Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global childО правильном и качественном образовании для своих детей современные родители начинают думать еще до рождения чад. Но как понять, что же нужно ребенку, особенно когда ему несколько месяцев от роду, а его уже готовы взять на обучение школы раннего развития? Должен ли малыш уметь считать в два года, а в четыре – читать? Эти и другие вопросы задают себе современные родители еще в то время, когда будущая мама беременна. Ответы на них мы сегодня попытаемся дать вместе с Илоной Геращенко, основателем международного детского образовательного клуба Global Child.Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global childОткрыть/cкачать видео (46.21 МБ)

Что такое Global Child и для вас, и для ваших клиентов?

Для меня лично Global Child – это второй ребенок, который растет вот уже пятый год, который в свое время родился, встал на ноги и сейчас достаточно уверенно воспитывает наших учеников.

Для наших клиентов клуб Global Child – это, в первую очередь, огромные возможности.

В клубе создана очень комфортная атмосфера для гармоничного развития детей, и наши педагоги постоянно работают над тем, чтобы ребенку было приятно и в радость обучаться тому, что ему пригодится в будущем.

Что же актуально в детском образовании в XXI веке и какие новейшие тенденции в дошкольном и младшем школьном образовании вы сегодня отмечаете?

К этому вопросу можно подойти с двух сторон. С одной стороны, сами образовательные технологии непрерывно развиваются, но не всегда — и это уже вторая сторона вопроса, — их возможно применить в раннем возрасте, потому что в первую очередь надо базироваться на детской психологии и психофизиологии.

Очевидно, что ребенок начинает ходить только в год, и какие бы образовательные технологии ни развивались, мы не заставим его топать ножками в 6 месяцев – это просто нездорово для него. Поэтому, конечно, все образовательные тенденции и методики основываются на психофизиологии. Чем занимаемся и мы – постоянно изучаем именно эту сферу знаний. Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global childЕще одна очень важная составляющая – это физиологический фактор роста человеческого мозга. Как известно, нейронные связи наиболее активны до 7 лет, поэтому наша ключевая задача как специалистов в области раннего развития – правильно и корректно использовать эти возможности и способности человека как такового. Использовать технологию игры, которая является естественной средой деятельности ребенка. Уметь играть педагогам, уметь увлечь ребенка занятием – это то, что необходимо всегда, независимо от времени и периода развития самих образовательных технологий. При этом мы всегда используем именно инновационные решения в области знаний и методологии, как, например, пользуемся Оксфордской программой обучения чтению и английскому языку. Мы работаем со своими испанскими партнерами в области обучения начальному испанскому с 4-х лет. Мы базируемся на методах работы программы Международного бакалавриата и, конечно, пишем авторские программы, потому что русскоязычные белорусы в изучении и получении знаний и навыков XXI века – это особая, безумно любимая нами категория клиентов, мы очень ответственно подходим к этому у себя в клубе.

Каковы основные принципы работы вашего клуба?

Мы не только работаем на международном — самом высоком, — уровне с точки зрения программ и работы с клиентами, но, безусловно, имеем особый подход к управлению клубом, к менеджменту. Поэтому, естественно, мы имеем свою миссию, принципы, стратегию развития. Мы честно следуем этой корпоративной культуре в своей каждодневной работе.

Что сложно, признаюсь, потому что принципы нашей работы требуют от нас многого, и соответствовать им – это определенный вызов для нас самих. Но при этом родитель понимает, что в маленьком возрасте ребенок получит навыки большей самостоятельности, говорения и проч.

В возрасте более старшем мы проходим жизненные ситуации, которые будут необходимы ребенку уже в школе, кафе, аэропорту и т.п. И родители знают об этом изначально, когда покупают программу. Наша задача в течение выполнения обязательств, которые мы взяли перед родителями, – обеспечение того, чтобы именно эти результаты ребенок получил.

Гарантия результата обучения – это самый главный принцип.

Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

Еще один принцип – это серьезная научная база нашей работы, и в силу этого именно в этом, 2014, году нами создан автономный научно-исследовательский центр нашей компании, который постоянно занимается новыми разработками, анализом мировых технологий, участием в конференциях и тому подобных мероприятиях, что в итоге ведет к обновлению и оптимизации нашей программы.

И, конечно, это партнерство с семьей.

Мы безумно счастливы работать с родителями, потому что, наверное, только заботливый и любящий родитель приведет ребенка с самого раннего детства в образовательный клуб, в котором он получит современные навыки.

Это определенная зрелость самих родителей. Триада «ребенок – родитель – учитель» – это «святой Грааль» нашей работы. Этому ты тоже посвящаем много времени и сотрудничаем с родителями.

В целом, в XXI веке мы говорим все-таки о навыках и компетенциях, которыми необходимо обладать человеку будущего.

Эти навыки и компетенции мы прививаем с самого детства, именно их наш нынешний ученик и будущий взрослый будет использовать в своей жизни, благодаря чему он будет успешен и счастлив, потому что будет себя просто комфортно чувствовать!

Сегодня очень много школ раннего развития и клубов для детей, которые также берутся чему-то учить крошек с самого младшего возраста. В чем отличие Global Child?

Во-первых, в обучении детей с 6 месяцев. Это удивительный возраст множества возможностей, но это очень тонкая работа, можно сказать ювелирная. Видимо, именно поэтому немногие за нее берутся. Мы тщательно подбираем персонал и очень щепетильно разрабатываем программы, благодаря которым наши дети учатся именно с 6 месяцев. Причем учатся на двух языках сразу.

Безусловно, существенное отличие нашего клуба от других центров раннего развития – это его международность, которая отражена и в названии, и в существе программы.

Мы работаем с такими странами, как Англия, Мальта, Испания, и не только на уровне консультаций: мы непосредственно сотрудничаем с нашими коллегами, ведем переговоры, общаемся, организовываем круглые столы, обмениваемся опытом, что дает нам колоссальное преимущество с точки зрения наших клиентов.

Получаем новейшие методы, новейший опыт и применяем это все прямо здесь, в Минске. Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

На основе каких программ сегодня ведется обучение в вашем клубе?

Я повторюсь, мы действительно работаем на методах и принципах международной программы, Международного бакалавриата, работаем с этого года на базе Оксфордской программы обучения английскому и, в частности, обучения чтению самых малышей. То есть с 3-4 лет дети уже начинают читать.

Мы, безусловно, используем республиканскую программу, потому что требования к школьникам никто не отменял, и родители ожидают, что дети будут подготовлены к школе в 6-7-летнем возрасте при выпуске из нашего клуба.

Мы работаем опять же с нашими испанскими партнерами в области программы по испанскому языку и разрабатываем авторские программы с учетом нашего собственного опыта практически во всех направлениях: как в английском, так и в испанском, как в курсах для родителей, которые мы ввели в этом году, так и программах выходного дня, которые имеют более «отдыхательно»-обучающий характер, нежели учебные, академические занятия в течение недели.

Каким языкам учат в Global Child?

Поскольку Global Child – это ребенок мира, то, конечно, мы учим мировым языкам. В топ-3 самых используемых входят английский, испанский, а также и русский, несмотря на то, что мы говорим на нем постоянно. Эти три языка – ключевой фундамент, наша база.

При этом хочу обратить внимание, что мы не «учим языкам», а учим на языках думать, анализировать, принимать решения, считать, писать и т.д. – возвращаемся к результативности обучения на трех языках.

Ваш клуб – единственное образовательное учреждение в Беларуси, которое учит детей иностранным языкам с шести месяцев.

Почему вы считаете это необходимым, насколько это оправданно и эффективно?

Это, безусловно, эффективно. Это не только доказано научными исследованиями, это не только наше желание дать детям как можно больше с раннего детства, но это доказано уже и нашей практикой, накопленной годами.

Годовалые малыши, пришедшие к нам в 6 месяцев, начинают говорить «Hello» или «How are you?», и это происходит настолько естественно и легко, что даже не сравнится с возрастом 8-9-летних детей, которые говорят фразами, но при этом уже думают, что именно говорят. Процесс усвоения языка просто потрясающий, и за этим очень приятно наблюдать.

И научные исследования, и наш опыт доказывают, что мозг ребенка в раннем возрасте очень гибок, очень открыт. Как известно, если речевой аппарат ребенка не развился до 7-летнего возраста, то после этого человек как таковой не может научиться говорить.

А когда ребенок изучает два языка с раннего детства (опять же мы не изучаем, а говорим сразу на двух языках), то он одновременно развивает и речевой аппарат, и его функциональные особенности, связанные с разным произнесением звуков в разных языках.

И, конечно, мы развиваем мыслительные процессы ребенка на фоне того, что он одни и те же предметы может называть двумя способами, двумя разными словами, используя при этом даже разные структуры предложения. Это очень здорово сказывается впоследствии на восприятии информации.Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

Что, помимо иностранных языков, узнают, изучают дети в Global Child? Что именно имеется в виду под всем тем другим, что не есть «язык»?

В общем мы это называем «гармоничным развитием личности». Кому-то это может показаться абстрактным. Но на самом деле гармоничное развитие личности – это очень серьезная работа и учителей, и родителей. Это интеллектуальное, физическое, социальное развитие человека.

Невозможно учить только языку, например грамматике, структуре языка, если ребенок в это время просто пассивен или социально не адаптирован, не может общаться с детьми. Это негармоничное развитие личности.

Поэтому в нашем клубе мы говорим именно о гармоничном развитии с раннего детства, обо всех аспектах личности, включая и широту кругозора, знания разных стран мира, культур и обычаев, ну и знание базовых вещей – чтение, письмо… (Об этом даже не говорю, это обязательная часть любой обучающей программы).

Читайте также:  Почему дешевеет золото и что будет дальше
Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

Какие еще услуги вы предлагаете своим клиентам?Гарантия результата обучения — мы уделяем этому огромное внимание, потому что родитель должен понимать, за что он платит деньги и что он получит в результате. Конечно, мы не говорим о конвейерной работе: я сегодня купил баночку питания, значит будет обязательно то, что написано на баночке. Мы работаем с детьми, и индивидуальный подход – это must be.

Одним из ключевых принципов нашей работы является партнерство с семьей. Мы это не только «проповедуем», но и реализуем в нашем клубе. У нас есть программа под названием GC Weekend, по-русски это «программа выходного дня», когда и родители, и дети приходят в клуб, проводят какое-то количество времени в нем совместно, обучаясь, посещая школу вежливости, занятия по церемониям разных стран и т.д. Это приятное времяпровождение для всей семьи, при этом обогащение своего культурного кругозора.

Сегодня 1 сентября, и у вас, наверное, тоже начало нового учебного года, с чем я вас поспешу поздравить! А что же нового предлагает Global Child своим клиентам в новом учебном году?

Большое спасибо! Для нас всегда 1 сентября – очень важное событие года, и с этим же я хочу поздравить наших клиентов и деток.

Безусловно, мы обновились. С этого года мы являемся международным детским образовательным клубом, и за каждое слово несем ответственность в своей работе.

Мы предлагаем новые программы: как я говорила, это GC Weekend, а также курсы для мам, ожидающих малыша. «GC Мама» – это уникальная программа, которую никто, наверное, пока предложить не может, потому что чаще всего беременные мамы могут найти курсы по тому, как готовиться к родам либо первым дням малыша физически, а мы как образовательный клуб подходим к этому иначе.

Это золотое время для мамы. Ведь несколько месяцев перед тем, как малыш появится на свет, – это возможность узнать, как он воспринимает информацию, что для него важно, какие кризисы он переживает и в каком возрасте, как правильно подать ребенку ту или иную информацию, как и чему учить.

Более того, это прекрасная возможность расширить собственный кругозор, потому что в программе «GC Мама» мы делимся знаниями о том, как обучают детей в разных странах мира, какие образовательные тенденции сейчас есть.

Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

Что вы порекомендуете родителям, которые хотят, чтобы их дети получили хорошее образование, были воспитанными, и, конечно же, счастливыми, успешными, – детьми, которые живут в гармонии с собой и окружающим миром?

В первую очередь, я порекомендую родителям любить своих детей. Слышать их и давать им веру в то, что они любимы. А во-вторых, помнить, что будущее – это уже сегодня. Потому что каждый следующий день – это уже то будущее, которое мы формируем сейчас. Не тратьте время, начинайте прямо сейчас!Узнать подробную информацию о Global Child и записаться на занятия Вы можете по телефону 691 10 10 (velcom) и на сайте www.gcc.by.

Абра «Кодабра»

Партнеры пошли в ближайшую к офису школу №1259 и договорились с руководством бесплатно проводить занятия с учениками 1–7-х классов в свой обеденный перерыв. «Было очень страшно, но все прошло хорошо.

Дети быстро схватывали и радовались, — вспоминает Дарья. — Мы бежали с работы, проводили урок на ходу и возвращались в офис. Но усталости не было, потому что каждая эмоция ребенка вызывала у меня тройную эмоцию.

Это был просто космос».

Врач, айтишник, финансист

По данным исследования Левада-центра, проведенного в мае 2016 года, популярность профессии программиста резко возросла.

Если в 2015 году 11% опрошенных россиян хотели видеть своих детей специалистами в ИT-отрасли, то в 2016 году эту профессию в числе желанных назвали 17%.

Столько же опрошенных (17%) хотели бы, чтобы их дети были врачами, чуть меньше (13%) — юристами, экономистами и финансистами.

По данным опроса, проведенного в августе 2016 года, 23% россиян считают, что информатике и программированию в школах нужно уделять больше внимания. По степени важности этот предмет стал шестым — после русского, математики, истории, литературы и иностранных языков.

На фоне повышения интереса к программированию в 2016 году в Москве открылось множество ИT-школ для детей. Сейчас основные игроки на этом рынке — «Кодабра», Coddy, Moscow Coding School, Code Class, Unium, Crush Pro и «Алгоритмика».

Программисты без границ

Абрамова и Лоханский стали проводить бесплатные уроки регулярно. Но если Дарья даже не задумывалась о том, как заработать на новом увлечении, то Дмитрий мечтал, что хобби когда-нибудь станет бизнесом. Он начал вести блог на сайте «Хабрахабр», где рассказывал об опыте обучения детей программированию с помощью компьютерных игр.

Тема заинтересовала аудиторию, а Абрамову с Лоханским завалили вопросами. Такие же программисты со всей страны просили прислать методички и проконсультировать их по Skype, чтобы они могли проводить уроки в своих городах. «Нам приходило по 15–20 запросов в день. Мы назвали проект «Кодаброй» и начали быстро писать методички.

Никакой базы или бизнес-плана не было, все делали по наитию», — вспоминает Абрамова.

Как устроен бизнес на обучении детей – рассказ директора global child

Дарья Абрамова ( Владислав Шатило / РБК)

Вскоре «Кодабра» превратилась в настоящее волонтерское движение. К середине 2014 года в проекте уже участвовали около 40 человек, которые проводили занятия в Москве, Новосибирске, Санкт-Петербурге и Волгограде. Партнеры стали выступать на ИT-конференциях с лекциями.

«В России тогда не было почти никого, кто системно учил бы детей писать программы. Был «политех», который давно работал с детьми, но не все могли туда попасть. Были преподаватели-энтузиасты в школах. Но обучение детей программированию не было массовым.

В этом плане мы были новаторами», — утверждает Абрамова.

К концу 2014 года приятели решили превратить «Кодабру» в бизнес. За образец хотели взять модель развития детских школ программирования в США, где такие проекты обычно спонсируют ИT-компании. Абрамова и Лоханский обратились к представителям «Яндекса», Mail.Ru Group и «Связного», но денег давать никто не хотел.

«Казалось, идея дать возможность каждому ребенку страны создать свой проект и научиться программировать настолько правильная, что айтишные компании без труда выделят 200 тыс. руб. двум-трем людям на зарплату, — говорит Дарья.

— Но нам тогда сказали, что ученики 1–7-х классов их не интересуют, они готовы вкладываться только в выпускников школ и вузов».

Когда школа — зло. Как устроен бизнес на домашнем онлайн-обучении детей

По закону пройти аттестацию можно бесплатно в любой госшколе региона, где прописан ребёнок. Но по факту школы часто оказываются не готовы принять таких учеников: процесс аттестации связан с оформлением большого количества документов и дополнительной нагрузкой на учителей, которую государство не оплачивает.

Ещё одна проблема: программы онлайн-школ часто не стыкуются с программами классических школ.

«Аттестация в госшколе, а учимся в частной онлайн, и учебные планы не совпадают. Государственная школа навстречу идти не желает и отказывается принимать ведомости из онлайн-школ, — рассказывает Варвара Летняя. — Поэтому онлайн-школы договариваются с дружественными частными очными школами и зачисляют своих детей к ним. Так получается проще, но это платно и число учеников огромное».

Родителей могут не устраивать и предлагаемые условия аттестации: неудобные сроки или то, что ребёнок будет писать контрольные или отвечать на экзаменационные вопросы в незнакомой обстановке, незнакомому педагогу и т. п.

Для решения проблемы прибегают к услугам посредников. Те помогают организовать промежуточные и итоговые аттестации удобным для семьи образом, часто в «облегчённом» виде, в том числе дистанционно. А школа-партнёр (государственная или частная) в таком случае лишь выдаёт подтверждающие документы.

Но схема чревата рисками. Для такого партнёрства необходимо согласовать рабочие программы по предметам, а школе-партнёру необходимо принять пакет документов по всем вопросам взаимодействия с посредником, объясняет Екатерина Хлюнева.

«Расхождения могут возникнуть по рабочим программам. Или кто проверяет работы учащихся — учитель школы-партнёра или работник неаккредитованной организации? Имеет ли этот специалист право преподавания и педагогическую квалификацию? Могут быть и другие разногласия, а заложниками останутся ученики», — подчёркивает Хлюнева.

«Если ребёнка прикрепляют к государственной школе — то есть пример, когда такой деятельностью начинала активно интересоваться прокуратура и Следственный комитет, — рассказывает директор частной школы ЦОДИВ Анна Меньшикова. — Так как всем понятно, что школа либо получает дополнительное бюджетное финансирование на детей-заочников (в реальности не занимаясь их обучением), либо получает незаконным путём деньги от посредников».

Родители хотят за деньги получить качественную альтернативу традиционной школе, но не всегда игроки нового рынка оправдывают их ожидания. Чаще всего клиенты сетуют на задержки с проверкой домашних работ, ошибки учителей, ляпы в заданиях, однообразные видеозанятия и отсутствие своевременной обратной связи.

Недетские деньги: как устроен бизнес обучения через игру

В кризис родители стараются экономить на всем, кроме расходов на детей и медицины. Поэтому ставка предпринимателей на бум на российском рынке детского досуга вполне объяснима. Forbes изучил истории трех крупных игроков на этом рынке.

Первый детский город профессий «Кидбург» для детей был открыт в Санкт-Петербурге в 2011 году. В рамках проекта дети получили игровой опыт по разным специальностям — врач, автомеханик, банкир, моряк и т.д..

«Дети при посещении города получают трудовую книжку, в которой прописаны различные сценарии игр», — рассказывает Максимилиан Пивоваров, гендиректор ГК «Кидбург».

У таких городков есть конкретный практический опыт — родители могут оценить склонности ребенка к профессиям в будущем.

Инвестиции в первый «Кидбург» составили 60 млн рублей. В среднем вложения в аналогичные проекты в зависимости от площади и города варьируются от 80 до 140 млн рублей.

Учредители «Кидбурга» группа партнеров — Максимилиан Пивоваров, Екатерина Андреевская, Оксана Орлова, Екатерина Пустошная, Алексей Бобров и Виталий Мацнев. «У нас был опыт создания других детских развлекательных центров, — рассказывает Пивоваров.

Читайте также:  Почему рост экономики в беларуси и россии замедлился: смотрите эти карты

— Новый формат центра мы задумывали как площадку с множеством обучающих мастер-классов». Аналогичные форматы есть за границей, но какой-то конкретный зарубежный проект компания не копировала.

Для развития нужны были деньги. В 2014 году инвестфонд Capman приобрел 40% доли ООО «Кидбург» (сумма сделки не разглашается). Альберто Моранди, партнер инвестфонда Capman объясняет, что в 2014 году они заметили большой потенциал в развитии детских городов профессий в регионах России и решили вложиться.

После инвестиций фонда «Кидбург» расширил сеть до 12 проектов — в Москве открыто четыре центра, еще восемь (включая франшизу)  открыто в Ярославле, Воронеже, Владивостоке, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, Новосибирске.

 Вдобавок к России теперь «Кидбург» рассматривает открытие проектов по франшизе в Германии и Латвии. «Кидбург» утверждает, что является крупнейшей в России и второй в мире сетью детских городов профессий.

 Президент Ассоциации предприятий индустрии товаров и услуг для детей Антонина Цицулина считает, что «Кидбург» безусловный лидер в России по количеству центров, рентабельности и по отработке модели развития в регионах. 

Посещаемость «Кидбургов» зависит от проекта, города и сезона. В среднем это около 100 000 — 300 000 посетителей в год, чаще это дети от 4 до 11 лет. Стоимость билетов в Москве — от 765 до 1170 рублей в зависимости от дней недели и формата активности.

Бизнес является сезонным, зависит от графика школьного года и каникул. Поэтому персонал в «Кидбурге» делят на две группы — это фултаймеры (полная занятость) и парт-таймеры (гибкий график работы). Всего в сети работает 2000 человек (включая парт-таймеров).

В управляющей компании работает 70 человек, в каждом отдельном проекте занято около 15 человек на фултайм и до 70 на парт-тайм. 

По словам гендиректора сети, проекты «Кидбурга» окупаются в течение трех лет. Владельцы не раскрывают стоимость франшизы, размер паушального взноса и роялти.

Среди «гарантированных» затрат, которые понадобятся на открытие нового центра указана цифра 100 млн рублей на 2000 кв м.

«Цена договорная, — объясняет Пивоваров, — Она зависит от того, какой проект мы делаем, — для получения прибыли или для изменения имиджа торгового центра. Проекты реализуются под ключ».

Прямой конкурент «Кидбурга» в Москве — это город профессий «Мастерславль», он открылся в столице в 2014 году (на год раньше «Кидбурга»).

«С 2011 года я много ездил по другим странам, знакомился с опытом зарубежных аналогов – «Ваннаду», «Кидлэнд», «Минополис», «Кидзания», — рассказывает Виталий Сурвилло, основатель проекта и председатель совета директоров «Мастерславль».

—  Первоначально планировал выкупить франшизу одной из действовавших тогда международных сетей. Но чем больше я вникал в суть зарубежных проектов, тем больше разочаровывался». 

Сурвилло не хотел заниматься только развлечением – переодеванием в костюмы той или иной профессии и игрой во взрослых. В его планах было создать центр дополнительного образования, чтобы ребенок мог каждый раз открывать для себя что-то новое в понравившейся ему профессии.

Так пришла идея создать собственную концепцию города профессий. В нем реализовано три уровня обучения: базовые занятия, мастер-классы и курсы профессиональной ориентации.

«Теперь в каждой мастерской в Мастерславле предлагается от 5 до 10 сценариев различных занятий», — продолжает Виталий Сурвилло.

Все это потребовало немало средств  — в первый «Мастерславль» было вложено почти 700 млн рублей. Строили город профессий в Москва-Сити на 6100 кв.м.

В 2013 году в начале стройки это был единственный объект в центре столицы с такой вакантной площадью. Открытие центра совпало с кризисом, падением курса рубля в два раза, у компании были валютная аренда и кредиты.

С ударом кризиса удалось справиться — аренду перевели в рубли, хотя кредиты на несколько миллионов долларов остались.

Вложения требуются и сегодня: в компании большой штат сотрудников, занятых составлением новых сценариев. Сейчас, например, детям готовят новый сценарий занятия по криптовалюте и блокчейну.  Всего в «Мастерславле» работает около 200 человек.

Основная часть расходов — это арендная плата (40%), ФОТ (30%), еще 10% уходит на  налоги. Стабильный ежемесячный поток посетителей в «Мастерславле» — это 20 000 гостей в месяц, осенью количество посещений растет и достигает на пике 30 000.

 Стоимость билета в зависимости от дня недели — от 1190 до 1490 рублей за билет. Ежегодный оборот «Мастерславля» составляет свыше 200 млн рублей.

Франшизный пакет в «Мастерславле» был сформирован  в течение полугода после открытия. Базовое предложение по франшизе предполагает паушальный взнос в размере 100 000 евро и роялти на уровне 5% с оборота. Потенциальных франчайзи ориентируют на инвестиции на уровне 800-1000 евро на кв.м.

парка «под ключ» (включая стоимость франшизы). «Мы не импортируем формат edutainment, мы его экспортируем, — гордится Виталий Сурвилло. — В этом году у нас открылись франшизные проекты на Кипре (в Лимассоле) и в Армении (в Ереване). Площадь проекта на Кипре — 6 000 кв.м., в Ереване — 2 000 кв.м».

Еще «Мастерславль» начали переговоры с Белоруссией и Швейцарией.

Председатель совета директоров «Мастерславль» Виталий Сурвилло признаёт, что «Кидбург» и «Кидзания» оттягивают определенную часть аудитории к себе.

По словам Сурвилло, их отличие — это акцент на погружение детей в традиции и ценности российского общества: «Только у нас есть такие мастерские, как «Центр добрых дел» или «Налоговая инспекция», только у нас отмечают день рождения Анны Ахматовой». 

«В России рынок игрового обучения только зарождается, —  считает Николай Богатищев, гендиректор «Кидзании». — Главная задача не конкурировать, а рассказать рынку об идее парка игрового обучения».

В Москве «Кидзания» появилась в начале 2016 года — позже всех остальных конкурентов. Идея этого детского города профессий была придумана мексиканским предпринимателем Хавьером Анкона.

В 1999 году в Мехико он открыл «Кидзанию» — первый в мире парк игрового обучения, в котором был реализован концепт города для детей (открыто 24 парка в 19 странах мира).

Стоимость франшизы и размеры роялти Богатищев не раскрывает. В московский парк вложили более миллиарда рублей. «Затраты были довольно серьезными, потому что важные особенности бренда – это реалистичность и детализация.

 К слову, именно поэтому я и выбрал «Кидзанию»,  — рассказывает Богатищев. — Здесь для игры предлагается не просто отделение банка, а создается мини-версия настоящего отделения Альфа-банка. В парке стоит настоящий самолет, на котором космонавты летали на Байконур, а не его муляж.

Дети меняют фильтры и масло не на старом автомобиле или пластмассовом муляже, а на настоящей новой Ауди». Сотрудничество с брендами в «Кидзании» поддерживают и развивают с самого начала.  Это дает плюс четверть к выручке, все контракты с партнерами долгосрочные — на 3-5 лет.

Перед открытием парка в Москве прошла большая рекламная кампания. 

Поддержание парка обходится дорого — это порядка 500 млн рублей в год. В среднем в «Кидзанию» приходит 40 000 гостей в месяц. Билеты в парк варьируются от 1200 до 1600 рублей в зависимости от дней недели. По оценкам Богатищева, вложения в парк окупятся в течение пяти лет. По словам Богатищева, его компания занимает 11% всего рынка развлечений и рассчитывает на рост.

Недетские деньги: как устроен бизнес обучения через игру

Первый детский город профессий «Кидбург» для детей был открыт в Санкт-Петербурге в 2011 году. В рамках проекта дети получили игровой опыт по разным специальностям — врач, автомеханик, банкир, моряк и т.д.. «Дети при посещении города получают трудовую книжку, в которой прописаны различные сценарии игр», — рассказывает Максимилиан Пивоваров, гендиректор ГК «Кидбург».

У таких городков есть конкретный практический опыт — родители могут оценить склонности ребенка к профессиям в будущем.Инвестиции в первый «Кидбург» составили 60 млн рублей. В среднем вложения в аналогичные проекты в зависимости от площади и города варьируются от 80 до 140 млн рублей.

Учредители «Кидбурга» группа партнеров — Максимилиан Пивоваров, Екатерина Андреевская, Оксана Орлова, Екатерина Пустошная, Алексей Бобров и Виталий Мацнев. «У нас был опыт создания других детских развлекательных центров, — рассказывает Пивоваров. — Новый формат центра мы задумывали как площадку с множеством обучающих мастер-классов».

Аналогичные форматы есть за границей, но какой-то конкретный зарубежный проект компания не копировала.Для развития нужны были деньги. В 2014 году инвестфонд Capman приобрел 40% доли ООО «Кидбург» (сумма сделки не разглашается).

Альберто Моранди, партнер инвестфонда Capman объясняет, что в 2014 году они заметили большой потенциал в развитии детских городов профессий в регионах России и решили вложиться.

После инвестиций фонда «Кидбург» расширил сеть до 12 проектов — в Москве открыто четыре центра, еще восемь (включая франшизу) открыто в Ярославле, Воронеже, Владивостоке, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, Новосибирске. Вдобавок к России теперь «Кидбург» рассматривает открытие проектов по франшизе в Германии и Латвии.

«Кидбург» утверждает, что является крупнейшей в России и второй в мире сетью детских городов профессий. Президент Ассоциации предприятий индустрии товаров и услуг для детей Антонина Цицулина считает, что «Кидбург» безусловный лидер в России по количеству центров, рентабельности и по отработке модели развития в регионах.

Посещаемость «Кидбургов» зависит от проекта, города и сезона. В среднем это около 100 000 — 300 000 посетителей в год, чаще это дети от 4 до 11 лет. Стоимость билетов в Москве — от 765 до 1170 рублей в зависимости от дней недели и формата активности. Бизнес является сезонным, зависит от графика школьного года и каникул. Поэтому персонал в «Кидбурге» делят на две группы — это фултаймеры (полная занятость) и парт-таймеры (гибкий график работы). Всего в сети работает 2000 человек (включая парт-таймеров). В управляющей компании работает 70 человек, в каждом отдельном проекте занято около 15 человек на фултайм и до 70 на парт-тайм.

По словам гендиректора сети, проекты «Кидбурга» окупаются в течение трех лет. Владельцы не раскрывают стоимость франшизы, размер паушального взноса и роялти.

Среди «гарантированных» затрат, которые понадобятся на открытие нового центра указана цифра 100 млн рублей на 2000 кв м.

«Цена договорная, — объясняет Пивоваров, — Она зависит от того, какой проект мы делаем, — для получения прибыли или для изменения имиджа торгового центра. Проекты реализуются под ключ».

Прямой конкурент «Кидбурга» в Москве — это город профессий «Мастерславль», он открылся в столице в 2014 году (на год раньше «Кидбурга»). «С 2011 года я много ездил по другим странам, знакомился с опытом зарубежных аналогов – «Ваннаду», «Кидлэнд», «Минополис», «Кидзания», — рассказывает Виталий Сурвилло, основатель проекта и председатель совета директоров «Мастерславль».

— Первоначально планировал выкупить франшизу одной из действовавших тогда международных сетей. Но чем больше я вникал в суть зарубежных проектов, тем больше разочаровывался».

Читайте также:  Что происходит в белорусском медиабизнесе сейчас. Мнение Павлюка Быковского

Сурвилло не хотел заниматься только развлечением – переодеванием в костюмы той или иной профессии и игрой во взрослых.

В его планах было создать центр дополнительного образования, чтобы ребенок мог каждый раз открывать для себя что-то новое в понравившейся ему профессии. Так пришла идея создать собственную концепцию города профессий. В нем реализовано три уровня обучения: базовые занятия, мастер-классы и курсы профессиональной ориентации.

«Теперь в каждой мастерской в Мастерславле предлагается от 5 до 10 сценариев различных занятий», — продолжает Виталий Сурвилло.

Все это потребовало немало средств — в первый «Мастерславль» было вложено почти 700 млн рублей. Строили город профессий в Москва-Сити на 6100 кв.м.

В 2013 году в начале стройки это был единственный объект в центре столицы с такой вакантной площадью. Открытие центра совпало с кризисом, падением курса рубля в два раза, у компании были валютная аренда и кредиты.

С ударом кризиса удалось справиться — аренду перевели в рубли, хотя кредиты на несколько миллионов долларов остались.

Вложения требуются и сегодня: в компании большой штат сотрудников, занятых составлением новых сценариев. Сейчас, например, детям готовят новый сценарий занятия по криптовалюте и блокчейну. Всего в «Мастерславле» работает около 200 человек.

Основная часть расходов — это арендная плата (40%), ФОТ (30%), еще 10% уходит на налоги. Стабильный ежемесячный поток посетителей в «Мастерславле» — это 20 000 гостей в месяц, осенью количество посещений растет и достигает на пике 30 000.

Стоимость билета в зависимости от дня недели — от 1190 до 1490 рублей за билет. Ежегодный оборот «Мастерславля» составляет свыше 200 млн рублей.

Франшизный пакет в «Мастерславле» был сформирован в течение полугода после открытия. Базовое предложение по франшизе предполагает паушальный взнос в размере 100 000 евро и роялти на уровне 5% с оборота. Потенциальных франчайзи ориентируют на инвестиции на уровне 800-1000 евро на кв.м.

парка «под ключ» (включая стоимость франшизы). «Мы не импортируем формат edutainment, мы его экспортируем, — гордится Виталий Сурвилло. — В этом году у нас открылись франшизные проекты на Кипре (в Лимассоле) и в Армении (в Ереване). Площадь проекта на Кипре — 6 000 кв.м., в Ереване — 2 000 кв.м».

Еще «Мастерславль» начали переговоры с Белоруссией и Швейцарией.

Председатель совета директоров «Мастерславль» Виталий Сурвилло признаёт, что «Кидбург» и «Кидзания» оттягивают определенную часть аудитории к себе.

По словам Сурвилло, их отличие — это акцент на погружение детей в традиции и ценности российского общества: «Только у нас есть такие мастерские, как «Центр добрых дел» или «Налоговая инспекция», только у нас отмечают день рождения Анны Ахматовой».

«В России рынок игрового обучения только зарождается, — считает Николай Богатищев, гендиректор «Кидзании». — Главная задача не конкурировать, а рассказать рынку об идее парка игрового обучения». В Москве «Кидзания» появилась в начале 2016 года — позже всех остальных конкурентов.

Идея этого детского города профессий была придумана мексиканским предпринимателем Хавьером Анкона. В 1999 году в Мехико он открыл «Кидзанию» — первый в мире парк игрового обучения, в котором был реализован концепт города для детей (открыто 24 парка в 19 странах мира).

Стоимость франшизы и размеры роялти Богатищев не раскрывает. В московский парк вложили более миллиарда рублей. «Затраты были довольно серьезными, потому что важные особенности бренда – это реалистичность и детализация. К слову, именно поэтому я и выбрал «Кидзанию», — рассказывает Богатищев.

— Здесь для игры предлагается не просто отделение банка, а создается мини-версия настоящего отделения Альфа-банка. В парке стоит настоящий самолет, на котором космонавты летали на Байконур, а не его муляж.

Дети меняют фильтры и масло не на старом автомобиле или пластмассовом муляже, а на настоящей новой Ауди». Сотрудничество с брендами в «Кидзании» поддерживают и развивают с самого начала. Это дает плюс четверть к выручке, все контракты с партнерами долгосрочные — на 3-5 лет.

Перед открытием парка в Москве прошла большая рекламная кампания.

Поддержание парка обходится дорого — это порядка 500 млн рублей в год. В среднем в «Кидзанию» приходит 40 000 гостей в месяц. Билеты в парк варьируются от 1200 до 1600 рублей в зависимости от дней недели.

По оценкам Богатищева, вложения в парк окупятся в течение пяти лет. По словам Богатищева, его компания занимает 11% всего рынка развлечений и рассчитывает на рост.

K12 — американская образовательная компания

Михаил Городилов

зарабатывает на инвестициях

K12 — американская компания, работающая в сфере онлайн-образования. Ее бизнес существенно вырос, потому что школы перевели на удаленку, но и без пандемии там все было очень неплохо.

Компания выглядит привлекательно для инвестиций на долгий срок.

Согласно годовому отчету, услуги компании предназначены для государственных и частных образовательных учреждений, то есть это не платформа для самостоятельного обучения типа Академии Хана. K12 — это виртуальная платформа, на которой учителя ведут уроки, а ученики учатся. Также компания помогает администрировать учебный процесс и решать хозяйственные вопросы.

Выручка компании делится на три категории:

  1. Управление учебным процессом для государственных школ. Это полный цикл — от составления учебной программы до сбора оценок и организации бухгалтерии, и это основные деньги для компании.
  2. Институциональные клиенты. В эту категорию входят программы для государственных школ, ПО и услуги по дополнительному образованию и составлению учебных планов.
  3. Частные платные школы и другое. Это то же самое, что и первые два пункта, но для частных учреждений.

На мой взгляд, отчетности не хватает детализации. Было бы интересно узнать, сколько компании приносят разные виды услуг и, что особенно важно, какова маржинальность каждого вида услуг в отдельности.

Представленная в отчете разбивка не особенно проясняет ситуацию. Например, в отчетности сообщается, что K12 предоставляет ученикам различные платные услуги, включая карьерные консультации, и мне было бы очень интересно узнать, сколько компания на этом зарабатывает.

У компании есть операции за рубежом, но не сообщается, каков их объем. Известно, что за рубежом компания платит 1,028 млн долларов налогов в год, а в США — 8,8 млн. Видимо, выручка в США заметно больше, чем за пределами страны.

Источник: годовой отчет компании, стр. 81

Источник: годовой отчет компании, стр. 81

Выручка и прибыль или убыток за последние 12 месяцев, в миллиардах долларов. Итоговая маржа, в процентах от выручки. Источник: Macrotrends

Бизнес K12 выглядит очень перспективно, поскольку он завязан на виртуализацию процесса, значительная часть которого традиционно происходит в офлайне. А пока есть современная цивилизация, будут и школы.

В период экономического кризиса люди без школьного диплома оказались в заметно худшей ситуации. Так что, как мне кажется, K12 может рассчитывать на более-менее стабильный спрос в своей области: без вузовского диплома прожить еще можно, а вот без школьного будет значительно тяжелее.

Источник: Wall Street Journal

Источник: Wall Street Journal

Ориентация K12 на дошкольное и школьное обучение — это очень хорошо. Компании не нужно сильно напрягаться с выбором «востребованных на рынке профессий», речь идет об обучении человека базовым вещам.

Также компании очень помогла пандемия. К началу этого учебного года большая часть американских школ перешла на удаленное обучение или совмещала его с занятиями в классе, что увеличило спрос на услуги K12.

На данный момент я не нашел сводных данных по количеству открытых школ в США, но учитывая, что открытие школ в разных штатах остается на усмотрение муниципалитетов, — думаю, итоговые числа будут как на графике ниже.

Например, в октябре в Нью-Йорке 54% родителей выбрали дистанционную форму обучения для своих детей.

Источник: Bloomberg

Источник: Bloomberg

В планах Байдена, который пока еще не стал президентом, — потратить в следующие 10 лет примерно 1,9 трлн долларов на образование. Это больше, чем тратится на образование в США сейчас.

Вообще, план Байдена касается в основном проблем высшего и профессионального технического образования. Но сумма столь огромная, что, как мне кажется, что-то может перепасть и школам с детсадами. А для такой маленькой компании, как K12, с продажами менее чем на 1,2 млрд долларов, эффект будет очень значительным, даже если крошечную часть от 1,9 трлн долларов потратят на школы.

Правда, мы не можем точно знать, на какие именно инициативы эти деньги будут потрачены именно в школьном сегменте, если их вообще потратят. Может, школам дадут деньги на виртуализацию классов. А может, потратят все на средства дезинфекции и медицинские маски, чтобы вернуть детей в школы для физического присутствия в классах. Этот вариант не так уж невероятен.

Источник: Wall Street Journal

Источник: Wall Street Journal

Перевод школьников на удаленное обучение прошел не без проблем. Во-первых, далеко не у всех школьников в США есть стабильное интернет-соединение. Во-вторых, упали успеваемость и посещаемость занятий. Проблема именно в концепции удаленного обучения: такие уроки легко прогулять, а учителям сложнее удерживать внимание учеников.

Есть некоторая вероятность того, что в следующем году детей начнут насильно выталкивать в школы, а это скажется на продлении контрактов K12 со школами.

Но я хочу сразу сказать: это не станет для компании катастрофой. Да, рост удаленного обучения ощутимо увеличил выручку и прибыль K12, но и в докарантинную эпоху финансовые показатели компании сильно росли. Школы и так активно внедряли онлайн-решения, чтобы ученики могли смотреть часть обучающих материалов онлайн, загружать домашние работы через интернет и т. д.

Хотя, конечно, инвесторы могут отреагировать на эти новости чрезмерно драматично.

У какого процента студентов в разных штатах США нет надежного подключения к интернету: темно-зеленые штаты — менее 15%, светло-зеленые — 15—19%, серые — 20—24%, черные — 25% и более. Источник: Wall Street Journal

Капитализация у компании всего 1,06 млрд долларов, что очень мало. Это может привести к следующим позитивным последствиям.

Во-первых, перспективная сфера онлайн-обучения может привлечь в акции толпы американских розничных инвесторов. Повышенный спрос легко поднимет котировки акций K12, для этого не нужно слишком много денег.

Во-вторых, компания оценена не слишком высоко: ее P / E составляет 22,22. С учетом того, что это прибыльная компания в перспективной сфере, ее вполне может купить кто-то более крупный. По меркам больших корпораций 1 или 2 млрд долларов — не такая крупная сумма. От подобной покупки акции взлетят.

Итоговая маржа K12 не поражает воображение, но все же это крепкий прибыльный бизнес, компания работает в перспективной сфере. Учитывая достоинства K12, я бы взял эти акции сейчас на срок до 10 лет с прицелом на покупку компании кем-то крупным.

Правда, американцы до сих пор не определились, кто у них будет президентом, так что я опасаюсь коррекции на рынке и потому не буду давать никаких рекомендаций. Но, повторюсь, компания симпатичная и перспективная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *