Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Как сильно Белоруссия зависит от России 

Россия — основной внешнеторговый партнер Белоруссии. Белоруссия — важный, но далеко не ключевой внешнеторговый партнер России.

В последние три года на Россию приходится в среднем около 42% годового экспорта Белоруссии. Доля России в импорте — 56%.

В российском импорте доля Белоруссии в последние пять лет составляет 5%, в экспорте — примерно столько же. 

«Российский рынок — основной для белорусского экспорта сельскохозяйственного машиностроения, продуктов пищевой промышленности, – объясняет директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Александр Кнобель. — Конечно, Белоруссии надо пытаться диверсифицировать экспорт. Но проблема в том, что конкурентная на российском рынке продукция не обязательно будет востребована в Европе». 

Но экономические отношения России и Белоруссии не сводятся к торговле. Гораздо важнее прямые и скрытые субсидии: с 2005 по 2015 года Россия влила в белорусскую экономику около $106 млрд, подсчитывал МВФ. В разные годы на российскую поддержку приходилось от 11% до 27% белорусского ВВП. 

  • Только прямые российские инвестиции в 2011–2019 годах, согласно данным ЦБ, составили почти $8 млрд. Но постепенно объем поддержки снижается. Если в 2011 году на Белоруссию приходилось 4,2% всех прямых инвестиций России, то в 2018-м — всего 2,1%. 

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

  • Большее значение играют скрытые субсидии. Только в 2011-2016 годах Белоруссия получила от России $48,4 млрд за счет беспошлинной продажи нефти и скидок на газ, подсчитал бывший заведующий сектором «Экономика и финансы» Института энергетики и финансов Сергей Агибалов. Это восемь раз больше, чем объема прямых субсидий за то же время. Сейчас объем скрытых субсидий с каждым годом снижается из-за налогового маневра. 
  • А еще Белоруссия — крупнейший должник России по межгосударственным кредитам: на 1 июня 2019 года она была должна $7,52 млрд. 

Как Россия и Белоруссия ссорятся из-за нефти и газа

Хотя своей нефти у Белоруссии немного (добывает столько же, сколько экспортирует в чистом виде: 1,6 млн т в 2018 году год), торговля нефтепродуктами — одна из важных статей дохода ее экономики.

Вместе с дистиллятами они дают ей почти 35% товарного экспорта: $12,8 млрд в 2018 году. По экспорту нефтепродуктов — 10 млн т в год — Белоруссия входит в мировой топ-30.

Это было бы невозможно без России. 

В 2016 году между Россией и Белоруссией вспыхнул нефтяной конфликт. К нему привел спор из-за другого ресурса — газа. Белоруссия хотела покупать его дешевле:  по $73 за 1 тысячу куб. м, а не за $132. Но вместо скидки Россия снизила беспошлинные поставки нефти: с 24 до 18 млн т в год.

Потом о цене на газ все-таки договорились и поставки вернули на прежний уровень. Решили так: Белоруссия имеет право на 24 млн т, но фактически ввозит 18 млн т, а еще с 6 млн т зачисляет пошлину себе в бюджет. Это называется «перетаможкой».

В 2018 году Лукашенко жаловался, что Москва перечислила не всю обещанную пошлину. 

Вскоре над Белоруссией нависла новая угроза — налоговый маневр, закон о котором Путин подписал в августе 2018. Именно его главным риском для белорусской экономики называют экономисты МВФ и Всемирного банка. 

В чем суть: российская экспортная пошлина на нефть должна снизиться с 30% до 0% за шесть лет. А налог на добычу полезных ископаемых — пропорционально вырасти. В результате маневра цены на нефть внутри страны и на экспорт должны сравняться. Чтобы внутрироссийские цены на бензин из-за этого не выросли слишком сильно, для российских НПЗ ввели обратный акциз. 

Белоруссия привыкла получать нефть по внутрироссийским ценам — поставки никогда не облагались экспортной пошлиной. По факту это работало как субсидия: Белоруссия как будто покупала нефть по мировой цене, а потом разницу с внутрироссийской ей «компенсировали».

В 2018 году объем этих скрытых субсидий составил около $4,3 млрд, это около 8% ВВП Белоруссии, посчитал Александр Кнобель из РАНХиГС. Теперь цена будет расти. Белоруссия уже платит за нефть 80% экспортной цены, хотя пять лет назад платила 50%, пишет Bloomberg.

 

Суммарно свои потери из-за маневра в 2019–2020 годах Белоруссия оценивает в $800 млн — это чуть меньше 1% годового ВВП. Ранее в Минске говорили, что за шесть лет маневра страна потеряет $10 млрд. 

Главный вопрос сейчас — согласится ли Россия компенсировать Белоруссии часть потерь от маневра. Если не согласится, страну ждет рецессия, писали экономисты МВФ. 

С газом все тоже сложно. Контракт на поставки российского газа в Белоруссию истекает 31 декабря. Ни цены, ни объемы на 2020 год не утверждены. Сейчас цена составляет $127 за 1 тысячу куб. м.

Минск сначала требовал снизить ее на 40%, но потом Лукашенко заявил, что хочет не дешевой нефти и газа, а равных условий: Минск готов покупать российский газ по $200 за баррель, нефть — по $63, если столько же будут платить российские потребители. 

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравнитеЧья экономика растет быстрее 

В последние годы трудно найти страну, где средние темпы роста экономики были бы ниже, чем в России. Белоруссия — один из редких примеров. 

Начиная с 2011 года средние темпы роста ВВП в России составили 1,5%, в Белоруссии – 1,1%, следует из октябрьского доклада МВФ. Среднее значение для развивающихся экономик Европы — 2,8%. Правда, эксперты НИУ ВШЭ уверяют, что МВФ занижает прогнозы по Белоруссии. 

В 2015–2016 годах ВВП Белоруссии падал, в 2017-м вырос на 2%, в 2018-м — на 3%. Это был лучший показатель за девять лет. В нынешнем году рост составит 1,5%. 

  • Одна из причин замедления — сокращение производства калийных удобрений. Только в сентябре оно упало на 21,7% — из-за ремонта на «Беларуськалии», второго в СНГ производителе калийных удобрений после «Уралкалия», рассуждают экономисты ЕАБР. 
  • Но главная причина — нефть: снижение экспорта белорусских нефтепродуктов, авария на нефтепроводе «Дружба», падение мировых цен на нефть и налоговый маневр России, из-за которого Белоруссия постепенно лишается нефти «со скидкой». Президент Белоруссии Александр Лукашенко так и говорит: «ВВП провалили из-за нефтяных проблем». 

Причин для ускорения в долгосрочной перспективе нет: господствующее положение в экономике сохраняет государство, убыточные госпредприятия поддерживаются через систему прямых дотаций, льготных кредитов и перекрестного субсидирования. Например, тарифы на электричество для госпредприятий в Белоруссии могут быть в разы ниже, чем для частного бизнеса. 

Частный сектор в Белоруссии не так уж мал: на него приходится примерно половина всех налоговых поступлений в бюджет и больше половины всей занятости в экономике (правда, роста по этому показателю за последние годы никакого). В России доля частного сектора в занятости – чуть меньше половины. Экономисты МВФ отмечают, что в Белоруссии активно развивается частный IT-сектор: приятный, но пока не решающий в масштабах страны фактор. 

«Суверенитет — это не про танки и пушки».

Как предприниматель Виктор Прокопеня убедил Александра Лукашенко создать в Белоруссии IT-кластер

Рост останется низким из-за неповоротливости белорусской экономики и нарастающего напряжения с Россией, говорится в отчете Всемирного банка.

При этом экономика Белоруссии во многом зависит от России, все риски с ней связаны и без интеграции, говорит директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов.

Прогноз на 2020–2024 годы обещает еще большее расхождение в динамике российского и белорусского ВВП. МВФ ожидает роста в среднем на 1,8% в России и падения на 0,05% в Белоруссии. Среднее значение для европейских развивающихся экономик должно составить 2,5%. 

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравнитеГде люди живут лучше 

В России ВВП на душу населения в последние девять лет стабильно на 30% выше, чем в Белоруссии. В 2019 году в России этот показатель, по оценке МВФ, составит $29,6 тысячи, в Белоруссии — $20,6 тысячи. Но этот показатель мало что говорит о реальном финансовом положении отдельного гражданина — хоть и оценивается «в пересчете» на него. 

  • Формально россияне богаче, но людей, живущих за чертой бедности, в Белоруссии меньше. Причем в сравнении не только с Россией, но и с любым государством постсоветского пространства, включая прибалтийские. По последним данным Всемирного банка (за 2015 год для России, за 2017-й — для Белоруссии), в России на $5,5 в день живут 2,7% населения, в Белоруссии — 0,8%. В Эстонии таких граждан 2%, в Латвии и Литве — примерно по 4%. 
  • Реальные доходы в Белоруссии, как и в России, падают, но медленнее. За последние пять лет в России они упали на 11,7%, в Белоруссии — на 1,2%. В 2018 году Белоруссия обошла Россию и по размеру реальной зарплаты: согласно подсчетам НИУ ВШЭ, в 2017 году по паритету покупательной способности она была примерно на $50 выше и составила $1603. Это самый высокий показатель в СНГ. 
  • Уровень неравенства в Белоруссии тоже ниже. По оценке Всемирного банка, разница составляет 10-12 п.п. В 2015 году, когда публиковались последние данные по России, коэффициент Джини в России составил 38%, в Белоруссии — 25,6%. Чем выше коэффициент, тем менее равномерно распределяются доходы. 

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

  • Зарплата по ППС – подходящий показатель, чтобы сравнивать две страны. Но он не отражает то, как мыслят реальные люди – особенно те, кто не попадает в категорию самых бедных. Для этого больше подходит показатель заплаты по рыночному курсу доллара, говорит директор по экономическому направлению Института энергетики и финансов ВШЭ Марсель Салихов. Средняя номинальная зарплата в Белоруссии – $460 (980 белорусских рублей), в России – $776 (49,3 тыс рублей), и для многих это аргумент, чтобы поехать на заработки в Россию
Читайте также:  Как получить эцп для участия в электронных торгах самостоятельно

Кто главная картофельная держава 

Вряд ли это можно считать серьезным показателем – скорее, доказательством что расхожие представления о других странах не всегда верны. Больше всего в мире картофеля выращивают не в Белоруссии, а в Китае. Об этом говорят данные ООН за 2017 год — более свежих нет.

В Китае вырастили 99 млн т, в России 29,5 млн, на Украине – 22,2, а в Белоруссии — всего 6,4 млн. То есть, на Белоруссию приходится всего 1,7% мирового объема, а на Китай — 25,6%. Вот такое развенчание «картофельного мифа».  

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравнитеЧто мне с этого?

Белоруссия прочно застряла между Россией и Западом. Чтобы удерживать ее в положении буфера, приходится щедро платить. В объединении любых стран есть экономический смысл, стирание границ – это уменьшение издержек, что видно на примере Евросоюза, говорит Тремасов из «Локо-Инвеста».

Но когда страны настолько разные по уровню дохода, очевидно, что платить за объединение будут российские налогоплательщики, добавляет он. Оценить, обойдется ли интеграция дороже того, что есть сейчас сложно, учитывая непрозрачность субсидий Белоруссии в нынешнем виде, заключает аналитик. 

Выгоды от объединения неочевидны и не перевешивают издержек от поддержки Белоруссии, считает Салихов из ВШЭ. Среди выгод – возможность массово привлекать более дешевую белорусскую рабочую силу и расширение рынка сбыта для российской продукции. Но размер этого рынка в масштабах России невелик: он сопоставим со многими регионами.

Пока разница только в том, что регионы не только получают всевозможные дотации и субсидии, но и приносят деньги в федеральный бюджет, а Белоруссия получает поддержку, не пополняя бюджет, заключает Салихов. Так что выгоды скорее политические. Почитать о них можно тут.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

7 отличий Белоруссии от России. Мнение минчанина

О них написал в ЖЖ «Минский блогер»: Территории Беларуси, РФ и Украины на протяжении последних двух веков входили в состав одного государства.

Я до сих пор считаю наши страны единым языковым и социокультурным пространством, привычки и менталитет людей здесь максимально идентичны.

Тем не менее 30 лет политического размежевания сделали свое дело, и в странах стали появляться свои особенности, заметные невооруженным взглядом.

Политическая жизнь

Самое главное отличие Беларуси от России в том, что у нас политическая жизнь практически отсутствует. В Беларуси нет оппозиционных лидеров, нет оппозиционных или псевдооппозиционных партий в парламенте.

Все ключевые фигуры назначаются лично президентом и им же регулярно тасуются как колода карт. Белорусы давно поняли, что никак не влияют на политическую обстановку в стране, поэтому в большинстве своем от политики дистанцируются.

Причем дистанцируются настолько, что многие без помощи гугла или яндекса вряд ли вспомнят имя и фамилию премьер-министра или министра обороны страны.

В Беларуси есть только одна известная политическая фигура — президент Лукашенко, при этом отношение к нему у большинства населения тоже максимально нейтральное.

За свои 25 лет президентства «бацька», в отличие от Путина, не успел отметиться выдающимися подвигами, так же как и выдающимися злодеяниями, которые могли бы расколоть общественное мнение, поэтому лютых фанатов и лютых ненавистников президента в обществе очень мало.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Телевидение и шоу-бизнес

Телевидения и шоу-бизнеса в Беларуси тоже нет, как и политики. В стране вещают 4 телеканала: Беларусь 1, Беларусь 2, Беларусь 3 и ВНЕЗАПНО Беларусь 5.

Куда делся Беларусь 4 никто не знает, потому что никто не смотрит и первые три (на самом деле Беларусь 4 — канал с единой сеткой вещания, платформа для всех областей и выходит в каждой из них с указанием данного региона: «Беларусь 4. Могилев», «Беларусь 4. Гомель» и т.д.).

Телевидение в Беларуси так и не переросло формата школьной самодеятельности, по качеству контента оно максимально напоминает российское ТВ самого начала 1990-х годов. То же самое касается шоу-бизнеса: ни один белорусский актер или исполнитель не перерос масштабов страны.

Единственное исключение — Ляпис Трубецкой, но и тот прожил недолго. Зато многие уроженцы Беларуси выбились в люди, уехав в Россию — это Шура и Лева из Би-2, которые начинали в Бобруйске, Алена Свиридова, телеведущий Дмитрий Шепелев.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Коррупция и преступность

Многие россияне, которые приезжают в нашу страну, отмечают практически полное отсутствие бытовой коррупции — никто не хочет брать у них взятки. В санаториях многие горничные отказываются от чаевых, вопросы с гаишниками или с медиками не получается решить «полюбовно». На самом деле коррупция, конечно, есть, но ее действительно намного меньше

Дать взятку не получится практически нигде, в стране лютует пресловутый КГК — Комитет госконтроля, который жесточайше отлавливает мелких взяточников и коррупционеров. Что касается организованной преступности, то ее в стране нет. Вообще. Всех авторитетов власть ликвидировала еще в 1990-е, причем, как говорят, довольно жестким способом.

Инфраструктура

По непонятным причинам, на фоне остальных стран СНГ социальная инфраструктура в Беларуси развита невероятно хорошо. Гости страны отмечают качество дорог, ухоженность полей и чистоту улиц.

Дороги по сравнению с Россией и тем более по сравнению с Украиной действительно на высоте. Хотя федеральные трассы в европейской части РФ в последние годы тоже стали весьма достойными.

Российской разрухи с разбитыми дорогами и прогнившими бараками в Беларуси тоже заметно меньше. Практически все малые города, в которых я был, выглядят аккуратно и ухожено.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Мигранты

Еще одна особенность, которая сильно бросается в глаза россиянину, приехавшему в РБ, — национальная однородность населения.

В Беларуси практически нет понаехавших из среднеазиатских республик и стран Африки, мусульманская община крайне малочисленна — первая и единственная небольшая мечеть была открыта в Минске всего два года назад.

Но, что больше всего удивляет россиян, в Беларуси в целом и в Минске в частности практически все строители, уборщики и подметальщики — местные. За порядком в своей стране белорусы следят сами.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Валюта

Белорусская валюта имеет все шансы поспорить с зимбабвийской по темпам падения.

В период с 1991 по 2016 годы она обесценилась в 100 миллионов раз (для сравнения российский рубль за этот период обесценился в 35 тысяч раз).

Наученные постоянными обвалами и девальвациями, белорусы все свои сбережения хранят в долларах и все цены, отличающиеся от бытового минимума, тоже переводят в доллары, чтобы было понятнее.

Если белорусу назвать цену на машину или квартиру в белорусских рублях, он не поймет сколько это и попросит перевести в доллары или евро: Также белорусы очень быстро ориентируются во время резких колебаний курса и в первые же часы бегут сметать с полок ювелирные украшения и бытовую технику, цены на которые крупные сети еще не успели проиндексировать.

Так во время обвала российского рубля в 2014 году во всех магазинах бытовой техники в российском приграничье первыми в очередях были белорусы. Когда россияне поняли что к чему, полки «Эльдорадо» и «Техносилы» были уже пустыми.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Коммуналка и общественный транспорт

Цены на коммунальные услуги в Беларуси до сих пор остаются очень низкими, у нас нет запутанной системы собственников, нет настолько беспринципных коррупции и стяжательства среди мелких чиновников, поэтому средняя сумма платежки в Минске колеблется от $15 до $30 в эквиваленте.

А за сумму, которую москвичи платят за коммунальные услуги, в Минске вполне можно снять однушку на окраине города.

То же самое касается общественного транспорта — проезд остается относительно дешевым — 15-17 российских рублей в эквиваленте, причем стоимость практически не отличается в Минске и областных центрах.

Сеть общественного транспорта уничтожена не была, поэтому засилья маршруточной мафии не наблюдается, у людей всегда есть выбор — доехать быстрее, но дороже на маршрутке или медленнее, но дешевле на автобусе, троллейбусе или трамвае. Подвижной состав, к слову, практически на 100% укомплектован машинами местного производства — автобусы, троллейбусы, трамваи и даже новомодные электробусы Беларусь производит сама.

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Две экономики – российская и белорусская: разница бьет в глаза : Экономика и бизнес Newsland

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните

Недавно я ездила в Беларусь, не была там 25 лет – и просто обязана рассказать, как выглядит ее экономика со стороны. Ехали втроём на машине с ощущением, как «старший брат едет к меньшему брату». И, переехав границу, мы просто потеряли дар речи на полчаса…

Нам было стыдно! Стыдно за великую обворованную Россию. И одновременно жалко её.

  • Потому что въехав в Беларусь, мы сразу попали не прекрасный широкий автобан, со всей разметкой, которая должна быть на асфальте, но у нас её почему-то нигде нет.
  • Мы ехали и поражались:
  • — повсеместно засеянным полям (земля в государственной собственности);
  • — тучным стадам коров;
  • — декоративным фигурам птиц на полях;
  • — остановкам, каждая из которых имеет свой дизайн, клумб, урну, и, опять же, разметку, как в учебнике по вождению;
  • — единообразным белоснежным красивым заборчикам (как нам сказали позже белорусы, заборы бесплатно всем раздало правительство).
  • Потом мы жили в деревне и тут тоже есть о чём сказать:
  • — все продукты производятся по евростандартам, соответствуют очень строгим требованиям;
  • — в деревне в каждом доме по 2-4 коровы, не считая свиней и птицы;
  • — развита кооперация: у сельского магазина стоит штендер с расценками буквально на всё – можно заказать хоть окос травы на огороде, не говоря уже про вспашку и культивацию.
Читайте также:  Что происходит с «дебиторкой» в разных отраслях – 2 графика

Хозяйки 2 раза в день доят коров и выставляют вёдра на высоко приколоченные досочки за калитками, откуда их забирает проезжающая машина.

Вы представляете у нас в деревне картину, чтоб вёдра с парным молоком стояли у калиток по деревне – и никто их не украл? Из каждого ведра берётся полный анализ молока на антибиотики и прочее.

Если молоко не прошло контроль качества, его вечером возвращают и в бумаге пишут, что именно не так.

Доярке и её мужу механизатору колхоз подарил 2-этажный кирпичный домик. Правда, наверху всего одна комната, но все равно обидно за российских доярок.

Главному агроному колхоз подарил коттедж, этажа в три, кирпичный. За высокие надои доярке колхоз подарил корову…

В белорусских селах нет безработицы. В колхозе пристроен даже самый несчастный пьющий мужичок: сидит в гараже и помогает мастерам чём может.

Молодым дают квартиры от государства. Например отслужил в армии, закончил среднее образование на строителя, поработал год, хоп – тебе двухкомнатная квартира в Минске. Никаких ипотек – живи, расти детей, радуйся жизни.

В каждом доме (в деревне) свои молоко, сыр, мясо, яйца, овощи, яблоки, груши, ягоды. В деревне у всех иномарки: ауди, опели и т.д. Дело в том, что до недавнего не было вообще ввозных таможенным пошлин, машины стоили очень дешево, вот все и накупили. А у нас в деревне все ездят, например, на немецких авто?

На вопрос мужчин: «А самогонки купить где?» – все делают страшные глаза и говорят: «Ты что! Нас же участковый посадит! Никакой самогонки, иди в магазин и там всё купи».

Мой родственник-белорус был в момент приезда в предпризывном возрасте, и я ему предложила обучение в вузе в России, а потом аспирантуру и т.д. Но что он сказал: «Ну что Вы! Нет. Кто-то должен нашу Родину защищать!» И мне стало неловко. Вот так.

А на приглашение приехать к нам в гости, в Кострому, они перекосились, как Миронов в «Бриллиантовой руке» после приглашения на Колыму. И сказали: «Нет. Уж лучше вы к нам! Ездили ребята на заработки к вам в Питер, так там один бурьян, кругом беспорядок, нехорошо». И я подумала, что если в Питере им бурьян, то в Костроме уж точно не понравится.

Как маркетологу мне важно и то, что рынки в Беларуси не монополизированы: нет крупных монополий. Есть местные, региональные и республиканские представители бизнеса, но транснациональные компании (ТНК) пока ничего не захватили и никого не задушили.

Спустя время после поездки, остаются выводы и вопросы: «Ну, как так много можно у нас, в России, воровать? Как им там, «наверху» не стыдно? Они же ездят по миру, видят уровень «там» и «здесь»».

Наша страна, прекрасная Россия, имеет столько природных ресурсов, богатств, мы могли бы процветать! Но – нет. Бурьян-трава, в экономике монополии и коррупция.

«Можно пользоваться плюсами сотрудничества с Россией и Европой». Что ждет экономическую дружбу Минска и Москвы

Взаимосвязь экономик Беларуси и России на протяжении многих лет остается довольно тесной. Однако ресурсы и льготы, которые Беларусь получала от этой дружбы, использовались недостаточно эффективно и тормозили реализацию назревших реформ, так как позволяли оттягивать решение накопленных в экономике проблем.

С возможным приходом глобальных для страны политических перемен перед Минском встанет вопрос, как выстраивать отношения, в том числе экономические, с самым близким союзником.

Экономические отношения Москвы и Минска обсудили эксперты на семинаре Центра социально-экономических исследований CASE Belarus и российской экспертной группы «Европейский диалог».

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравните Reuters

Тесная дружба пошла не впрок будущему белорусской экономики

За последние 20 лет Беларусь сэкономила почти 40 млрд долларов на покупке российского газа, если сравнить его цену для Минска со средней ценой для европейских покупателей. Экономия на покупке дешевой нефти за тот же период составила почти 60 млрд долларов, посчитали эксперты CASE Belarus.

Вместе с высокой долей России в структуре белорусского экспорта и выгодными кредитами, которые Беларусь получала от Москвы, как минимум для Беларуси партнерство в экономическом плане было достаточно выгодным.

Это позволяло обеспечивать экономический рост без принятия непопулярных мер и проведения кардинальных структурных реформ.

Если рассматривать торговлю между странами, то видно, что доля экспорта частного бизнеса в Россию составляет около 40%, добавляет старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

— Это абсолютно естественно, у нас общий язык, общее маркетинговое пространство, играет роль упрощенный ввоз товаров и услуг в Россию и импорт из России за счет того, что мы состоим в экономическом и торговом союзе.

Это должно предполагать, что такие тесные взаимоотношения вовсе не обязаны быть завязаны на государственный сектор и связи двух конкретных лидеров стран. Наши экономики тесно связаны по гораздо более фундаментальным причинам.

И при перетекании все большей доли ВВП в сторону частного производства эти взаимоотношения значительно не изменяются, — отмечает Лев Львовский в своем выступлении на семинаре Центра социально-экономических исследований CASE Belarus и российской экспертной группы «Европейский диалог».

Эксперты сходятся во мнении, что выгоды, которые Минск много лет получал от тесного сотрудничества с Москвой, не были направлены на то, чтобы заложить фундамент дальнейшего роста, а использовались для решения сиюминутных задач.

— Беларусь неэффективно использовала эти возможности, в основном расходуя большие энергетические субсидии и дешевые российские кредиты на поддержание нереформированного сектора госпредприятий.

В результате после 30 лет независимости мы по-прежнему имеем экономику, очень зависимую от внешней поддержки одной страны, с которой мы почти каждый год ведем газовые, нефтяные, мясные, молочные и другие торговые войны, потому что Беларусь привыкла жить на игле и без «наркотика» в форме дешевых кредитов или льготных условий торговли энергоресурсами больше не может нормально развиваться, — указывает представитель по экономическим реформам Светланы Тихановской, вице-президент Центра социально-экономических исследований CASE Belarus Алесь Алехнович.

Есть ли будущее у многолетней дружбы?

Сейчас, когда Беларусь стоит на пороге возможных масштабных политических перемен, встает вопрос, в какую сторону повернут многолетние экономические связи с Москвой.

Кто бы ни остался или пришел к власти в Беларуси, ему или ей придется идти «на поклон» в Кремль, считает российский экономист и предприниматель Дмитрий Потапенко, указывая на выстроенную фатальную, пусть и неэффективную, зависимость Беларуси от России.

— Что можно Беларуси продавать Кремлю в политическом контексте? — задается вопросом Дмитрий Потапенко. — Долгое время расчет был на то, что Беларусь станет одной из частей России, но это маловероятно, потому что сопротивление будет существенным.

Даже если бы произошло объединение и Беларусь стала бы еще одним дотационным регионом России, что дальше с этим всем делать? Кроме того, что Россия получает выход к зарубежным рынкам с точки зрения границ логистического ключа. Но это не решает основных фундаментальных проблем, которые есть в России.

Именно поэтому нет прогресса в общении условных двух авторитарных правителей. По большому счету они друг другу не нужны.

Еще один российский экономист считает: прежде чем затевать важные для страны реформы и двигаться дальше, Беларуси предстоит решить, куда она идет — на Восток или на Запад.

— Если вы остаетесь с Россией, то остаетесь с Лукашенко. Если вы разрываете [отношения] с Россией, то вы понимаете, какой это экономический коллапс, — отмечает экономист Андрей Заостровцев. — Самый хороший совет дал Каха Бендукидзе, когда он был министром экономики Грузии.

Когда Россия блокировала экспорт грузинского вина, к Бендукидзе пришли фермеры, и он дал совет на все времена: представьте, что на месте России Ледовитый океан. Вот если белорусы представят, что на месте России — Ледовитый океан, тогда реформы имеют шанс.

Если вы будете искать компромиссы с Россией, то вы так и останетесь тем, кем были.

Белорусская и российская экономики тесно связаны, поэтому, кто бы ни пришел к власти, начинать реформы с экономического коллапса и разрыва отношений с Россией было бы неосмотрительным, считает Лев Львовский.

— Европейский выбор Беларусь сделала давно, у большей части общества в этом сомнений нет, но Беларусь не может сразу развернуться на 180 градусов. Вопрос не в том, что это вызовет экономический коллапс, это разрыв культурных связей. Нам надо вместе искать общий путь.

У Беларуси есть шанс сбалансировать политику в восточном и западном направлениях и стать страной, которая пользуется всеми плюсами сотрудничества с Россией и Европой, — считает научный руководитель экспертной группы «Европейский диалог» (Россия) Евгений Гонтмахер.

Даже после смены власти и проведения структурных реформ отношения стран могут быть взаимовыгодными, дополняет эксперт BEROC. Минск мог бы предложить Москве «нормальные партнерские отношения».

В чем будет заинтересована в том числе Россия, так как это означает меньше российских кредитов, соответственно, на это будет изыматься меньше денег у российских налогоплательщиков при сохранении торгового и экономического сотрудничества.

Выживет ли Беларусь без России

Что происходит в промышленности Беларуси и России – сравнитеКолоссальная экономическая поддержка, которую Россия оказывает Беларуси в самых разных формах, уже стала общим местом в рассуждениях политиков и экономистов. Льготные кредиты, дешевые энергоносители, гарантированный рынок сбыта…

Но всякая халява рано или поздно заканчивается. Эксперты БДГ попробовали ответить на вопрос: действительно ли без дотаций восточного соседа экономика нашей страны окажется несостоятельной?

Мнения белорусов

Даже не экономисту понятно: российские дотации Беларуси не просто велики, а очень велики. Россия регулярно выдает Беларуси дешевые и долгосрочные кредиты – например, $10 млрд на АЭС или спасительный кредит АК ЕврАзЭС в кризисном 2011 году.

Читайте также:  Как нынешнее падение российского рубля повлияло на цены на автомобили в Беларуси и России

Поставляет нефть без пошлин и крайне дешевый газ – Беларусь платит $165 за тысячу куб. м. российского газа, тогда как соседняя Польша – $550, Украина – $530, Литва – $500.

К тому же для продукции белорусских предприятий – зачастую низкокачественной, устаревшей и неоправданно энергоемкой, – открыт бездонный российский рынок.

Но что будет, если вся эта благодать неожиданно прекратится? Такая постановка вопроса смутила даже всякое повидавших экспертов БДГ. Например, глава «Центра Мизеса» Ярослав Романчук не сразу согласился участвовать в подобных «играх разума», посчитав предложенный сценарий попросту нереальным.

«Такое гипотетическое развитие событий может быть в нескольких случаях. Первый – президентом Беларуси стал Зенон Пазняк. Второй – Россия развалилась, и на ее месте образовалось семь государств. Третий – президентом России стал убежденный либертарианец Андрей Илларионов.

Он бы последовательно выстраивал одинаково хорошие отношения со всеми соседями, но на принципах свободной торговли. Субсидий или преференций не было бы никому, в том числе Беларуси, – уверен Романчук.

– Что было бы со страной, которая вдруг потеряла 15-20% своего ВВП? Что было бы с предприятиями, которые бы вдруг столкнулись с невиданной для себя интенсивностью конкуренции? Было бы больно, очень больно. Зарплата – меньше $250. Пенсии меньше $100. ЖКУ и общественный транспорт – вдвое дороже.

Минимум 40% промышленных предприятий – банкроты, которых нужно распродавать или ликвидировать. Рабочая сила сократится, как минимум, на 500 тыс. человек. Число белорусов ниже черты бедности увеличится до 700 тысяч. ВВП Беларуси в 2014 году был бы не $75 млрд, а $40 млрд. А курс белорусского рубля при неизменности денежной политики нужно было бы искать где-то за пределами Br18.000 за $1».

В политическом плане резкое «отключение» российской поддержки при отсутствии реформ в экономике наверняка приведет к ликвидации даже тех скромных проявлений демократии, которые мы имеем сейчас.

«Допустим, что отказ России поддерживать Беларусь вдруг произойдет завтра и не из-за очередного кризиса в отношениях между Лукашенко и Путиным, а потому, что у России вдруг закончатся деньги.

Для Беларуси политические последствия могут быть таковы: произойдет капитальный разрыв социального контракта между властью и обществом, – считает директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман.

– Властям придется пойти на усиление репрессивной составляющей: любая несанкционированная политическая активность внутри страны будет караться с подчеркнутой жесткостью. Параллельно власти будут активизировать диалог на Западе, стараясь найти быстрые ресурсы, которые хотя бы частично компенсировали потерю российских субсидий.

В сегодняшних кризисных условиях сделать это нереалистично. Поэтому ничто особо не будет сдерживать закручивание гаек внутри страны.

Так будет продолжаться какое-то время (сложно прогнозировать, сколько), пока внутри номенклатуры не созреет фигура, которая сможет обеспечить какие-то ограниченные реформы и будет приемлема для большинства. Либо, что менее реалистично, пока не появится некий народный лидер, который волне может оказаться популистом образца Лукашенко-1994. В любом случае прекращение российских субсидий принесет долгий и болезненный период политической нестабильности».

По данным экспертов БДГ, в последние годы Беларусь получала от России только энергодотациями $8-10 млрд в год. Если к этому добавить преференции, которые Беларусь получила в рамках ТС, то сумма получится еще больше. При этом ВВП Беларуси в 2012 году составил около $60 млрд.

«В гипотетической ситуации, когда российская помощь прекратится, последствия для Беларуси окажутся катастрофическими. Нефтехимия дает Беларуси 30% экспортной выручки – их не станет. После перехода на мировые цены на газ рентабельность белорусской промышленной продукции уйдет в минус, то есть о ее продаже на экспорт можно будет забыть.

А это еще около 10% экспортной выручки, – подсчитывает главный редактор журнала «Валютное регулирование и ВЭД» Владимир Артюгин. – Неработающая промышленность и отсутствие денег в бюджете практически прекратит кредитование сельского хозяйства, то есть не будет и экспорта сельхозпродукции (на госуровне). Это еще около 10% экспортной выручки.

Уже эти три позиции составляют половину всего белорусского экспорта.

Прекращение работы промпредприятий означает появление миллиона (и более) безработных по стране и проблемы у банков, обслуживающих эти предприятия. Население начнет снимать свои вклады и конвертировать рубли в валюту.

Даже если будет снята половина валютных депозитов физлиц и проконвертирована половина рублевых депозитов физлиц, это составит $4-5 млрд. Сокращение экспортной выручки вдвое означает девальвацию белорусского рубля примерно в этом же размере.

У банков таких денег нет, а ЗВР Беларуси составляют всего $8 млрд. При этом платежи только по внешним долгам составляют $12 млрд.

Белорусская электроэнергетика на 90% работает на газе. Значит, стоимость электроэнергии и газа для населения, учитывая невозможность перекрестного субсидирования, вырастет в 6-7 раз.

И если белорусскую электроэнергию можно заместить импортной (в полтора раза дешевле), то с тепловой энергией будет сложнее. В результате роста в разы стоимости услуг ЖКХ начнутся массовые неплатежи, перебои с горячим водоснабжением и отоплением.

Пенсионеры, бюджетники и прочие социально незащищенные люди «уйдут» за черту бедности».

Как считает Владимир Артюгин, в этой ситуации властям придется продавать госимущество, но реальные деньги можно получить только за НПЗ и «Беларуськалий». Правда, в Мозырском НПЗ российская доля уже составляет более 42%, а «Нафтан» обременен миллиардным кредитом. То есть много за них не получишь.

Попытки пересмотреть итоги приватизации («Белтрансгаза») и «поиграть с вентилями» нефте- и газопроводов сделают только хуже: такая «игра» приведет к системному кризису уже через несколько месяцев. За «Беларуськалий» также много получить не получится (вряд ли более $10-12 млрд) – цена на калийные удобрения снижается и расти в ближайшее время не будет.

Но с продажей «Беларуськалия» страна потеряет фактически единственный стабильный источник валютных средств.

«Прекращение Россией дотаций Беларуси означает системный кризис экономики, причем в течении полугода (максимум года), более миллиона безработных в промышленности и проблемы в сельском хозяйстве. Снижение уровня жизни в разы, кризис ЖКХ и общественного транспорта, – говорит Артюгин. – Девальвация в разы и гиперинфляция.

Все это означает реальную перспективу превращения Беларуси в отсталую территорию, живущую преимущественно натуральным хозяйством. Поэтому уже через несколько месяцев встанет вопрос о вхождении в ЕС или Россию.

Но так как ЕС сейчас явно не готов «брать на баланс» Беларусь со всеми ее проблемами, то после нескольких лет непрекращающегося кризиса все завершится интеграцией Беларуси в Россию».

Мнения россиян

Что интересно, сами россияне вовсе не считают, что их страна дает Беларуси какие-то особо большие субсидии. То есть пока не приходится ожидать лозунга «Хватит кормить Беларусь!» (по аналогии с известным призывом «Хватит кормить Кавказ!»).

«Я считаю, что Россия не делает никаких дотаций для Беларуси. Речь скорее может идти о тесном сотрудничестве в рамках СНГ, ОДКБ и Таможенного союза.

Безусловно, белорусская экономика крайне зависима от России – товарооборот между странами в 2012 году превысил $40 млрд, это свыше 2/3 номинального ВВП страны и почти половина всего торгового оборота, – говорит аналитик финансовой компании «AForex» Нарек Авакян.

– В условиях фактической блокады со стороны ЕС и крайне недружественного окружения в лице Польши и прибалтийских стран, руководству Беларуси просто не остается иного выхода, кроме как развивать тесное сотрудничество с Россией.

Но это не значит, что белорусскому руководству приходится действовать по принципу «из двух зол меньшее» – сотрудничество с Россией дает очень много преимуществ и выгод, начиная от защищенности от внешних военных угроз и заканчивая экономической и дипломатической поддержкой».

Впрочем, при этом российские эксперты все же уверены, что без поддержки России Беларусь не выживет. Увы, настроения типа «Беларусь – часть России» еще довольно сильны.

«Мне кажется, что кризис в российско-белорусских отношениях прошел еще в 2010 году. Белорусская модель рыночного социализма имеет свои полюсы и минусы. В отличие от России и остальных стран б. СССР, в Беларуси нет сверхбогатых и сверхбедных.

Экономика Беларуси, как и Украины, сформировалась в советское время, так что для нормальной работы ей нужны дешевые энергоносители и российский рынок сбыта, – считает Александр Разуваев, директор аналитического департамента компании «Альпари». – Поэтому Беларусь вряд ли бы выстояла без российской поддержки.

Стоит также отметить, что Беларусь последнее время неплохо зарабатывает на российских туристах. Россиян в Беларуси привлекает доступный по цене и качественный отдых, казино и красивые девушки. Вместе с тем, надо понимать, что Беларусь – это часть большой России. И по политическим причинам РФ никогда не откажет Беларуси в экономической поддержке.

Иначе в итоге граница с НАТО пройдет под Смоленском. Плюс экономическая поддержка Беларуси для экономики России стоит копейки. Слишком разные масштабы экономик. Сейчас идет формирование единого экономического пространства, фактически восстановление Большой России. Ключевым фактором интеграции должно стать введение единой евразийской валюты – алтына.

Вместе с тем, в рамках формирования евразийского союза Беларуси придется частично пожертвовать своим суверенитетом. Кроме отказа от собственного печатного станка, это, вероятно, приватизация, которая будет проведена в пользу компаний из России и Казахстана».

Источник: БДГ on-line

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *