Какие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризиса

Теория24 февраляЧитать: 7 минутТеория24 февраляЧитать: 7 минутТеория24 февраляЧитать: 7 минутТеория24 февраляЧитать: 7 минут

В 2020 году акции американских технологических компаний значительно опередили рынок: соответствующий отраслевой индекс за год вырос на 42,2 %. Для сравнения, весь индекс S&P 500 вырос на 16 %. Акции Apple в 2020 году подорожали на 81 %, Amazon (бизнес которой построен на IT-решениях) — на 76 %, Netflix — 67 %, Paypal — на 117 %.

Инвесторы учитывали, что пандемия дала некоторым из них преимущество над конкурентами из-за изменения потребительских предпочтений (например, Amazon — над ретейлерами, не делавшими ставку на онлайн-доставку) или ускорила развивавшиеся до этого тренды (переход к цифровым платежам или просмотр фильмов через стриминговые сервисы).

Кроме того, отдельные отрасли, например авиакомпании и сектор туризма, напрямую пострадали от ограничительных мер. А из-за снижения спроса снизились цены на нефть, что негативно сказалось на энергетических компаниях.

По предварительным данным исследовательской организации FactSet, агрегирующей прогнозы аналитиков инвестбанков по американским компаниям, в среднем прибыль энергетических корпораций в 2020 году должна уменьшится на 107 % год к году.

Иными словами, сектор не только потеряет всю свою прибыль 2019 года, но и покажет убыток. Значительно снизится прибыль компаний из секторов промышленности, производства товаров длительного пользования (автомобили, бытовая техника, мебель, товары роскоши, и т. д.) и финансов (см. график ниже).

При этом компании из области здравоохранения и IT, напротив, увеличат прибыль.

Какие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризиса

Новости о положительных результатах испытания вакцин от коронавируса компаниями Moderna и Pfizer в ноябре — декабре привели к изменению ситуации на рынках: инвесторы начали вкладываться в бумаги компаний, которые до этого были аутсайдерами.

Так, с 9 ноября, когда Pfizer сообщила о 90 % эффективности вакцины от коронавируса, индекс энергетических компаний, входящих в S&P 500, за месяц вырос на 37 %, промышленных — на 9,3 %, финансовых — на 15 %. За этот же период индекс IT-компаний вырос только на 4,1 %. Правда, индекс производителей товаров длительного пользования почти не изменился.

Аналитики отмечали ротацию на рынках. Инвесторы переводили деньги из «акций роста», в основном из IT-сектора, стоивших дорого относительно своих фундаментальных показателей, в «акции стоимости» — недооценённые компании из пострадавших от пандемии секторов.

Какие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризиса

Чем «акции стоимости» отличаются от «акций роста»

«Акции роста» — бумаги корпораций с быстрорастущим бизнесом, финансовые показатели которых, как ожидают инвесторы, будут расти быстрее среднего и в будущем. «Акции стоимости» стоят дёшево относительно фундаментальных показателей компании — выручки, прибыли и др.

Кроме того, новости о вакцинах привели к росту оптимизма у большинства инвесторов и улучшению прогнозов аналитиков по росту экономики и рынков. Вот несколько типичных для ноября — декабря 2020 года новостей:

— Fitch улучшил оценку снижения мирового ВВП и экономики России. В агентстве ожидают, что мировая экономика начнёт расти во II квартале 2021 года, когда будет развернута вакцинация от коронавируса.

— Оптимизм портфельных управляющих по отношению к «рисковым» активам — акциям и сырьевым товарам — максимальный с февраля 2011 года, пишет Bloomberg со ссылкой на декабрьский опрос Bank of America (BofA).

— Доля ставок на падение индекса S&P 500 находится на самом низком уровне за последние 20 лет — Yahoo со ссылкой на данные Morgan Stanley.

Иными словами: инвесторы считают, что с распространением вакцины экономика будет активно восстанавливаться, а компании — увеличивать свою прибыль. При этом процентные ставки центральных банков будут оставаться на низком уровне, что поддержит рынки.

Считается, что при прочих равных от роста экономики выигрывают компании из так называемых циклических отраслей. Подробнее о них мы рассказывали в этой статье. На американском рынке в первую очередь может вырасти прибыль компаний из отраслей:

  • — энергетика: из-за роста спроса, и как следствие, цены на нефть;
  • — финансы: из-за роста спроса на кредитование и другие банковские услуги;
  • — производство товаров длительного пользования: из-за отложенного вследствие неопределённости и снижения доходов спроса;
  • — промышленность: из-за увеличения числа заказов и роста спроса на продукцию.

Так, по последним данным Factset, из 11 секторов индекса S&P 500, наибольший рост прибыли в 2021 году прогнозируется в промышленном секторе (+78 % год к году) и cекторе потребительских товаров длительного пользования (+58,9 %).

Кроме того, прибыль энергетических компаний благодаря росту цен на нефть должна составить $24 млрд после убытка в $3,7 млрд в 2020 году. Для сравнения, в среднем для всего индекса прибыль может вырасти на 22 % (см. график ниже).

Также аналитики ожидают, что компании из сферы энергетики и потребительских товаров больше всех увеличат выручку — на 15,2 % и 12,8 % соответственно при среднем росте в 7,9 %. А прибыль и выручка технологических компаний, которые в значительной степени были бенефициарами пандемии, в 2021 году вырастут на 14,5 % и 8,4 % соответственно.

Какие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризисаКакие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризиса

Потенциальный рост показателей приводит к переоценке аналитиками рекомендаций по акциям: так, сектор энергетики считается наиболее перспективным для инвестиций в 2021 году. По данным на середину декабря 2020 года, больше половины (62 %) аналитиков дают рекомендацию «покупать», и только 5 % — «продавать», остальные — «держать»).

Что интересно, в топ-3 также попали отрасли здравоохранения (рекомендаций «покупать» — 60 %, «продавать» — 5 %) и IT (рекомендаций «покупать» — 59 %, «продавать» — 6 %). Скорее всего, многие аналитики верят, что эти компании смогут продолжать увеличивать свой бизнес.

Большинство (80 %) управляющих, опрошенных BofA, считают, что развивающиеся рынки в 2021 году покажут лучший результат, и только 13 % делают ставку на американский рынок. Благодаря своей фундаментальной недооценённости (например по показателю «цена/прибыль» или дивидендной доходности), российский рынок может привлечь международных инвесторов.

Так, в ноябре — декабре был зафиксирован значительный приток денег инвесторов в фонды, инвестирующие в российские акции, многие из которых относятся к так называемым циклическим отраслям — сырьевым и индустриальным. По данным на сентябрь 2020 года, 37,8 % капитализации компаний из индекса МосБиржи приходится на нефтегазовую отрасль, на сектор металлов и добычи — 18,3 %.

Кроме того, восстановление экономики может позитивно сказаться на банках, отмечают аналитики Sber CIB, недавно улучшившие прогнозы по акциям некоторых из них. Они ожидают, что темпы кредитования будут увеличиваться, а низкие процентные ставки отчасти смягчат негативные последствия от падения доходности кредитов с точки зрения чистой процентной маржи.

Разделение отраслей на циклические и нециклические иногда может быть условно. Кроме того, стоит инвестировать в конкретные компании, а не отрасли, и изучать их финансовые показатели, в частности уровень долга. Например, если из-за пандемии долговая нагрузка увеличилась, это может привести к снижению прибыли для акционеров в будущем из-за расходов на выплаты долга.

© 2020 ПАО Сбербанк. Россия, Москва, 117997, ул. Вавилова, д. 19, тел. +7 (495) 500 5550, 8 800 555 5550.

ПАО Сбербанк использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей. Сбербанк серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с условиями и принципами их обработки.

Вы можете запретить сохранение cookie в настройках своего браузера.

Как пандемия повлияла на экономику и какие отрасли будут расти после кризиса?

  • Какие отрасли только выиграли от пандемии, как нехватка живого общения и переход в онлайн сказались на экономике, какие сценарии выхода из кризиса прогнозируют эксперты и что для этого стоит сделать государству?
  • «Бумага» публикует конспект лекции экономиста Юлии Вымятниной «Экономика после пандемии: выигравшие и проигравшие», с которой она выступала на фестивале Science Bar Hopping Online в мае.
  • Science Bar Hopping — просветительский фестиваль, который проводят Фонд инфраструктурных и образовательных программ (группа РОСНАНО) и «Бумага».

Какие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризиса

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

— Ключевое слово во всех разговорах вокруг пандемии — «неопределенность». Никто не понимает, насколько длительным окажется кризис и сколько волн COVID-19 нам ждать. Поэтому экономисты рассуждают о самых разных вариантах возобновления экономики.

Главное: неопределенность влияет на центр экономики — потребителя, который побуждает всю экономику жить. Сейчас на спрос влияет очень много факторов в дополнение к обычным, например страхи. Страх потерять доход есть у очень многих людей. Неопределенность [в их жизни] выросла в разы, и это совершенно не позволяет людям, фирмам и отраслям привычно планировать свою деятельность.

На происходящее влияют и наши потребности. Почему многие прогнозируют быстрый отскок экономики? Потому что за время, пока мы сидим дома, некоторые из наших потребностей не реализуются.

Если человек потерял работу, это может быть потребность в заработке. Кому-то [не хватает] общения, развлечений.

Но совершенно необязательно, что этот спрос сохранится на таком же высоком уровне, как сразу после окончания периода ограничений.

Основное — почти банальное — предсказание от экономистов: пандемия сильно ускорила общий тренд [погружения] в онлайн. После пандемии какая-то часть развлечений, возможно, там и останется. Например, киноиндустрия может столкнуться с вопросом, не стоит ли заняться развитием модели домашних кинотеатров.

Читайте также:  Банковская гарантия по 44-фз в 2019 году с изменениями от 18.03.18

Вероятно, будет развиваться телемедицина. Что тоже будет сильно зависеть от наших привычек, желания прийти к врачу лично или общаться с ним онлайн.

Всадники банковского апокалипсиса: какой будет отрасль после окончания кризиса

В наше непростое время пострадало множество компаний — турагентства и авиаперевозчики, ретейл и оптовики, перевозчики, салоны красоты и фитнесы. Все они включены в правительственный список отраслей, пострадавших от кризиса, и стоят в очереди за государственной поддержкой. 

Тем не менее есть одна отрасль, в глазах общественности и регулятора не то что не пострадавшая, а имеющая большой запас прибыльности и прочности. Это банки. 

Ровно в разгар кризиса регулятор запустил три инициативы, резко влияющие на прибыльность и привлекательность соответствующих бизнес-процессов — отмена комиссий за ЖКХ, временное снижение эквайринговых комиссий в онлайн-ретейле и налог на доходы с вкладов, существенно снизивший привлекательность размещения денег в банках для населения. Посыл дается предельно ясный — банки имеют большой запас прочности и могут поделиться с остальными. 

Но так ли это на самом деле? Сейчас мы наблюдаем падение оборотов торговли и услуг и, как следствие, снижение комиссионных доходов с карточных платежей, являющихся существенными как для банков, обслуживающих продавцов (эквайеров), так и для эмитентов карт, получающих основную долю от комиссий. 

Разумеется, падение коснется и банков, и других участников экосистемы, в том числе платежных систем «Мир», Visa, Mastercard. 

Масштабы бедствия пока неясны; глубина падения покупательной способности еще не определилась, а рост цен и онлайн-платежей еще компенсирует наметившееся снижение покупок.

Тем не менее через месяц выпадающие доходы от крупных покупок, от остановившихся авиаперелетов или  фитнес-центров неизбежно станут заметны.

К этому добавится эффект упомянутого выше снижения комиссий, а также операций с наличными в офлайне — примета любого кризиса. 

Тут игрокам остается только надеяться, что государство не распространит регулирование комиссий на иные отрасли или на более долгий срок. Надеяться на это нужно и населению, ведь недостающие доходы банки будут компенсировать снижением или отменой бонусных программ и кешбэков. 

Вторым банковским сегментом, который затронет кризис, является кредитование. Здесь неудачно складываются и падение числа заемщиков, кредитные каникулы, рост банкротств. Проблемы, к сожалению, ударят и по выдаче, и по погашению. 

Единственной надеждой тут является возможная активная государственная поддержка. На этом фоне мы также увидим отток клиентов из банков в МФО. Это традиционная тенденция для трудных времен.

Правда, в ближайшее время население будет активно залезать в кредиты по существующим картам и по картам рассрочки, надеясь, что трудные времена закончатся раньше окончания беспроцентного периода. Но это справедливо для существующих карт.

Число новых кредитных карт будет снижаться — из-за ужесточения условий выдачи со стороны банков, осторожности населения и из-за окончания сроков действия старых карт и сложностей с заключением новых договоров. 

Гораздо более сложной для решения отраслевой проблемой является крах рынка денежных переводов. Денежные переводы в страны СНГ были заметным источником дохода как для операторов систем денежных переводов, так и для агентов.

Неизбежно этот рынок в ближайшее время пострадает в связи с остановкой некоторых строек и других сегментов, активно использующих труд мигрантов.

Уже в марте переводы из России упали на 11% к январю, который сам по себе не является хорошим месяцем для индустрии. 

Разумеется, список проблем далеко не полон. Интересно получить общую оценку ущерба. McKinsey недавно оценил падение доходов мировой платежной индустрии в 8-10% в 2020 году. Эта цифра представляется верной и для России. 

Что мы увидим после выхода из кризиса? 

  • Уход мелких и средних универсальных банков. Этот процесс продолжается уже давно, для многих небольших игроков кризис станет фатальным. Банки с узкими бизнес-моделями могут как выиграть (например, обслуживающие онлайн-эквайринг), так и проиграть (например банки, обслуживающие платежи ЖКХ с учетом падения собираемости и обнуления комиссий). Большие банки, имеющие возможность перекрестного дотирования сегментов, увеличат свою аудиторию и могут захватить новые направления.
  • Еще больше вырастет роль государства. Это и целевая поддержка важных сегментов рынка и отдельных банков, и рост роли государственной платежной инфраструктуры НСПК/Мир/СБП, и регулирование комиссий. Этот процесс был неизбежен и без кризиса, но кризис даст ему мощный толчок.
  • Развитие онлайна и безналичных технологий. Более всего рынок ждет от государства введения онлайн-идентификации. ЦБ уже сделал осторожный шаг в этом направлении, разрешив удаленное открытие счетов в социально значимых целях. Но, сожалению, мы до сих по не имеем работающей системы удаленной идентификации. Из этих же соображений вырастет доля виртуальных карт в смартфонах, оплата по QR-кодам и прочие решения, развивающие бесконтактный доступ к клиенту. 

Кризис не внесет новых тенденций в банкинг, но сильно подстегнет идущие в последние годы процессы. Несомненно, через год мы увидим более бесконтактную, онлайновую, дешевую, высокотехнологичную и огосударствленную платежно-банковскую инфраструктуру. И однозначно понятно, что далеко не всем существующим игрокам найдется в ней место.   

Какие отрасли имеют наибольший потенциал, а какие будут аутсайдерами после кризиса

Обзор отраслей российского фондового рынка и какие из них выигрывают от кризиса

Согласно Глобального стандарта классификации отраслей, в финансовой сфере вообще и на фондовом рынке в частности, существует 11 секторов, 24 отраслевых групп, 69 отраслей и 158 подотраслей по которым классифицированы все компании, торгующиеся на бирже.Вот эти сектора:

  • Энергетика
  • Материалы
  • Промышленность
  • Потребительские товары выборочного спроса
  • Потребительские товары повседневного спроса
  • Здравоохранение
  • Финансы
  • Информационные технологии
  • Коммуникационные услуги
  • Коммунальные услуги
  • Недвижимость

Это теория. Перейдем к практике. Допустим, у нас стоит задача собрать портфель на отечественном фондовом рынке, чтобы получать инвестиционные льготы от государства, положенные гражданам.

В США, где на фондовом рынке торгуются тысячи компаний, во всех этих 158 отраслях, есть вообще из кого выбрать. У нас же на рынке по посдежним данным Мосбиржи торгуется всего 213 эмитентов 🙂 Причем по бОльшей части из них торги очень хилые — объемы спроса и предложения очень маленькие. Так что у нас своя реальность в которой есть свои сектора. А именно:

  • Нефтегаз
  • Химия
  • Транспорт
  • Розничная торговля
  • Финансы
  • Информационные технологии
  • Телекомы
  • Электроэнергетика
  • Черная металлургия
  • Цветная металлургия
  • Индустрия

Те немногие акции, которые не входят ни в одну из указанных отраслей и могут вызвать интерес у частного инвестора можно смело объединить в секторе Разное. Ок, с российскими фондовыми реалиями разобрались.

Теперь по просьбе читателей моего Telegram-канала Независимый финансовый советник сделаем небольшой обзор каждого из секторов на предмет инвестирования в условиях текущего кризиса. ВНИМАНИЕ! Все акции рассматриваются в долгосрочный портфель на срок от 3-5 лет и больше. Материал не является инвестиционной рекомендацией.

Сразу с больного 🙂 Самый рисковый сектор здесь и сейчас. Основной плюс в нынешних реалиях заключается в валютной выручке, которая может помочь отыграть падение рубля. Но это произойдет только если цена на нефть вырастет хотя бы до $40, которые заложены в российском бюджете.

Случится это вообще когда-то или нет — никому неизвестно, поэтому нефтяной сектор и Газпром упали больше чем на 30% за март и может упасть еще.

Однако, ни трубы ни заводы никуда не денутся, армагеддон пройдет, а люди продолжат греться газом и заправлять бензин, так что ближайшие месяцы может появиться хороший шанс прикупить, но только крупнейшие государственные компании из этого сектора. Их все равно власть поддержит плюс для управления ими не нужно быть гением менеджмента.

Сектор менее других пострадал от масштабного мартовского падения и по сути может считаться одним из защитных, поскольку часть выручки идет от импорта, к тому же большая часть товаров, производимых Фосагро, Акроном, Нижнекамснефтехимом будет востребована в любом случае. Например, те же удобрения всегда нужны сельхопроизводителям, хоть там какой кризис.

Понятно, что при закрытых странах и городах транспортная отрасль получит рекордные убытки в текущем году. Однако, когда закончится история с вирусом Аэрофлот, НКХП и другие оценят низкие цены на горючку. Можно рассматривать инвестиции в транспортные акции когда наладится сообщение и срок таких вложений от 3-5 лет.

Ритейл является в полной мере защитным сектором в кризис. Все основные сети уже отрапортовали об увеличении выручки в 2020 году.

Но это понимаем не только мы — и Магнит, и Х5, и Детский Мир уже успели отыграть половину нынешнего падения, когда весь трэш еще и близко не закончился.

Тем не менее, если верить в затяжную рецессию, акции эмитентов ритейла — один из лучших вариантов для инвестирования.

Ситуация похожа не нефтегаз в том плане, что при угрозе падения прибылей за текущий год на 20-25% лучше прочих все равно будут себя чувствовать госбанки. Их поддержит Центробанк, к тому же те из 400 оставшихся в России банков, кто не выживет в этом году отдадут своих клиентов Сберу и ВТБ.

Во время кризисов финансовый сектор быстрее всех падает, но при этом также активно отрастает при первых признаках роста экономики. То есть, здесь те же два поворотных момента: свет в конце тоннеля с пандемией и решение вопроса по нефти. Когда произойдут эти события будут хорошие точки для входа.

В России не так много акций их этого сектора. К сожалению. И он ведет себя разнонаправленно. Если, например, Киви схлопнулся в два раза с прошлогодних максимумов, то Яндекс упал лишь на 25%. В целом, тут логика довольно простая: чем на больший срок вы инвестируете в акции IT сектора, тем сильнее они вас порадуют в будущем.

Читайте также:  Как продаются дома в квартале «пирс» с помощью vr-экскурсии – смотрите видео

У российских компаний большие вложения в RND (разработку новых технологий) и часть умной молодежи все еще удается удержать в Яндексе и Тинькофф банке. Который и банк и IT компания одновременно. При этом рост бизнеса у них идет на десятки процентов ежегодно.

На них не так сильно отразится вирус, как на традиционных отраслях, а с нефтью и так низкая корреляция.

Еще одна защитная отрасль в кризис. Причем любящая платить хорошие дивиденды и стоящая на пороге внедрения 5G. Цены на связь и мобильный интернет тоже вполне могут вырасти, разговоры давно ведутся. МТС, Tele2 через Ростелеком это топовые компании в кризисные времена. Даже нечего добавить — люди как общались и юзали мобильный интернет, так и будут продолжать.

В России отрасль делится на сети и генерацию. Сети представляют многочисленные МРСК, а генерацию такие монстры как ФСК ЕЭС, ИнтерРао, ГЭХ и так далее. Компаний в секторе много, и лучшие из них однозначно являются отличным вложением во время кризисов и рецессий.

Электропотребление как связь — не может снизиться в разы. Только эта отрасль еще и получает финансовую поддержку от государства.

Можно смотреть компании без долга, с хорошими дивидендами, с текущими ДПМ и оканчивающимися либо небольшими капитальными затратами в ближайшие годы.

Металлисты нашего чарта имеют большую часть выручки в валюте, но при цена на их товары не так катастрофически упала, как у нефтяников. Соответственно, наша отрасль довольно заметно зависит от мировой конъюнктуры.

Но наша большая тройка Северсталь, НЛМК и ММК платит хорошие дивиденды, размер которых правда сильно зависит от той самой конъюнктуры.

Поэтому я могу оценить этот сектор не таким рисковым, как нефтегаз, но тем не менее, если будет глобальная рецессия роста котировок придется ждать только по ее окончанию. Также нужно помнить, что вся металлургия является отличной защитой от падения рубля.

Бриллиант этого сектора сейчас вовсе не Алроса, а золотодобытчики. Как известно, когда все становится совсем плохо в мировой экономике, растет в цене защитный актив — золото. А наши майнеры имеют одну из самых низких себестоимостей добычи в мире.

Так что неудивительно, что когда все кругом рушится Полюс удвоился в цене! Покупать по такой цене золодобытчиков можно, наверное, только с целями держать до следующего такого кризиса, а вот Алроса может быть более интересным вложением в расчете на будущее восстановление мировых рынков.

В России в этом секторе госкомпании с непрозрачным финансированием и невнятной дивидендной политикой. Абсолютно непредсказуемые для фундаментального инвестора. Я вообще не очень понимаю зачем акции таких эмитентов нужны на бирже. В любом случае, им ближайшие годы придется несладко, так как бюджету будет не до гигантских строек и инфраструктурных проектов.

Ну и напоследок, в этом году ожидалось знаменательное событие: открытие нового сектора на российском рынке — аналог Healthcare, которого я лично очень ждал для секторальной диверсификации.

Сразу две компании: Мать и Дитя и Медси должны были провести IPO на Мосбирже. Обе являются крепкими, хорошо управляемыми бизнесами.

Но имеем что имеем 🙁 Здравоохранение в этом году необходимо больше в реальном мире, чем на фондовом рынке.

Будут вопросы, стучите в Telegram в личку @szoloi

Какие мировые и российские отрасли выиграют от кризиса

Скачать в архиве  Какие мировые и российские отрасли выиграют от кризиса

На какие вопросы Вы найдете ответы в этой статье

  • Выпуск какого товара может обеспечить технологический прорыв
  • Какие российские компании смогут заработать в период экономического спада и какие отрасли окажутся в убытке
  • На каких отраслях девальвация рубля скажется положительно

Какие отрасли экономики в результате кризиса поднимутся, а какие опустятся? Что будет привлекательным с точки зрения инвестиций? От каких активов лучше начать избавляться? Рассмотрю эти вопросы как в мировом масштабе, так и применительно к России.

Произойдет ли рождение новой мировой экономики

Нынешний экономический кризис завершает период практически непрерывного роста экономики США, который продолжался около четверти века.

За это время существенно прибавили в весе экономики стран Западной Европы, родилась на свет китайская экономика. Но за этот же период мировая экономика накопила массу серьезных проблем.

Соответственно, большим будет и масштаб изменений в отраслях и секторах экономики. Отрасли, положение которых еще вчера казалось незыблемым, существенно сдадут свои позиции.

Выход из системного кризиса (а этот кризис – системный, так как он охватывает все сегменты экономики и его, в отличие от кризисов начала 1990-х и 2000-х годов, невозможно «залить деньгами») подразумевает либо длительную депрессию после двух-трех лет острой фазы падения, либо мощный технологический прорыв, рождение новой экономики.

Сейчас таким прорывом может стать переход Китая и стран Запада на электромобили. Звучит фантастически, но в Европе и США уже реализуются поддержанные властями пилотные проекты.

Компания General Motors и альянс «Рено-Ниссан» заявили, что электромобиль станет основным направлением их развития на ближайшие годы, Япония приняла правительственный план по выстраиванию инфраструктуры и выпуску серийного электромобиля, а Китай продемонстрировал электромобиль розничной ценой ниже 15 тыс. долл. США.

Если эти планы осуществятся, то они потребуют масштабных вложений в инфраструктуру, генерацию электроэнергии. Удовлетворить запросы в электроэнергии, вызванные переходом огромного автопарка США, Европы и Японии на электротягу (скорее всего – на гибрид электродвигателя с бензиновым двигателем), будет способна только атомная энергетика.

Соответственно, в ближайшие два десятилетия именно эта отрасль, а также разработка систем безопасности для столь опасного производства будут испытывать серьезный рост. Изменится и ситуация на рынке промышленных металлов: в десятки раз увеличится спрос на литий, в меньшей степени – на медь; уменьшится спрос на палладий и платину.

Главной пострадавшей отраслью при таком развитии событий будет нефтедобыча с нефтепереработкой, так как спрос на бензин существенно снизится. Но снижение спроса – вопрос десятилетий.

Сдвиги будут постепенными, что позволит «нефтянке» в достаточной мере приспособиться к новым уровням, скорее всего – согласовав на правительственном уровне направление и скорость движения процесса электромобилизации мирового автопарка.

Какие российские отрасли пострадают больше всего, а кто сможет «поймать волну»

Сегодня уже пострадали такие отрасли, как металлургия, машиностроение. Рассмотрим, кого еще ожидают удары или, напротив, подарки судьбы.

Прежде всего в выигрыше будут компании, занимающиеся любым ремонтом – от холодильников до электровозов.

Люди будут стараться продлевать срок службы вещей, правда, лишь в случае, если стоимость ремонта будет существенно ниже затрат на покупку новой вещи.

Однако эта тенденция не распространяется на отрасль жилищно-коммунального хозяйства. Практика показывает, что финансирование ремонта зданий, находящихся на балансе местных бюджетов, будет существенно сокращено – почти на 100% (в доходах регионов весомую роль играет налог на прибыль, однако сегодня у компаний практически нет прибыли).

Пострадает и лифтовая отрасль, живущая не только за счет нового строительства, но и в немалой степени за счет замены или модернизации старых лифтов.

В минусе окажется и дорожное строительство, а также все виды бизнесов, ориентированных на местные бюджеты, которые сокращают все капитальные и инвестиционные затраты, оставляя только социальные расходы1.

После падения цен на жилье в Москве до уровня, который был зафиксирован в первой половине 2005 года (до 1500–1800 долл. США за квадратный метр в секторе экономкласса), в стране начнется новый строительный бум – будет реализовываться отложенный потребительский спрос.

К концу 2010 года более-менее заработает ипотека – конечно, в меньших объемах, при большем первоначальном взносе и большей процентной ставке (если не подключится государство).

Рост в жилищном строительстве потянет за собой производителей строительных материалов, мебели, электротехническую отрасль, частично металлургию, розничную торговлю и риелторские агентства.

Последние (серьезно подешевевшие на фоне отсутствия продаж в 2008–2009 годах) в 2010 году могут стать привлекательными для инвестиций при условии, что им удастся сохранить кадровый потенциал.

Следует также отметить рост дешевого фастфуда. Офисные работники не откажутся от привычки обедать в течение рабочего дня, а вот заведения им придется сменить на более дешевые.

Будут востребованы услуги служб трудоустройства, которые в условиях повышенного спроса на рабочие места станут брать своего рода абонентскую плату и финальный бонус в случае трудоустройства. Небольшая плата (в пределах 200–300 рублей в месяц) вполне посильна для зарегистрированного на бирже безработного, а большое количество таких клиентов будет поддерживать агентства занятости на плаву.

Тяжело будет предприятиям, работающим в сфере оборонной промышленности.

С одной стороны, сократятся экспортные заказы, с другой – пустой бюджет поставит крест на планах перевооружения российской армии, которые пока перенесли на период «после 2010 года» (главным шоком для российской власти станет то, что окончание мирового кризиса не будет сопровождаться ростом цен на нефть). Также с существенным сокращением заказов столкнутся те, кто работает в рамках инвестиционных программ «Газпрома» и нефтяных компаний. С финансами в сырьевой отрасли будет трудно еще пять – семь лет, инвестиционные программы основательно сократятся (исключением может стать «Сургутнефтегаз» в силу накопленных этой компанией более чем 10 млрд долларов; впрочем, такой же была ее политика и до прошлого кризиса, когда она хранила и частично потеряла свои деньги в Онэксимбанке).

Читайте также:  Как заработать больше денег без лишних усилий

Дальнейшая девальвация рубля (если она произойдет) вдохнет жизнь в российских автопроизводителей, но не столько в «АвтоВАЗ», сколько в расположенные в России заводы мировых брендов.

Кроме того, она ускорит процесс локализации в России производства автокомплектующих.

Если же девальвация на втором этапе будет достаточно глубокой, то мы станем свидетелями процесса импортозамещения, который несколько улучшит ситуацию в нашей легкой промышленности, сельском хозяйстве и производстве потребительских товаров.

В идеале наш достаточно большой по объему рынок, защищенный от конкуренции с импортной продукцией высокими таможенными пошлинами (которые правительство будет вынуждено поднять для наполнения бюджета), низким курсом национальной валюты и относительно дешевой рабочей силой, сможет заставить иностранных производителей разместить на территории России свое производство, пусть даже ориентированное на удовлетворение внутреннего спроса (все-таки не каждая страна может похвастать более чем 100 миллионами потенциальных потребителей).

Максим Авербух

Какие отрасли ждет кризис, а в каких можно преуспеть? — инвестирование на ageyenko.ua

Почему бы и нет, и тому существует немало примеров. Кризисные явления в экономике, губительные для многих отраслей, для некоторых компаний становятся трамплином для перехода на новый уровень развития.

Какие отрасли пострадают от кризиса больше всего?

В связи с тем, что кризисные явления в последнее десятилетие накрывают экономику волна за волной, многие компании находятся в ослабленном состоянии, и потому пережить тяжелые времена, если таковые снова наступят, им будет сложнее, чем тем, которых кризисные явления коснулись не так сильно. К наиболее уязвимому сектору экономики относятся представители страховых компаний, финансовых и кредитных учреждений. Сектор, называемый «банковским», довольно зависим от политики, проводимой государством, поэтому его вмешательство необходимо для поддержания их на плаву.

Постоянные взлеты и падения стали уже привычными для девелоперов. Отсутствие инвесторов на рынке приводит к тому, что строительные объекты замораживаются, компании отрасли оказываются на грани банкротства.

Этому способствует рост цен на строительные материалы, увеличивающий себестоимость жилья, с одной стороны, и снижение спроса на недвижимость в связи с отсутствием средств у потенциальных покупателей и сворачиванием ипотечных программ, с другой.

Бизнес (Источник: http://www.strattoncourt.com.au/)

Компании, выполняющие инфраструктурные функции, также существенно сокращают объемы своей деятельности. Прежде всего, это тренинговые агентства, маркетинговые организации, предприятия, изготавливающие рекламную продукцию и оказывающие консалтинговые услуги.

В целях экономии компании урезают расходные статьи, и средства на обучение и рекламу тратятся в значительно меньшем количестве. А вот на чем можно заработать в кризис – так это на организации курсов по антикризисному управлению, тренингов по оптимизации и повышению результативности.

Так что из любого правила есть исключения.

В зоне риска находятся логистические службы и грузоперевозчики. Помимо того, что они и так лишаются многих заказов, растет вероятность того, что не все оказанные ими услуги будут своевременно оплачены. Несмотря на то, что себестоимость выполняемой ими работы будет увеличиваться, вести речь о повышении тарифов не всегда возможно, чтобы не потерять тех клиентов, которые остались на плаву.

Вероятно, придется прекратить свою деятельность и многим кадровым агентствам.

Несмотря на то, что количество специалистов, занятых поиском работы, в кризисные времена увеличивается в связи с тем, что имеет место массовое увольнение персонала, вакансий становится все меньше, и кадровикам просто нечего предложить клиентам, нуждающимся в их услугах. И даже те организации, которые заинтересованы в найме сотрудников, пытаясь сэкономить, ищут их самостоятельно, а рекрутеры остаются не у дел.

Туристический бизнес неизменно оказывается под ударом. Особенно страдают от кризисных явлений операторы, полностью зависящие от клиентов, отдыхающих за границей. Когда приходится «затягивать пояса», многие семьи отказываются от зарубежных туров, и отправляются изучать просторы своей родины.

Организации (Источник: http://www.executrainqatar.com/)

Традиционно в кризис резко падает популярность дорогостоящих товаров, вследствие чего предлагающие их продавцы терпят убытки. К таким товарам относятся автомобили, мототехника, шуба и другие предметы роскоши. А вот ювелирные изделия иногда начинают пользоваться даже большим спросом.

Некоторые граждане рассматривают их приобретение как выгодную инвестицию, и потому среди экспертов не единого мнения по поводу того, ожидают ли ювелирное производство тяжелые времена. Например, Московский ювелирный завод в период кризисных явлений 2008-2009 годов показал интересную статистику.

За 8 самых «тяжелых» для других отраслей месяцев в розничной сети было продано изделий на 70% больше, чем за аналогичные периоды предшествующих лет.

Август, который в этой отрасли обычно считается мертвым сезоном, поскольку наступает время отпусков, побил рекорды даже признанного лидера марта, когда покупается большинство дорогостоящих подарков.

Бизнес в условиях кризиса: перспективные направления

Наиболее защищенными от кризисных явлений по роду своей деятельности являются продовольственные и фармацевтические компании. Что бы ни происходило с экономикой, люди не перестают испытывать голод и болеть, поэтому «хлеб насущный» и лекарства всегда будут пользоваться спросом. Еще одна отрасль, не чувствительная к кризисным явлениям – производство и сбыт товаров для детей.

Чем меньше люди посещаю кафе и рестораны, тем большим спросом начинают пользоваться слабоалкогольные напитки в алюминиевой таре. Стоят они не дорого, и поэтому представляют собой неплохой вариант напитков для дружеских посиделок с ограниченным бюджетом. В этой связи одним из перспективных направлений бизнеса можно назвать производство алюминиевой тары.

Американская корпорация Ball Corporation даже в кризисные времена не перестает строить новые заводы не только в США, но и в Европе. Один из ее руководителей Майкл Херждман утверждает, что большинство фабрик набирает количество заказов, обеспечивающее беспрерывную работу производственных линий, еще до того, как происходит их открытие.

Поэтому компания планирует расширяться на восток и дальнейшем.

Компании (Источник: http://www.pancero.com/)

Существует мнение, что в кризисные времена наблюдается рост преступности. Поэтому производители сейфов оказываются в выигрыше даже тогда, когда производство других товаров замирает.

Продавцы рекомендую покупателям выбирать сейф, руководствуясь таким правилом: его стоимость должна составлять 5% от суммы, которая будет в нем храниться (отметим, что наши соотечественники чаще всего приобретают сейфы стоимостью около 2 тысяч долларов).

В Германии в период наступления кризиса произошел настоящий всплеск активности заказчиков противовзломных замков – за два неполных квартала их было продано больше на 30%, чем за весь прошлый год.

Нельзя не сказать, что еще более выгодным бизнесом, нежели производство, является реализация сейфов и замков. Магазин, расположенный в удачном месте, окупит себя за 12-14 месяцев.

Одна из отраслей, наименее страдающих от кризисных явлений – рынок коммуникаций и IT-технологий. Особенным спросом пользуются услуги сервиса и безопасности, а также средства, обеспечивающие мобильность принятия решений и виртуальное общение сотрудников. А вот разработчикам инноваций может прийтись нелегко, поскольку многие инвесторы могут покинуть рынок.

Вследствие того, что многие компании не могут выжить в тяжелых условиях, работой оказываются завалены юристы, специализирующиеся на ведении дел о банкротстве, слиянии и поглощении. Спросом пользуются и услуги организаций, оказывающие незаконное содействие по взиманию долгов.

Если судебное разбирательство может тянуться годами и завершиться тем, что ваш долг будет признан, но дебитор так и не сможет его погасить, то противоправные методы многие считают более надежными.

Некоторые компании пользуются кризисом, чтобы заявить о своей ложной неплатежеспособности и уйти от уплаты долгов, и бороться с ними традиционным способом бесполезно.

Агентства (Источник: http://www.blogcdn.com/)

Еще одно интересное явление кризиса – коллекторство наоборот. То есть, не банк преследует клиента, а клиент пытается «выколотить» из разорившегося банка вложенные в него деньги. Чаще всего такие организации-переговорщики берут за свои услуги 25% от общей суммы, которую банк задолжал вкладчику.

Директор представительства юридической фирмы в России Tax Consulting UK Эдуард Савуляк подтверждает, что если потери физических лиц еще могут быть компенсированы, то вероятность получения юридическим лицом денег от банка-банкрота законным путем стремится к нулю, по крайней мере, ему не известно ни одного такого случая.

Поэтому коллекторство наоборот достаточно популярно.

Таким образом, нельзя утверждать, что кризис одинаково плох для всех. Но даже если ваш бизнес находится в зоне риска, не стоит сразу опускать руки. Возможно, вы сумеете «перенастроить» его в соответствии с изменившейся конъюнктурой рынка, выработать новую стратегию управления, оптимизировать производственные процессы.

Реструктуризация должна быть направлена не столько на сокращение сил в целях экономии, сколько на перегруппировку сил. Мировой опыт показывает, что компании, умеющие быстро реагировать на происходящие в экономике явления, используют кризис как возможность выявить скрытый потенциал управляющего персонала и рядовых сотрудников.

Умение мобилизироваться в условиях хаоса становится огромным конкурентным преимуществом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *