Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

В феврале 2019-го года средняя по Беларуси начисленная (до уплаты налогов с физических лиц) заработная плата составила Br977,6 — на Br4 меньше, чем в январе.

Падение средней зарплаты в феврале с января было и в 2017-м и в 2016-м. Но в целом зарплаты от года к году номинально увеличиваются.

Так, в сравнении с февралем 2018-го средняя по стране зарплата февраля 2019-го больше на Br127,а в сравнении с февралем 2017-го — на Br261.

В последние 2 года происходит номинальный рост зарплат и в долларовом эквиваленте. Кроме номинального, в Br-рублях роста, этому способствует и стабильность курса доллара в стране.

А в феврале доллар в Беларуси даже подешевел, благодаря чему падения $-эквивалента средней зарплаты в этом феврале с января, как это случилось в Br-рублях, не произошло: по курсу на конец месяца, февральская средняя зарплата — $457, как и в январе.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Если номинальное увеличение белорусских зарплат Br-рублях от года к году имеет в своей основе значительную инфляционную составляющую, и идет постоянно, то рост зарплат в $-эквиваленте происходит с периодическими обвалами в моменты девальвации Br-рубля к доллару. Наибольшие падения $-эквивалента были зафиксированы в мировой кризис 2009-го, в валютно-финансовый кризис 2011-го и в кризис 2014–15 гг.

Наибольшие же зарплаты в $-эквиваленте в Беларуси фиксируются в междевальвационный период. Исторически максимальный $-эквивалент был в июле 2014-го — $626. Очевидно, что обновление этого максимума произойдет не скоро. Сегодняшний уровень $-эквивалента средней по стране зарплаты соответствует 2008-му и 2010-му гг.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Если же говорить о показателе $-эквивалента среднегодовой заработной платы, то сегодняшний уровень ($473 в среднем за месяц в отчетный 12-месячный период «март 2018-го — февраль 2019-го) — выше 2008-го и 2010-го гг.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Выход на объявленный властями $500-й уровень при сохранении текущей динамики вряд ли будет осуществлен даже в 2019-м: минэкономики Беларуси планирует в этом году достичь размер средней за год заработной платы в размере Br1025 в месяц при прогнозном среднегодовом курсе доллара в Br2,20, что означает даже меньший, чем в 2018-м, $-эквивалент. Хотя декабрьская зарплата 2019-го, очевидно, превысит $500, как было и в 2018-м.

В региональном разрезе на большей части территории страны о $500-й средней заработной плате остается лишь мечтать: $-эквивалент большинства областных среднегодовых зарплат заметно ниже среднереспубликанского, уровень которого поддерживает столичный показатель. В 2019-м возможно достижение сакрального показателя только в Минской области. Ну, а в Минске год назад был преодолен уже $600-й рубеж.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Хотя в некоторых отраслях экономики $500-я начисленная зарплата достигнута уже сейчас, а в отдельных видах деятельности — значительно превышена. С другой стороны, во многих других она еще ниже $400, а кое-где ниже и $300.

Традиционно самые большие зарплаты в воздушном транспорте, у химиков и нефтепереработчиков, горняков (Белкалия), банкиров и, особенно, IT-работников.

А самые низкие зарплаты — у работников культуры, социальных работников, парикмахеров и в сельском хозяйстве.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Но как раз именно в этих, с самыми высокими зарплатами, отраслях экономики в феврале отмечено наибольшее падение $-эквивалента зарплат с января. И вообще в половине экономики февральская средняя зарплата стала, в долларах, больше январской, а в другой половине — меньше. По каким именно видам деятельности и насколько — показано на диаграмме.

Девальвация рубля: что будет с зарплатами?

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Если начало года вселяло оптимизм, то март положил конец надеждам большинства россиян на рост и индексацию доходов. На смену радужным ожиданиям пришла тревога за то, чтобы не лишиться доходов в целом – на фоне ослабления рубля можно прогнозировать рост не только цен, но и безработицы.

С января минимальный размер оплаты труда составляет 12 130 рублей. Прирост составил порядка 7%. Проведенный одним из крупнейших порталов интернет-рекрутмента HeadHunter в конце 2019 года опрос показал, что российские компании планировали повышение заработных плат сотрудникам на 10%, иностранные – на 7%.

Тогда о решении пересмотреть доходы сотрудников заявило более 80% работающих в России компаний. Прогноз портала «Работа.Ру» был менее оптимистичным, но и по его данным повышение было в планах у четверти работодателей страны.

С учетом, что за последние пять лет доходы россиян не росли (а по ряду отраслей даже падали), перспективы выглядели радужно.

Ожидание VS реальность

В начале года Coleman Services провёл опрос среди 30 представителей производственных компаний различного профиля в Московском регионе с целью определить средний процент пересмотра заработных плат, а также выявить, с какого месяца организации производят повышение заработных плат. В опросе приняли участие компании из следующих сфер: строительные материалы, нефть, ГСМ, автопром, авиапром, судостроение, FMCG, электроника, приборостроение, ЦБП, деревообработка, сельское хозяйство, химическая промышленность и т.д.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

Чаще всего повышение заработных плат происходит в апреле.

Только три респондента из общей выборки уточнили, что в их компаниях в текущем году не запланирован пересмотр заработных плат. При этом у 70% опрошенных компаний будут пересматривать оклад для всего персонала, тогда как у 30% только для отдельных категорий сотрудников.

Согласно данным опроса, компании собираются проиндексировать оклады для всех сотрудников в среднем на 4%, что касается процента пересмотра заработных плат за результативность и лучшие показатели в работе, то увеличение в среднем составит 6,6%.

Падение после… падения

Проблема в том, что за последние два года – 2018 и 2019 гг. – заработные платы в России не росли, а по ряду отраслей даже падали.

Антон Глазунов, партнер РусДжоб: Конец 2018 и начало 2019 года ознаменовался резким снижением заработных плат в сфере машиностроения.

По данным опросов hr- менеджеров машиностроительных предприятий, средняя заработная плата на рынке труда за второе полугодие 2018 года снизилась на 5% в Москве и Московской области, на 5,6 % в Санкт-Петербурге, а в регионах РФ, таких как Челябинская, Омская и Свердловская области, снижение наблюдается в среднем на 8-10%.

Рост безработицы и снижение объемов Государственного Оборонного Заказа может спровоцировать дальнейшее падение уровня заработных плат в машиностроении, однако, уже не такими серьёзными темпами. В связи с повышением МРОТА многие предприятия малого и среднего бизнеса существенно увеличили формальные выплаты своим сотрудникам, естественно, что это произошло в ущерб неформальных выплат.

Надеяться на лучшее, готовится к худшему

В конце января Credits задал вопрос экспертам по поводу их ожиданий на 2020 год: по уровню безработицы, индексации или падения зарплат и пр. Эксперты говорили о стабильном положении и общем, пусть и незначительном, снижении безработицы.

Татьяна Долякова, основатель кадрового агентства ProPersonnel (Москва):

Основные параметры российского рынка труда-2020, если не произойдет резких социально-экономических потрясений, можно определить как стабильность и продолжение тенденций, заложенных в нем за последние два года: цифровизация и автоматизация процессов, выборочный рост зарплат, варьирование форм занятости, региональный разрыв рынка труда, безработица не более 4%.

Факторы, оказывающие в 2020 году влияние на уровень заработной платы в России, те же, что и годом раньше:

  • регионализм заработных плат;
  • зависимость от сферы и отрасли.

«Всё хорошо» с зарплатами и занятостью в 2020 г. будет в ИТ (традиционном лидере по росту заработной платы за последние три года), e-commerse, торговле и продажах, фарме;

  • рост доли привлеченных компаниями фрилансеров или увеличение числа работающих на условиях «удаленки» (в любом случае, снижение затрат компаний);
  • рост фактической инфляции, которая выше, чем официальные значения 5-5,3%.

Это в какой-то степени толкает часть компаний на повышение зарплат ключевым сотрудникам на 7-10% ежегодно, т.к. уровень доходов населения продолжает снижаться.

Не менее половины работодателей, согласно данным различных опросов, готовы повысить зарплату своим сотрудникам на 7-10% уже в первом полугодии 2020. Повышение затронет квалифицированных сотрудников и руководителей среднего звена.

Наиболее востребованными (опять же традиционно за последние три года) окажутся квалифицированные ИТ-специалисты: программисты, разработчики и аналитики, специалисты по цифровой трансформации, информбезопасности.

Рост заработной платы для них в 2020 году составит 10-15%.

Среди актуальных вакансий 2020 также: digital-специалисты, специалисты по маркетингу, smm, логистике, по выходу на международные рынки, эффективные менеджеры по продажам, директора по строительству и др.

Рынок труда быстро отреагировал на мартовские события на валютном рынке. Уже сегодня можно говорить о снижении планки заработной платы для соискателей. Эксперты говорят, что наименьший риск у разработчиков приложений, аналитиков Big Data, программистов, тестировщиков, инженеров, project-менеджеров и онлайн-маркетологов. Спрос на данных специалистов, а, следовательно, и предложение по доходам, останутся на высоком уровне. Однако в остальном переток специалистов из туриндустрии, компаний-перевозчиков и других сфер, так или иначе связанных с туризмом, приведет к усилению конкуренции на рынке труда и удешевлению рабочей силы.

Что делать, если девальвация все же будет: опыт прошлых лет

Myfin.by

Стоимость в опте растет пропорционально росту доллара, розничный бизнес покупает товары по новым ценам.

Если цены в рознице не поднимаются – то продавцы несут убытки, т.к. их расходы на аренду, зарплату и многие налоги не падают.

Если повышать цены пропорционально курсу, то не хватит денег на следующую закупку в том же объеме, т.к. оптовые цены за это время еще раз поднимутся.

Единственный выход для продавцов – поднять розничные цены, ориентируясь не на текущий, а на ожидаемый будущий курс.

Если рубль падает на 5% в месяц, а следующая закупка планируется через 2 месяца, то цены придется поднимать минимум на 10,25%. Это условный расчет, но суть процесса именно такая. И мы это ясно видели в 2011 году. 

Читайте также:  Решение об одобрении крупной сделки по 44-фз + образец 2018

Были и лидеры роста цен по отдельным продуктам питания. Например, гречка, которая после девальвации 2011-го года выросла в 8 раз(!) с 0,3 до 2,5 рубля за 1 кг. А в 2016 обновила ценовой рекорд до 3,5 рубля за кило. 

Как делать покупки при девальвации?

Самое простое и проверенное решение – покупать все необходимое, кроме свежих продуктов на каждый день, сразу после зарплаты. Примерно как в 90-е.

Отечественные продукты дорожают не так быстро. Потому что белорусские производители, особенно работающие на местном сырье, поднимают цены не сразу. Крупные сети реже меняют ценники. На большом предприятии все процессы дольше, а главное – сети покупают товар значительно дешевле, потому их запас прочности выше. 

Полезный лайфхак – покупая что-то в крупных магазинах, ищите товар из старой закупки.

Как изменились зарплаты в Беларуси после девальвации: 2 интерактивные карты

  • Myfin.by 
  • Следующий привоз может быть на 20-30% дороже (в прошлые годы бывало именно так). 
  • Еще один совет из той же серии – в кризис активней ищите распродажи и акции.
  • В такие периоды плохо не только покупателям, но и продавцам, иногда они готовы распродавать себе в убыток.
  • Но что особенно важно – не покупайте больше, чем нужно для обычного потребления.

Почему выгодно продавать излишки больше не получится, мы объясняли выше. А замороженные в покупках средства – это завтрашнее безденежье.

Как поступать с валютой? 

Современное спасение от девальвации – покупка стабильных валют: обычно долларов и евро. 

Сколько валюты стоит покупать?

Непростой вопрос. Свободные деньги, что не понадобятся в обозримом будущем, можно менять особо не задумываясь.

Главное, выбрать устойчивую в ближайшее время денежную единицу.

Евро в целом стабильнее, доллар в предвыборный год может колебаться чуть больше обычного. Но в любом случае и европейская, и американская валюта, сильнее любого рубля.

Опытные белорусы рекомендуют все свободные деньги переводить в валюту, сдавая ее в случае крайней необходимости.

Проблема в том, что мы в моменте не можем знать, находится сейчас курс на пике или только готовится к росту. Но о том, что валюта в дефиците могут подсказать косвенные признаки – очереди в обменниках, ограничения на покупку/продажу валюты и задержки с выдачей валютных депозитов. 

Если же стабильного падения рубля не происходит, а курс то растет, то падает, то от покупки валюты на короткий срок стоит воздержаться.

Можно потерять больше на курсовых разницах. 

А как же золото и драгоценности? 

  1. В этом году золото обновило ценовой рекорд в пересчете на доллары, так дорого оно еще никогда не стоило.
  2. Но вспомним, что предыдущий пик цены был в 2011 году, а после этого были годы падения цены, и купившие золото на пике оставались в убытках до 2020 года.

  3. Фото носит иллюстративный характер, источник: pixabay.com 

Цены продажи и обратного выкупа слитков золота, серебра и платины различаются на 5-50% и даже больше.

Самая маленькая разница на золотых слитках в килограмм весом – чуть больше 5%, но у слитков в 5 грамм разница уже 11%, а у слитков серебра в 10 грамм – разница больше 76%. 

Из-за больших разниц и колебаний цены драгоценные металлы лучше покупать для самого долгосрочного хранения, может быть на десятилетия. Девальвации кончаются быстрее.

Покупать украшения для скорой перепродажи тем более не стоит.

Металл в изделиях примерно вдвое дороже, чем в слитках. 

Как поступать с кредитами и вкладами? 

Здесь ситуация тоже неоднозначная.

В прошлые годы банки бывали большими «оптимистами».

Выдавали большие долгосрочные кредиты, которое через 3-5 лет можно было вернуть с нескольких зарплат. Но и рублевые вклады теряли в цене с той же скоростью. 

Досрочно гасить кредиты в рублях при падении курса торопиться не стоит, возможно инфляция сделает это за вас. Но если у кредита плавающая ставка с привязкой к ставке рефинансирования, например, то выплаты будут расти вместе с ней.

За последние дни в Беларуси выросли ставки по вкладам. И этот процесс продолжается. При более быстром росте ставки по сравнению с падением курса можно заработать.

Но риск оказаться в минусе довольно велик.

Предыдущий опыт показывает, что высокие ставки по вкладам держатся от нескольких недель до месяца после окончания девальвации. Именно в этом периоде и можно на них успеть заработать.

Что в итоге? 

Любой кризис – это не только падение, но и возможность роста, хотя бы относительного. В кризис более удачливые занимают места менее ловких. Почти наверняка экономика Беларуси упадет глубже, чем у соседей, несмотря на их коронакризисные потери. В такой ситуации будет лучше тем, кто работает на экспорт: от строителя-гастарбайтера до айтишника.

Эксперт: банки могут остаться без валюты, а рубль девальвироваться

Жители Беларуси, обеспокоенные политической напряженностью перед президентскими выборами, все активнее забирают валюту из банков, что может создать значительные проблемы для банковской системы, и привести к девальвации рубля.

Ситуация на валютном рынке Беларуси продолжает стремительно меняться. Месяц назад еще не было ясно, в какой обстановке будут протекать президентские выборы, поэтому казалось, что на курс белорусского рубля будет оказано давление, но только в краткосрочном периоде. Но произошедшие недавно события сделали понятным, что выборы создадут долгосрочные проблемы для рубля.

Народ беднеет

Проблемы уже начались, так как в июне ускорился отток валюты из банков. Депозиты физических лиц в иностранной валюте снизились по сравнению с маем на 113,5 млн. долларов – до 7,2 млрд. долларов. В мае сокращения составляли 28,4 млн. долларов, а в апреле – 155,8 млн. долларов. Таким образом, жители страны снова увеличили объем снятия денег с депозитов.

Срочные вклады населения в июне снизились на 132,2 млн. долларов (до 5,6 млрд. долларов), а переводных депозитов физических лиц, то есть, в основном, средств на их банковских карточках, стало больше на 18,7 млн. долларов, то есть 1,5 млрд. долларов. Люди увеличивают объем средств на карточках в целях осуществления платежей в интернете и использования при поездках за границу.

Отток средств не может остановить даже рост процентов по валютным депозитам. В июне средняя ставка по новым валютным вкладам населения на срок до 1 года увеличилась до 0,46% годовых с 0,42% в мае. В то же время, аналогичная ставка по долгосрочным валютным депозитам снизилась до 1,57% с 1,58%.

В июне забирали валюту из банков и юридические лица, изъявшие 39,9 млн. долларов. В результате валютные депозиты населения и предприятий за месяц снизились на 153,4 млн. долларов и составили на 1 июля 11,5 млрд. долларов. А за первую половину текущего года банки потеряли около 0,5 млрд. долларов.

В июне возобновился отток и рублевых средств со срочных депозитов физических лиц. Он был небольшим: 5,7 млн. рублей (до 5,03 млрд. рублей). Переводные рублевые депозиты населения выросли на 38,1 млн. рублей (до 3,8 млрд. рублей).

При этом величина наличных средств в обороте выросла на 157,8 млн. рублей (до 4,1 млрд. рублей).

То есть, люди копят наличные, что указывает на рост недоверия к банкам, что не удивительно, учитывая историю с «Белгазпромбанком»

В то же время, рублевые депозиты юридических лиц в июне выросли почти на 0,9 млрд. рублей и достигли 8,75 млрд. рублей. Прирост оказался намного больше, чем в июне прошлого года. Похоже, что крупные предприятия получили помощь от бюджета. 

Конечно, не исключено, что физические лиц в июне увеличили свои расходы, в результате чего их средства перекочевали к предприятиям. Но объем розничного товарооборота в июне увеличился по сравнению с маем всего на 4,1% и достиг 4,38 млрд. рублей.

Таким образом, значительное сокращение притока рублевых средств населения в белорусские банка указывает на снижение доходов населения, а не на рост расходов или покупку валюты. 

Для рубля снижение доходов –  положительный фактор, так как уменьшает спрос на валюту со стороны физических лиц. Но неприятности у рубля все равно могут возникнуть, так как отток валюты населения из банков в ближайшие месяцы может продолжиться и даже усилиться.

Выборы пройдут, а проблемы останутся

Связано это с ростом политической напряженности в обществе, которая после выборов не ослабеет, как это происходило ранее, а останется, причем, возможно, на длительное время. 

Это стало ясно в последние дни, после того, как произошло объединение штабов трех претендентов на пост президента: Светланы Тихановской, Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Два последних кандидата не были зарегистрированы, и их команды решили поддержать Светлану Тихановскую. 

Опять о девальвации: президент Беларуси приказал открыть денежный кран… — Белрынок

Пятилетняя эпоха жесткой денежно-кредитной политики в Беларуси завершилась: Александр Лукашенко приказал Минфину и Нацбанку смягчиться и начать тратить бюджетную заначку и накачивать экономику дешевыми кредитами. Неужели опять будет девальвация?

Трудно делать прогнозы курса рубля  в наше время, так как ситуация на финансовых рынках меняется очень быстро и весьма радикально.

Читайте также:  Как сэкономить на ресурсах ит-подразделений: компания а1 предложила сервис sd-wan для бизнеса

Еще недавно казалось, что руководство Беларуси ни за что не откажется от жесткой денежно-кредитной политики, поэтому внутренних факторов для девальвации рубля не возникнет, несмотря на политические проблемы (см.

«Приведут ли выборы президента к девальвации рубля?»). Но произошло чудо: президент приказал правительству и Нацбанку стать мягче.

Произошло это 19 июня на совещании о мерах по поддержке реального сектора экономики со стороны банковской системы РБ. Там президент заявил, что со следующего года белорусская экономика должна прирастать среднемировыми темпами.

 Он отметил, что последние 5 лет власти проводили жесткую денежную и валютную политику и накопили определенные золотовалютные резервы и остатки бюджета на черный день.

Александр Лукашенко не сказал, что черный день уже наступил, но отметил, что ситуация очень сложная, поэтому сейчас нужны определенные меры поддержки экономики, пусть не по меркам черного дня. «Однозначно мы должны задать устойчивый тренд на смягчение финансовой политики», – распорядился президент.

Он потребовал обеспечить постоянный рост объемов кредитования экономики, активнее уменьшать стоимость банковских кредитов, а также снизить ставку рефинансирования.

Президент заявил, что премьер-министр и глава Нацбанка отвечают за рост ВВП и доходов населения, сдерживание цен, а председатель Нацбанка теперь будет еще и главным помощником премьер-министра по выплате заработной платы и работе предприятий.

Последнее заявление не случайно, дело в том, что Нацбанк все время пытается ограничить свою ответственность за экономику регулированием инфляции (см. «А не пригласить ли в Беларусь Джозефа Стиглица»), не считая, конечно, регулирования банковской сферы и надзора за финансовыми организациями.

Правда, перечить президенту глава Нацбанка Павел Каллаур не стал, и уже 22 июня Нацбанк принял решение о снижении ставки рефинансирования с 8% годовых до 7,75% годовых с 1 июля. Сокращение небольшое, и толку от него будет мало, но это только начало.

Александр Лукашенко ведь сказал: обеспечить устойчивый тренд.

Кроме того, на совещании президент поручил оказать финансовую поддержку тем предприятиям, которые в ней нуждаются. При этом он подчеркнул, что деньги надо давать тем структурам, которые не работают на склад. Дополнительные средства получит и население. Указом президента № 232 с 1 июля в Беларуси увеличиваются трудовые пенсии – в среднем на 6%.

Вкладывать деньги в Беларуси некуда

Таким образом, в настоящее время в Беларуси начинается двойное смягчение. Во-первых, государство будет более активно тратить бюджетные и кредитные деньги прямо сейчас: на выплату пенсий и на поддержку отдельных предприятий. Во-вторых, предполагается постепенно сделать более доступными кредиты.

В результате, в экономику Беларуси вскоре начнут поступать довольно значительные средства. Влияние всех этих денег, и в частности, увеличения пенсий,  на инфляцию и курс белорусского рубля зависит от того, куда они пойдут.

Если они будут направлены на покупку товаров и валюты, то инфляция будет расти, а рубль начнет дешеветь быстрее.

Но имеются и другие способы использования средств, помогающие сохранить финансовую стабильность, которые используются в других странах и позволяют увеличивать финансирование экономики в некоторых пределах без негативных последствий для финансов.

Например, ставки центральных банков в Японии, еврозоне и США близки к нулю, но признаков особого роста инфляции там не наблюдается. Причина этого в том, что «лишние» деньги уходят на другие рынки, в частности, ценных бумаг и недвижимости.

Например, из-за накачивания экономики США деньгами, за последние три месяца фондовый индекс S&P 500 вырос на 40%.

Одной из причин подъема стал приток средств миллионов розничных инвесторов, которые покупали подешевевшие вследствие кризиса акции американских корпораций, вместо того, чтобы приобретать гречку, сахар и иностранную валюту, как это вынуждены делать в подобных случаях жители Беларуси.

Другое дело, что покупка акций сейчас дело рискованное, и американский миллиардер Леон Куперман охарактеризовал действия простых американцев так: «Они просто делают глупые вещи, и, на мой взгляд, это закончится слезами».

Так, скорее всего, и будет, но деньги, которые потеряют розничные инвесторы, у них не последние – фактически их дали населению ФРС и Дональд Трамп, и, кроме того, за последние три месяца многие из этих людей заработали на взлете акций некоторых корпораций не 40%, а 100%, 200% и больше. После этого можно часть прибыли и потерять.

Кроме того, вся эта чехарда на фондовом рынке сделает важное для экономики дело – не дает возникнуть гиперинфляции и излишней девальвации доллара.

Таким образом, у белорусских и американских пенсионеров существенно разные возможности для вложения средств. У белорусских их фактически только три – товары, валюта и банковские депозиты.

Но к депозитам есть претензии: у многих пенсионеров до сих пор еще хранятся советские сберкнижки со сгоревшими в сбербанке вкладами. Деньги пенсионерам государство так и не вернуло. Совсем по-другому обстоят дела у американских пенсионеров.

Им доступны акции, облигации (как государственные, так и частные), а также рынок недвижимости (в том числе и через ценные бумаги компаний, вкладывающих на нем средства).

Это одна из причин удивительной устойчивости цен и курсов валют во многих странах.

Избыток средств, который возникает на руках у населения и счетах предприятий в результате мягкой денежной политики, уходит не на рынки товаров и в валюту, а в ценные бумаги, рынок недвижимости и другие активы. В Беларуси ничего подобного нет, поэтому денежное смягчение может очень быстро привести к дестабилизации финансов.

Можно сделать вывод, что если в Беларуси не будут созданы условия для канализации избытка рублевых средств в некоторые рынки активов, то смягчение денежной политики Минфина и Нацбанка неизбежно приведет к девальвации рубля. Не завтра, конечно, а в течение нескольких лет, в зависимости от глубины и скорости смягчения.

Особенность ситуации в том, что созданию таких рынков препятствует президент Александр Лукашенко. Рынок ценных бумаг он не формирует, так как считает, похоже, что там работают одни жулики.

А рынок недвижимости и земли президент не развивает, так как хочет заставить людей жить не в больших городах, а в сельской местности.

Поэтому в крупных городах строительство жилья ограничено административным способом (исполкомы просто не выделяют подходящую землю под застройку). Нет и рынка ипотечных ценных бумаг.

Подобные установки в отношении рынков ценных бумаг и недвижимости препятствуют экономическому развитию страны, причем не только тем, что снижают  ВВП из-за отсутствия самих этих рынков, но и тем, что не позволяют использовать мягкую денежную политику и поддерживать экономику за счет денежной эмиссии.

Таким образом, если в Беларуси не будут созданы рынки подобных активов, мягкая денежно-кредитная политика в РБ со временем непременно приведет к девальвации рубля.

Конечно, результаты президентских выборов могут внести коррективы в данный прогноз, но принципиально его не изменят. Любой человек, который станет президентом РБ, должен проводить мягкую денежную политику, для того, чтобы экономика страны развивалась.

При этом для предотвращения скачков цен на товары и услуги и девальвации должны быть созданы возможности для вложения избытка средств, возникающего у населения и предприятий, не только в товары, валюты и депозиты, но и в различные активы и финансовые инструменты.

Фридкин: в 2020 году девальвация в Беларуси может составить не менее 25%

Белорусский экономист Леонид Фридкин назвал ожидаемым падение курса белорусского рубля. «Белорусская экономика, к сожалению, очень сильно завязана на цену нефти. А те, кто слишком сильно привязан к энергоносителям, больше всех ощущает на себе каждую смену», — сказал он.

«Беларусь здесь в довольно странном положении. С одной стороны, мы импортеры нефти, и для нас падение цен на нее якобы должно было быть добром.

Но Беларусь одновременно и крупный экспортер нефтепродуктов, которые изготавливали из российской нефти и экспортировали на весь мир.

И это довольно важная часть белорусского экспорта и, соответственно, ВВП», — отметил экономист, сообщает Радио «Свобода».

По его словам, «белорусские власти привыкли, что схема «дешевая нефть и дорогие нефтепродукты» поддерживает белорусскую экономику и уникальность «белорусской экономической модели»».

«То, что схема даст сбой, стало понятно еще несколько лет назад, когда в России заговорили о «налоговом маневре».

Но белорусские власти не предприняли ничего, чтобы от этой зависимости избавиться», — считает Леонид Фридкин.

Румас нашел плюсы в сокращении поставок нефти из России

Экономист полагает, что теперь Беларусь столкнется с полным набором проблем, связанных с падением цен на нефтепродукты на европейских рынках. В частности, сократятся валютные доходы от поставок нефтепродуктов. А если удастся купить дешевую нефть не в России, то производство нефтепродуктов по привычным схемам не даст обычного для Беларуси притока валюты.

«Это отразится на курсе доллара, на темпах роста экономики и, соответственно, благосостоянии населения», — подчеркнул эксперт.

В Беларуси цены за два месяца выросли на 1,9%

Также он не исключает, что Россия в условиях девальвации российского рубля активизирует изготовление своей продукции, в результате чего «российский рынок с премиального превратится для белорусов в менее привлекательный».

«Поэтому для Беларуси диверсификация рынков — жизненная необходимость. Но отвязаться до российского рынка в ближайшее время мы не сможем, и потери на нем очень больно отразятся на белорусских предприятиях», — добавил экономист.

Читайте также:  Как «тайный покупатель» при минимуме затрат улучшил работу менеджеров и поднял продажи

Эксперты: из-за скачка доллара могут вырасти цены на импортные товары

По его словам, с начала 2020 года в Беларуси уже практически зафиксировано 10% девальвации, а в целом за год она может составить около 25%, «если не случится никаких катаклизмов».

«С того момента, когда мы не договорились с Россией по поводу цен и поставок нефти и газа, надежд, что рубль останется стабильным, уже не осталось.

И то, что сейчас Министерство финансов в связи с ситуацией на мировых рынках отложило выпуск еврооблигаций, также скажется на валютном рынке.

Однако если не будет ажиотажного спроса на валюту и если будут мягко ограничивать чрезмерный на него спрос — то есть шансы избежать очень резкой девальвации», — полагает он.

Девальвация в Беларуси пойдет вслед за российской. Романчук предсказал доллар по 3,2 рубля

По его мнению, если девальвация будет превышать 25%, то власти могут вернуть «ограничения, которые ввели, а потом последние два года постепенно аннулировали». В любом случае, считает Леонид Фридкин, «и зарплаты, и рублевые депозиты в определенной степени обесценятся».

Что касается развития белорусской экономики в целом, то эксперт полагает, что «период стагнации с периодическими срывами в минус для Беларуси будет всерьез и надолго», «если не будет никаких существенных изменений в экономической политике».

Авдонин: курс белорусского рубля через неделю-две может вернуться

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.

Стоит ли Беларусь на пороге новой девальвации?

Результаты внешней торговли нашей страны по сравнению с базовым годом упали на 1,2 млрд USD. Объясняем, откуда возникла такая огромная сумма и что будет дальше.

Конечный результат любой торговли с внешним миром — это положительное либо отрицательное сальдо. Если экспорт превышает импорт, то сальдо положительное, если наоборот — отрицательное. Теоретически возможен вариант с нулевым сальдо. Однако на уровне экономики целой страны такое не встречается и сальдо всегда имеет какой-то знак.

При прочих равных положительное сальдо означает, что в страну поступает больше денег, чем уходит за рубеж. Дополнительные деньги позволяют сокращать госдолг и увеличивать ЗВР, потоки из-за границы приводят к укреплению национальной валюты относительно валют других стран.

Соответственно, у отрицательного сальдо обратный эффект. Чистый отток валюты вынуждает власти и компании брать в долг у иностранцев, стимулирует девальвацию и уменьшение валютных резервов.

Если экономика находится в равновесном состоянии, размер торгового сальдо стремится к некой обычной для этой страны естественной величине. Для такой экономики, как белорусская, характерны небольшие дефициты внешней торговли.

Другое дело, что до конца 2014 года правительство имело особую линию поведения. Власти пытались стимулировать рост экономики за счет госинвестиций и много импортировали в рамках так называемой комплексной модернизации.

Особенно показательным был 2010 год, когда размер отрицательного сальдо достиг 7,5 млрд USD. В конечном счете такое поведение властей привело к обвалу 2011 года и девальвации 2014—2015 гг.

С 2015 года Минфин и Нацбанк начали проводить более жесткую политику, чем до кризиса. В итоге сальдо внешней торговли пришло к балансу.

За 2015 год потоки товаров и услуг свелись с сальдо +132,4 млн USD, за 2016 год — минус 8,8 млн USD, за 2017 год — 100,1 млн USD, за 2018 год — 931,8 млн USD. По сравнению с ВВП такие размеры сальдо были небольшими и свидетельствовали об отсутствии перекосов во внешней торговле.

Сальдо торговли за 2019 год ухудшилось к 2018-му почти на 1,2 млрд USD, составив минус 243,4 млн USD. Главные вклады в падение внесли апрель и декабрь.

В апреле сальдо провалилось до минус 388,8 млн USD, в декабре — до минус 643,5 млн USD. Такие результаты являются нетипичными для последних лет.

Объяснение провалам находится, если вспомнить, что происходило в эти месяцы. В апреле миной под экономику оказалось поступление «грязной» нефти из России. Экспорт и транзит по трубопроводу «Дружба» на долгое время были заблокированы.

В декабре Мозырский НПЗ и Нафтан активно создавали запасы на случай перебоев с поставками нефти. Эти запасы пригодились, так как дефицит нефти действительно возник.

Также в конце 2019 года в Беларусь ввезли много технологического оборудования. Скорее всего, эти поставки были разовыми, а не систематическими.

В 2020 году курс белорусского рубля сильно зависит от загруженности Нафтана и Мозырского НПЗ и успехов Беларуськалия и БКК на рынке удобрений. В январе и феврале на этих рынках сложилась не самая благоприятная конъюнктура.

Нацбанк принимает все меньше участия в валютных интервенциях на биржевом рынке. Поэтому курс белорусского рубля падает на фоне дефицита поступлений от главных экспортеров.

Ускорить девальвацию рубля к корзине валют может дальнейшая эскалация нефтяного конфликта с Россией. Смягчить и даже обернуть девальвацию вспять способен возврат к поставкам нефти, нефтепродуктов и калийных удобрений на условиях 2019 года.

Источник: https://banki24.by

Ввп не растет, зарплаты падают. с чем власти придут на всебелорусское собрание — сильные новости

Окончательно дата проведения Всебелорусского народного собрания пока не определена. Однако за последнюю декаду эта тема уже трижды поднималась Александром Лукашенко. В частности, он анонсировал судьбоносное выступление на собрании.

«Я готовлюсь, на Всебелорусском народном собрании вам расскажу все детали, всё, что происходит, что будет происходить», — сообщил Лукашенко.

Традиционно на Всебелорусском народном собрании подводятся итоги пятилетки и определяются планы на следующие пять лет. Исключением не станет и предстоящий форум. Однако с выполнением показателей программы социально-экономического развития, которая утверждалась на 2016–2020 годы, дела обстоят неважно.

Так, программа социально-экономического развития на уходящую пятилетку предполагала, что за эти годы экономика (валовой внутренний продукт) вырастет на 12,1-15%, однако факт существенно разошелся с планом.

По информации БелаПАН, экономические власти ожидают, что по итогам пятилетки ВВП вырастет всего на 4%, то есть экономика росла в три раза медленнее, чем ожидалось.

Внутренние инвестиции за пятилетку, по оценкам властей, сократятся на 2,5%, хотя ожидался их рост на 12-14,9%. Планы по значительному росту экспорта также не сбылись. Ожидалось, что за 2016–2020 годы экспорт товаров и услуг увеличится на 21-25%, а по факту, согласно оценкам властей, рост экспорта составит 10,5%.

А чем на фоне невыполнения ключевых показателей социально-экономического развития можно похвастаться?

Замедлением инфляции. Темпы роста потребительских цен в 2020 году по сравнению с 2015-м замедлились в 2,5 раза.

Еще можно похвастаться определенными успехами в отдельных секторах экономики — например, в ИТ-секторе. За январь—август 2020 год экспорт белорусских ИТ-услуг составил более 1,5 млрд долларов, тогда как за аналогичный период 2015 года — 494,2 млн долларов. Как видим, потенциал белорусских ИТ-компаний вырос существенно.

При этом, перечисляя достижения уходящей пятилетки, спикеры Всенародного собрания, скорее всего, будут акцентировать внимание на «росте благосостояния населения». Власти предполагают, что с учетом результатов этого года реальная зарплата в уходящей пятилетке вырастет в 1,3 раза.

Стоит ли на основании этого делать вывод, что благосостояние населения выросло?

Смотря как считать. Если из темпов роста номинальной зарплаты вычитать инфляцию, то кажется, что зарплата растет. В 2015-м по сравнению с 2010-м реальная зарплата также существенно приросла — на 40,2%.

Однако в действительности рост доходов населения наблюдался на фоне низкой базы, которая возникала из-за девальвации белорусского рубля в начале каждой пятилетки — в 2011-м году, а потом в 2015–2016 годах.

Поэтому о динамике благосостояния лучше говорить, анализируя изменение белорусских зарплат в валютном выражении. Тем более что именно в твердой валюте подавляющее большинство белорусов (по данным последнего опроса Нацбанка — 84,2%) предпочитает хранить свои сбережения.

Отношение средней зарплаты к среднегодовому курсу белорусского рубля показывает, что последние десять лет денежные доходы белорусов «крутятся» вокруг 500 долларов, и в валютном выражении средняя зарплата сейчас даже ниже, чем шесть лет назад. В сентябре средняя зарплата в Беларуси, рассчитанная по среднему курсу белорусского рубля, составила 484 доллара.

Динамика средней зарплаты в Беларуси в 2010-2020 годы (в долларах)

Зарплата в Беларуси будет снижаться?

  • Комментируя итоги уходящей пятилетки, независимые эксперты выделяют немного положительных моментов.
  • «Хорошо, что инфляция в уходящей пятилетке существенно замедлилась — это заслуга Нацбанка, который старался проводить жесткую денежно-кредитную политику и ограничивал денежное предложение», — отметил в комментарии для БелаПАН старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб.
  • В то же время эксперты предполагают, что достижения, связанные с деятельностью Нацбанка, могут быть утрачены.

«Одним из главных положительных результатов уходящей пятилетки могла бы стать макростабильность, повышение доверия к национальной валюте, снижение валютизации экономики.

Однако, к сожалению, эти успехи могут быть полностью утрачены из-за политического кризиса, который третий месяц развивается в стране», — подчеркнул в комментарии для БелаПАН старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

Эксперт ожидает, что достижения в части развития цифровой экономики также могут быть утрачены.

«Успешно развивался в минувшей пятилетке ИТ-сектор — и количество компаний, и зарплаты работников, и экспорт в этом секторе увеличивался.

Однако события последних месяцев — обыски в офисах ИТ-компаний, присутствие ОМОНа на площадке, прилегающей к Парку высоких технологий — негативно сказывается на перспективах этой отрасли и повышают вероятность релокации белорусских ИТ-бизнесов», — предполагает Львовский.

Огорчает наблюдателей больше всего то, что белорусская экономика не только последние пять, но и последние десять лет практически не развивается.

«За 2011-2019 годы в Беларуси официальный план по росту ВВП был выполнен однажды (в 2017 году) и то только после двух лет рецессии. За последние десять лет среднегодовые темпы экономического роста в стране составили менее 1%. Это постыдно мало на фоне темпов роста в развивающихся странах и в мировой экономике в целом», — убежден Иосуб.

Естественно, продолжает он, такая динамика негативно сказывалась на доходах населения.

«Средняя зарплата в стране в валютном эквиваленте сейчас находится примерно на том же уровне, что и восемь лет назад. При сохранении политического кризиса средняя зарплата будет снижаться к отметке 400 долларов в эквиваленте», — предполагает Иосуб.

В такой ситуации предпосылки для роста зарплат не возникнут, подчеркивает Львовский.

«Недоверие к судебной системе подрывает возможности развития частного сектора, финансовое положение в госсекторе сложное, внешние условия для роста белорусской экономики также сейчас гораздо хуже, чем год назад из-за влияния пандемии и реакции внешнего мира на политический кризис в Беларуси. Ожидать на этом фоне повышения благосостояния населения не приходится, скорее вероятен обратный сценарий», — резюмировал Львовский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *