Как создать экосистему для успешного развития предпринимательства. Американский опыт для Беларуси

Как создать экосистему для успешного развития предпринимательства. Американский опыт для Беларуси

Shutterstock

По прогнозам McKinsey, к 2025 году около 30% корпоративного дохода в мире будут генерировать цифровые бизнес-экосистемы. Разбираемся, что они собой представляют и зачем их создавать

1

Определение экосистем бизнес позаимствовал из биологии. Этот термин в 1930-х годах ввел британский ботаник Артур Тэнсли. Экосистемой он назвал локальные сообщества организмов, которые взаимодействуют друг с другом и окружающей средой. Чтобы процветать, эти организмы конкурируют и сотрудничают, совместно эволюционируют и адаптируются к внешним потрясениям.

В начале 1990-х годов бизнес-стратег Джеймс Мур перенял эту концепцию и предложил рассматривать компанию не как отдельного игрока, а как представителя бизнес-экосистемы, охватывающей множество участников из разных отраслей. «Как и ее биологический аналог, бизнес-экосистема постепенно переходит от случайного набора элементов к более структурированному сообществу», — отмечал Мур.

Сегодня экосистемы описывают как динамичные и постоянно развивающиеся сообщества, которые создают новую ценность через сотрудничество и конкуренцию. При этом, как подчеркивают в Deloitte, конкуренция здесь уходит на второй план. Общие цели и интересы, а главное, необходимость отвечать на растущие запросы потребителей, делают сотрудничество основой экосистемного бизнеса.

Алексей Петунин, управляющий директор по работе с партнерами и быстроразвивающимися компаниями в России и СНГ, SAP CIS:

«Клиент сегодня хочет чувствовать себя причастным к бренду, быть частью комьюнити. Например, есть сторонники систем Apple или Android, есть те, кто носит только Adidas или Nike.

Быть частью такой экосистемы бренда — это как прийти в семейный ресторан где-нибудь в Европе, куда люди ходят годами, где все другу друга знают, обмениваются новостями и чувствуют, что им там рады.

Сможете создать такой «ресторан» — вы выиграли».

2

Практически любые. Среди самых успешных примеров — компания Apple. Она сформировала единое пользовательское пространство для владельцев гаджетов и предоставила им бесшовный доступ к множеству услуг — от Apple TV и iTunes до системы мобильных платежей Apple Pay и кредиток Apple Card.

Свои экосистемы активно развивают производители гаджетов и электроники

  • Apple: iPhone, iPad, MacBook, Mac Pro, iMac, Apple Watch, iPod, AirPods, Apple TV, колонка HomePod, подписка на все сервисы, умный дом Home Kit, платежная система Apple Pay.

Как работает экосистема Apple

  • Xiaomi: смартфоны, ноутбуки, часы, колонки, телевизоры, приставки, электросамокаты, умный дом Mi Home, все его элементы — начиная от бытовой техники и освещения. заканчивая умными замками и даже кошачьими туалетами.

Как работает экосистема Xiaomi

  • Huawei: смартфон как главное устройство экосистемы, гаджеты, элементы умного дома, офисная и бытовая техника, интеллектуальная экосистема Huawei Seamless AI Life.

Презентация «умных» гаджетов Huawei

  • Honor: смартфон как главный хаб экосистемы, ноутбуки, часы, наушники.

Презентация «умных» гаджетов Honor

  • «Яндекс»:

Предпринимательские экосистемы как основа инновационного развития страны

Не секрет, что благоприятная среда способствует быстрому развитию любых организмов. Также и в экономике — чем лучше созданы стартовые условия, тем успешнее и быстрее продвигаются проекты, строятся предприятия. Понятие «предпринимательская экосистема», объединившая экономический и биологический термины, становится особенно актуальным в последние годы.

В мировом научном сообществе оно уже прочно вошло в обиход и постепенно завоевывает рынки постсоветских стран.

О том, какое место в экономике нашей страны занимает предпринимательская экосистема, что она предусматривает и в каком направлении для ее дальнейшего развития предстоит двигаться, корреспонденту БЕЛТА рассказала доцент Академии управления при Президенте Республики Беларусь, кандидат экономических наук Ирина Мальгина.

— Ирина Валерьевна, расскажите, что же такое предпринимательская экосистема и что явилось предпосылками для возникновения данного понятия?

— Предпринимательская экосистема — известное понятие в мировом научном и предпринимательском сообществах. По сути, это социально-экономическая среда, влияющая на местное и региональное предпринимательство. Если же брать историю развития экосистемы, то она берет начало в 90-х годах ХХ века с развития бизнес-экосистем.

Джеймс Мур в 90-е годы XX века выдвинул понятие «бизнес — экосистема», которая состоит из отдельных элементов, растущих, умирающих и возвращающихся обратно к жизни. Таким образом, предприятие сравнивалось с биологической экосистемой. Но Джеймс Мур рассматривал только уровень предприятия.

Позднее, в 2010 году, журнал Harvard Business Review опубликовал статью профессора Дэниела Айзенберга, описывающую среду, в которой предпринимательство стремится развиваться.

Эта среда основывается на нескольких доменах: государственная политика в отношении малого и среднего предпринимательства, финансовый капитал, культура предпринимательства, техническая поддержка, человеческий капитал и рынки. Все эти шесть доменов являются основными и образуют предпринимательскую экосистему.

От уровня ее развития зависит качество предпринимательства в стране. Кроме того, предпринимательская экосистема включает несколько экосистем: стартап-экосистема, венчурная экосистема, университетская экосистема и др.

— Как вы охарактеризуете развитие предпринимательской экосистемы в Беларуси? На каком этапе находится страна?

— Предпринимательская экосистема в Беларуси в настоящее время формируется. Уже много лет наблюдается тенденция количественного роста малого и среднего предпринимательства. К сожалению, к качественному росту мы пока не перешли.

Все это свидетельствует о недостаточной развитости доменов предпринимательской экосистемы. В последние годы, конечно, определенные шаги в этом направлении осуществляются: создана вторая волна бизнес-ангелов, венчурных фондов, формируется университетская экосистема.

В стране много лет уже действуют предпринимательские ассоциации и союзы.

Если подробнее остановиться на составляющих, то предлагаю начать с государственной политики. Она осуществляется в этом направлении еще с 80-х годов прошлого века, именно тогда началось развитие предпринимательства. В последние годы, что соответствует мировым тенденциям, политика в этом направлении активизируется.

На одном из первых мест в Программе социально-экономического развития на 2016-2020 годы нашей страны стоит раскрепощение деловой инициативы и формирование благоприятных условий для ведения бизнеса.

Если посмотреть Государственную программу поддержки малого и среднего предпринимательства в Республике Беларусь на 2016-2020 годы, то там имеются мероприятия по формированию позитивного отношения к предпринимательской инициативе граждан.

Это уже касается следующего домена — культуры. К сожалению, культура предпринимательства у нас не очень развита. Она предполагает определенный социальный статус предпринимателя.

Однако в тесной связи с социальным статусом предпринимателя состоит и его отношение к своей стране — желание работать на ее благо, для будущего своих детей, не терять свои корни, уважать традиции страны. Поэтому культура, к сожалению, немного отстает, на первое место часто выходит получение прибыли любым путем.

Порой у предпринимателей встречается мнение, что государство им что-то должно. Но это не так. Обязанность государства — создавать условия для развития, благоприятный предпринимательский климат. При этом в свою очередь предприниматели могут создавать собственные ассоциации и отстаивать свои интересы.

Целесообразно развивать культуру предпринимательства в части поведения при осуществлении цивилизованного бизнеса, этических и нравственных качеств предпринимателей, норм и правил бизнес-поведения.

Что касается финансового капитала, то микрокредитование развито во всех банках страны. Как я уже упомянула, появилась вторая волна бизнес-ангелов. Первая была создана в 2010 году, тогда активно начало развиваться стартап-движение. Функционируют венчурные организации. Например, такой статус придан Белорусскому инновационному фонду.

Созданы еще две венчурные организации: белорусско-китайская и белорусско-российская. Действует Белорусский фонд финансовой поддержки предпринимателей, который был создан еще в начале 90-х годов ХХ века.

Сейчас ему придана функция гарантийного фонда: предприниматель может там получить финансовые средства по более низким процентным ставкам, чем в банках, а также получить гарантию перед банком.

Следует отметить в этой связи, что поддержка предпринимательства в Беларуси осуществляется через определенные структуры. Это бизнес-инкубаторы, центры поддержки предпринимательства, научно-технологические парки, центры трансфера технологий, союзы и ассоциации предпринимателей и др.

Единственное, чего не хватает в этой системе на сегодняшний день, — акселераторов. Их главное отличие от бизнес-инкубатора заключается в том, что в инкубаторе предприятие может находиться до трех лет, акселератор с помощью менторов ускоряет развитие проекта и при хорошем финансировании оно занимает 3-6 месяцев.

Возможно, такая ситуация связана с трудностями финансовой поддержки и качеством имеющихся в стране менторов.

Следующий домен — человеческий капитал. Он включает профессиональное академическое образование, специфические профессиональные тренинги — все это у нас развивается. Плюс сейчас Министерство образования реализует пилотную программу по формированию предпринимательских университетов.

Читайте также:  Какие изменения могут появиться в Налоговом кодексе-2018: комментарии экспертов

Туда входят, например, БГЭУ, БНТУ, Белорусско-российский университет, ГрГУ и др. Гродненский государственный университет — единственный региональный вуз, который входит в этот проект. Он предусматривает создание предпринимательского университета (или университета 3.0).

Именно такой подход будет способствовать развитию человеческого капитала в части предпринимательства. Кроме того, вуз приступил к реализации концепции цифрового университета. В Беларуси также успешно работают бизнес-школы. В этой связи хотелось бы отметить необходимость разделения академического и бизнес-образования.

Все-таки университет должен давать первое, а бизнес-школы в составе университетов и другие организации (например, самостоятельные бизнес-школы) — бизнес-образование.

Однако, на мой взгляд, роль академического образования для развития предпринимательства нельзя преуменьшать, поскольку именно данный тип образования формирует всесторонне развитую личность, каким и должен быть предприниматель в полном смысле этого слова.

Шестой домен — это рынки, на которых наш бизнес работает, — белорусский, евразийский, европейский и т.д. Мы должны готовиться и готовить наших предпринимателей заходить на рынки Европейского союза при условии вступления в ВТО.

Это будет серьезный шаг, поскольку появится гораздо больше возможностей для предприятий, но и возрастет конкуренция. Важно уже научить предприятия, как получить стандарты ЕС, помочь изучить международное законодательство.

Нужно готовить отечественных предпринимателей к экспансии не только в ЕС, но и в Китай, страны дальней дуги.

— Как государство влияет и может помочь развитию этих доменов?

— Политика Беларуси в отношении рассмотренных доменов развивается в русле мировых тенденций. Существуют некоторые недостатки, в финансах, например.

В частности, это зависит от объема финансовых средств, направляемых государством на поддержку предпринимательства.

Однако если посмотреть направления выделения бюджетных средств на различные программы, то на поддержку предпринимательства выделяется примерно столько же, как и на другие направления.

Хорошим знаком стало придание статуса гарантийного фонда Белорусскому фонду финансовой поддержки предпринимателей. Иметь такую поддержку особенно важно на старте бизнеса.

Дело в том, что банки могут сколько угодно упрощать процедуру получения кредитов, но все равно требуют залог.

А когда нет имущества, нужно обращаться в гарантийный фонд, который и может на начальном этапе помочь развиться бизнесу.

Что касается инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства, то она развивается согласно мировым тенденциям. С 1998 года, когда была реализована совместная программа с ПРООН, стали развиваться бизнес-инкубаторы. Несомненно, стоит отметить высокий уровень научно-технологических парков. Самый первый был создан в Могилеве в 1993 году.

Недавно большой современный научно-технологический парк открылся в Гродно: он будет составляющей предпринимательского университета. В Минске работает городской технопарк, а также научно-технологический парк в составе БНТУ. Согласно мировому опыту, технопарки желательно развивать при университетах.

Сейчас, например, Минский городской технопарк начинает сотрудничество с БГУ.

Хотела бы также обратить внимание, что развитие бизнес-образования в некоторых случаях должно поддерживаться государством на конкурсной основе. Во-первых, это связано с большой стоимостью такого обучения.

Во-вторых, бизнес-школы должны обладать компетенциями, а преподаватели — иметь глубокие знания, подтвержденные сертификатами международного образца.

Человеческий капитал также может развиваться через стартап-экосистему с менторами — известными предпринимателями, обладающими высокими компетенциями и готовыми делиться своими знаниями.

При этом менторы должны не только найти проект и помочь с финансовыми ресурсами, но и сопровождать его, иной раз и на своих ошибках подвести к успешному решению. При этом формирование современного, адекватного слоя менторов является одной из проблем развития стартап-экосистемы.

— Какое место Беларусь занимает в мировой предпринимательской экосистеме? Обозначьте, пожалуйста, направления, на которые стоит обратить внимание, чтобы упрочить свои позиции в различных мировых рейтингах по оценке бизнес-климата в стране.

— Есть такой документ — Европейский акт о малом бизнесе. Там оцениваются страны по определенным принципам и направлениям.

Последний отчет, касавшийся следования стран «Восточного партнерства» принципам акта «Индекс экономической политики в сфере малого и среднего бизнеса: страны «Восточного партнерства», был выпущен в 2016 году, и Беларусь, к сожалению, не смогла занять там по отдельным направлениям высокие места.

Уверена, к моменту выхода следующего отчета наша страна займет гораздо более высокие позиции по всем направлениям. Например, что касается предпринимательских навыков — это создание предпринимательских университетов, бизнес-школ, школьных бизнес-компаний. В этом направлении ведется активная работа.

Я убеждена, что предпринимательские навыки должны формироваться со школы, поэтому необходимо создавать школьные бизнес-компании, активизировать различные игры, связанные с формированием определенных навыков, поддерживать крафтовые навыки. Весьма важно проводить переподготовку. Причем это не обязательно должна быть бизнес-школа, переобучение можно проводить и в тех же профтехучилищах, чтобы люди свои навыки могли применить на практике.

Кроме того, существует Глобальный мониторинг предпринимательства, где также страны оцениваются по уровню развития предпринимательства.

Глобальный мониторинг предпринимательства так же важен для страны, как и рейтинг Doing Business, поскольку зарубежные ученые весьма активно пользуются результатами мониторинга для оценки различных показателей стран и тенденций развития предпринимательства в них. Там анализируются, в частности, вынужденные и добровольные предприниматели.

Вынужденные — это те, которые в силу определенных причин (увольнение, сокращение) стали предпринимателями, а добровольные — те, кто решил связать свою жизнь именно с предпринимательской деятельностью, у кого есть талант.

И у нас в стране должен проводиться Глобальный мониторинг предпринимательства при участии заинтересованных сторон, результатами мониторинга должны владеть органы государственного управления, академическое сообщество, союзы и ассоциации предпринимателей при проведении консультаций по формированию направлений государственной политики в сфере развития малого и среднего предпринимательства.

Что касается рейтинга Doing Business, то в нем мы занимаем, например, одно из первых мест по скорости и простоте регистрации. Однако, как показывает статистика, предпринимательского бума мы не видим.

Отсюда следует, что дело, вероятно, не в упрощении процесса регистрации: чтобы заниматься бизнесом, должна быть склонность, образование, финансы, предпринимательский дух.

Следовательно, целесообразно активизировать работу по стимулированию предпринимательского духа населения, поскольку это является основным для занятия предпринимательской деятельностью.

Конечно, нужно увеличивать финансовую поддержку предпринимателей, и не только с помощью банков и всевозможных фондов. Инструментами могут быть также местные инвестиции, финансовые средства программ международной технической помощи.

— Ирина Валерьевна, несколько раз в интервью шла речь о бизнес-ангелах. Расскажите об особенностях их работы на белорусском рынке и как не допустить утечки «мозгов» и перспективных стартапов за рубеж?

— К примеру, у человека есть идея. О ней сначала нужно заявить: на хакатоне, стартап-уикенде и т.д. Помимо менторов на этих мероприятиях бывают бизнес-ангелы. Их задача — инвестировать в проект на определенных условиях.

Особенность работы в нашей стране заключается в том, что вторая волна бизнес-ангелов в основном не инвестирует сама, а направляет к инвестору или консультирует. Бывает, что они направляют стартап в иностранный фонд, создают венчурные фонды и другие виды организаций за рубежом.

Сейчас в век современных технологий заявить о своей идее, оформить ее определенным образом и претендовать на финансирование в бизнес-инкубаторах и акселераторах разных стран не сложно, поскольку заявку можно отправить по электронной почте.

Вы же понимаете, если бизнес-ангел советует обратиться за инвестированием в фонд, который размещен за пределами страны, то и развитие проекта будет осуществляться там.

Задача государства в данном случае состоит в том, чтобы взрастить стратап внутри страны, оказать помощь в экспансии на внешние рынки, а не чтобы к нам из Европы приходила наша же разработка и мы бы за это платили деньги. Надо, чтобы эти талантливые люди оставались здесь.

Для этого бизнес-ангелам и другим участникам стартап-экосистемы целесообразно активнее сотрудничать между собой, обращаясь к более крупным и успешным предпринимателям как к менторам.

Несомненно, ведущая роль в процессе консолидации усилий должна отводиться Министерству экономики и Государственному комитету по науке и технологиям. Самим же бизнес-ангелам желательно обладать собственным предпринимательским опытом.

Помимо этого, необходимо создавать выгодные условия, усиливать финансовую поддержку, обучать молодежь защите интеллектуальной собственности, инициировать программы международной технической помощи, возможно, в части создания акселераторов.

Касательно венчурной экосистемы хотелось бы отметить, что желательно, чтобы ее развитием занимались профессионалы, а не любители в рамках программ международной технической помощи. Это приводит к тому, что деньги международной технической помощи расходуются на мероприятия, которые, по сути, не приносят пользы развитию венчурной экосистемы и осуществляются не на должном уровне.

Определенная сложность состоит в оценке перспективности идеи. Если выделена определенная сумма под эту идею, то встает вопрос: что будет с деньгами, кто будет за них отвечать? В этой связи нужно признавать право предпринимателя на риск.

Читайте также:  Как разместить несколько сотен сотрудников в одном офисном пространстве

Целесообразно создание определенных компетентных «миксовых» комиссий из ученых различной направленности, которые совместно с успешными бизнесменами, зарубежными экспертами смогли бы оценить перспективность идеи для перехода страны на V и VI технологические уклады. Далее работа предстоит еще более серьезная — доведение до опытного образца.

Например, для этого в некоторых технопарках созданы лаборатории прототипирования. И далее — как налаживать производство. Вот эти вопросы надо решать.

В целом можно констатировать, что предпринимательская экосистема Беларуси развивается согласно мировым тенденциям. Естественно, как и в любой стране мира, существуют определенные особенности и узкие места ее развития, которые мы совместно должны выявлять и определять перспективы развития отечественного предпринимательства на основе новой генерации предпринимательского сообщества.

Елена СОЛОНЕНКО,

БЕЛТА.-0-

Подписывайтесь на нас в

Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!

Как спроектировать бизнес-экосистему: какую проблему решать, кто участники, степень открытости — Сервисы на vc.ru

Разработчики мобильных экосистем Heads and Hands перевели советы от экспертов BCG Henderson Institute. Они изучили более 100 успешных и провалившихся кейсов и определили основные моменты, которые нужно учесть при проектировании экосистем.

Это вторая часть практического руководства по созданию экосистем от BCG Henderson Institute. Перевод первой мы уже публиковали в блоге на vc.ru.

Если планирование традиционной бизнес-модели похоже на подготовку к постройке дома, то проектирование экосистемы — это разработка целого района. Нужно скоординировать большее количество участников, продумать больше уровней взаимодействия, быть готовым к неожиданным трудностям.

Проанализировав более 100 экосистем в различных секторах и географических рынках, эксперты BCG Henderson Institute выделили 6 главных вопросов, которые нужно проработать при проектировании экосистемы:

Далее мы представим главное из ответов на первые три вопроса, остальные — в следующем материале.

Необходимо убедиться, что проблема, которую решает экосистема, четко определена и значительна. Она должна оправдывать изначальные высокие инвестиции и убедить необходимых партнеров принять участие.

Ценностное предложение новой экосистемы может исходить из устранения существующих неудобств, то есть всего, что отталкивает клиентов от покупки товара или услуги: высокой стоимости, промедлений, низкого качества, несовершенной функциональности, непредсказуемости, непонимания или отсутствие доверия. Или из закрытия новых или еще неудовлетворенных потребностей клиентов.

Потенциальный выигрыш от закрытия неудовлетворенной потребности трудно предсказать. Его основное преимущество в том, что на рынке еще нет конкурентных предложений. Кто бы мог подумать 20 лет назад, что размещение селфи, фотографий еды и видео с котиками является настолько важной человеческой потребностью, что на ней можно построить многомиллиардный бизнес.

Напротив, устранение существующих неудобств более предсказуемо. Ценностное предложение такой экосистемы зависит от масштаба трудностей, с которыми сталкиваются потенциальные клиенты, полноты решения и готовности клиентов платить за него.

Ценностное предложение бизнес-экосистемы также зависит от контекста. Например, Китай не имел развитой розничной и платежной инфраструктуры: потребителям было трудно заполучить необходимые товары. Эта проблема в значительной степени объясняет успех таких трансакционных экосистем, как Taobao и Tmall.

b2c-экосистемы создавать легче, чем b2b, поскольку отношения между продавцами, провайдерами услуг и клиентами могут страдать от высоких трансакционных издержек, в то время как предложения b2b с большей вероятностью уже оптимизированы по ходу развития профессиональных отношений.

В начале 2000-х годов в США создался ажиотаж вокруг потенциала b2b-рынков, к 2005 году он оценивался более чем в $5 трлн. В том же году почти все b2b-рынки в США исчезли. Пузырь лопнул главным образом потому, что решаемые компаниями проблемы были либо недостаточно важными, либо напротив слишком большими.

Ситуация в Китае была иной, там отсутствие инфраструктуры затрудняло поиск партнеров для бизнеса. Alibaba в значительной степени решили эту проблему.

Не стоит ставить крест на b2b-рынках, эксперты считают, что достижения в области сенсорных технологий, облачных вычислений и анализа данных позволяют решить новые и более масштабные проблемы, а бизнес-модели на основе IoT в ближайшее десятилетие скорее всего начнут подпитывать следующую волну b2b-экосистем.

Следующий вопрос — является ли экосистема подходящей формой для реализации бизнес-возможностей. В нем экосистема конкурирует с другими моделями управления — вертикальной интеграции, иерархической системой поставок и открытым рынком. Подробнее про их различия — в первом материале цикла.

Экосистема является подходящей моделью, когда высокая модульность предложения сочетается с высокой потребностью в координации между игроками при непредсказуемой, но податливой деловой среде.

Есть много примеров бизнес-возможностей, реализацию которых сложно представить в рамках экосистемы. Мало кто захочет лететь в самолете, собранном свободно скоординированными компаниями в рамках экосистемы. В случае со сложным проектом, который предполагает пристальное внимание к безопасности, предпочтение должно быть отдано модели вертикальной интеграции или иерархической системе поставок.

Разработка бизнес-экосистемы начинается с составления «схемы ценностей»: действий, необходимых для реализации ценностного предложения, обязанностей различных субъектов и связей между ними. Схема ценностей также определяет движение информации, товаров или услуг и денег через экосистему. Схема ценностей является основой для назначения ролей различным игрокам.

Дизайн экосистемы должен определяться ее основным ценностным предложением. План должен включать минимальное количество доменов (типов участников или сторон рынка), необходимых для обеспечения ценности экосистемы и ее расширения с течением времени.

Экосистема решений обычно характеризуется центральной компанией, которая организует предложения сразу нескольких комплементоров, поставщиков и посредников.

В трансакционных экосистемах роль оркестратора играет владелец центральной (в основном цифровой) платформы, которая связывает производителей и их поставщиков с потребителями.

Все роли имеют свои преимущества и недостатки. Оркестратор экосистемы создает платформу, призывает других присоединиться, определяет стандарты и правила, выступает в качестве арбитра в случае конфликта.

Он оказывает большое влияние на распределение стоимости, но при этом должен убедиться в том, что все игроки получают достаточную прибыль. Прибыль оркестратора экосистемы может быть сверхвысокой, как у Apple iOS и Microsoft Windows, так и длительное время отрицательной, как у Uber и Lyft.

Во многих бизнес-экосистемах роль основного оркестратора очевидна. Например, в большинстве трансакционных экосистем создатель платформы является оркестратором экосистемы. Точно так же происходит в некоторых экосистемах решений, которые строятся вокруг технологических платформ. Например, вокруг консолей для видеоигр или операционных систем.

Важно понимать, что оркестратора нельзя выбрать в одностороннем порядке. Его должны поддержать остальные игроки экосистемы. В связи с этим существуют четыре требования к успешному оркестратору бизнес-экосистемы:

  • Оркестратор должен быть важной частью экосистемы и обеспечивать ресурсы, необходимые для ее жизнеспособности: сильный бренд, приток клиентов.
  • Оркестратор должен занимать центральное положение в экосистеме и иметь высокую потребность и способность к эффективной координации.
  • Оркестратор должен восприниматься другими участниками как честный (или даже беспристрастный) партнер, а не как конкурент.
  • И, наконец, лучшим кандидатом, скорее всего, будет игрок с возможностью взять на себя изначально крупные инвестиции.

Большинство компаний стремятся к роли оркестраторов, потому что боятся, что их продукт обесценится, потеряет прямой доступ к клиентам или будет использован оркестратором сугубо в своих интересах.

Однако роль оркестратора экосистемы подходит не каждой компании, поэтому можно сосредоточиться на поиске привлекательных возможностей присоединиться к экосистеме в качестве комплементора или поставщика.

Примером успешного комплементора в экосистеме является Adyen, голландская платежная система, позволяющая платформам принимать все основные способы оплаты по всему миру. На момент написания статьи цена акций компании удвоилась с момента IPO в июне 2018 года, компания сообщила о росте выручки на 41% в первой половине 2019 года.

Перед оркестраторами экосистемы стоит дополнительная задача — мотивировать партнеров брать на себя обязательства и вносить вклад в экосистему. Потенциальные игроки экосистемы с большей вероятностью возьмут на себя обязательства, если оркестратор сможет обеспечить следующие критерии:

  • высокий относительный прирост прибыли от участия;
  • высокий конкурентный риск от неучастия;
  • ограниченные инвестиции, необходимые для участия;
  • ограниченный риск от участия;
  • возможности для развития.
Читайте также:  Как и чем удержать арендаторов торговых объектов

Стимулы для участия в экосистеме не обязательно должны быть денежными, они могут также включать доступ к клиентской базе или данным.

Самым важным вопросом для формирующейся экосистемы является степень ее открытости, для определения которой необходимо ответить на следующие вопросы:

  • Доступ. Каких партнеров стоит допустить к участию в экосистеме? Какие требования они должны выполнить, чтобы получить доступ к платформе и ее ресурсам?
  • Сопричастность. В какой степени партнеры формируют экосистему? Каковы объем, детализация и строгость правил, регулирующих их участие? Кто решает, как распределить прибыль между партнерами?
  • Стремления. Какой уровень совместных инвестиций и компетенций необходим? Разрешено ли партнерам участие в конкурирующих экосистемах?

На практике мы можем наблюдать успешные экосистемы с очень разными уровнями открытости, от закрытых (Nespresso) до управляемых (видеоигры) и очень открытых (Airbnb).

Как найти оптимальный уровень открытости для экосистемы? Необходимо взвесить плюсы и минусы открытых и более закрытых экосистем и соотнести их со своим предложением.

Открытым экосистемам свойственен более быстрый рост, особенно в момент запуска. Они обеспечивают большее разнообразие участников и предложений, а также поощряют децентрализованные инновации.

В то же время открытые экосистемы труднее поддаются контролю, и лучше подходят для продуктов и услуг с ограниченным риском убытков и соответственно низкой стоимостью провала.

Поэтому в случае высоких потерь от неудачного запуска, закрытая экосистема будет лучшим решением. Она позволяет избирательнее проектировать экосистему и тщательнее контролировать партнеров и качество предложения. Более того, закрытая экосистема помогает оркестратору увеличить прибыль, например, взимая плату за доступ.

Многие экосистемы начинаются с довольно закрытой модели управления, чтобы сформировать высокое качество и открыть её позже.

Например, платформа вопросов и ответов Quora изначально приглашала отвечать на вопросы пользователей только выдающихся предпринимателей в сфере технологий.

С помощью высококачественного контента от экспертов Quora привлекли широкую аудиторию и только затем разрешили всем участникам платформы отвечать на вопросы.

Оркестратор экосистемы в момент планирования сталкивается с вопросом: что ему стоит делать самому, а что отдать на откуп партнерам? Отправной точкой здесь могут быть ваши активы и возможности.

«Есть деньги и стартапы, но не хватает правильной инфраструктуры». В Imaguru говорили, что нужно для развития венчурного финансирования в Беларуси

В Беларуси необходимы законодательные изменения, которые сделают более выгодной деятельность венчурных фондов, и работа в этом направлении уже ведется.

Это и многое другое обсуждали на встрече B Venture, посвященной итогам 2019 года в стартап- и венчурной экосистемах страны.

Мероприятие прошло в стартап-хабе Imaguru при поддержке агентства США по международном развитию USAID.

Для развития венчурного финансирования в Беларуси нужно удобное законодательство, которое в первую очередь позволило бы избежать двойного налогообложения при заключении венчурных сделок. Сегодня на рынке есть разрыв.

На стадиях pre-seed и seed в стартап могут инвестировать бизнес-ангелы. А когда в компании сформированы все бизнес-инструменты, она может претендовать на частные инвестиции (private equity).

Венчурных фондов, которые дадут возможность масштабировать бизнес, нет.

— Есть деньги и стартапы, но не хватает правильной инфраструктуры, — отметил на встрече директор Volat Capital Сергей Муханов.

Директор Volat Capital Сергей Муханов и начальник управления поддержки малого и среднего предпринимательства Банка развития Юлия Кавецкая. Глеб Соколовский

С конца 2016 года при поддержке USAID в Беларуси реализуется программа развития отрасли венчурного финансирования AID Venture.

Одна из ключевых задач — способствовать развитию законодательства в вопросах венчурного инвестирования, работы стартапов, бизнес-ангелов и инвестиционных фондов. В рамках проекта уже подготовлены рекомендации в законодательство Беларуси.

В частности они касаются внедрения механизмов конвертируемого займа и различных инструментов структурированных сделок (SAFE), tag along, drag along, механизмов предоставления опционов.

Идет работа над законодательными изменениями, которые сделают более выгодной деятельность венчурных фондов. Уже создано несколько рабочих групп, в которые вошли представители государственный органов.

Сейчас выбирают юридические компании, которые будут участвовать в разработке предложений, рассказала начальник управления поддержки малого и среднего предпринимательства Банка развития Юлия Кавецкая.

Белорусская сеть бизнес-ангелов Angels Band в 2019 году профинансировала семь стартапов. Общая сумма инвестиций составила 464 тысячи долларов, рассказал член правления ассоциации Кирилл Голуб. Известно, что состоялись сделки с Mobivise, Cashew, Skinive и Scooter.API. Информацию о еще трех стартапах не раскрывают. Сегодня Angels Band насчитывает 87 участников, из них активных — 19.

Член правления ассоциации Angels Band Кирилл Голуб. Глеб Соколовский

Три стартапа, в которые сеть бизнес-ангелов инвестировала в 2018 году, привлекли посевные инвестиции на общую сумму 2,380 млн долларов. Речь идет о LungPassport, RocketBody и StringersHub.

«Зубр Капитал» закрыл две сделки по английскому праву в Беларуси.

— Мы считаем главным достижением 2019 года, что смогли сломать барьер наших институций и напрямую инвестировать в Беларуси, правда, пока только в рамках ПВТ, — рассказал инвестиционный директор Виктор Денисевич.

Гмырак Виталий, инкубатор «Политехник» БНТУ (слева), и инвестиционный директор «Зубр Капитал» Виктор Денисевич. Глеб Соколовский

Лучшая экосистема для бизнес-клиентов в Беларуси создана в ОАО «Белинвестбанк»

Итоги исследования Banking Ecosystems for SMEs 2020 – экосистем для бизнеса в странах СНГ и Кавказа – подвел SME Banking Club. Помимо общего рейтинга по региону, озвучены итоги по ряду стран. По версии SME Banking Club в Беларуси лучшая ЭкоСистема для бизнес-клиентов создана в ОАО «Белинвестбанк».

Компании, принадлежащие к сегменту малого и среднего бизнеса, ищут возможность экономить время и заинтересованы в получении услуг по принципу «все в одном». Те, кто может предоставить им такую возможность, а также выстраивает комфортное взаимодействие в рамках финансовой экосистемы, оказывается в выигрыше.

В рамках исследования Banking Ecosystems for SMEs 2020 были проанализированы сервисы для юридических лиц и частных предпринимателей, которые предлагают 212 банков из 11 стран региона (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина). Единообразные услуги были сгруппированы и в результате выделены 34 уникальных сервиса, которые банки предлагают своим клиентам в рамках экосистемного подхода. По итогам исследования были определены ТОП-20 экосистем в регионе.

В Беларуси в рамках странового рейтинга лидером стала ЭкоСистема Белинвестбанка. Эксперты отметили ее наполнение онлайн-кассами, сервисом проверки контрагентов «BIB Контрагент», а также возможности, предоставляемые в рамках банкострахования, инкассации, и эквайринга.

Напомним, в июле 2020 года Белинвестбанк был признан одним из лучших интернет-банков для бизнеса в Беларуси. Сегодня банк предлагает своим клиентам современные каналы дистанционного банковского обслуживания, работающие в режиме реального времени.

Использование Интернет-банкинга, Мобильного приложения, Оплати-Бизнес™ и других онлайн-сервисов позволяет владельцам бизнеса значительно экономить время и совершать операции, не посещая отделения банка, а также гарантирует управление финансами 24/7/365.

Регулярные обновления программного обеспечения наполняют онлайн-сервисы новым функционалом, обеспечивая комфорт и удобство в работе.

Подробную информацию о продуктах и услугах банка вы можете получить по телефонам Контакт-центра 146 или +375 (17) 239-02-39 и с помощью сервиса «Онлайн-консультант» на сайте банка, а также в системе «Интернет-банкинг».

ОАО «Белинвестбанк» – один из крупнейших системообразующих банков Республики Беларусь. Имеет обширную региональную сеть и является одним из крупнейших эмитентов банковских платежных карточек страны.

Огромный опыт и традиции, накопленные за 28-летнюю историю развития, Белинвестбанк успешно сочетает с внедрением современных практик ведения бизнеса, технологичностью и инновациями.

Его деятельность как первого ЭкоЛогичного банка страны направлена на создание финансовой экосистемы банковско-клиентского партнерства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *