Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Квиз «Мозгобойня» придумали в Белоруссии. Но сейчас мозг самой игры находится в Екатеринбурге — именно там пишут по тысяче-полторы вопросов в месяц, чтобы любители интеллектуальных игр в 220 городах 15 стран мира постоянно проверяли себя на эрудицию и крепость ума.

Сегодня у группы компаний Mozgo шесть совладельцев: двое — это основатели из Минска, а четверо — уральские предприниматели, которые сначала запустили этот бизнес по франшизе, а затем вошли в долю. О том, как построить сеть на сотню франчайзи, порталу Biz360.

ru рассказал совладелец проекта «Мозгобойня» Антон Писчиков.

Досье

Антон Писчиков, 31 год, предприниматель из Екатеринбурга, соучредитель и генеральный директор группы компаний Mozgo, которая развивает интеллектуально-командную игру-квиз «Мозгобойня». По образованию – юрист.

С 2011 по 2015 год работал по найму в автосалоне. Свой первый бизнес запустил в 2015 году — это была франшиза сети барбершопов Boy Cut.

Проект «Мозгобойня» основан в Минске в 2012 году, в 2014 году запущена франшиза и к настоящему времени в квиз играют в 15 странах мира.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Денег нет, но вы держитесь

Шёл 2014-й год, Антону Писчикову было 25 лет. И вроде всё в его жизни складывалось удачно: карьера движется, дома с работы ждёт жена с горячим ужином. Но не давала покоя мысль о собственном деле. Как-то, прочитав статью о барбершопах, Антон загорелся этой идеей и даже составил бизнес-план по открытию модной мужской парикмахерской. Но банки один за другим отказывали в кредите.

Ещё во время работы в автосалоне Антон познакомился и подружился с Русланом Гилязовым. Оказалось, что молодые люди не только ровесники, но и единомышленники.

Как-то за обедом Писчиков рассказал товарищу о планах открыть барбершоп. На что Гилязов сказал: «А знаешь, у меня есть потенциальный инвестор — я ему продавал машину».

Уже к концу дня компаньоны были на встрече с инвестором и заручились его поддержкой.

В феврале 2015 года они уже открывали в Екатеринбурге первый барбершоп под вывеской Boy Cut. На тот момент сеть уже работала в Москве, Казани и Воронеже.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

В открытие барбершопа Писчиков и Гилязов вложили около трёх млн. рублей. Работали с утра до ночи, но прошёл год, а парикмахерская так и не окупилась. Экономили на всём.

Например, после смены Антон забирал полотенца домой, каждый вечер ехал в полупустом троллейбусе с огромной сумкой, загружал полотенца в стиральную машинку, а потом натягивал верёвки через всю квартиру и развешивал их сушиться.

Утром снова уезжал на работу, обещая жене: скоро всё наладится.

Чтобы приблизить светлое завтра, компаньоны решили: нужен второй проект, который бы не требовал больших вложений на старте и приносил быструю прибыль. Определили, что в идеале это тоже должна быть франшиза, чтобы минимизировать и затраты, и сроки, и риски. Стали искать.

Писчиков наткнулся на короткую заметку в Forbes про «Мозгобойню», оттуда и узнал, что существует такая развлекательная игра-квиз, которая основана на принципе «Что? Где? Когда?» и состоит из семи туров по семь вопросов. За каждый правильный ответ команда получает один балл. Побеждают те, кто наберёт больше остальных. Игра обычно проходит в баре или кафе, команды играют за отдельными столиками, процессом управляет шоумен-ведущий.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Запустили «Мозгобойню» в 2012 году минчане Александр Ханин и Екатерина Максимова. На них Антон и вышел. Оказалось, что белорусы как раз начали развивать франшизу.

Писчиков и Гилязов, не раздумывая долго, попросили родителей оформить кредит, заплатили создателям игры 10 тысяч евро (около 630 тысяч рублей по курсу того времени) — столько стоила франшиза — и в 2016 году провели в Екатеринбурге первую «Мозгобойню».

Заработало!

Денег на рекламу у компаньонов не осталось, но благодаря барбершопу записная книжка в телефонах обоих уже состояла из сотен номеров. Стричься в модную парикмахерскую ходили телеведущие, кавээнщики, пиарщики, и Антон с Русланом первым делом разослали приглашение на первую игру по своим базам. Никто не ожидал, что будет аншлаг, но собралось 23 команды!

Входной билет стоил 300 рублей. Помимо затрат на организацию (около 10 тысяч рублей — работа звукооператора, печать флаеров и приз победителям — шампанское), больше никаких вложений сама игра не требовала, потому что с площадкой договорились по бартеру. Первое же мероприятие позволило проекту заработать «живые» деньги — пусть и небольшие, несколько десятков тысяч рублей.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

«Мы не строили никакой инфраструктуры, мы взяли то, что есть: заведениям нужны клиенты, клиентам — интересные развлечения. В марте мы начали играть, а уже в августе закрыли кредит, который взяли на запуск франшизы», — рассказывает Антон Писчиков.

В качестве бизнес-проекта «Мозгобойня» испытание прошла, и через год партнёры запустили ещё восемь городов в России, став самыми крупными франчайзи сети. Поначалу они рассматривали новый проект только как способ заработка, но быстро втянулись, потому что игра позволяла общаться, получать эмоции — и создавать.

Где находится мозг «Мозгобойни»

«Как переводится с белорусского «спотыковка», «косорыловка» и «самопляс»?» — этот вопрос компаньоны выучили наизусть, как и все вопросы первой игры, которую провели не один десяток раз. База вопросов долго не менялась, и через полтора года активной «Мозгобойни», которую Писчиков и Гилязов устраивали по всем возможным локациям, стало понятно, что проект не развивается.

«В то же время в Екатеринбурге просто невероятное количество талантливой молодёжи, которая не может себя никак применить — больших интересных проектов практически нет. Например, мы с Русланом знали кавээнщиков, которые работали кладовщиками. Эти гениальные ребята брали кредиты, чтобы выступить в высшей лиге КВН, а потом выплачивали банкам деньги из своих маленьких зарплат.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Мы увидели, что на рынке куча недорогих (с точки зрения бизнеса) и очень талантливых людей — копирайтеров, дизайнеров, ведущих. Они не умеют себя продавать, но знают, как делать крутой контент.

Тогда и произошло озарение, что можно делать новый продукт для «Мозгобойни» своими силами.

Сейчас, например, мы закончили квиз «Игра престолов» и в него будут играть в пятнадцати странах! Это очень вдохновляет!», — рассказывает Антон.

Поняв, как можно развиваться, Антон Писчиков, Руслан Гилязов и двое их уральских партнёров по Boy Cut — Николай Тисенко и Александр Лежнин — предложили основателям «Мозгобойни» войти в проект на правах совладельцев. Те согласились. Сделку оформили в 2018 году, и у Mozgo стало шесть собственников.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

В управляющей компании в Екатеринбурге теперь работает 50 человек: есть штат авторов, редакторов, дизайнеров, а также отдел продаж и отдел по развитию франчайзи. Каждый месяц эта команда выдает по 1000-1500 новых вопросов, запускает продукты (среди которых игры на английском, белорусском и украинском языках) и продаёт в среднем по 10 франшиз.

А ответ на первый вопрос — самогон.

Как сохранить бизнес с друзьями

«Когда в первых интервью нас спрашивали про бизнес с друзьями, мы отвечали, что у нас другая история — не бизнес на дружбе, а дружба на бизнесе.

То есть не так, что мы сначала дружили, а потом решили открывать что-то вместе, а наоборот: у нас было общее дело, и через совместную работу мы стали друзьями.

А второе, что мы всегда говорили в таких случаях — что проверку серьёзными деньгами мы ещё не прошли, — делится Антон.

Изначально мы договорились, что в лицо говорим друг другу всё, что думаем. Это не просто, но это единственный способ расти. Воспринимать критику здраво помогало то, что нас в Екатеринбурге четверо, поэтому всегда находится третейский судья. Плюс лично мне нравится, что наш офис — это опен-спейс: все слышат, что мы говорим, поэтому приходится думать, что говоришь».

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Но всё-таки партнёры неизбежно пришли к тому, что начали ругаться и конфликтовать. Выйти из этого кризиса помогли менторы — сейчас их двое.

«Нам всем плюс-минус 30 лет, а они старше — им по 45-50 лет, и у каждого большой опыт в бизнесе.

Мы вышли на них через минских партнёров (а те завязали контакты на мероприятии бизнес-клуба), и они согласились участвовать в качестве наблюдателей. Это не бесплатно, но того стоит», — рассказывает Писчиков.

На самом деле, большое количество предпринимателей хотят делиться опытом, продолжает он. Если «мастодонты» видят горящие глаза (это для ментора важно!), проект им интересен и команда стартапа может поделиться какими-то компетенциями — они в деле. «Иногда большому интересно пообщаться с маленьким, потому что маленький более гибкий, он лучше чувствует рынок», — заключает Антон.

Читайте также:  Каким образом «продвинутая» crm повышает продажи и как грамотно ею управлять

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Благодаря советам опытных наставников, партнёры поняли, что развивать бизнес, которым на равных управляет сразу шесть человек, невозможно. Тогда они прописали и закрепили роли и полномочия.

Писчиков стал генеральным директором, Лежнин — финансовым, Тисненко сосредоточился на развитии проекта в Москве, Гилязов не занимается оперативным управлением, а участвует в продвижении, партнёры в Минске продолжают своё дело в Белоруссии.

Все шесть учредителей получили равные доли.

Как выиграть в большой игре

Конечно, у «Мозгобойни» есть конкуренты. Самый известный в России – игра «60 секунд», которую придумал москвич Леонид Эдлин в 2010 году. Она основана на том же принципе, что и «Мозгобойня»: команды собираются в кафе и барах и отгадывают вопросы на смекалку и логику. В «60 секунд» играет 40 городов, проект так же развивается по франшизе.

«Общаться с друзьями — это фундаментальная потребность, — поясняет Писчиков. — Люди ходят в боулинг, кино, квесты. Мы просто дали им ещё одну возможность. С нами или без нас это всё равно бы было.

Но мы изначально сделали ставку на массовость — приглашали на наши игры лидеров мнений, а они рассказывали о нас коллегам и друзьям. К слову, мне кажется, что когда речь заходит о лидерах мнений, все представляют себе политиков и журналистов.

На самом деле, в компаниях лидерами мнений часто бывают эйчары — не надо это упускать из внимания».

Игра «60 секунд» была в Екатеринбурге уже несколько лет, прежде чем в городе появилась «Мозгобойня». Антон считает, что их проект стал более массовым.

«Ни я сам и никто из моих знакомых о конкурентах раньше не слышал. Мы же постарались заполнить собой всё пространство, и популярность «Мозгобойни» нарастала лавинообразно.

Это закон любого рынка – выживет только тот, кто больше», — говорит предприниматель.

На чём зарабатывает Mozgo

Группа компаний Mozgo зарабатывает на нескольких направлениях. Во-первых, это офлайн-игры, которые проводятся каждый день в кафе и барах. Только в Екатеринбурге каждый месяц в них участвуют по пять тысяч человек. Билет стоит от 300 рублей до 1800 (цена билета в США). Кроме того, компания предлагают и корпоративные игры — их заказывают банки, автосалоны и другой крупный бизнес.

Второй источник дохода — продажа франшиз. Сейчас у игры более ста партнёров в 220 городах 15 стран мира. «Большинство из них — это те, кто запускает бизнес впервые, — поясняет Писчиков. — Чаще всего они открывают один город, но есть и те, кто берёт несколько. Сейчас максимум — это четыре города «в одни руки», но мы никак не ограничиваем в этом плане».

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Франшиза стоит от 250 тысяч рублей плюс франчайзи платят паушальный взнос (4-7 тысяч рублей в месяц) и 10% от выручки. По статистике управляющей компании Mozgo, вложения партнёры окупают за 4-5 месяцев.

Наконец, сейчас появилось третье направление: запущена онлайн-игра MozgoParty, которую можно скачать на сайте. Инсталляция стоит 300 рублей. За два месяца с момента запуска первый выпуск скачали около двух тысяч раз. «Не так много, — рассуждает Антон, — но география воодушевляет: среди пользователей есть Австралия, Аргентина, Китай, Финляндия».

Без учёта продажи франшиз и дохода от онлайн-игры, оборот компании по сети за 2018 год превысил 300 млн. рублей. Маржинальность игр составляет 70-80%.

Больше гибкости

Компания Mozgo работает по методу Scrum (в переводе «гибкий»). Scrum — это методика управления сложными проектами, основанная на разделении большой задачи на несколько итераций (спринтов) и позволяющая достигать конечных целей при минимальных затратах ресурсов команды. 

Компаньоны выбрали эту технологию, потому что новые продукты в Mozgo запускаются постоянно и контент нужно генерировать беспрерывно. «Scrum очень круто подходит для проектной системы, плюс в нашей команде был человек, который уже имел опыт внедрения Scrum в бизнес-процессы компании — глупо было бы это не использовать», — рассказывает Антон.

Поначалу возникли сложности, ведь требовалось не только делать проекты, но и поддерживать на плаву старые. Решение нашли в том, чтобы развести проектные команды и линейные функции, и сбоев не стало.

Курс на Москву

Когда Антон Писчиков говорит об игре, чувствуется, что эта тема его по-настоящему драйвит. В конце концов он не выдерживает и достаёт из кармана телефон: «Ты сама послушай…», — включает на громкую связь аудиосообщение от поклонницы из небольшого городка в Свердловской области: «Спасибо вам за «Мозгобойню»! Это одна из немногих причин, чтобы жить в нашем городе».

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Бизнес в маленьких городах развивают сейчас франчайзи, а под своим крылом команда оставила семь крупных городов: помимо Екатеринбурга и Минска, это Москва, Питер, Пермь, Тюмень и Таллин.

С Москвой, считают партнёры, они допустили большую ошибку. Очевидно, что рынок этот большой и привлекательный, но поначалу управление московским офисом было отдано наёмным менеджерам. Те с задачей захватить столицу не справились. В конце концов приняли решение, что Николай Тисенко переедет в Москву на ПМЖ и вплотную займется развитием игры — сейчас он перезапускает там проект в третий раз.

В ближайшие год-два, заключает Писчиков, все совладельцы «Мозгобойни» с высокой долей вероятности последуют вслед за коллегой — с точки зрения связей, возможностей и логистики управлять большой сетью из Москвы удобней и проще. Но он обещает, что часть управляющей команды Mozgo всё равно останется в Екатеринбурге — как и сердца четырёх из шести совладельцев игры.

Братья по оружию: как заработать на оборудовании для лазертага. Искусство для бизнеса: как заработать на творческих тимбилдингах. «Культовый бар»: как создать популярное гастро-место и задать тренд. biz360

10 апреля 2019

Как построить прибыльный бизнес на формате интеллектуальных игр «Что? Где? Когда?» — «Жажда» — бизнес-журнал

Вы знаете, что такое паб-квизы? Это новое течение развлекательной волны крупных и не только городов России. Место, где друзья собираются, чтобы под бокал-другой ответить на пару десятков вопросов. Квизы пришли к нам из Европы, точнее из Англии.

А в России уже несколько лет успешно продвигается свой формат подобных игр. Российский клуб под названием «60 секунд» – самый крупный оператор, под брендом которого проводятся состязания для тысяч участников.

О создании своего детища рассказывает президент клуба Леонид Эдлин.

Леониду всегда хотелось связать свою работу с тем, что интересно ему самому в принципе. В идеале, конечно, хобби, которое может стать бизнесом. В общем-то, так оно и вышло. Вначале было увлечение спортом, затем спортивной журналистикой, а после – организацией корпоративных мероприятий.

Когда у Леонида появилось свое event-агентство, судьба свела его с Максимом Поташевым, магистром интеллектуального клуба «Что? Где? Когда?». Именно Максим показал Леониду, что подобные интеллектуальные игры можно и нужно успешно развить в собственный бизнес. Начали с того, что проводили корпоративные кубки дважды в год.

Затем появилось совершенно новое движение: программа интеллектуальных корпоративов, которая идеально впишется абсолютно в любое мероприятие.

Леонид Эдлин: «Не могу сказать, мол, я взял и придумал клуб «60 секунд». Или как Менделеев – увидел во сне готовый клуб как он есть. Изначально это вообще не было бизнес-идеей. Просто в 2009 году был кризис, и все искали, где подработать.

Я был совладельцем ивент-агентства, дела шли не очень, и мы были готовы на любые заказы. Даже на самые маленькие. Один из таких заказов поступил от пивного бара, где собирались спартаковские фанаты. Когда нет матчей, бар тоже надо наполнять аудиторией.

Нам предложили проводить там игры формата «Что? Где? Когда?» для фанатов красно-белых. Мы согласились, ведь подобные игры на тот момент были моим основным хобби. Сначала было три команды, потом пять, затем мы стали заполнять весь бар.

Вскоре сделали 2 лиги, следом 3 – с этого момента можно вести отсчет существования клуба».

Хотя тогда это еще не было клубом и не называлось «60 секунд». Клубная система и название появились только года через полтора. Именно тогда Леонид понял, что этот проект может стать успешным бизнесом, не связанным напрямую с деятельностью ивент-агентства.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Работа или хобби?

Изначально у Леонида не было ни бизнес-плана, ни особого подхода к проекту «60 секунд». Да и зачем? Ведь идея была в другом.

Леонид Эдлин: «Я по натуре человек не очень жадный, поэтому ко всем своим профессиональным занятиям всегда подходил не с точки зрения заработка. Бесплатно, конечно, я не работал, но для меня всегда главным было то, насколько работа мне интересна. Так что можно сказать, клуб создавался по зову сердца.

Читайте также:  Как устроена Школа робототехники в Минске — большой репортаж «Про бизнес.»

Но в какой-то момент стало ясно, что идет хороший рост, людям нравится. Тогда я обратился к профессиональному маркетологу за полноценной консультацией и составлением плана развития. Это не был бизнес-план, ведь клуб почти не требовал финансовых вложений. Это был самый настоящий «план завоевания мира».

И, надо сказать, он до сих пор работает, хотя прошло уже лет пять с момента его составления».

Поначалу Леонид сам вел все игры. Поскольку к тому моменту он был опытным игроком в спортивную версию «Что? Где? Когда?», для него самым интересным стало обучение игроков.

Леонид не просто задавал вопросы и озвучивал правильные ответы, а старался объяснять новичкам, как в том или ином случае надо было находить правильное решение. На что обращать внимание, как обсуждать, как капитан должен отбирать версию.

И самым интересным было видеть, как загораются глаза у вчерашних новичков, как у них все лучше и лучше получается «брать» вопросы. К слову, те люди, которые в 2009-2010 годах только начинали играть, сейчас стали матерыми игроками.

Некоторые из них даже становились чемпионами мира по «Что? Где? Когда?» среди любительских команд. Как первый учитель, Леонид, несомненно, гордится их успехами.

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Против кого играем?

Игра проходит так. В зале ресторана или бара собираются команды. Максимум – 6 человек, но может быть и меньше. Находится место и отдельным игрокам: их либо сажают в неполные команды, либо прямо на месте организовывают сборные.

Затем идет небольшая разминка, и начинается основной турнир. Ведущий задает вопрос и дает минуту на обсуждение (отсюда, кстати, название клуба). За эту минуту команда должна логическим путем найти правильный ответ и записать его на специальный бланк.

Обсуждение отдельное – за каждым столом, так что играть одновременно может любое количество команд. Ассистенты собирают ответы, а ведущий зачитывает правильный. Команды, которые его дали, получают по одному баллу. За игровой вечер разыгрывается от 30 до 36 вопросов.

Побеждает команда, которая дала больше всех правильных ответов.

Вроде бы все просто? Но на самом деле это не так. Ведь главное в игре – вопросы. Если вопросы интересные, логичные, то команды играют регулярно, а участники зовут друзей, родственников и знакомых на игры. Если же вопросы скучные, слишком простые или слишком сложные – сразу проблема. Люди могут и не вернуться.

Леонид Эдлин: «Основную массу вопросов мы покупаем. Ведь существует феномен спортивной версии игры «Что? Где? Когда?»: еженедельно проводится масса турниров разного уровня – от школьных чемпионатов до Кубков мира. Вопросы с этих турниров берутся в работу нашей редакторской группой и адаптируются в зависимости от силы команд.

Естественно, что на игры для новичков берутся самые простые вопросы. А для опытных игроков гораздо более сложные. Но общее у всех вопросов одно – для того, чтобы на них ответить, не нужны специальные знания в какой-либо из сфер. Необходима командная работа, логическое мышление, чувство юмора, фантазия и иногда капитанская интуиция.

В этом наше отличие от подавляющего большинства паб-квизов, где, как правило, требуются только знания».

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

Делиться радостью со всем миром

Сейчас у клуба «60 секунд» насчитывается 50 филиалов по всему миру. Запускать свой собственный франчайзинговый проект, по словам Леонида, было совсем несложно.

Когда только начинали работу с первыми франчайзи, бренд не был суперизвестным – просто нечего было терять. В Москве и Питере клуб, конечно, уже имел сильные позиции, с которых его нельзя было сдвинуть.

А в регионах тогда ничего похожего просто не было, и Леонид с командой стали первооткрывателями.

Леонид Эдлин: «Я знаю, что многие предприниматели боятся выходить в регионы и запускать филиалы. Контролировать работу в провинции, и правда, почти нереально. Поэтому мы в некотором роде становимся заложниками франчайзи.

Если человек, получивший нашу франшизу, активен, талантлив, умен, то и клуб в его городе работает блестяще. Бывают, конечно, и обратные примеры, но их меньшинство.

А что касается конкуренции… Если честно, особо не приходится об этом думать, мы уже завоевали определенные позиции на рынке. Нас знают, о нас слышали. У нас успешно работают франшизы в крупных городах, а значит, есть неплохие бюджеты на рекламу, маркетинг и продвижение.

У нас блестящая команда в штабе клуба – каждый является замечательным специалистом в своем деле. И еще – мы никогда не останавливаемся, у нас куча идей, которые обязательно будут реализованы».

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

…а сам не плошай!

Когда Леонид открывал клуб «60 секунд», он не полагался вообще ни на кого. То, что делал он, не делал больше никто. В мире аналогов нет, и в России того времени ничего похожего никто не предпринимал. Это уже другие организаторы шли по следам клуба и учились на чужих ошибках, на чужом успехе.

Леонид Эдлин: «Наша работа была похожа на прокладывание дороги по глубокому снегу. Тому, кто идет первым, всегда тяжело. Но у него зато больше шансов первым добраться до золотоносного ручья, впадающего в Клондайк».

Главной трудностью за все время существования «60 секунд» Леонид называет распространенную «болезнь роста». В какой-то момент клуб просто перестал справляться с растущим числом команд, людей, лиг, проектов, запросов и т.д.

Поэтому пришлось заняться кадровой политикой и поставить на ключевые позиции компетентных людей. Как только это произошло, дальше можно было развиваться спокойно.

А у самого Леонида освободилось много личного времени, которое можно было теперь спокойно посвятить семье, фитнесу, путешествиям и чтению.

Зато очень порадовал настоящий лавинный рост посещаемости клуба за счет «сарафанного радио» и нескольких публикаций в центральных СМИ. Буквально за 2 года количество лиг в Москве и Питере выросло в 3 раза, открылись несколько спецпроектов и филиальная сеть. И это без больших финансовых вложений.

На вопрос, является ли клуб «60 секунд» делом всей его жизни, Леонид отвечает честно: он надеется, что это последний его бизнес.

Леонид Эдлин: «Яхт и личных самолетов мне не надо, так что достаточно просто обеспечить достойную пенсию. Буду расширять проект вширь и вглубь, придумывать новые форматы, экспериментировать и искать новых хороших людей в команду.

Если это приведет к чему-то новому, что мне будет интересно в качестве хобби, – тогда да, возможно, подумаю о новом бизнесе. Но это маловероятно. А совет для всех, кто хочет встать на путь собственного бизнес-проекта, один. Ищите не деньги, не инвесторов, ищите интересное лично вам дело.

Надо очень любить то, чем вы занимаетесь, тогда шанс на успех есть. Но не стопроцентный, конечно. Еще нужны, как минимум, энергия, ум и удача».

Как можно зарабатывать на интеллектуальных поединках – опыт консалтинговой группы «Максимум»

«60 секунд» в цифрах и фактах

  • Форма собственности
  • Индивидуальный предприниматель.
  • Дата открытия
  • 2010 год.
  • Количество сотрудников
  • В штате – 7 человек.
  • Стоимость участия в игре
  • От 100 рублей с человека.
  • Какие бонусы ждут авторов интересных вопросов
  • Очень крутые призы по итогам каждого месяца.
  • Стартовый капитал и окупаемость

Без стартового капитала. Мгновенная прибыль, которая растет в течение всех 8 лет существования клуба.

  1. Доход, прибыль, рентабельность
  2. Пример финансового отчета с одной игры в Москве:
  3. – Играет 30 команд.

– Билеты – 36 000 руб. (1 200 руб. с команды).

– От ресторана за приведенные команды – 27 000 руб. (900 руб. за команду).

Итого: 63 000 руб.

Расходы на игру – примерно 20 000 руб. (персонал, призы, вопросы).

Основные результаты

50 филиалов в разных странах мира. И известный многим бренд.

Сайт club60sec.ru.

  • Группа «ВКонтакте».

Сколько зарабатывают организаторы интеллектуальных игр

Илья Иванов

организовал более трехсот интеллектуальных игр

В 2007 году я начал играть в спортивную версию игры «Что? Где? Когда?», а через пять лет стал сам организовывать такие мероприятия.

В 2015 году я переключился на паб-квизы — интеллектуальные викторины, которые проходят в барах. Всего за восемь лет я организовал более трехсот различных интеллектуальных игр и заработал на этом больше 300 тысяч рублей.

Расскажу, как устроен этот бизнес, какой доход приносит и можно ли проводить игры дистанционно, пока все сидят на самоизоляции.

И спортивная версия «Что? Где? Когда?», и квизы, и другие командные викторины устроены примерно одинаково. Желающие поиграть чаще всего приходят командами по пять-шесть человек. Каждая команда платит вступительный взнос: 150—500 Р с человека.

Игра длится два-три часа. Ведущий читает вопрос, у команды есть минута на размышление. После этого капитан команды пишет ответ на листочке и сдает помощникам ведущего — их называют «ласточками». Каждый правильный ответ приносит команде одно очко. Кто в итоге набрал больше — тот победил.

В разных видах игр есть свои тонкости с подсчетом очков. Еще бывают разные типы вопросов: музыкальные, когда надо угадать мелодию или исполнителя; с картинками, когда на экране демонстрируют какие-то изображения, и так далее.

Читайте также:  Как платить налоги в Беларуси, ничего не нарушая: еще раз о важных изменениях

В квизах могут давать меньше времени — 30 или даже 10 секунд — и требовать сдавать ответы «оптом», по 6 или по 10 на одном бланке. Но общий принцип игры такой, как я описал выше: вопрос — время на размышление — сдача ответа.

Квизы в России появились гораздо позже: всего несколько лет назад. Принцип игр такой же, как и у ЧГК, но играют не ради чемпионатов и рейтингов, а для удовольствия.

Еще игры называют паб-квизами, потому что проводят их чаще всего в барах. В отличие от ЧГК, где многие организаторы работают за идею, квизы — это бизнес.

Зарабатывают организаторы квизов больше, так как взносы тут в среднем в два раза выше: 500 Р против 250 Р в ЧГК.

Если коротко, ЧГК — это спорт, где все серьезно, но скучно со стороны. А квизы — это веселье, пиво и драйв.

Экономика в обеих играх строится одинаково. Коротко расскажу, на что приходится тратить деньги организаторам.

Гонорары ведущего и его ассистентов — ласточек и членов жюри, которые проверяют ответы. За 2,5—3 часа работы ведущий ЧГК в Москве в среднем получает 1200 Р, ведущий квиза — 4000 Р. Ассистентам везде платят около 1000 Р за вечер. Организаторы квизов обычно еще заказывают для помощников футболки или бейсболки с логотипом игры.

Аренда оборудования. Понадобятся колонки, микрофон, микшерный пульт, проектор, экран и другая аппаратура, если у организаторов или заведения, где проводят игру, нет собственных.

Ручки и блокноты для команд, а также грамоты и подарки победителям. Но иногда призов нет или они символические: например, могут вручить бутылку шампанского.

Аренда площадки. Как правило, здесь удается сэкономить. Всегда можно договориться с вузом, лофтом, баром или кафе. Бывает, что заведения общепита доплачивают организаторам, ведь большинство гостей не будут сидеть в баре просто так, а что-нибудь закажут.

Все, что останется после этих расходов, — чистая прибыль организаторов.

В 2015 году мы искали новые оригинальные площадки для игр. Через знакомого вышли на Музей космонавтики и провели там небольшой турнир

Но и как источник заработка такую активность воспринимать сложно, учитывая, что организация игр занимает много времени. Это скорее хобби, а разовый заработок становится приятным бонусом, но никак не постоянным источником доходов.

Однако я знаю людей, которые зарабатывают на ЧГК на регулярной основе: они пишут и редактируют вопросы, еженедельно проводят игры.

Правда, в этом конкретном случае речь в основном идет не об описанных выше очных турнирах, а о так называемых «синхронах». Это когда турнир с одинаковым списком вопросов проходит на десятках площадок в разных городах в течение нескольких дней.

Общее число команд может достигать нескольких сотен и даже тысяч. Итоги потом сводят в общую турнирную таблицу.

Мои знакомые, которые занимаются такой работой на постоянной основе, могут написать, организовать и провести максимум один турнир в месяц. В среднем участие принимает около двухсот команд, и от каждой организаторам перепадает по 300 Р. Большая часть этих денег уходит на оплату труда редакторов и авторов. Остается около 30 000 Р в месяц.

Организаторы синхронов находятся как бы на верхушке пирамиды: они проводят турнир сразу во многих городах. Но в каждом населенном пункте игру проводит отдельный человек: он читает вопросы командам, считает количество правильных ответов и так далее. Такие менеджеры тоже зарабатывают.

Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Математика такая: если собрать четыре раза в неделю по десять команд и каждая заплатит по 900 Р, то менеджер площадки заберет себе 600 Р. После оплаты услуг ведущего и ласточек останется около 15 000 Р. В месяц это 60 000 Р.

Если заниматься и организацией турниров, и проведением, получится зарабатывать до 90 000 Р в месяц. Но при таком подходе это уже полноценный фултайм. Совмещать с другой работой не выйдет.

Расскажу, как выглядел бюджет одной из игр, которую я помог организовать в своем вузе. Участвовали 43 команды, 35 из них заплатили по 1200 Р вступительного взноса. Остальные были «льготниками» — школьниками и студентами нашего вуза.

Призы, кубки и медали оплатил университет. Кроме того, мы нашли спонсора: компанию «Игровед», которая предоставила несколько комплектов настольных игр для призов победителям. Выручка составила 42 000 Р, чистая прибыль на троих — 12 900 Р.

Гонорары авторам вопросов, 48 штук по 300 Р 14 400 Р
Фирменные блокноты и ручки 9500 Р
Гонорары ассистентам 4000 Р
Прочее: бумага, транспортные расходы и т. п. 1200 Р
Призы, кубки и медали 0 Р

Гонорары авторам вопросов, 48 штук по 300 Р

14 400 Р

Фирменные блокноты и ручки

9500 Р

Гонорары ассистентам

4000 Р

Прочее: бумага, транспортные расходы и т. п.

1200 Р

Призы, кубки и медали

0 Р

Отмечу, что в те годы я был сотрудником МГПУ, и проведение таких турниров входило в мои обязанности. Я получал за это зарплату: примерно 2500 Р в месяц. Заработанные сверху 4300 Р оказались приятным бонусом.

Сейчас я слишком занят на основной работе, но если есть свободное время, не отказываюсь поработать ведущим игр: гонорары составляют 800—1200 Р. А еще это помогает быть в интеллектуальном тонусе, так как в последнее время я редко играю.

В сумме на спортивных играх «Что? Где? Когда?» в 2019 году я заработал чуть меньше 30 000 Р.

Ведущим 23 200 Р
Писал вопросы 6127 Р

Вопрос, который родился после случайно увиденного фрагмента любимого в детстве сериала

После каждого кубка я оставлял себе по фирменному блокноту на память

Блокноты — самый популярный сувенир, который уносят домой участники игр ЧГК

Как правило, такие игры работают по франшизе: владельцы отправляют франчайзи рекомендации по проведению, вопросы и так далее.

Самые известные франшизы квизов в России и ближнем зарубежье — «60 секунд», «Мозгобойня», «Квиз, плиз!», «Квизиум», «Сквиз», «Мозгва», «Умка» и другие.

В большинстве крупных городов у них уже есть свои отделения, и владельцы франшизы не дадут открыть второй клуб в том же населенном пункте.

Игры обычно проводят в барах или ресторанах, необязательно в выходные: организаторы квизов обеспечивают практически полную посадку, и это выгодно заведениям. Поэтому они помогают с призами или даже доплачивают организаторам за приведенных гостей. Самая большая сумма, о которой я слышал, — 950 Р за каждую команду.

В Т⁠—⁠Ж уже был материал о том, как живут создатели таких франшиз. Я расскажу, как могут заработать новички, самостоятельно организовывая игры или помогая устроителям.

Стать ведущим — по моему опыту, средний гонорар ведущего в Москве составляет 3000—5000 Р за игру. Если мероприятие устраивают для какой-то организации в качестве корпоратива, заплатить могут больше.

Ведущими на квизы подряжаются даже знатоки из телевизионных интеллектуальных игр, например «Своей игры» или того же ЧГК. Их гонорары достигают 200 000 Р за несколько часов работы.

В 2019 году я провел около 50 таких игр и заработал в общей сложности почти 160 000 Р.

Я пробовал работать примерно с десятком организаторов. Самыми приятными и надежными заказчиками оказались «60 секунд» и «Квиз тайм». За год я продал 11 пакетов вопросов и заработал 62 000 Р.

Организовывать квизы самому. У меня не раз возникала мысль сделать проведение игр основным заработком, но мои попытки не увенчались успехом. Требуется слишком много времени, желания, сил и первоначальных вложений, чтобы раскрутиться. Поэтому иногда я проводил игры просто ради интереса.

Всего я провел шесть разных квизов. Вопросы обычно писал сам, игры устраивал в барах, где работают знакомые. Кроме того, хорошие отношения с пиарщиками заведений помогали легко получить приз для участников: обычно победителям вручали сертификат на 1000—2000 Р, который можно было там же и потратить. С организацией помогали друзья и знакомые за небольшой гонорар или просто «за пиво».

В качестве игроков приглашал друзей и знакомых, поэтому приходилось ставить цену ниже средней по рынку: 200—300 Р вместо стандартных 500 Р с человека. Примерно 600 Р тратил на рекламу каждой игры в «Фейсбуке» — оттуда обычно приходило 10—20 человек.

Бюджет среднестатистического квиза — 15 000 Р. Чистая прибыль — 5000—5500 Р. И то только при условии, что я сам писал вопросы. Однажды я попросил помочь с вопросами и организацией знакомого, заплатил за это 5000 Р. Мой заработок в тот раз составил 500 Р, которые я сразу потратил в баре, где проходила игра.

Призы и подарки 4000 Р
Гонорар ассистентам 3000 Р
Гонорар фотографу 1500 Р
Реклама в «Фейсбуке» 600 Р
Ручки и расходные материалы 400 Р
Вопросы 0 Р

Гонорар ассистентам

3000 Р

Реклама в «Фейсбуке»

600 Р

Ручки и расходные материалы

400 Р

Ведущим 159 000 Р
Писал вопросы 62 000 Р
Приводил корпоративных клиентов 42 000 Р

Приводил корпоративных клиентов

42 000 Р

Читаю вопросы своего музыкального квиза

Призы на тематических играх бывают разные. Например, на игре 18+, которую я организовывал, я дарил подборку мужских журналов, «Камасутру», путеводитель по Алма-Ате на английском языке и набор магнитиков с видами города Тосно

Часто я провожу игры бесплатно или даже вкладываю собственные деньги, если этого требует ситуация: например, попросили друзья в рамках благотворительной акции или я решил таким способом отметить свой день рождения.

За прошедший год я организовал игру лишь однажды: в феврале 2020 года. У меня дома лежит купленная несколько лет назад брейн-система — электронный прибор с кнопками для определения скорости нажатия.

Это игра по типу телевизионного «Брейн-ринга»: кто быстрее нажал, тот и отвечает. Моя система позволяет одновременно участвовать восьми игрокам, или же можно посадить играть восемь команд, выдав каждой по кнопке.

Система обошлась мне в 8500 Р, и я хотел провести игру, чтобы посмотреть, как быстро окупится аппарат.

Брейн-система родом из Владимирской области. Выглядит не совсем «по-телевизионному», но работает отлично

Я провел тематическую игру на 18 человек, в каждой команде было 2—3 человека. Билеты продавал онлайн через «Таймпад». Это удобно и несложно, а еще нет проблем с налогами: там все официально. Для меня было важно, чтобы люди, которые зарегистрировались, не просто пообещали, но и действительно пришли, а авансовая оплата решала эту проблему.

Брейн-система отлично сработала. В итоге мой заработок составил 520 Р. Правда, пакет вопросов я потом перепродал знакомым в Краснодаре за 2000 Р. Если не учитывать эту сделку, мне надо провести еще 17 игр, чтобы окупить брейн-систему. Не очень радужный бизнес-план.

Призы 2500 Р
Гонорар за вопросы 2200 Р
Реклама в «Фейсбуке» 600 Р
Комиссия «Таймпада» 580 Р

Гонорар за вопросы

2200 Р

Реклама в «Фейсбуке»

600 Р

Комиссия «Таймпада»

580 Р

Моя игра с брейн-системой

Когда началась пандемия коронавируса, квизы, как и любые другие массовые мероприятия, запретили. Многие организаторы, в том числе мои знакомые, перешли в онлайн и там стримили игры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *