ситуация в отрасли, сложившаяся в связи с распространением COVID-19, вернется в нормальное состояние. Хотя 9% верят, что все закончится в течение 2−3 месяцев.

— В сентябре по сложностям, с которыми столкнулся бизнес, белорусские МСП вернулись на уровень гребня первой волны пандемии. Вторая волна пандемии, которую официально Минздрав уже анонсировал, может нанести еще больший ущерб для белорусского бизнеса, чем  предыдущая, — полагает Родион Морозов.

38,8% опрошенных компаний верят, что после коронавируса получится вернуться на прежний уровень и работать в старом формате. 20% заявили, что намерены формировать более значимую подушку безопасности, 11,5% считают, что интернет станет основным каналом продаж и взаимодействия с клиентами, еще 10,5% видят потенциал для сокращения лишних функций и персонала.

По мере выхода из непростого экономического положения 2020 года бизнес намерен ориентироваться не столько на эффективность, сколько на устойчивость, предпринимая меры, которые позволили бы с меньшим ущербом пережить следующий кризис.

Самые желанные меры поддержки

В результате опроса выяснилось, что самое большое бремя для бизнеса — выплаты в ФСЗН.

Отмена или субсидирование этих обязательных платежей оказали бы самое значительное влияние на способность бизнеса выжить в ближайшие три месяца (34% предприятий продержались бы больше трех месяцев).

Следующие по важности меры — отсрочка выплат по кредитам (24%) и сокращение или отсрочка расходов на аренду (23%).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *