Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by

  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Очевидный, конечно, факт, но инстаграмить арт-объекты прямо с вернисажа — значит выдать в себе восторженного и недалекого зрителя. Если миру обязательно знать, что вы вхожи в арт-тусовку, возьмите таймаут и либо придумайте остроумный или глубокомысленный комментарий, либо откадрируйте до неузнаваемости — пусть все знают, что у вас собственный взгляд на искусство.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Впервые попадая на арт-ивент, ожидаешь там самую утонченную и искушенную публику. И первое, что вызывает изумление до остолбенения — это бородачи: очень пожилые дедушки в соответствующим аутфите. Первая реакция — «так и знал, что совриск только для задротов». Но большую часть старичков лучше почтительно обходить стороной: скорее всего, это известные художники, а их работы уже хранятся в Русском музее, за ранним творчеством охотится Петр Авен, а продав эскизы, которые сейчас валяются в кладовой, их внуки купят домик в Ницце.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Арт-сообщество по определению конфликтно, потому что состоит из людей с амбициями и рассредоточенной психикой. Выяснения отношений перетекают из перепалок в фейсбуке в разборки на вернисажах: в отличие от великосветской тусовки, имя которой лицемерие, здесь приветствуется искренность и спонтанность. Но и такая свобода махать кулаками по любому поводу, какая принята, допустим, в среде русской литературной интеллигенции, тут неуместна: эмоции эмоциями, но помните: вы не на поэтическом слэме.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Вернисажи — мероприятия, на которые можно и нужно приходить немножко навеселе. Если перед модным показом за вашей бы спиной пренебрежительно сказали бы, что этот, мол, уже в г…., то тут легкое амбре сочтут обязательным атрибутом интересного человека, широких взглядов, в эпицентре, можно сказать, творческого поиска и недоступной другим рефлексии. Устраиваясь в очередь за вожделенным коктейлем на гламурном приеме, обязательно делать вид, что ты в ней случайно и вообще, захотел бы — купил на свои в свободном баре рядом. А вот на вернисаже протиснуться к бармену не зазорно — в конце концов, вы только что час рассматривали пучки прутиков на стене.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Термины-монстры, с помощью которых описывается сумбурный мир современного искусства, следует использовать в речи дозированно и с оглядкой. Можно сначала прочитать один из небольших текстов Бориса Гройса, крестного отца текущего российского арта, либо на худой конец первую попавшуюся заметку в отечественной арт-периодике. Увидев зеленую «копейку», врезавшуюся в дерево в эрмитажном дворе, уместно произнести слово «интервенция». А когда произведение совриска (что особенно касается новомодной живописи или дизайнерского толка объектов) излучает непонятный оптимизм и здоровую красоту, нужно сказать, что это субверсивная аффирмация.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Одежда — лучший способ сообщить на открытии выставки свой статус. Блэк тай, тяжелый вечер, нарядный коктейль выдадут профана и чужака: «О боже, современное искусство, наверное, это так классно, все только о нем и говорят, пойду незаметно прикоснусь к высокому». Застиранные джинсы и запачканная краской рубашка — «Я так нечеловечески крут, что знаю — творчество все, а тусовки — какой-то там стыд.» Креативный черный — «вы невозможный интеллектуал, снизошедший до ивента, или Екатерина Андреева». Одевайтесь в смарт кэжуал, улыбайтесь и здоровайтесь со знакомыми первыми — за своего не сойдете в любом случае, но это обезоружит снобов и расположит интеллигентов.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Вечнозеленая тема общения на российских арт-ивентах: холодная война между Петербургом и Москвой, а в разрезе современного искусства — между петербургским неоакадемизмом, придуманным местным гуру Тимуром Новиковым, и московским концептуализмом, главной звездой которого является Илья Кабаков. Если вам больше по душе томные эстеты в воображаемой башне из слоновой кости — вам в петербургский салон. Импонируют бодрые юноши и девушки с европейскими грантами и ироническим взглядом на мир — все, вы латентный москвич.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Обсуждать работы прямо на выставке не принято. Это можно сделать потом, в социальных сетях. Когда вообще никак не получается отреагировать на происходящее, всегда под рукой магическая фраза: «По крайней мере, у нас наконец-то научились работать с пространством».
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by По пищевым повадкам гостей на арт-фейрах можно определить степень их вовлеченности в искусство. Новички и залетные персонажи других тусовок к канапе не притронутся — высокое же пришли изучать, интерес к плотским утехам вроде как неприличен. А вот кураторы и художники — люди, по большей части, свободные от предрассудков, без пиетета к торжеству и, конечно, без регулярного дохода. Они не упустят шанс бесплатно перекусить, как-будто козырнув нонконформизмом.
  • Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Разговоры о политике на художественных сборищах тоже подчиняются неписаным правилам. Если вы беседуете с иностранцами, допустим, уместно говорить о феминизме, освобождение всего и вся, а также о правах меньшинств. Если же разговор ведется с соотечественниками, беспроигрышная тема: как, когда и куда уезжать. Обсуждение эмиграции превратилось в помешательство и происходит ради самого же обсуждения.
  • Если вы искренний ценитель прекрасно-современного, на открытиях сразу постарайтесь опознать самого высокопоставленного гостя. Пристроившись к его свите, есть шанс стать слушателем на импровизированной экскурсии, которую ему скорее всего организуют. Слушать про современное искусство нужно, как и читать экспликации — арт теперь не про «что», а «почему»: другими словами, вам объяснят, что сооружение из унылых бинтов и скотча, например, разоблачает лживую патриархальную мораль.

Социолог рассказывает о петербургской тусовке нулевых

Что такое петербургская «тусовка» и как на нее повлиял Советский Союз, почему в фильме «Питер FM» появились протохипстеры и что значит бар «Окоп» в фильме «Прогулка»? «Бумага» публикует отрывки из лекции исследовательницы Маргариты Кулевой «Краткая история тусовки: пить, гулять, смотреть в Петербурге 2000–2010-х», которую она прочитала в лектории «Новой Голландии».

Мы все знаем, что такое тусовка с точки зрения обыденного опыта; это советское слово неформальной молодежи 60–70-х годов. В этом контексте его использует исследователь Елена Здравомыслова: в своей англоязычной статье она концептуализирует кафе «Сайгон» как тусовку.

Тусовка основана на face to face коммуникации ее участников. Такие агенты объединены практиками, мнениями, отношением к чему-то и стилями, в которых происходит коммуникация. Здравомыслова поясняет этот концепт в разрезе советской экономики.

Тусовка — это явление неформальной, теневой экономики, она связана с различными опытами, поведениями и саморазрушениями. Тусовка связана и с индивидуальным видом агентов, свободных индивидуалов, которые противостоят советской официальности и идеи коллективности.

Тусовка — это способ быть вместе и не быть в коллективе.

В чем разница между тусовкой и коллективом? Коллектив предполагает устойчивые социальные связи и вашу ответственность перед членами этого сообщества. Тусовка не предполагает. Вы можете прийти в это место, провести там прекрасно время, уйти и больше никогда не возвращаться. Связи, которые тусовка производит, легче рвутся, вы никому ничего не должны.

Существовал контракт, позволяющий существование тусовки «Сайгона», которая была явно антисоветской. [«Сайгон»] — это то, что не должно было случиться в центре советского города, но случилось.

Это говорит о неком социальном контракте, который не проговаривают. Позже был Ленинградский рок-клуб, который позволял развивать подпольную индустрию.

Но важно, что советская власть имела [об этом] полное представление: у них был куратор из КГБ, контролирующий этот андеграунд.

Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by «Сайгон». pastvu.com

Еще одно определение тусовки дал Виктор Мизиано — известный теоретик искусства. Одна из самых известных его статей, написанная в 90-х, посвящена постсоветской тусовке.

Виктор Мизиано, теоретик искусства:

«Тусовка — это распад дисциплинарной культуры, социальных иерархий, предельно персонализированный тип сообщества. Лишенная институтов, она замещает их персонализированными суррогатами. Тусовка не знает музея, но у нее есть человек-музей.

Она не знает полноценных периодических изданий, но у нее есть человек-журнал. У нее нет художественной критики, но у нее есть критик; нет выставочных структур, но есть куратор; нет рефлексии, но есть философ; нет государственной поддержки, но есть свой министр.

Причем эти суррогаты обладают перфоративным статусом, лишенным какой-либо производственной верификации».

Здесь у Мизиано метафизическое различие между тем, что есть, и тем, что кажется, потому что на тусовке то, что кажется, то и есть.

Вам не нужен серьезный статус, не нужно занимать какое-то прочное место в социальной структуре, чтобы быть куратором. Вы приходите и говорите, что вы куратор. Вы пьете с ними, и вы всё еще куратор.

Может быть, вы не сделаете ни одной выставки, но вы куратор. Вам, кроме того, что вы производите этот статус, не нужно ничего делать.

Я считаю тусовку концептом, который необходимо укоренить во времени. Тусовка — это не то, что есть на самом деле, а определенный тип социальности, который характерен для определенных институциональных условий.

На примере культового мультика «Масяня» Олега Куваева я бы хотела показать, что такое культурная и околокультурная тусовочная жизнь в Петербурге 2000-х.

Эпизод «Пятница» один из первых, это примерно 2002 год. В эпизоде показано планирование тусовки, сама тусовка [могла быть] в Money Honey, в «Цинике» с вечно липкими столами и не очень хорошим пивом или в купчинском клубе Fireball. У этого треш-угара есть некоторые последствия.

В эпизоде мы не видим тусовки, но если посмотреть все ролики «Масяни», то станет понятно, что мест, где проводят время герои, не так много. Мы видим Масяню в каких-то ситуациях в переулке, на тротуаре, в городской среде, часто видим ее дома, иногда на работе. Но в каких-то третьих местах мы ее не видим. Это очень отличается от Москвы, где места уже есть.

Москва в этом эпизоде — город, насыщенный разными заведениями; который нам, питерским, не понять; где много денег. Я думаю, что эти различия сейчас стираются, но в нашей самопрезентации — нет.

Что такое Петербург в то же время? Город не для туристов. Город для тех, кто может оценить этот очень специфический, часто сложный, неприятный, рискованный, но такой родной городской опыт. В этом эпизоде показано 300-летие или «зоолетие» Петербурга. Это появление другого Петербурга и другого типа тусовки.

Еще один артефакт того же времени — фильм Алексея Учителя «Прогулка» 2003 года. Молодой человек знакомится с девушкой на Невском проспекте — и у них возникает симпатия. [Вскоре] приходит его друг, и они гуляют по городу [втроем].

Я думаю, фильм показывает схожую картину Петербурга, который усиленно готовится к 300-летию. Здесь важен строительный фон Петербурга. Единственное место, куда герои заходят, — это распивочная.

Это единственный доступный им досуг вне городской сцены. Очевидно, они пьют в Тучковом переулке в кафе «Окоп», которое не так давно закрылось, — тоже с липкими столами и с тараканами.

Это было очень популярное место.

Читайте также:  Как сократить затраты на холодные звонки и наслаждаться дешевыми лидами — простые советы

Важно упомянуть, что это не те места, которые брали дизайном. Они брали атмосферой и тусовкой, то есть возможностью встретиться с теми людьми, которые интересны. Это места, где темно в любое время суток, — ключевая особенность.

Уилльям Строу, исследователь культурных сцен, говорил, что есть сцены, которые скрываются в тени, а есть те, которые ищут себя в свете надзора.

То есть транспарентность — это важный метод для понимания, что происходит на тех или иных сценах.

Посмотрим на Петербург середины 2000-х. Центральным произведением этих лет является фильм «Питер FM».

Это фильм Оксаны Бычковой, действие которого разворачивается в 2006 году. Фильм про двух молодых людей творческих профессий. Маша — диджей, молодая яркая девушка, жительница Петербурга, которая здесь выросла. Максим — архитектор. Оба героя стоят перед выбором: Маша выходит замуж, Максиму предлагают контракт в Германии.

Весь фильм они пытаются встретиться, то есть на протяжении всего фильма любовного взаимодействия нет. Но они становятся ближе друг другу, хотя ничего между ними и не происходит.

Маша не хочет классическую семью, нормальную жизнь, нормальную профессию. Она хочет что-то альтернативное, но что конкретно, не знает. Стиль, который Маша не может найти, это стиль хипстера. Есть визуальный язык, чтобы это вербализовать, но нет еще слова «хипстер». Нет еще «лофта», «креативного пространства», а Новая Голландия стоит закрытая.

Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Кадр из фильма «Питер FM»

Посмотрим на культурные практики, характерные для героев. Например, в кадре было кафе на улице Белинского. Оно интересно только своим стеклом, в котором всегда идет дождь. Это единственное место, где второстепенные герои фильма находятся в помещении. Мы можем трактовать это как стремление к социальности, которой [главные] герои обладать не могут.

Главные герои ходят только на работу. Единственная тусовка проходит у Максима в квартире перед его отъездом в Германию. В фильме у людей есть потребность где-то собраться, а для большинства людей собраться дома было невозможно.

Вся красота, весь шарм Петербурга [в фильме] связан с архитектурой и лишь отчасти с людьми, которых герои случайно встречают. Он не связан с тусовками и культурными организациями.

Мы видим в фильме представителей творческих профессий, которые пока не знают, куда себя деть. Думаю, несмотря на то, что у Максима какие-то любовные переживания, он нам честно признался, что любит Петербург, но не знает, что здесь делать.

Мне кажется, что это предформирование тусовки творческих профессионалов, которая после 2006 года стала видимой в Петербурге.

Анджела Макробби пишет, что такое работа в творческом поле: «Это комбинация компенсаций за работу без социальной защиты, которую вы получаете, с правом персональных благ от того, что вы являетесь творческим человеком». Она пишет о британской ситуации. Есть выбор: скучная, но надежная профессия и социальные связи, которые вас плотно окутывают, или творческая рискованная специальность и веселая жизнь, но с непонятным концом.

В Петербурге 2006 года, как нам говорит этот фильм, такого выбора нет. Маша и Максим — это те люди, которые хотели бы вести такую жизнь, но для этого нет социальных условий. В моей интерпретации этот фильм про людей, которые в буквальном смысле не могут найти друг друга. Но это не пара влюбленных, а социальная группа, которая нигде не может объединиться.

Взлет тусовки пришелся на конец 2000-х. Этой теме посвящена статья Александры Абдрехимовой The rise of the Tusovka.

Из статьи The rise of the Tusovka:

«Прокуренные тесные полуподвальные помещения всегда полны посетителей. Свободных мест практически никогда не бывает, и большинство людей стоят пьют, курят, разговаривают. Стоять в толпе бара, не переживая, что присесть негде, и наслаждаясь буквально тесным общением с другими — типично европейская практика.

Картина в таком баре: все стоят спина к спине, тесными кружками, с бокалами пива в руках, размахивают руками, рискуя обжечь близстоящего сигаретой, при этом громко беседуют; играет музыка, свет приглушен, время от времени кто-нибудь начинает танцевать, нанося соседям легкие телесные повреждения… Посетители обычного бара закрыты друг от друга: они сидят за отдельно стоящими столиками и, как правило, не вступают в контакт. Границы коммуникативного поля равны границам стола. Единственный человек извне, с которым поддерживается общение, — официант. Входя в диджей-бар (наиболее это заметно в „Даче“), человек попадает в единое коммуникативное пространство с расширенными границами. Замкнуться и держать дистанцию здесь невозможно, так как частного персонального пространства просто не существует».

«Дача» закрыта, время этих заведений прошло. Есть попытка повторить эти заведения на Думской, но уже невозможно сходить в «Дачу» 2006 года.

В чем радость этого тесного социального пространства? Это пространство обеспечено достаточно гомогенной социальной группой.

Это место, где вы заведомо можете встретить прекрасных и удивительных иностранцев, студентов филфака и каких-то очень приятных людей. Эти встречи вам гарантированы.

Если бы «Дача» была открыта сегодня, то вы встретили бы туристов, школьников — кого угодно. Я думаю, что эта одна из причин краха этого формата. Чтобы быть так близко, нужно какое-то доверие, но формируются классовые границы.

Подъем тусовки связан с идеей хипстерства, которая нас настигла позже, чем весь остальной мир. Существует статистика по поиску в гугле слова «хипстер», в которой сравнивается интерес к хипстерству в США и в России.

В России в 2010–2011 годах возникает огромный всплеск интереса к идее хипстерства, но быстро падает; это можно связать с политизацией идеи хипстерства, потому что хипстерами начали называть участников протестов 2012 года.

Моя магистерская диссертация зафиксировала процесс возникновения хипстерства в 2010 году. Та группа людей, которая смогла организоваться чуть раньше, — это те, кто заметил приход и появление хипстера. Вот как отзывались протохипстеры о хипстерах:

«Когда ты спросила, что поменялось в последние пять лет, могу сказать, что много хипстеров появилось, просто как собак нерезаных. И вот эти самые места, которые тебя интересуют, они… я их избегаю.

Вот эта вот хипстер-категория мне неинтересна, поэтому я хожу на конкретные мероприятия, события, которые меня интересуют. В частности, занимаюсь голландской культурой, голландским языком последние несколько лет.

Раньше я ходила в какие-то места определенные, зная, что там будет хорошо и интересно. А сейчас общение с большим количеством людей меня мало интересует». (Лена, 26 лет.)

Это такой протохипстер-сноб, который заметил, что та же музыка и культура начала интересовать большее количество людей, и находится в легком шоке.

Старые «Этажи» — рассадник хипстеризма:

«Не люблю „Этажи“ — мне кажется, это квинтэссенция такой тусни. Вот этот Т. из Москвы реально мог бы вписаться в такую компанию, которые не знают, что такое супрематизм и нарратив, посещают всё регулярно, но ничем не интересуются.

Ходят, потому что это модно. Например, старая знакомая звонит, давай сходим в „Этажи“. Я говорю, а на что? Ты знаешь, кого там выставляют? Она говорит, нет: посидим там в кафешке, и вот вообще, надо просветиться, а то тупая стала».

(Андрей, 23 года.)

Это то, что вызывает крайнее неодобрение. В 2018-м кажется странным, что интерес к культуре и вкусной еде может вызывать так много ненависти.

«Мы сидим в кафе с уже довольно взрослым приятелем, а рядом за столиком очень громко разговаривают две девицы — с курса второго, а может даже и школьницы еще.

И они всё не могли решить, куда им пойти — на какое кино в 3D. Ну, короче, они нас достали. Мой друг говорит: идите девушки, на выставку, проведете время с пользой.

И они — да, точно, пойдем-ка мы в „Этажи“! Мы чуть со стульев не попадали». (Игорь, 35 лет.)

То время связано с символической борьбой за то, что такое культурный досуг, если шире, то культура.

Метафора островов или оазисов современного искусства является значимой, она применима к «Голицын Лофту» или «Гаражу» в Москве. Вы заходите во двор «Голицын Лофта» — и там всё есть, туда приходят люди, которые знают, что там это есть. Вы можете наткнуться на такие оазисы, но вам нужно некоторое знание, умение и социальный капитал (друзья, которые вам покажут такие места).

В случае креативных пространств как оазисов — это все-таки закрытые места. Да, вам никто не скажет «не заходи сюда» или «вы не из нашей тусовки, поэтому не имеете права [здесь быть]».

Если у вас есть деньги и негрязная одежда, этого достаточно, чтобы туда попасть.

Но недостаточно, чтобы почувствовать там себя своим, завести друзей, иметь некое чувство сопряженности, так что это место, где существуют определенные символические границы. В первую очередь классовые.

Тусовка растворяется в таких местах, как Новая Голландия, Музей стрит-арта. Это не секретные оазисы, а большие институции, которые представляют прекрасные художественные продукты и имеют границы.

Они открыты для большей части населения: вам не надо предоставлять документы и что-то знать.

Такие прозрачные места, связанные с коммерческими активностями, мне кажется, дают вам ощущение тусовки, но фактически очень далеки от тех тусовок второй половины 2000-х.

Это место, где вы можете встретить знакомых, а можете не встретить. Такие новые места — это конец той тусовки, которая была. Эти места — представители определенных организаций, которые нам показывают, что такое культура, искусство, потребление развлечений в современной России. Но это не значит, что в Петербурге, Москве и других городах нет андеграундных мест.

Как я создавал стартап клуб и что из этого вышло

Как создать компанию-«тусовку» и расти на 70% в год. Личная история Сергея Вайниловича, 21vek.by Фото с первой встречи стартап клуба Если вы хотите создать свой стартап и ищите единомышленников, команду и свежие идеи, то приходите к нам в стартап клуб. Под катом находится история его возникновения.

Читайте также:  Как продвинуть новое и сложное направление: кейс про эстетическую гинекологию

Начну, пожалуй, с личной мотивации. Единственная цель, из-за которой я учился программировать — это, чтобы делать свои проекты. И хотя на своем первом стартапе я ничего не заработал, но зато я научился программировать и стал заниматься этим профессионально. Как побочный эффект, к стартапам, в целом, стал относиться более цинично. Однако, мечта создать свой бизнес меня не оставляла, я менял разные конторы, где трудился программистом, в некоторых из них я трудился, не видя белого дня, и в такие периоды я даже не думал о своем деле. В других компаниях, где я работал, у меня появлялось свободное время, и я все-таки начинал об этом думать и даже что-то делать. Летом 2018 года как раз наступил такой период. Я избавился от многих стереотипов, с которыми начинал. Свой первый стартап, я сделал почти в одиночку. Теперь я уже понимал, что без команды шансы на успех близки к нулю. Я уже не был «идейным зомби», как со своим первым проектом, и уже просто цинично искал идеи для реализации. Кроме того, иногда я участвую в хакатонах, и в силу этого, я ощущал потребность в сообществе, где можно было бы готовиться к ним, прорабатывать идеи, да и в целом победа на хакатоне — это хороший старт для команды и стартапа. В общем, я задумался о поиске какого-то стартаперского сообщества, где можно было бы учиться, обмениваться идеями и «вариться» в творческом бульоне. Начал я свой поиск с meetup.com, на котором оказалось довольно много стартаперских групп.

Но только оказалось. Частично конечно сказалось то, что поиск я начал летом, но также реальный факт и то, что большинство найденных там сообществ оказались либо мертвыми, либо полумертвыми, либо оказались просто не тем, что я искал. В некоторых группах организаторы не отвечали даже на письмо в личку, в некоторых не было запланированных встреч.

Многочисленные разовые мероприятия, которые довольно часто проводятся в Москве, были именно разовыми, а мне было нужно стабильное, регулярно собирающееся сообщество. В итоге, я всерьез задумался о создании такой группы самостоятельно, и постепенно даже начал записывать в файлик свои мысли об идеологии такой группы.

Если вкратце, я представлял это так: собираемся в какой-нибудь кафешке, устраиваем мозговые штурмы различных идей стартапов, собираемся в команды по наиболее перспективным идеям, пилим и тестируем MVP, работая по двухнедельным спринтам, в свободное от основной работы время.

Мысль, что команда профессионалов соберется и будет что-то делать, бесплатно, в свободное от работы время, казалась мне (и не только мне) фантастической, в идеологии это было самое слабое место. Но с другой стороны, я наблюдал аналогичные сообщества, которые существовали, развивались, трудились и обладали жесткой дисциплиной (хотя на тот момент я еще не знал таких IT сообществ).

Я видел стабильные сообщества, которые большинству людей вообще покажутся безумными. Например, бойцовские клубы, где люди скидывались на аренду спортзала, и затем дрались там друг с другом без правил и перчаток. В общем задача найти таких же больных на голову, как и я, казалась мне сложной, но выполнимой.

Для начала я подобрал бесплатный шаблон и сделал с этой идеологией сайт (домен startup-club.tech я удачно купил по дешевке на распродаже). На сайте сделал контактную форму, через которую можно было подписаться на новости стартап клуба.

Технически реализовать это было просто и почти бесплатно: завел аккаунт на Digital Ocean (опять же взял по промоссылке, на счету уже было 100$), с сервера на Digital Ocean отдается сам лендинг, на нем же крутится скрипт на node.js, который обрабатывает отправку сообщений с формы.

Если на форме ставится галочка «Подписаться на рассылку» емайл отправителя сохраняется в mongodb (в бесплатный аккаунт на mlab.com). Сама массовая рассылка по списку адресов осуществляется с помощью скрипта на node.js и тоже бесплатного аккаунта на mailgun.com.

Потом, уже сделав эту систему, я осознал, что монга — это явное излишество, для моих целей хватило бы просто писать в текстовый файл на сервере. Так, получился своеобразный MVP идеи стартап клуба, который я и начал тестировать. И надо сказать, что с начала эта идея встретила некоторое сопротивление. К ней скептически отнеслись многие мои знакомые программисты.

И, в целом, я не увидел какого-либо интереса. А обычно, если большинство людей считает твою идею глупой, идиот в этой ситуации либо ты, либо они. Причем вероятность первого случая значительно выше, чем второго.

Поэтому неизвестно, насколько долго бы я созревал, и созрел ли бы, но однажды просто подвернулся случай — я зашел на дискорд сервер Соера, начал там общаться, обнаружил там канал #стартапы, где и решился рассказать о своей идее. И тут, неожиданно, впервые, я встретил поддержку. Соер, в своем видеоблоге сделал скринкаст, в котором рассказал о стартап клубе.

Одно время внизу этого видео висела ссылка на сайт клуба и на дискорд сервер, и это дало первые прикидки по тестированию идеи. Не скажу, что результаты воодушевили. Со 100 просмотров приходило 1 — 2 регистрации на сайте. Также некоторое количество людей с этого ролика зашло на дискорд сервер, некоторые даже начали там общаться.

В канале #стартапы пошло обсуждение различных проектов, и, в целом, начали формироваться какие-то зачатки сообщества, к сожалению раскиданные по всей России, СНГ и зарубежью, поэтому оффлайн встречи были невозможны. Сообщество было маленькое, и как обычно происходит с такими маленькими и закрытыми сообществами, оно быстро превратилось в эхокамеру.

Обсуждения шли по кругу, да и самих идей было немного. Поэтому с самого начала стало понятно, что для успеха необходима более разнообразная и широкая аудитория. В это время на сайте кто-то копипастил в форму обратной связи идеи для стартапов, кто-то предлагал инвестиции в проекты (!!!), кто-то просто подписывался на рассылку.

И это была моя целевая аудитория: программисты, интересующиеся стартапами. В целом, сложилось впечатление, что подавляющее большинство этих людей было готово потреблять информационную жвачку на тему стартапов, но не было готово что-то делать своими руками. Жвачку такого рода производить не сложно, можно просто переводить на русский западные источники, что многие и делают.

Но идти по пути развития блога, влога и прочих вещей мне не хотелось, хотя это и было бы полезно. Под что-то делать своими руками, я не имею в виду сразу взяться и пилить мобильное приложение, сайт и т.д. 99% таких поспешных начинаний как раз и заканчиваются неудачей, и примерно так и было с моим первым стартапом. Многие в этой сфере бездействуют из-за того, что не имеют подходящей идеи, но практически любую идею так или иначе можно раскритиковать. Поиск идеи — это сложная и тяжелая научная работа, которая может занять месяцы, и далеко не все готовы и способны этим заниматься. Это не просто чтение литературы и посещение питчей, нужно что-то пробовать самому, проверять гипотезы, иначе все это может остаться бесплодным теоретизированием. И голая мотивация что-то сразу делать может сработать в качестве топлива для неуправляемой ракеты, врезающейся при запуске в ближайшую стену. И именно активная «научная» деятельность по поиску идей, достойных реализации в качестве стартапов, их обкатке и стала основной целью создания нашего клуба.

Между тем, я старался активно участвовать в различных стартаперских мероприятиях, познавал московскую стартап тусовку. Как оказалось мест, где можно послушать питчи в Москве не так уж и много. Я посещал мероприятия Yellow Door, различные IT конференции.

Но самым неожиданным открытием оказалось, что мой бывший сосед, Александр Бутманов, 2 года назад организовал клуб «Союзники» — где каждое воскресенье питчатся стартапы. Если бы кто-нибудь рассказал мне эту историю, я бы подумал, что такое невозможно даже в Кремневой долине. «Союзники» — закрытый, элитный клуб, попасть в который можно только по поручительству члена клуба.

Стартапы в «Союзники» приходят в поисках финансирования, критики и нетворкинга. В клубе действует правило — 6% от прибыли, полученной от посещения клуба, идет на благотворительность. Посещение «Союзников», поначалу даже снизило для меня ценность создания своего стартап клуба. Но просто слушать чужие питчи, было конечно интересно, но мне была нужна активная деятельность.

Можно даже провести аналогию с обучением в вузе — прослушивание чужих проектов было как посещение лекций, а мне еще были нужны семинары и лабораторные работы.

Поэтому я все-таки решил реализовать свою первоначальную идею создать на meetup.com свою группу именно для оффлайн встреч. Первую встречу я назначил в феврале, в кафе «Старбакс» на Павелецкой, и хотя предварительно, прийти на встречу выразило желание около 10 человек (и c дискорд сервера и с самой группы на meetup.

com), и трое подтвердили это в переписке, реально пришел только один. Мы хорошо пообщались на тему стартапов, идеологии и способов раскрутки стартап клуба, и,… больше я этого человека в клубе не видел. Но помимо возможности организовывать встречи, с этой группы пошел траффик, который сразу дал неожиданный результат.

Со мной связался Слава — один из организаторов крупной митап группы в которой не проводились встречи, и которую я посчитал мертвой, и предложил объединиться. Буквально через пару недель после этого, на meetup.

com появилась группа коворкинга «Берлога», которая стала размещать митапы, посвященные мозговым штурмам, и я целенаправленно пошел туда чтобы предложить объединиться. Так я познакомился с Юрой — администратором коворкинга «Берлога», и наши собрания обрели свой дом. Таким образом было объединено три митап группы, и так возник стартап клуб.

С этого момента, я уже не могу продолжать эту историю в единственном числе, и дальше буду употреблять местоимение МЫ. С самого начала мы понимали, что наше сообщество будет развиваться только в том случае, если приходящие к нам люди будут действительно получать пользу от наших мероприятий.

И чем больше пользы мы приносим приходящим к нам людям и их проектам, тем сильнее будет наше сообщество. Мы создали свой чат в телеграмме, завели ряд гугл доков и начали раз в 2 недели, по субботам, проводить встречи. Изначально идея была следующая (и примерно так она была изложена в описании группы на meetup.

com) — желающие презентуют свои проекты, затем, мы разбиваемся на группы, проводим по этим проектам мозговые штурмы, подводим результат, затем эти же группы в дальнейшем пилят MVP. Главное опасение, которые у нас было, что просто не найдутся люди, готовые пропитчить свой проект не оправдались, на первой же встрече было пропитчено 5 проектов.

Мозговые штурмы как таковые не складывались, как оказалось в группах больше 15 человек, все сводится к формату питчинг, затем вопросы, ответы, предложения, обсуждения. В связи с этим мы стали проводить отдельные встречи по пятницам, на которые приходит небольшое количество людей, и разбирается один проект.

Читайте также:  Срок подачи заявок на электронный аукцион по 44-фз

На таких встречах действительно удается провести настоящий полноценный мозговой штурм и проработать проект. На каждую встречу мы стали выставлять 2 — 3 проекта на питчинг, затем идет формат свободного микрофона, на котором каждый может высказать идею своего проекта (хотя зачастую в этом формате выступали люди, просто не попавшие по очереди на питчинг).

Если оценивать качество проектов, некоторые из них конечно были странные, но откровенный треш приходил крайне редко, а если это и случалось, случалось на свободном микрофоне.

В целом идея оказалась востребованной (в узком кругу), в различных стартап группах и чатах периодически появляются люди с желанием побрейнштормить ту или иную идею, и наши группы оказываются именно тем, что они ищут. В первые 2 — 3 встречи, мы были неприятно удивлены тем, что каждый раз приходил практически новый состав людей (т.е. первоначально, retention rate нашего клуба оказался на удивление низкий). Однако потом, начиная примерно с 4 — 5 встречи начал формироваться состав постоянных участников, который продолжает расти от встрече к встрече. Я заметил, что постоянными участниками становятся именно мотивированные люди, которые знают за чем пришли в клуб.

Если подводить итог первых трех месяцев работы стартап клуба — получилось немного не то что мы ожидали, и столкнулись мы не с теми проблемами, которых ожидали.

Для кого то наш клуб оказался чем то вроде интеллектуального развлечения, определенный процент людей, которые в него приходят, приходят просто случайно, что бы просто посмотреть, что тут происходит. Кто-то заходит, чтобы самореализоваться, попиариться, рассказать о своих идеях, иногда даже и не относящихся к стартапам.

Кто-то приходит действительно мотивированным и настроенным на долгосрочный поиск и работу. Мы пробуем разные форматы, возможно наш клуб будет выполнять какую то образовательную функцию, посмотрим что из этого получится.

Так, спонтанно, в чате нашего клуба ряд людей высказали пожелание собираться по выходным, обмениваться опытом и кодить свои проекты (аналогично тому, как это делают ODS Pets Projects) — если этот формат устоится, то наш клуб станет действительно таким, каким он задумывался изначально.

В июне, впервые на нашем собрании прошел онлайн питч, и скорее всего мы и дальше будем поддерживать этот формат, что расширяет географию наших участников. В общем мы продолжаем экспериментировать и развиваться. На фоне довольно слабенькой московской стартаперской экосистемы, мы конечно нашли свою нишу, и это было нетрудно. Но самое главное что мы создали — мы создали место, куда можно прийти и обсудить свою идею, и это место открыто для всех.

Читать онлайн "Тусовка решает все. Секреты вхождения в профессиональные сообщества" автора Иванов Антон Евгеньевич — RuLit — Страница 3

Личный бренд своими руками

Оглянитесь вокруг: в современном мире во всех сферах нашей жизни мы сталкиваемся с брендами различный компаний: Levi’s, NOKIA, Microsoft, McDonalds и множеством других. Также существует множество брендов личностей: Билл Гейтс, Питер Друкер, Майкл Джексон, Жорес Алферов.

Причем если раньше бренды личностей были характерны для звезд шоу-бизнеса, политических деятелей и ученых, то теперь это понятие распространяется и на лучших специалистов в своих сферах. Почему бренды так распространены и почему их создание так необходимо? По своей сути бренд – своего рода стандарт качества, но в то же время он включает в себя и имидж.

Посещая разные города и страны, вы всегда сможете отличить вышеперечисленные бренды. Это личности с ярко выраженной индивидуальностью, проповедующие свою «религию» и для своих потребителей, и для своих работников. Бренд личности создается для того, чтобы его обладатель не затерялся, когда имеется большой выбор. Бренд больше, чем имя, – это эмоции и вера, это ваша уникальность.

И если до некоторого времени бренд имели только транснациональные компании, звезды шоу-бизнеса и деятели политики, то сегодня настало такое время, когда индивидуальность приобретает огромное значение и каждому из нас нужен свой бренд. Особенно в том случае, когда мы ведем речь о нас, успешных менеджерах, осваивающих рынок.

Представьте, какое изобилие товара имеется на рынке труда, а истинными брендами становятся не все. Но все мы оказались на одной рыночной площади, где правило одно – выбирают лучших.

Алгоритм построения бренда не так сложен. Первое, что вам предстоит сделать, если вы хотите «создать» свой личный бренд, – провести маркетинг и установить области, где ваши умения и навыки можно применить, т. е.

найти ваших потребителей, выявить целевую аудиторию и создать и ранжировать свои атрибуты. Даже ваши слабости можно представить как присущую только вам индивидуальность.

Давайте приступим и рассмотрим последовательность действий по созданию личного бренда, сопоставляя их с действиями компаний (табл. 1).

Таблица 1. Последовательность действий компании и человека по созданию бренда

Результатом успешного построения бренда будет являться ассоциирующаяся с вашим именем система ценностей, правил и заповедей. В настоящее время ваш опыт, знания и навыки являются рыночным товаром, а вы воспринимаетесь как бренд.

Конкуренция перестает быть узкопрофильной, она принимает глобальные масштабы и захватывает все больше умов и сердец. Сегодня личные бренды популярны в таких сферах, как бизнес, образование и информационные технологии, завтра же конкурентноспособность и промышленных предприятий будет зависеть не только от ассортимента выпускаемых товаров, но и от компетенции сотрудников.

Создавайте себя сами, иначе вы обречены на неизвестность.

Получение опыта от более мудрых и старших коллег

  • Каждый специалист в своей области является источником полезной информации, учитывающей специфику его деятельности, а самое главное, он может дать массу практических советов начинающим.
  • Многим людям, достигшим хороших результатов в своей профессиональной сфере, хочется поделиться своим опытом и знаниями, и им очень интересно общаться с молодыми, горящими, но еще не набравшимися опыта людьми.
  • Общение с такими специалистами даст возможность избежать многих ошибок, получить некоторые готовые решения сложных вопросов и взглянуть на возникающие проблемы свежим взглядом.

Впервые я столкнулся с подобной ситуацией, когда стал работать в рекрутинге. Один из моих клиентов, когда шел вопрос о поиске менеджера по продажам метизов, поведал, что знающий человек – потенциальный клиент, будет разговаривать только с профессионалом, а профессионализм ощущается буквально после двух вопросов.

Представьте ситуацию, когда вы приходите в магазин, а продавец на все вопросы о товаре говорит: «Не знаю» или «Мне этого не говорили». Ужас. Этот пример навел меня на мысль о том, что искать нужных людей надо

в местах их концентрации или опять же в тусовках. Дальше – больше, когда я работал начальником отдела персонала, один мудрый человек, а заодно и директор по персоналу, поведал, что он именно так и искал топ-менеджеров и ведущих специалистов.

Он изучил в определенной сфере деятельности, какие этапы проходят кандидаты, чтобы стать специалистами, где повышают квалификацию, в каких ведущих компаниях работают, и стал искать выходы на эти организации.

Ну а после того как он вошел в тусовку профессионалов в своей сфере, ему стало намного проще искать специалистов, кандидаты практически сами становились в очередь.

Такой подход можно применять не только в рекрутинге, ведь многим менеджерам нужно искать клиентов, уметь налаживать контакты с ними, так сказать, удовлетворять их потребности и т. д. А для того чтобы войти в профессиональную тусовку, нужно всего-навсего стать таким же.

Думаю, у вас сразу возник вопрос, а как это так, неужели нужно меняться из-за какого-то сообщества. Ни в коем случае. Просто иногда нужно не только быть, чтобы казаться, но и казаться, чтобы быть. Пример из биологии. Знаете, как проникает вирус в организм? Простыми словами можно объяснить так: у каждой клетки есть вход – замок.

Вирус подбирает код замка и становиться «своим». Клетка пропускает его в организм, и вот она – болезнь.

Так что я даже ничего не изобретал, да и вообще много мудрости рядом с нами, только о ней не каждый знает или не хочет знать. Вот и советы и рекомендации такого рода, как были приведены выше, можно услышать от уже успешных людей. Самый лучший способ узнать ответ – это задать вопрос.

Возможность найти единомышленников и партнеров для реализации проектов

Если вы уже определились, чем хотите заняться в своей профессиональной деятельности, и у вас созрел план действий, то собрать команду, с которой вы будете реализовывать свой проект, вам поможет сообщество.

Во-первых, вы можете получить консультацию старших коллег о реальности задуманного, во-вторых, сможете привлечь инвестора для осуществления проекта, ну и в-третьих, как я уже сказал, собрать команду, с которой будете реализовывать свой проект. В этом случае вы уже не только «продаете» свои навыки и умения, а еще и «покупаете» опыт, навыки и умения своих коллег.

Хороший пример таких объединений внутри сообщества имеется в политике. Возьмем любой государственный политический орган, будь то Государственная дума или правительство Санкт-Петербурга. Везде есть партии и оппозиции, выдвигающие свои идеи и объединяющиеся в группы для продвижения того или иного законопроекта.

Еще один пример – это временные проектные группы, которые уже набрали большую популярность в сфере hi-tec. Собирается команда программистов-разработчиков, они создают программу, получают свой гонорар и снова расходятся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *