Что происходит сейчас с белорусским рублем

В Беларуси паника: из-за массового спроса со стороны населения в обменниках закончилась иностранная валюта. От белорусского рубля ждут девальвации

Что происходит сейчас с белорусским рублем

Валерий Шарифулин/ТАСС

Граждане Белоруссии начали активно покупать иностранную валюту, из-за чего ее курс в обменниках резко вырос, а во многих местах запасы наличности вовсе закончились.

Как сообщает TUT.by, 21 августа в обменниках один доллар можно купить за 2,6 белорусских рубля, евро — за 3,1 рубля. По данным телеграм-канала TUT.by, в районе универмага «Беларусь» в Минске американской валюты нет ни в одном из обменников — в наличии были лишь евро, которые сдавали клиенты.

«Белорусский рубль проседает, что будет дальше, никто не знает», — цитирует ТАСС слова минчан возле обменников.

При этом на торгах Белорусской валютно-фондовой биржи 21 августа курс доллара относительно белорусского рубля вырос на 1,45%, до 2,5612, курс евро — на 1,22%, до 2,9819. На 24 августа Национальный банк Республики Беларусь установил следующий официальный курс белорусского рубля: 2,5216 за доллар и 2,9819 — за евро.

Белорусская валюта начала падать в цене в конце прошлого месяца: на 24 июля по курсу Нацбанка Беларуси за доллар давали 2,3857 белорусского рубля, за евро — 2,7624 рубля.

С тех пор она обесценилась примерно на 5,6% по отношению к доллару и на 8% к евро.

 Также на фоне протестов обвалились государственные облигации Беларуси: инвесторы начали распродавать их как на Мосбирже, так и на зарубежных рынках.

Ранее ЕС объявил о введении санкций против страны из-за насилия силовиков в ходе массовых протестов оппозиции против итогов президентских выборов.

Они затрагивают лишь чиновников и не касаются рынка облигаций и крупных компаний.

Однако, по мнению аналитиков S&P, инвесторы опасаются, что Беларуси затруднят доступ на рынки капитала, в то время как ее экономика остается слабой, а платежный баланс — уязвимым.

Возможная причина паники — посты в телеграм-каналах

Ажиотаж вокруг обмена валюты происходит на фоне слухов о возможном ограничении валютных операций и заморозке банковских вкладов со стороны белорусских властей. Об этом 20 августа сообщил телеграм-канал «Экономика Беларуси».

Что происходит сейчас с белорусским рублем

Валерий Шарифулин/ТАСС

О вероятной заморозке депозитов со ссылкой на собственные источники писал также канал NEXTA Live, у которого более 2,1 млн подписчиков. Кроме того, в нем был размещен призыв покупать валюту и «снимать средства с банковских депозитов (прежде всего валютных)», поскольку они «используются властями для финансирования силовых органов».

При этом 21 августа первый заместитель премьер-министра Республики Беларусь Николай Снопков опроверг информацию о запрете на снятие вкладов и приостановке валютных операций: заявил, что о таких программах не слышал.

От белорусского рубля ждут девальвации, но не обвала

Эксперты уверены, что, несмотря на высочайший спрос на валюту, Беларусь далека от полномасштабного кризиса, хотя риски девальвации белорусского рубля повысились.

«Судя по статистике Национального банка, поводов для паники нет. Банковская система, согласно показателям на конец первого полугодия, достаточно стабильна. У меня нет поводов для паники.

То, что мы наблюдаем сегодня, — это, безусловно, реакция на политические события, на недоверие к правительству и на ту реакцию правительства, которую мы видим по отношению к кризисным явлениям.

Это прежде всего кризис доверия к институтам государства и, как следствие, такое поведение людей», — сказал «РБК Инвестициям» Ярослав Романчук, президент научно-исследовательского центра Мизеса.

Что происходит сейчас с белорусским рублем

YAUHEN YERCHAK / EPA

По его словам, разрешение валютного кризиса полностью зависит от качества диалога между властью, населением и бизнесом. Романчук напомнил о 2011, 2015 и 2016 годах, «когда курсы просто летели, хотя обещания тоже были самые радужные».

«Я думаю, что это только начало. Мы вступили в период существенных угроз ослабления белорусского рубля и роста цен», — подвел итог Романчук.

Белорусский экономист Леонид Заико рассказал телеканалу «З60», что в связи с ростом интереса граждан к валюте белорусский рубль будет менее устойчив.

«Скупать [валюту] будут. Потому что Белоруссия — страна с открытой экономикой. 70% ВВП Белоруссии в лучшие годы шло на экспорт. Поэтому все люди в Белоруссии имеют валютные запасы, все они изучают курс белорусского рубля по отношению к евро, по отношению к доллару», — сказал Заико.

Эксперт добавил, что белорусской валюте не грозит обвал благодаря имеющемуся запасу прочности, однако допустил девальвацию на 15–20%.

Больше новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля

В Беларуси с 9 июля введут новшества по валютным регулированию и контролю.

Так, власти смогут вводить валютные ограничения при угрозе экономической безопасности страны, в том числе устанавливать запрет на проведение валютных и валютно-обменных операций.

Среди причин для введения подобных ограничений — падение курса белорусского рубля или снижение золотовалютных резервов ниже допустимого уровня.

Что происходит сейчас с белорусским рублем Снимок носит иллюстративный характер. Дмитрий Брушко, TUT.BY

О чем вообще речь?

Попытаемся коротко пояснить, действие каких документов отменили, а какие, наоборот, ввели. Сегодня пресс-служба Александра Лукашенко сообщила, что 20 апреля подписан указ № 154. Этим документом отменяют действие двух других указов:

  • № 240 «О некоторых вопросах в области валютного регулирования» от 12 мая 2009 года;
  • № 301 «Об отмене обязательной продажи иностранной валюты» от 31 июля 2018 года.

Сделали это для того, чтобы привести законодательство в соответствие с Законом № 36-З от 30 июня 2020 года «Об изменении законов по вопросам валютного регулирования и валютного контроля».

Последний документ начнет работать с 9 июля, именно им и вводят существенные изменения по валютным регулированию и контролю (если точнее, то им вводят изменения в Закон № 226-З «О валютном регулировании и валютном контроле»).

  • Про некоторые новшества, которые введут с 9 июля, мы уже писали:
  • — разрешат открывать счета в иностранных банках, покупать акции и недвижимость за рубежом без согласования с Нацбанком (но, как позже выяснилось, Нацбанк оставил за собой право вводить ограничения по открытию и ведению резидентами счетов в иностранных банках — об этом ниже в тексте);
  • — введут обязательную регистрацию некоторых валютных договоров (это коснется в том числе сделок по покупке недвижимости, ценным бумагам, экспортных и импортных контрактов, если они будут заключены с нерезидентами и превысят установленный потолок).
  • В этом же документе прописаны случаи, в которых правительство и Нацбанк могут вводить валютные ограничения.
  • Уточним, что над этими изменениями работали как минимум с 2019 года, когда соответствующий законопроект внесли на рассмотрение депутатов (а до этого была его подготовка).

Когда власти смогут вводить регулирование по валюте?

В документе прописано, что в случае угрозы экономической безопасности страны, в том числе стабильности финансовой системы, если ситуация не может быть решена другими мерами экономической политики, могут ввести валютные ограничения. Это могут сделать на срок до одного года.

К угрозам экономической безопасности страны, при которых могут ввести ограничения по валютному рынку, относят:

  • негативное развитие ситуации в платежном балансе, следствием которого может стать снижение золотовалютных резервов Беларуси ниже допустимого уровня;
  • резкие колебания курса белорусского рубля;
  • обстоятельства, при которых осуществление мер по ослаблению или отмене валютных ограничений может повлечь ухудшение экономической и финансовой ситуации в Беларуси либо нанести ущерб интересам безопасности страны и препятствовать поддержанию общественного порядка.

Что происходит сейчас с белорусским рублем Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов

Какие ограничения по валюте могут ввести?

Нацбанк совместно с Совмином смогут при необходимости ввести такие валютные ограничения:

  • запрет на проведение валютных и валютно-обменных операций;
  • ввести лимиты на объемы, количество и сроки проведения валютных и валютно-обменных операций, валюты платежа, резервирование части, всей суммы или суммы, кратной всей сумме проводимой валютной операции;
  • ввести требование на получение спецразрешения у Нацбанка на валютные операции;
  • ввести обязательную продажу полученной юрлицами-резидентами иностранной валюты;
  • ввести ограничения по открытию и ведению резидентами счетов в иностранных банках.

Когда ждать сильной девальвации и что будет с долларом? Обсуждаем с экспертом

В августе валютный рынок достаточно сильно лихорадило. Тогда казалось: вот-вот и ситуация ухудшится настолько, что спровоцирует очередную сильную девальвацию.

Прошло полгода — и вроде бы ситуация на валютном рынке стабилизировалась. По крайней мере, так кажется на первый взгляд. Но что происходит на самом деле? Обсуждаем в новом выпуске подкаста «Про деньги».

В студии журналист Onliner Настасья Занько и старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб.

В текстовой версии выкладываем только главные мысли. Полную версию слушайте в аудиоформате. Подписаться на подкаст можно в сервисе «Яндекс.Музыка». Также его можно слушать на устройствах Apple или других подкастоприемниках. Ссылка на скачивание самого файла в формате mp3 находится тут.

Главные мысли

Нынешняя ситуация отличается от августовской тем, что тогда был достаточно резкий рост спроса на валюту (по очевидным причинам) и из-за этого достаточно резко росли все курсы трех основных иностранных валют. В целом довольно динамично росла валютная корзина. Это было падение белорусского рубля в чистом виде.

Сейчас, если смотреть только на один лишь доллар, сложится впечатление, что обвал у нас продолжается (с начала года доллар вырос на 2,2%).

Но если взглянуть на евро и российский рубль, мы увидим, что обе эти валюты с начала года незначительно подешевели — на 0,1%. В целом корзина валют с начала года подорожала на 0,6%.

Но в наших условиях с учетом нашей инфляции такой рост корзины валют ничего экстраординарного не представляет.

Доллар растет, потому что он дорожает во всем мире практически ко всем иностранным валютам. Если говорить о валютной паре евро —доллар, то с начала года она снизилась с 1,228 до 1,2.

То есть тот же евро подешевел к доллару даже чуть сильнее, чем белорусский рубль: на 2,3%. Так же к доллару подешевел и российский рубль.

Динамика белорусского рубля к американскому доллару неотличима от динамики евро и российского рубля.

Несмотря на то что фактическая ситуация отличается от того, что было в августе — сентябре прошлого года, девальвационные ожидания населения и предприятий остаются достаточно высокими.

То, что последний месяц на валютном рынке все складывалось спокойно, не является гарантией того, что так будет и дальше. Чтобы девальвация не случилась за счет денег Нацбанка, регулятор продлил приостановку операции по поддержанию ликвидности. Говоря проще, спрос на валюту сдерживается количеством свободных рублей, которые есть в распоряжении у населения и предприятий.

По поводу слухов о включенном печатном станке. Сначала нужно понимать, для чего, грубо говоря, он включается.

Если правительству для каких-то целей (повысить зарплаты, предоставить кому-то директивные кредиты и т. д.) не хватает белорусских рублей, их можно взять и напечатать. Слава Богу, рублей правительству пока хватает.

Читайте также:  Как использовать блокчейн с пользой для бизнеса: простые объяснения от sap

Вплоть до 2019 года несколько лет подряд у нас был профицитный бюджет (доходы превышали расходы).

За счет этого правительство копило деньги в так называемую подушку безопасности — уже в прошлом году бюджет был дефицитный. Часть этих денег пришлось тратить. Но их потратили не все.

На начало прошлого года траты составляли около 5 миллиардов рублей. Часть (порядка 2 миллиардов рублей) могли потратить на покрытие дефицита бюджета в прошлом году.

То есть даже на начало этого года еще остались средства.

То есть повторим: когда правительству не хватает денег, получаемых в виде налогов, оно тратит заначку. И вот когда эта заначка закончится и если при этом нам никто не захочет дать взаймы денег ни на внешнем, ни на внутреннем рынке, тогда нужно будет либо резко сокращать расходы, либо включить печатный станок.

Пока до вот этой необходимости правительство не дошло. Но вполне возможно, что данный вопрос может стать актуальным во втором полугодии текущего года.

И вот тогда нам всем придется гадать, включили печатный станок или же нет. На сегодняшний день, похоже, такой необходимости не имеется.

Есть предположение, что причины такого сильного роста курса доллара могут быть в том числе и из-за проблем с Белорусским металлургическим заводом в Жлобине. Так ли это? Да, на интенсивность роста курса могли повлиять внутренние причины.

Связаны ли они с очередным спасением БМЗ, сказать сложно.

Действительно, недавно правительство разместило гособлигации на сумму около $600 миллионов, продав эти облигации банкам и направив вырученные деньги в БМЗ для того, чтобы завод что-то вернул по предыдущим кредитам.

Завод в Жлобине — это очень проблемное предприятие для белорусской экономики и банков. Его долги перед банками составляют около $1 миллиарда.

Эти деньги завод должен в первую очередь «Беларусбанку». Если представить себе ситуацию, что БМЗ объявляет о банкротстве и не отдает деньги «Беларусбанку», то даже для такого крупного банка это будет очень болезненным.

Могла ли покупка банками облигаций повлиять на валютный рынок? Скорее всего, покупка облигаций БМЗ была директивной, то есть отказаться было нельзя. А это значит, что если у банка не было нужной суммы валюты и он вышел на рынок и купил валюту, то в этой ситуации давление на валютный рынок могло бы быть. Такие вещи остаются неизвестными, информации в открытом доступе нет.

Помогут ли нашей экономике вторые $500 миллионов из $1 миллиарда российского кредита, которые ждет Минфин? Если вспомнить историю, то финальный, третий транш кредита власти рассчитывали получить в начале 2021 года.

Из последних заявлений Минфина не видно ничего про начало этого года — уже идет разговор просто о первом полугодии в лучшем случае. Помогут ли эти деньги? Скорее всего, они уже учтены в бюджете и их расходование расписано.

То есть вопрос стоит не в том, спасают нас или нет эти полмиллиарда, а в том, где взять денег еще. И пока он остается открытым.

Что касается слухов о том, что один из коммерческих банков готовится к курсу в 3,5—4 рубля за доллар. Плохая новость заключается в том, что полностью такой сценарий исключить нельзя. Хорошая — он пока выглядит маловероятным.

Для того чтобы произошел такой кратный рост курса доллара, должно одновременно случиться все самое негативное плюс во всю мощь включиться печатный станок.

То есть в любом случае тренд белорусского рубля будет на снижение, но без специальных вредительских действий со стороны правительства получить такое снижение очень сложно.

Для этого нужно целенаправленно нарушать все правила и экономические законы, начать печатать деньги совсем без ограничений. Чего у нас не практиковалось с 2011 года. Если этого не делать, то такие прогнозы кажутся излишне пессимистичными.

Может ли спровоцировать резкую девальвацию кризис неплатежей? Кризис неплатежей вызовет острую нехватку денег у предприятий, чтобы покупать сырье, платить налоги и зарплату работникам, а у людей — отсутствие денег. Сама по себе такая ситуация не может стать причиной резкой девальвации, потому что рублей не хватает ни на что и уж тем более тут не до покупки валюты. Банально нет денег.

Но если в ответ этот пожар правительство решит залить свеженапечатанными рублями, в таком случае как раз подобная активная девальвация может случиться.

Какой прогноз на ближайшее время? Очень много неизвестных, не совсем понятно, как будет развиваться политическая ситуация в стране и так далее. Если ограничиться прогнозом на ближайший месяц, то тут Вадим Иосуб предполагает: курс доллара вырастет до 2,7 белорусского рубля. При этом аналитик считает, что евро и российский рубль могут вполне оказаться на нынешних уровнях.

Таймлайн

00:30—07:30. Чем нынешняя ситуация на валютном рынке отличается от августовской?

07:30—11:28. Насколько правдив слух, что Нацбанк все-таки поддался давлению правительства и включил станок?

11:28—16:18. Могут ли долги одного предприятия давить на валютный рынок? Говорят, что причиной такого сильного роста доллара могут быть проблемы с БМЗ.

16:18—19:25. Минфин заявил, что в этом году ждет второй транш российского кредита — это вторые $500 миллионов из полутора миллиардов. Помогут ли эти деньги нашей экономике?

19:25—21:56. Появился слух, что один из коммерческих банков готовится в ближайшее время к курсу в 3,5—4 рубля за доллар.

21:56—24:40. Может ли цепочка неплатежей спровоцировать девальвацию?

24:40—27:13. Чего ждать в ближайшие месяцы? Прогноз от Вадима Иосуба.

Читайте и слушайте также:

Медицинские маски в Каталоге. Одноразовые в больших наборах и стильные многоразовые

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Экономисты о том, что ждет белорусский рубль в 2021 году и в чем лучше хранить сбережения

Будет ли расти курс валют в 2021 году, с чем связано падение белорусского рубля и как хранить сбережения, Intex-press рассказали экономисты Лев Марголин и Леонид Злотников.

Лев Марголин, экономист:

– Дешеветь доллар и евро точно не начнут, а их курс будет расти и дальше, вопрос только в том, насколько быстро. Если говорить о курсе белорусского рубля, то он, я думаю, как раз-таки будет снижаться. Скорость будет связана с действиями правительства и Национального банка.

Если правительство… точнее Лукашенко, от которого у нас все зависит, решит, что надо начать печатать деньги для того, чтобы продолжить так называемое директивное кредитование госпредприятий – значит, рубль будет падать быстрее.

Если им удастся удержаться пока от включения печатного станка – значит, рубль будет падать медленнее.

Прогнозы давать бесполезно. Когда в нормальной демократической стране к власти приходит какая-то политическая партия, то мы можем в какой-то степени прогнозировать ее действия, потому что у нее есть программа, партия в ходе предвыборной борьбы оглашает свои планы.

В нашей же ситуации прогнозировать абсолютно ничего невозможно.

Это хорошо отражается в речах Лукашенко о новой конституции: то мы ее вот-вот примем, то ее надо обсуждать, то ее примет Всебелорусское народное собрание, то Всебелорусское собрание только назначит дату, то есть, как говорят в народе, семь пятниц на неделе.

То же самое и с экономической политикой, мы можем что-то спрогнозировать, а завтра будет дана команда «предоставить тракторному заводу, БелАЗу или МАЗу 2 млрд рублей государственной поддержки».

А где их взять? Эти деньги будут напечатаны, вброшены на рынок, их станет больше, а объем товаров и услуг останется прежним, соответственно, эти деньги будут дешеветь – за каждый товар надо будет заплатить больше.

Вот и вся премудрость, так что «следите за руками», я имею в виду – Лукашенко.

Леонид Злотников, экономист:

– Тенденции в белорусской экономике такие, что курс доллара и евро будет расти. Пока он искусственно немного сдерживается, но возможности Национального банка или каких-то финансистов предотвратить рост иностранной валюты, в общем-то, невысокие.

С чем связано снижение курса белорусского рубля?

Лев Марголин, экономист:

– Снижение курса белорусского рубля может быть связано с десятком разных вещей. Например, с тем, что в конце года цены росли достаточно быстро, или же это может быть реакция бизнеса на отмену льготного НДС на некоторые товары.

Пока еще курс белорусского рубля в пределах, скажем так, допустимых колебаний: сегодня чуть больше вперед, завтра может быть какой-то даже откат назад, а может и укрепиться на какое-то время.

Но если смотреть в достаточно далекой перспективе, то рубль будет падать.

Леонид Злотников, экономист:

– Прежде всего снижение курса белорусского рубля связано с тем, что ВВП в последние годы практически не рос, а номинальная зарплата росла. В 2020 году рост реальной зарплаты, как говорит статистика, составил 6–8%, а роста ВВП практически не было. Надо понимать основы рынка, что если денег на руки дали больше, а товаров и услуг предложено столько же, то деньги будут обесцениваться.

Например, в период с 2011-го по 2020 год реальная зарплата, согласно данным белорусской статистики, выросла на 160%, а ВВП повысился на 12%. Чувствуете, какая разница? Но тогда был вброс денег в экономику не за счет ее развития, а, как известно, за счет субсидии России.

Лев Марголин, экономист:

– Копить деньги можно в любой валюте, которая подчиняется экономическим законам. Угадать, что будет более устойчивым: доллар, евро или швейцарский франк, сейчас очень сложно.

Более того, я бы сказал, что в предыдущие четыре года, когда президентом Америки был Трамп, наверное, был смысл делать сбережения в евро, потому что политика Трампа была достаточно непредсказуемой.

Сейчас, я думаю, что соотношение доллара и евро перестанет колебаться и курс этих валют будет относительно ровным довольно долго. Так что накопления можно делать в любой валюте, которой не руководит отдельно взятый человек.

Леонид Злотников, экономист:

Читайте также:  Как смена акционеров повлияет на бизнес МТБанка

– Есть золотое правило – не класть все яйца в одну корзину. Существуют разные прогнозы о том, что доллар может обрушиться, но, во всяком случае, сделать это не так-то просто, потому что это международная резервная валюта. Ну и уже не Трамп в США начальник, а Байден, что подразумевает более разумную экономическую политику.

Поэтому можно вложить деньги и в доллар, можно и в евро. Можно попробовать поискать и другие устойчивые валюты. Например, после брексита британский фунт может быть относительно устойчивым. Хотя больше и валют-то нет, чтобы выбирать: с юанями непонятно, что будет, российский рубль будет слабеть, потому что экономика России в ближайшие годы расти не будет, но падать он точно не будет.

По моему мнению, все валюты сегодня не гарантируют сохранность сбережений. Самое надежное вложение – это золото. Но если у вас не очень большие сбережения, то можно подумать о старости и открыть счета для накопления пенсии, скажем, в Швейцарии. Также сейчас есть возможность вложить деньги в инвестиционные фонды и зарубежные банки.

Ради спасения рубля Минск может пойти на чрезвычайные решения

Массовые протесты в Белоруссии привели к резкой девальвации национальной валюты. Белорусский рубль за три недели потерял уже около 10%, причем в последние дни падение курса ускорилось. Помочь Белоруссии может только Россия, но не исключено, что и сам Лукашенко способен пойти на крайне рискованные меры.

Судя по последней информации, Белоруссия перешагнула психологический рубеж валютного кризиса: «уличный» курс местного рубля все больше отрывается от официального.

28 августа Нацбанк Белоруссии установил значение курса доллара в 2,66 белорусского рубля (в преддверии президентских выборов он находился на уровне около 2,4 рубля).

Однако в отделениях некоторых банков за доллар уже дают порядка трех рублей – если валюта в них вообще осталась.

Симптоматика системного кризиса

«Мы не допустим обвала национальной валюты. Если народ хочет купить доллар – пожалуйста», – заявил накануне Александр Лукашенко, отреагировав на поток новостей о том, что перевод рублей в доллары и евро становится неконтролируемым.

О масштабе спроса на валюту свидетельствуют данные торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ): 26 августа он достиг максимального значения с декабря 2015 года – 112 млн белорусских рублей (более 42 млн долларов по официальному курсу).

Опасаясь, что предоставляемая коммерческим банкам ликвидность может хлынуть на валютный рынок, белорусский ЦБ уже приостановил предоставление им коротких кредитов (овернайт) – теперь пополнять баланс банкам предложено путем аукционов.

Однако нехватка валюты далеко не единственная проблема, с которой столкнулась белорусская финансовая система. Судя по ряду решений, принимаемым банками, они просто решили поставить на паузу ряд ключевых операций «до выяснения обстоятельств».

Например, белорусская «дочка» Сбербанка (БПС-Сбербанк) сообщила, что с 28 августа приостанавливает прием заявок от граждан на выдачу кредитов, пояснив это повышенным спросом.

На аналогичные меры пошли Технобанк, Абсолютбанк, Белгазпромбанк, БТА Банк, РРБ-Банк, Белорусский народный банк.

Нарастают проблемы и в государственных финансах. После того, как Евросоюз заявил о непризнании результатов выборов президента страны, белорусский Минфин безуспешно пытается разместить на БВФБ долларовые облигации – желающих покупать эти бумаги нет.

Определенную надежду белорусский бюджет может возлагать на Россию – 27 августа Александр Лукашенко сообщил, что договорился о рефинансировании части белорусского долга перед Москвой в размере 1 млрд долларов.

Однако для окончательного решения по этому вопросу еще требуется согласование в правительстве РФ, а глубина финансовых проблем Белоруссии такова, что одна эта мера их, конечно же, не решит.

В последнюю неделю валютная турбулентность усилилась за счет появления в соцсетях информации о предлагаемых мерах господдержки рубля, отмечает Александр Дужников, сооснователь российской группы компаний A3F Group.

По его словам, в сообщении, впервые опубликованном в Telegram-канале «Экономика Беларуси», было заявлено о запрете операций в иностранных валютах (без разрешения от КГБ) и заморозке депозитов под предлогом выяснения происхождения средств, а также ряде ограничений частного финансового блока.

Источника информации предоставлено не было, но даже такое заявление произвело колоссальный резонанс: население страны стремительно начало переводить свои сбережения в иностранные валюты.

Это вызвало ажиотажный спрос в обменных пунктах, где быстро закончился объем не только долларов и евро, но и российских рублей. А это, в свою очередь, стало новым фактором снижения белорусского рубля.

Запуск подобных механизмов кризиса, считает Дужников, свидетельствует, что власть в Белоруссии полностью потеряла доверие людей. В заявления Лукашенко и представителей ЦБ о восстановлении курса и экономики никто не верит.

Об этом же говорят и действия некоторых банков, скупающих большие объемы валюты по завышенным ценам. Возможно, на валютных торгах не был удовлетворен спрос покупателей, а значит, и официальный курс не соответствует рынку.

«О восстановлении стабильности в ближайшее время не может быть и речи.

По крайней мере, до начала активного диалога власти с общественностью, на котором настаивают соседние страны, говоря о возможных санкциях в сторону Лукашенко и приближенных к нему политических деятелей, отвечающих за силовое давление на участников митингов», – резюмирует эксперт.

Психологический фактор подчеркивает и редактор российского портала о перспективах Союзного государства «СОНАР-2050» Иван Лизан: жители постсоветского пространства (за исключением, пожалуй, России) давно привыкли считать стоимость жизни не в национальной валюте, а в долларах или евро. Именно поэтому белорусы в ситуации очередного кризиса в стране побежали покупать валюту и снимать депозиты в банках, а банки оказались не готовы к кризису.

Привычка граждан Белоруссии «жить в долларе» в действительности может даже играть на руку белорусскому рублю.

«Ситуация с падением курса белорусского рубля не сильно пугает белорусских граждан, ведь многие уже после первых исторических падений белорусской валюты стали искать работу с зарплатой в иностранной валюте, – считает финансовый консультант Рами Зайцман.

– В Белоруссии большой процент фрилансеров, присутствие иностранных компаний, которые осуществляют выплату заработной платы в долларах. Поиск подобной работы и заработка – это сейчас актуальная рекомендация для жителей Белоруссии».

Финансовый цугцванг

Классические монетаристские рекомендации в условиях свободного падения курса валюты предписывают резко поднять базовую ставку национального банка – именно так, к примеру, поступил российский ЦБ в конце 2014 года.

Белорусский Нацбанк в последний раз боролся с девальвацией рубля в 2010-2011 годах, когда страну накрыл очередной валютный кризис, начавшийся после очередных президентских выборов – на его пике значение ставки доходило до 45% годовых. Но в последние восемь лет ставка все время снижалась и к середине этого года достигла исторического минимума – 7,75%.

Причем белорусский Нацбанк снижал ее даже весной, когда валюта страны резко падала к доллару в разгар пандемии коронавируса, чтобы простимулировать кредитование экономики. После этого рубль несколько укрепился.

Теперь, когда он снова пошел вниз, рынок ждет сигналов со стороны ЦБ – и, похоже, получает их, но не в виде повышения ставки, а в виде валютных интервенций для поддержания курса рубля.

Такая позиция белорусского Нацбанка не сулит белорусской валюте ничего хорошего. У белорусского ЦБ есть фактически два способа поддержать рубль – точечные валютные интервенции и повышение ставки, отмечают аналитики банка «Фридом Финанс».

Ни тот ни другой путь, по их мнению, не является панацеей.

С одной стороны, золотовалютные резервы Белоруссии (порядка 8,9 млрд долларов) покрывают лишь половину внешних валютных займов. В этих условиях сжигание валютных запасов ради спасения курса рубля не выглядит дальновидным шагом.

Проще, считают эксперты, пережить всплеск девальвации сейчас, чем через два-три года столкнуться с угрозой дефолта.

С другой стороны, аналитики «Фридом Финанс» отмечают, что повышение ставки окажет пагубное влияние на остатки белорусского производства.

У Белоруссии, отмечает ведущий аналитик инвесткомпании QBF Олег Богданов, сложился двойной дефицит – и торгового, и платежного баланса, и это всегда фундаментально работало против ее валюты.

С этой точки зрения, становится еще более понятно, почему традиционные монетарные меры противодействия девальвации не сработают.

Золотовалютные резервы страны незначительны, остается только один механизм регулирования курса – манипуляции со ставкой рефинансирования, что, скорее всего, и произойдет, считает аналитик.

Однако вряд ли повышение ставки сильно поможет делу, добавляет Иван Лизан.

Сейчас нужно снять причины паники, а они находятся вне чисто монетарного регулирования – девальвационные ожидания людей, хаос на улицах, недоверие к власти и призывы извне снимать деньги с депозитов.

Поэтому, полагает эксперт, сейчас важно прежде всего успокоить протестующих, перевести противостояние с улиц в кабинеты и на трибуны. Но и этого будет мало без поступления денег извне (которые в сложившихся условиях может выделить только Россия).

Жесткие монетарные меры (ограничение кредитования, поднятие ставки) могут только подстегнуть бизнес более масштабно участвовать в протестах, что усугубит ситуацию в экономике, предполагает директор по развитию платформы TradingView в России Виталий Кирпичев. Проведение же валютных интервенций, по его мнению, это самая рискованная политика, которая может быть применена белорусским руководством – просто потому, что спрос населения на валюту может оказаться значительно больше, чем предложение от государства.

Хроники перманентной девальвации

Впрочем, у белорусских властей в запасе остается еще один – чрезвычайный – сценарий на случай окончательного сваливания ситуации в неуправляемость: ввести административные ограничения на покупку валюты, разные курсы для населения и предприятий, минимизировать официальные каналы продажи валюты и т. д.

Именно по такому пути несколько лет назад пошли власти Ирана, одновременно столкнувшись с активизацией протестов и новыми американскими санкциями.

Белоруссия, конечно, сильно уступает Ирану по масштабу экономики, но нельзя, опять же, сбрасывать со счетов психологический фактор – склонность Лукашенко к внезапным решениям.

В Белоруссии, полагают аналитики «Фридом Финанс», чрезвычайные решения вполне возможны. Ограничения могут быть введены, однако это приведет лишь к бурному развитию «серого» валютного рынка и еще большему падению белорусского рубля, предупреждает Виталий Кирпичев.

Читайте также:  Как самостоятельно взыскать долг у компании в России – алгоритм действий

В действительности, констатирует Иван Лизан, подобные меры уже идут: белорусские ИТ-специалисты жалуются на то, что правила получения валюты стали жестче, деньги выдаются по фиксированному курсу и по заблаговременно поданной заявке, а прекращение кредитования физлиц уничтожает едва родившееся в Белоруссии ипотечное кредитование.

Текущая ситуация выглядит еще более плачевно, если посмотреть на ее долгосрочные причины.

Они – в структуре белорусской экономики, которая слишком сильно зависит от экспортных рынков и при этом внутри себя пытается жить вне рыночных законов.

Однако законы экономики обмануть невозможно, поэтому Белоруссия регулярно сталкивается с дефицитом платежного баланса, покрывать который приходится за счет простейшей меры – обесценивания национальной валюты.

Собственно, вся история белорусского рубля – это и есть одна большая девальвация, растянувшаяся на три десятилетия.

Только за первые пять лет правления Лукашенко (1994–1999) курс белорусской валюты к доллару упал в 30 раз, после чего рубль пришлось деноминировать.

2000-е годы, когда мировая экономика находилась в относительно стабильном состоянии, а экономика России – главного торгового партнера Белоруссии – стремительно росла, белорусский рубль пережил относительно спокойно, но кризис 2008 года обернулся для него двумя шоковыми девальвациями.

В 2015-2016 годах белорусскую валюту опять пришлось деноминировать, Нацбанк страны стал проводить более независимую политику, а в экономике появился новый источник серьезного поступления валюты – переживающий бум ИТ-сектор.

Однако основные ее отрасли оставались нереформированными, и новые потрясения на мировых рынках незамедлительно обнажили хронические проблемы и вернули белорусский рубль в прежнюю колею девальвации. С начала года снижение курса белорусского рубля к доллару составило уже 26% (с 2,1098 на 3 января до 2,6598 на 28 августа), напоминает Сергей Стаценко.

Поэтому, по его мнению, политическое противостояние в стране лишь в незначительной степени повлияло на общий тренд – белорусская валюта и так падала.

К тому же сказалась зависимость белорусской экономики от российской – за тот же период российский рубль обесценился к доллару на 20%. Одновременно падали валюты других развивающихся стран: бразильский реал с начала года показал снижение на 39%, турецкая лира – на 23%, южноафриканский ранд – на 20%.

«Ослабление валют развивающихся стран – России и связанной с ней экономики Белоруссии, Бразилии и ЮАР – в основном объясняется сырьевой экспортоориентированностью экономик этих стран.

Спрос на их сырье пострадал в наибольшей степени от ограничений экономической деятельности во время пандемии», – поясняет Стаценко.

С этой точки зрения, политический кризис лишь сработал по принципу «падающего подтолкни».

Забастовки на крупнейших предприятиях страны, таких как «Беларуськалий», НПЗ «Нафтан», БелАЗ и других, создают риск срыва экспортных поставок – следовательно, под угрозой находится основной источник пополнения запасов иностранной валюты, отмечает Рами Зайцман. Поэтому экономику Белоруссии, где импорт хронически превышает экспорт, а валютные резервы ниже нормативов МВФ, прогнозирует он, может ожидать коллапс.

vz.ru

Осень белорусской экономики: ей угрожают дефолт и девальвация — МК

На фоне политического обострения ситуации в Белоруссии, во весь рост встали и экономические проблемы этой страны. В настоящее время перед республикой две серьезнейшие угрозы: невозможность обслуживать внешний долг (прежде всего, перед Россией), и обвал курса национальной валюты – белорусского рубля. Действующая власть, судя по всему, осознает эти опасности.

Президент Александр Лукашенко заявил, что договорился с российским коллегой Владимиром Путиным о рефинансировании белорусского долга в размере $1 млрд. По его словам, эти деньги останутся в стране, что станет «хорошим подкреплением» для белорусского рубля.

Однако пока что Москва не подтвердила факт рефинансирования долга, более того Минфин РФ сообщил, что пока не получал соответствующего запроса от Минска.  

На фоне массовых акций протеста против действующего президента Александра Лукашенко, население начало скупать валюту и снимать деньги со счетов. Нацбанк Белоруссии ввел ограничения на поддержание текущей ликвидности, в результате чего часть местных банков приостановила выдачу кредитов в белорусских рублях, потому что их стало попросту не хватать.

Все это привело к тому, что к концу рабочей недели курс белорусского рубля рекордно рухнул. Днем 28 августа евро стоил 3,184 белорусского рубля. Это максимальное значение с момента деноминации 2016 года, когда у национальной валюты «зачеркнули» четыре нуля. Доллар также дорос до весьма высокого значения — 2,675 белорусского рубля.

И по отношению к российскому рублю белорусская валюта заметно упала — до 27,86 рубля.

«Оперативной статистики по белорусскому валютному рынку еще нет, она будет доступна лишь в сентябре.

Но косвенные признаки указывают на то, что активной покупкой валюты занимаются все субъекты рынка, включая население, предприятия и сами банки», — рассказал старший аналитик «Альпари Евразия» (Минск) Вадим Иосуб.

По его словам, население активно выводит из банков депозиты в национальной валюте для их последующей конвертации. Это сильно ухудшает ситуацию с ликвидностью банков.

Ранее Лукашенко заявил, что власти не собираются искусственно сдерживать падение валюты, но тут же сказал о договоренности с Россией по поводу реструктуризации кредита в $1 млрд. По его словам, эти деньги останутся в республике и будут отправлены на поддержку белорусского рубля.

Лукашенко также заявил, что не допустит девальвации белорусского рубля. «Сейчас уже в открытую наши внутренние негодяи призывают дестабилизировать финансовый рынок. Некоторые люди же этому поддаются — валюту из банков забрать и так далее», — негодовал Лукашенко.

Но девальвация нацвалюты уже идет по факту, причем весьма активно, отмечает Вадим Иосуб. По его подсчетам, с начала года доллар в РБ подорожал на 26,5%, евро — почти на 34%, российский рубль — на 4%. «Во многих банках наблюдается дефицит наличной валюты, купить ее можно лишь в случае, если до этого кто-то ее сдал, но таких не много», — поясняет минский аналитик.

Лукашенко же трактует ситуацию иначе, в присущей ему манере. «Да, в каких-то обменниках когда-то может не хватать наличности. Но это всегда бывает, если повышенный спрос», — отметил Лукашенко.

И добавил, что если белорусы хотят забрать свои деньги из банков – «пожалуйста, берите».

«У нас абсолютно достаточно резервов, чтобы на приемлемом уровне сдержать приемлемый для нас курс», — уточнил белорусский президент.

Лукашенко также надеется на приток валюты в страну за счет роста экспорта. «Сейчас экспорт наш пошел неплохо, особенно в РФ, КНР», — отметил действующий глава государства.

Действительно, подтверждают эксперты: золотовалютные резервы Беларуси за 2019 год выросли почти на 30% — до $9,4 млрд. Сейчас в Нацбанке хранится 42 тонны золота. По данным на 1 августа объем резервов составил $8,9 млрд.

Однако, при этом внешний долг страны почти вдвое больше – $18 млрд. Это почти треть всего ВВП Белоруссии.

И такое соотношение грозит республике дефолтом: невозможностью вовремя заплатить внешним кредиторам по долгам.

Угроза эта не новая: еще в прошлом Белоруссия вела переговоры о кредитной программе МВФ, но договоренности так и не были достигнуты.

В сегодняшних условиях предоставление кредита от ЕС или МВФ кажется и вовсе невероятным – по политическим причинам. Гораздо более реален сценарий включения западных санкций против Белоруссии в том случае, если Лукашенко не отдаст власть.

В этих условиях волей-неволей Батька вынужден договариваться с Россией, которой как раз и надо отдавать до конца текущего года $1 млрд.

«Учитывая размер золотовалютных резервов Беларуси, $1 млрд — достаточно значимая для страны сумма.

Особенно актуально сохранить ее сейчас, когда вкладчики устроили набег на банки, активно выносят депозиты, и покупают валюту», — утверждает Вадим Иосуб.

Между тем, из последних заявлений пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова следует, что вопрос реструктуризации долга на эту сумму сейчас обсуждается на уровне министерств финансов двух стран, а значит, не является еще окончательно решенным.

Вообще же долг Беларуси перед Россией составляет около $8 млрд. Еще около $2,5 млрд. Беларусь должна Евразийскому банку развития (ЕАБР), в котором РФ — ключевой акционер.

Какую позицию займет Россия в отношении белорусского долга? Судя по всему, в российском Минфине образовались два лагеря, считает политолог Андрей Суздальцев: один из них категорически против выдачи Лукашенко новых кредитов, напоминая о фатальной ошибке 2013 года, когда Москва предоставила $3 млрд Украине во главе с Януковичем. «Другая часть Минфина настаивает на продолжении помощи Минску в виде различных субсидий, влетевших нам в копеечку. Подозреваю, что этот лагерь в итоге возьмет верх, что мы снова пойдем навстречу Лукашенко, и что украинский казус семилетней давности может повториться в случае с Белоруссией», — предупреждает эксперт.

Сейчас на высшем уровне идет выработка нового формата взаимодействия между Минском и Москвой, уверен профессор финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец.

«Поскольку Польша, Украина и другие страны, на которых Лукашенко рассчитывал, от него открестились, ему надо быстро перестраивать систему политических приоритетов», — считает эксперт. Он полагает, что одна из первоочередных задач Батьки –стабилизация финансовой системы. «У банков в стране элементарно не хватает средств.

ЦБ Белоруссии начал предоставлять деньги на аукционах под достаточно высокие ставки, чуть ли не 13% годовых, пытаясь гасить недостаток ликвидности на банковском рынке», — говорит Зубец.

По его словам, страна остро нуждается в валюте, и миллиарда долларов, которые Минск должен вернуть Москве в ближайшее время, в казне республики просто-напросто нет.

«Если на проблему с ликвидностью наложится еще и необходимость выплаты российского долга, для Лукашенко все кончится.

Реструктуризация $1 млрд – это мера по спасению финансовой системы Белоруссии и в конечном счете – самого Лукашенко», — сделал вывод собеседник «МК».

«Белоруссия на грани банкротства: какие требования Москвы придется выполнить Лукашенко»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *