Почему рост экономики в беларуси и россии замедлился: смотрите эти карты

Рекордный размер госдолга, стремительное сокращение золотовалютных резервов и рост дефицита бюджета — экономические показатели Беларуси  в последнее время не дают повода для оптимизма.

С одной стороны, они явились следствием пандемии коронавируса, затронувшей весь мир, а с другой — масштабного политического кризиса в стране и репрессий со стороны властей, ставших поводом для введения западных санкций.

Что происходит с национальной экономикой и каковы прогнозы ее дальнейшего развития, DW спросила у белорусских экономистов.

Политический кризис и наследие пандемии

Золотовалютные резервы Беларуси за первый квартал этого года сократились на 529 млн долларов (7,3%), — вдобавок к тому, что в прошлом году они уменьшились на 1,9 млрд долларов (20,5%). Кроме того, страна накопила рекордный внешний долг — более 40 млрд долларов, а дефицит бюджета продолжает расти и за январь-февраль достиг 1,3 млрд рублей.

Причинами того, что экономика Беларуси сейчас находится в столь плачевном состоянии, директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова называет политический кризис, и отчасти — влияние пандемии коронавируса.

«Целый ряд предприятий находится в плохом финансовом положении — это видно по сбору налога на прибыль.

Можно предположить, что многие экспортируют себе в убыток или с небольшой прибылью, что отражается на бюджете, который, к тому же, вынужден тратить больше на здравоохранение», — поясняет Борнукова.

Почему рост экономики в Беларуси и России замедлился: смотрите эти карты

Жители Беларуси скупают иностранную валюту, не доверяя национальной

Большой госдолг был накоплен у Беларуси уже давно. «Проблема в том, что он у нас внешний и в валюте, и выплачиваем мы его за счет золотовалютных запасов.

Не помогает даже хороший экспорт и положительное сальдо торгового баланса, ведь население продолжает покупать валюту, хотя в 2018-2019 годах люди ее продавали, пополняя тем самым резервы», — говорит экономист.

Активная покупка жителями Беларуси валюты, по ее словам, — это отражение политического кризиса и растущего недоверия к рублю.

Плохие симптомы — недоверие и неопределенность

То, что сейчас происходит с экономикой Беларуси, можно охарактеризовать двумя словами: недоверие и неопределенность, говорит Борнукова. «Это выражается в том, что потребители меньше потребляют, а производители меньше инвестируют.

И результат этого отражается в данных: реальные доходы, вроде бы, растут, как и экспорт, а розничный товарооборот и инвестиции — нет».

Для банковской системы, по словам экономиста, отсутствие доверия означает, что те депозиты, которые население отозвало из банков, в ближайшее время не вернутся.

О недоверии, неопределенности и негативных ожиданиях населения как причинах текущей экономической ситуации говорит и директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик. Он основывается на данных ежемесячного мониторинга бизнес-настроений Исследовательского центра ИПМ и оценках мнений аудитории телеграм-канала Кастрычницкого (Октябрьского) экономического форума.

«Неопределенность является ключевым препятствием для инвестиций.

Это видно не только из мониторинга бизнес-настроений, но и из макроэкономических данных: из-за негативных ожиданий инвестиционная активность в прошлом году сильно сократилась, в четвертом квартале и вовсе упала на 17,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (по данным национальных счетов).

Этот год тоже начался падением активности инвесторов», — констатирует эксперт. О негативных ожиданиях населения свидетельствует, по его словам, и спад потребительской активности: «когда человек не уверен в будущем, он не совершает крупных покупок и придерживает деньги «на черный день». 

Санкции сказываются на рефинансировании госдолга

Почему рост экономики в Беларуси и России замедлился: смотрите эти карты

Западные санкции по отношению к Беларуси вселяют неуверенность в инвесторов

На экономическую ситуацию в Беларуси, как отмечают независимые экономисты, также негативно влияют санкции Евросоюза  и угроза введения санкций со стороны США. «Но речь идет не о макроэкономическом эффекте, его как раз нет.

Дело даже не в санкциях, а в угрозе санкций и репутационных издержках. Это приводит к тому, что мы не можем рефинансировать наш огромный внешний долг на любых зарубежных рынках кроме российского”, — считает Катерина Борнукова.

Александр Чубрик также отмечает, в первую очередь, репутационные последствия санкций: падение доверия у международных инвесторов и, как следствие, проблемы с поиском рынков рефинансирования: «Сейчас мы можем полагаться только на собственные ресурсы и российские деньги. А при ограниченных источниках финансирования власти время от времени вынуждены тратить деньги из резервов, и создается непростая ситуация».

Без прекращения репрессий развития экономики не будет

Аналитик провластного Белорусского института стратегических исследований (БИСИ) Катерина Речиц в колонке для БелТА, в свою очередь, отмечает позитивный официальный прогноз развития белорусской экономики и прирост ВВП в 2021 году на 1,8%.

По словам аналитика БИСИ, независимые центры, в частности, BEROC и ИПМ, которые говорят о влиянии нестабильной политической ситуации на экономику, «изобилуют поверхностными публикациями с критикой ради критики» и формируют «тревожно- депрессивный образ будущей белорусской экономики», в то время как власти пытаются стимулировать экономическую активность.

«Ключевое значение имеет доверие общества к предлагаемым моделям. Результаты реализации программы социально-экономического развития на 2021-2025 годы будут способствовать повышению доверия к белорусской экономической модели и усиливать позитивную составляющую прогнозов в отношении Беларуси», — считает Речиц.

Вместе с тем независимые экономисты сходятся во мнении, что пока ситуация с белорусской экономикой не критичная и на этот год резервов и запасов хватит.

«Однако если грянет следующий кризис, то у нас уже не будет подушки безопасности, чтобы с ним справиться», — говорит Борнукова.

По ее словам, текущая экономическая ситуация должна побудить власти прекратить репрессии, но пока этого не происходит.

Экономист Чубрик, говоря о будущем, указывает, что экономические агенты не знают, чего ждать, опасаясь неприятных «сюрпризов».

«Одни из основных опасений людей и бизнеса — страх того, что преследования по политическим мотивам и негативные экономические меры будут усиливаться, — отмечает он.

— Эти риски лежат в основе неопределенности, а любая неопределенность — это начало порочного круга, когда мы скатываемся в рецессию, хотя могли бы ее избежать».

Негативные экономические ожидания, считает Чубрик, будут сдерживать рост белорусской экономики даже на фоне неплохой ситуации в мировом масштабе. «Чтобы устранить факторы, которые лежат в основе негативных ожиданий, нужно восстанавливать нормальную коммуникацию с обществом и предпринимать шаги, которые убедят людей и бизнес в том, что риски уходят», — резюмирует экономист.

В беларуси рекордный спад валютных резервов. пять графиков о состоянии ее экономики — bbc news русская служба

  • Сергей Козловский
  • Би-би-си

Почему рост экономики в Беларуси и России замедлился: смотрите эти карты

Автор фото, Natalia Fedosenko/TASS

Акции протеста в Беларуси продолжаются почти месяц, за это время курсы доллара и евро в стране выросли до рекорда. Опасаясь девальвации, население ринулось скупать валюту и забирать депозиты. Нацбанк в августе потратил 15% золотовалютных резервов на поддержку белорусского рубля.

Массовые акции протеста в Беларуси начались после президентских выборов, которые прошли 9 августа. Люди продолжают выходить на улицы, выражая недовольство официальными итогами выборов.

Они требуют признать победителем не действующего президента страны Александра Лукашенко, а Светлану Тихановскую.

Во время выборов наблюдатели сообщали о многочисленных нарушениях, а неофициальные экзит-полы показывали победу оппозиционного кандидата.

Протесты сопровождаются ростом курса доллара и нехваткой средств в банковском секторе. Официальный курс евро в Беларуси 25 августа впервые после денежной реформы 2016 года превысил 3 рубля.

Население Беларуси скупает валюту, опасаясь обесценивания рублевых сбережений. «Сложная поствыборная общественно-политическая ситуация вызвала беспокойство у населения о стабильности экономики.

И сформировался повышенный, в некоторые дни даже ажиотажный спрос на валюту», — комментировал государственной газете «Советская Белоруссия» глава управления монетарной политики Нацбанка Беларуси Дмитрий Мурин.

По состоянию на 4 сентября курс евро составлял 3,13 рубля (рост на 27% по сравнению с началом года), курс доллара — 2,65 рубля (рост на 18%).

В обменных пунктах даже наблюдалась нехватка валюты, но это было связано с техническими сложностями — купюры просто не успевали подвозить, отмечал Нацбанк.

С июля 2019 года в Беларуси реализуется режим «плавающего» курса, тогда как ранее регулятор удерживал курс.

Политика управляемого курса во времена политической и экономической нестабильности приводила к появлению «черного» рынка валюты. На нем доллары и евро можно было приобрести свободно, но гораздо дороже, чем по официальному курсу, который не отражал реальной ситуации на валютном рынке.

В августе 2020 году к ажиотажной скупке валюты подключились даже юридические лица, отмечает Нацбанк. Чтобы стабилизировать ситуацию, регулятор до 15 сентября перестал выдавать банкам однодневные кредиты.

«Ведь сейчас кредиты берутся в том числе и чтобы приобрести валюту, а потом продать ее по более высокой цене», — говорил «Советской Белоруссии» глава управления операций на финансовых рынках Нацбанка Денис Горегляд.

Скупка валюты, последовавшие ограничения регулятора и нестабильность в целом привели к дефициту средств на банковском рынке. В итоге многие банки приостановили выдачу кредитов физическим лицам и начали принимать депозиты от населения под 20% и выше.

Нацбанк продолжил выдачу займов банкам, но только в форме аукционов. С 19 августа было проведено четыре аукциона. Данные регулятора показывают, что спрос на средства со стороны банков резко вырос, как и ставка — на последнем аукционе она составила 22,25% годовых, тогда как на предыдущих торгах в январе ставка составляла 10,95%.

Также резко выросла стоимость средств на межбанковском рынке, где финансовые организации предоставляют деньги в кредит друг другу. Если 10 августа средневзвешенная ставка межбанковского рынка составляла 3,8%, то к 3 сентября она выросла до 24%.

Эти данные говорят о том, что банкам не хватает ликвидности, а получить деньги взаймы становится для них все дороже.

Агентство Moody's 1 сентября поставило на пересмотр рейтинги четырех белорусских банков — БПС-Сбербанка, Беларусьбанка, Белинвестбанка, Белагпропромбанка.

Читайте также:  Как сократить затраты на холодные звонки и наслаждаться дешевыми лидами — простые советы

Протесты могут серьезно подорвать доверие к стабильности банковской системы и вызвать отток вкладов, отмечают аналитики агентства. Данные Нацбанка за август еще недоступны. Агентство Fitch оценивает, что в первые три недели отток депозитов мог составить 1-6%.

Мурин из Нацбанка заявлял, что отток получился умеренным благодаря безотзывным вкладам, которые были введены в 2016 году и на которые сейчас приходится две трети всех депозитов. Сейчас вкладчики не могут быстро изъять вклады и перевести их в валюту.

Также у банков есть значительные финансовые резервы, отмечает Moody's. Тем не менее высокие риски для банковской системы остаются — в основном это риски большого оттока валютных вкладов, которые по состоянию на 1 июля составляли 58%. Если произойдет отток валюты, то банкам станет намного сложнее финансировать валютные расходы, пишут аналитики агентства.

Политическая нестабильность может еще больше ухудшить качество активов, которые уже пострадали из-за коронавируса, отмечает Moody's. Особенно проблемными для банков будут выданные валютные кредиты, потому что способность их клиентов рассчитываться по таким займам ухудшается из-за девальвации рубля.

Fitch отмечает, что способность Нацбанка предоставлять финорганизациям валютную поддержку ограничена относительно небольшими резервами.

По состоянию на 1 сентября объем золотовалютных резервов Нацбанка Беларуси составлял 7,5 млрд долларов. За август резервы снизились на 1,4 млрд долларов, то есть на 15%. Это рекордный обвал с 2003 года.

Регулятор ранее признавал, что для поддержания курса рубля проводились валютные интервенции. Их объемы не уточнялись.

Еще один риск, связанный с ослаблением рубля, — это сложности с выплатой государственного долга. Почти 100% госдолга — в валюте.

Даже внутренние облигации, которые выпускает минфин Беларуси, номинированы в валюте. Очередной выпуск, который минфин начал размещать 10 августа на Белорусской валютно-фондовой бирже, почти не продается: в первые два дня размещения было продано 8,3 тысячи облигаций из 50 тысяч, а в последующие три недели — чуть более 800 штук.

Торгуемые на Московской бирже белорусские облигации на фоне протестов резко подешевели, и их доходность подскочила почти до 10%. Обычно, если на облигацию низкий спрос со стороны инвесторов, ее доходность растет.

Как отмечал Мурин из Нацбанка, это означает, что стоимость будущих заимствований для Беларуси вырастет: «Доходность этих бумаг показывает, по какой цене республика сможет привлекать новые ресурсы. И пока их стоимость для страны растет.»

«Если из-за ухудшения показателей макроэкономической стабильности у Беларуси снизится рейтинг, то для его восстановления понадобится несколько лет. И все это время стоимость ресурсов для страны будет выше», — комментировал Денис Горегляд.

9-10% годовых по кредитам для Беларуси не по карману, потому что экономика не генерирует роста, который позволил бы платить такую ставку, говорили раньше Би-би-си экономисты.

В последние годы экономический рост в Беларуси замедляется. В начале 2020 года месячная динамика ВВП стала отрицательной. В конце I квартала экономика начала переходить в фазу роста, однако по итогам II квартала был зафиксирован существенный спад.

Спад выпуска в первом полугодии обусловлен в первую очередь последствиями пандемии коронавируса, говорится в докладе исследовательского центра Beroc.

Экономисты центра прогнозируют, что по итогам года спад ВВП может составить 3-3,5%. МВФ ожидает спада на 6%. Власти Беларуси надеются выйти на нулевой рост.

Пандемия ухудшила мировую конъюнктуру, но для Беларуси ситуация может оказаться еще хуже в связи с низкими ценами на энергоносители, отмечает Beroc. Цена на газ для Беларуси закреплена условиями соглашения, поэтому воспользоваться преимуществами снижения стоимости топлива страна не может. Также в связи со снижением цен на нефть для Беларуси снижаются выгоды от торговли нефтепродуктами.

Спад спроса на нефтепродукты из-за коронавируса привел к обвалу экспорта Беларуси в первом полугодии. По данным Белстата, за этот период экспорт всех товаров в стоимостном выражении упал на 19%.

Экспорт минеральных продуктов — в том числе нефти и нефтепродуктов — обвалился на 60%. Снижение экспорта в основном пришлось на страны ЕС.

Снизился также импорт минеральных продуктов — на 45%. Страновая структура показывает, что больше всего сократился импорт из России.

Данные показывают, что в первом полугодии пострадала давняя схема: Беларусь покупает по низким ценам в России нефть, перерабатывает ее и продает нефтепродукты в ЕС и Украину.

Причина может быть не только в коронавирусе — в начале 2020 года Минск и Москва не договорились о поставках нефти, и белорусское руководство начало искать альтернативные источники поставок.

Договоренности не удалось достичь из-за спора по поводу «налогового маневра», в результате которого в России планируется постепенно снизить экспортные пошлины на нефть и увеличить налог на добычу полезных ископаемых. Поскольку Беларусь ранее получала российскую нефть беспошлинно, то отмена пошлин приведет к росту цен на российское сырье для Минска до мирового уровня.

Александр Лукашенко требовал от России компенсацию за налоговый маневр, однако в Москве на это отвечали, что изменение налоговой системы — внутреннее дело России.

Минфин Беларуси оценивает потери от налогового маневра в 2019-2024 годах в 10 млрд долларов.

Налоговый маневр растянут во времени. Белорусский бюджет начал терять деньги в 2019 году — поступления от экспортных пошлин на нефть упали на треть, и в результате таможенные платежи снизились на 4%.

Бюджет на 2020 года сверстали с дефицитом 0,9 млрд рублей (340 млн долларов). В августе минфин сообщал, что по итогам года из-за коронавируса и снижения экспортных пошлин дефицит может составить 5 млрд рублей.

При участии Олеси Волковой

Всемирный банк: экономический рост в Беларуси замедляется

13:13 05.06.2019

Беларуси нужно повышать конкурентоспособность для обеспечения экономической устойчивости и эффективного роста, отмечают эксперты Всемирного банка. В 2019 году, согласно обновленному прогнозу Всемирного банка для Республики Беларусь, рост ВВП в стране составит 1,8%. В 2020-м и 2021-м прогнозируются еще более низкие темпы экономического роста в Беларуси – 1,3% и 1,2% соответственно.

Почему рост экономики в Беларуси и России замедлился: смотрите эти картыфото: pixabay.com

Эксперты обращают внимание на то, что восстановление экономики Беларуси замедляется из-за низкого роста производительности и ухудшения внешних условий.

Восстановление экономики замедляется в течение последних 14 месяцев под воздействием ухудшения внешних факторов. Несмотря на то, что рост реального ВВП достиг 3% в 2018 году, темпы роста замедлились до 1,1% в первом квартале 2019 года, а затем до 1,4% в январе-апреле 2019 года.

  • За январь-март 2019 года экспорт товаров (в номинальном долларовом выражении) сократился на 3,2% по сравнению с почти 16-процентным ростом в годовом исчислении в 2018 году на фоне роста цен на сырьевые товары.
  • «В 2019 году и в среднесрочной перспективе по-прежнему прогнозируется слабый рост, ниже 2% в год, что обусловлено сочетанием структурной негибкости и ухудшением условий торговли на фоне растущей двусторонней экономической напряженности с Россией, где экономической рост будет намного ниже, чем ожидалось», –  сказано в обзоре.
  • Как отмечают эксперты, даже такой скромный прогноз зависит от частичной – по крайней мере, на уровне 50%компенсации потерь от проводимого в России так называемого «налогового маневра», что подразумевает утрату экспортных пошлин на нефтепродукты, которые в настоящее время зачисляются в белорусский бюджет, а также более высокие цены на сырье для белорусских нефтеперерабатывающих предприятий.

По их мнению, без такой компенсации рост может замедлиться еще больше из-за возможной корректировки объема производства в нефтехимическом секторе. А потерю доходов необходимо будет компенсировать дополнительной корректировкой в фискальном секторе, по причине выполнения обязательств по погашению долга, что скажется на темпах экономического роста.

Фото Myfin.by

В обзоре отмечается, что сохранение режима монетарного таргетирования поддерживает уровень инфляции на исторически низком уровне, составившем 5,6% в декабре 2018 года и 5,5% в апреле 2019 года, при годовом показателе не превышающем 6%.

Поскольку ставка рефинансирования оставалась практически неизменной в течение 2018 года, то предложение кредита увеличилось далее на 10% в год, и особенно в случае домашних хозяйств – на 28,2% в номинальном выражении, констатируют эксперты Всемирного банка.

О рисках для экономики

Всемирный банк отмечает, что макроэкономические показатели, такие как инфляция и дефицит счета текущих операций, сейчас значительно лучше, чем в предыдущие годы.

Вместе с тем рост государственного долга, деноминированного главным образом в иностранной валюте, а также неопределенность в отношении компенсации за «налоговый маневр» России и развития двусторонних торговых отношений двух стран создают риски для экономического развития, считают эксперты банка.

«Важно укреплять конкурентоспособность и, тем самым, наращивать объемы экспорта и расширять его географию, – отметил Алекс Кремер, Глава Представительства Всемирного банка в Республике Беларусь.

Дальнейшее совершенствование деловой среды и активизация реструктуризации предприятий, особенно государственных, могли бы поспособствовать инновационной и экспортной деятельности производителей.

Читайте также:  Что происходит в белорусской ИТ-отрасли – мнение основателя dev.by Артема Концевого

Иначе, единственным способом решить проблему государственного долга станет сокращение бюджетных расходов и повышение налогов».

  1. Эксперты акцентируют внимание на укреплении конкурентоспособности и ускорении диверсификации экспорта.
  2. «Текущий профиль экспорта делает белорусскую экономику чрезвычайно уязвимой к внешним шокам, возникающим в результате двусторонних торговых споров и колебаний цен на сырье», – отмечает Всемирный банк.
  3. Беларусь находится на 103 месте из 160 в рейтинге эффективности торговой логистики Всемирного банка, занимая низкие места по показателям эффективности работы таможенных органов, простоты организации международных поставок товаров и возможности отслеживания грузов.
  4. Аналитики Всемирного банка отмечают, что неэффективность и условные обязательства госпредприятий будут продолжать подрывать эффективность экономической деятельности.

«Государственные предприятия по-прежнему продолжают вытеснять более продуктивное использование капитала и являются главным источником фискальных рисков.

Дальнейшее проведение реструктуризации государственных предприятий необходимо для расширения пространства для развития частного сектора, поскольку рост малых и средних предприятий может упереться в «стеклянный потолок» ввиду того, что ресурсы направляются на другие, менее продуктивные цели», – сказано в экономическом обзоре.

Фото Myfin.by

В тематической записке к Экономическому обзору подчеркивается необходимость укрепления системы социальной защиты в отношении наиболее уязвимых социальных групп, поддержания уровня жизни населения, а также помощи людям при смене работы. Ключевая рекомендация – увеличивать долю расходов на социальную помощь, направленную на поддержку людей с низким уровнем доходов.

«Беларусь достигла значительных успехов в сокращении бедности в период «высокого роста» в 2003-2013 годах. Но в условиях замедления роста в долгосрочной перспективе меры по поддержанию социальной стабильности и предотвращению роста бедности становятся более актуальными, чем когда-либо прежде, – говорит Нитин Умапати, старший экономист Всемирного банка.

– Одним из недостатков существующей системы социальной защиты является то, что многие работающие малообеспеченные домашние хозяйства не могут воспользоваться поддержкой, предоставляемой в рамках существующих программ, основанных на критериях проверки нуждаемости.

Эту проблему можно решить за счет расширения охвата и размеров ежемесячных выплат программы государственной адресной помощи (ГАСП)».

***

С тех пор, как Республика Беларусь стала членом Всемирного банка в 1992 году, Всемирный банк предоставил стране кредитные ресурсы на сумму $1,7 млрд.

Кроме того, на реализацию различных программ, включая программы с участием организаций гражданского общества, было предоставлено грантовое финансирование в объеме $31 млн.

На данный момент инвестиционный портфель Всемирного банка в Республике Беларусь включает восемь проектов на общую сумму $890 млн.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите
её и нажмите Ctrl+Enter

Экономический прогноз-2021: рост, стагнация или рецессия — Сильные новости

Пока официальные экономические итоги года не подведены, так как статданные еще обрабатываются. Однако уже сейчас очевидно, что самые мрачные прогнозы не сбудутся.

За январь—ноябрь ВВП Беларуси сократился на 0,9%, хотя МВФ, например, вначале ожидал, что белорусская экономика просядет из-за пандемии на 6% (весенняя оценка). Осенью МВФ улучшил свой прогноз по Беларуси, предсказав падение ВВП на 3%, но и этот прогноз, очевидно, не сбудется.

  • К слову, ЕБРР и Всемирный банк также предполагали, что белорусская экономика просядет довольно сильно — на 3-4% в 2020 году.
  • Почему же прогнозы западных финансовых институтов на 2020 год не сбылись?
  • Аналитики российских финансовых институтов полагают, что избежать глубокого падения белорусская экономика в 2020 году смогла благодаря отказу властей от введения жестких карантинных ограничений в связи с коронавирусом.

«Подобная стратегия вместе с традиционными инструментами поддержки внутреннего спроса через предприятия госсектора ограничили глубину спада. Даже несмотря на приостановку поставок нефти в начале года, падение ВВП по итогам 2020 года оценивается в 1%», — предполагают аналитики Центра макроэкономических исследований российского «Сбербанка».

Аналогичные ожидания и у аналитиков российского «Газпромбанка», которые прогнозируют спад ВВП Беларуси по итогам 2020 года в пределах 1%. Экономисты Евразийского банка развития придерживаются схожей оценки и ожидают сокращение белорусской экономики на 1,5% по итогам минувшего года.

А вот прогнозы восточных кредиторов в отношении белорусской экономики на 2021 год несколько отличаются, но не кардинальным образом.

Самую оптимистичную оценку по Беларуси можно встретить в аналитических записках «Газпромбанка». Эксперты российского банка ожидают, что белорусская экономика в новом году может вырасти на 2%.

«В 2021 году рост экономики может достичь 2% благодаря сохранению полной загрузки НПЗ и восстановлению внешнего спроса», — прогнозируют аналитики «Газпромбанка».

Они ожидают, что в 2021 году поддержку экономике Беларуси окажет «постепенное восстановление внешнего спроса, в том числе благодаря массовой вакцинации от COVID-19». Скромный рост (до 2%), считают экономисты «Газпромбанка», будет в Беларуси обеспечен в том числе за счет низкой базы минувшего года.

Анемичный, то есть вялый, экономический рост (1%) прочат Беларуси аналитики российского «Сбербанка».

«В нашем базовом сценарии на 2021 год мы закладываем постепенное восстановление глобальной экономики, некоторое ослабление политической напряженности, сохранение поддержки со стороны России и отказ от эмиссионного финансирования госпредприятий. В этих условиях, которые предполагают отсутствие новых шоков, Беларусь ждет анемичный рост около 1%», — предполагают аналитики «Сбербанка».

В то же время базовый прогноз Евразийского банка развития предусматривает, что в Беларуси будет наблюдаться стагнация, и в 2021 году ВВП снизится на 0,1%. Эксперты банка считают, что негативное влияние на восстановление белорусской экономики после пандемии оказывает напряженная социально-политическая ситуация, и в этом контексте не видят источников для экономического роста.

«Инвестиционная активность в 2021 году ожидается слабой: ее будут ограничивать повышенная неопределенность и неустойчивое финансовое положение предприятий. Потребительский спрос при прогнозируемом замедлении роста доходов населения останется сдержанным», — прогнозируют аналитики Евразийского банка развития.

Три сценария для белорусской экономики

Белорусские власти на 2021 год утвердили официальный прогноз, предусматривающий экономический рост на 1,8%. Эта оценка основана на том, что внешний спрос по мере восстановления мировой экономики от пандемии будет увеличиваться. Кроме этого, власти заложили в официальный прогноз рост внутреннего спроса, поскольку ожидают увеличение инвестиций в основной капитал.

Белорусские экономисты полагают, что выполнить официальный прогноз удастся только в случае благоприятной конъюнктуры.

«Если все звезды, образно выражаясь, сойдутся, тогда такой сценарий возможен. Однако для этого нужно, чтобы никаких шоков в экономике не было, а процентные ставки по кредитам снизились и удалось запустить инвестиционное кредитование», — отметил в комментарии для БелаПАН старший аналитик Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук.

Однако, подчеркнул эксперт, рисков много, уровень неопределенности зашкаливает, и благоприятный сценарий пока видится маловероятным.

«Одним из основных драйверов экономического роста в последние годы выступала ИТ-отрасль. После прошлогодних событий темпы развития этой отрасли явно замедлятся, а иных драйверов экономического роста не видно», — полагает старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

Белорусские аналитики на данный момент склоняются к мысли, что, несмотря на низкую базу прошлого года и восстановление внешних рынков после пандемии, национальная экономика в текущем году расти не будет.

«Госпредприятия, несмотря на падение из-за пандемии внешнего спроса, в прошлом году старались сохранить объемы производства, и это вылилось в ухудшение финансовых показателей на микроуровне. Накопленные складские запасы и финансовые проблемы будут тормозить рост промышленного производства в 2021 году», — полагает Дмитрий Крук.

По его мнению, с учетом этого базовый сценарий на текущий год можно сформулировать как динамику ВВП в районе нулевой отметки (стагнацию).

«Однако базовый сценарий не предопределен. Сейчас доминируют риски, которые могут привести к ухудшению экономических показателей. Реализоваться эти риски могут в случае обострения финансовых проблем на уровне предприятий, трудовой миграции, принятия новых пакетов западных санкций в отношении Беларуси», — считает Крук.

Поэтому третий сценарий развития событий предполагает, что рецессия в Беларуси в 2021 году продолжится.

«ЕС уже начал вводить санкции в отношении отдельных юрлиц Беларуси. Этот тренд продолжится, что приведет к ухудшению инвестиционного климата в стране и невозможности привлечь новые инвестиции. Западные экономические санкции вряд ли будут очень жесткими, но до 1% ВВП Беларусь из-за влияния этого фактора может потерять», — предполагает Иосуб.

В достижимость официальной цели на этот год (рост ВВП на 1,8%) финансовый аналитик не верит.

«С учетом накопленных проблем экономический рост видится совсем маловероятным. Склоняюсь к мысли, что в 2021 году ВВП Беларуси не вырастет, а снизится на сопоставимую величину — на 1-2%», — прогнозирует Вадим Иосуб.

Кстати, экономисты Всемирного банка также придерживается похожего прогноза и ожидают снижения ВВП Беларуси на 2,7% в 2021 году.

Эксперты рассказали, что ждет экономику Беларуси в будущем

Специалисты проанализировали сложившуюся в странах Евразийского банка развития экономическую ситуацию и составили макроэкономический прогноз о возможностях, условиях и сроках выхода из кризиса. Что ждет Беларусь?

ВВП Беларуси за 2021 год увеличится всего на 0,1%, такой прогноз дали экономисты ЕАБР. При этом восстановительный рост экономик стран ЕАЭС ожидается на уровне 3,3% даже в условиях рискового сценария, подчеркивают эксперты. Почему у Беларуси такой слабый рост?

Старший аналитик Центра странового анализа ЕАБР Анатолий Харитончик подчеркивает: экономическая активность в Беларуси в текущем году останется на уровне ниже докризисного на фоне низкой инвестиционной активности и слабого потребительского спроса. Ожидается замедление роста доходов населения и ужесточение условий кредитования.

  • «Экономическую активность продолжат ограничивать высокая неопределенность, сокращение кредитования частного сектора, сложная эпидемиологическая обстановка внутри страны и за рубежом», — отметил Харитончик во время онлайн-презентации доклада Евразийского банка развития.
  • По его словам, поддержку экономике Беларуси в этом году окажет восстановление деловой активности в странах — торговых партнерах, а также постепенное ослабление санитарных ограничений по мере нормализации эпидемиологической обстановки.
  • В 2022-2023 годах ЕАБР прогнозирует больший рост ВВП Беларуси – в среднем на 1,1% в год.

Инфляция – сначала рост, затем замедление

Эксперт напомнил, что инфляция в Беларуси в начале 2021-го продолжила ускоряться и достигла по итогам февраля 8,7%.

«Сохраняются высокие темпы роста стоимости продовольствия из-за роста мировых цен и низкого урожая овощей в Беларуси», — пояснил он.

Анатолий Харитончик подчеркнул, что инфляция в продовольственном сегменте, вероятно, останется повышенной до начала сбора нового урожая. На ускорение роста потребительских цен, по его словам, сильно повлияло удорожание медикаментов в январе и феврале этого года. Закрытые границы и высокие санитарные требования осложняют цепочки поставок.

Читайте также:  Как сделать так, чтобы реклама работала лучше – советы для бизнеса от tut.by

В марте ЕАБР прогнозирует сохранение инфляции выше 8%, однако к концу 2021-го она замедлится до 6,6%. Эти показатели – все еще выше цели Нацбанка (не более 5%). Пятипроцентная инфляция прогнозируется к концу 2022-го – началу 2023-го годов.

Ситуация с госдолгом управляемая

По мнению главного экономиста Евразийского банка развития Евгения Винокурова, вопрос с госдолгом суперактуален для всех стран-участниц банка. И если, например, Казахстан и Россия не сильно нарастили госдолг и ситуация не обременяет госбюджеты, то в Беларуси, Кыргызстане, Армении и Таджикистане госдолги за последний год выросли существенно.

«Мы тщательно следим за состоянием госдолга в странах-участницах ЕАБР, у нас есть специальный модельный аппарат. Пока почвы для алармизма нет, ситуация с госдолгом управляемая и не вызывает обеспокоенности», — оценивает обстановку Винокуров.

По его словам, финансовые потребности по обслуживанию госдолга в этих странах выросли, в связи с этим нужно заложить больше средств в государственные бюджеты.

Государственный долг Беларуси на 1 марта составил 59,5 миллиарда рублей и увеличился по сравнению с началом 2021 года на 1,7 миллиарда рублей или на 2,9%, сообщила в среду пресс-служба Минфина Беларуси.

Что будет с белорусским рублем

За прошлый год национальная валюта снизилась к доллару на 0,5%, к российскому рублю – на 1,9%. Укрепилась лишь к евро – на 2,5%.

Снижение стоимости белорусского рубля эксперты связывают с сохранением спроса на зарубежные валюты на внутреннем рынке. По оценке ЕАБР, курс рубля к доллару прогнозируется на уровне 2,63 в среднем за 2021 год.

Это вполне объяснимо девальвационными ожиданиями и ускорением инфляционных процессов.

Кстати, доля национальных валют в расчетах во взаимной торговле между странами ЕАЭС составляет 74%.

Жесткие кредитные условия

Эксперты ЕАБР ожидают сохранения достаточно жестких кредитных условий, которые сейчас наблюдаются в экономике Беларуси. По словам Харитончика, Национальный банк продолжит контролировать денежное предложение и применять пруденциальные меры, ограничивающие возможности банков по наращиванию рыночного рублевого кредитования.

Возможно, ко второй половине года, по прогнозу специалиста, при сохранении стабильности на внутреннем валютном рынке нормализуются монетарные условия. Это будет выражаться в уменьшении ставок по срочным депозитам в белорусских рублях ближе к 10% и расширении доступа частного сектора к рыночному кредитованию.

Что ждет другие страны ЕАЭС?

В целом экономисты ЕАБР подчеркивают: мировая экономика находится на траектории восстановлении.

«Мы ожидаем большой рост экономик региона (ЕЭАС — Sputnik), так обычно бывает после кризисного года. По мировому ВВП наши предположения – 5,7% в 2021 году, экономика стран ЕАБР – 3,3%», — констатируют экономисты банка.

  1. И поясняют: даже в условиях негативного расклада, при любом развитии событий рост экономик региона будет восстановительный как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.
  2. Полную версию онлайн-презентации смотрите на Sputnik.

Сценарии развития экономики Беларуси в 2021 г. Падение ВВП и рост инфляции | Экономическая газета

Аналитическое агентство «Bik ratings» представило мартовский макроэкономический обзор. Согласно отчету, Беларусь при наихудшем сценарии развития в 2021 г. ожидает масштабный спад ВВП, финансовые катаклизмы и угроза суверенного дефолта.

Национальное агентство «Bik ratings» готовило обзор, опираясь на открытые источники и собственные разработки. Аналитики исследовали макроэкономическую ситуацию в Беларуси и дали свой прогноз развития страны в 2021 г. при лучшем и худшем сценарии, а также сравнили позиции страны со странами-партнерами и показали ее международные рейтинги.

Шок — один, выходы из него — разные

Все страны — партнеры Беларуси показали в 2020 г. снижение ВВП. Оно вызвано последствиями пандемии. Возможно, только Китай сможет быстро восстановиться после кризисных шоков: там наращивалось производство, развивались крупные проекты, не останавливалась торговля. В 2020 г. здесь отмечался рост ВВП на 2,2%, в 2021 г. он прогнозируется на 8,1%.

У европейских стран-партнеров все не так радужно. Ухудшение внутреннего спроса, обеднение населения, снижение производства, большее замедление туристических потоков негативно сказались на странах ЕС. Так, в Германии — единственной из стран Евросоюза, показавшей в пандемию лучшие результаты, — в 2020 г. снижение ВВП составило 5,4%, в 2021 г. здесь ожидается слабый рост в 3,5%.

В России и Украине также отмечалось снижение ВВП в 2020 г. — на 3,6% и 8% соответственно. При этом в 2021 г. в России ожидается прирост ВВП на 3%, на Украине — на 5,1%.

Эксперты отмечают, что в России ослаблены позиции из-за снижения инвестиций, оттока капитала, уменьшения поступлений от экспорта энергопродуктов, удешевления рубля. На Украине снижение спроса на ее металлургическую и горнодобывающую продукцию также серьезно ослабило позиции страны.

При этом принимаемые в пандемию меры по поддержке внутреннего спроса и реальной заработной плате позволят Украине быстрее укрепиться в 2021 г.

Что касается Беларуси, то в 2020 г. ВВП упал на 7,4%. Причинами стали последствия борьбы с COVID-19, с которыми столкнулись все страны мира. Однако выход из рецессии РБ может быть дольше и сложнее.

Так, при снижении внутреннего и внешнего спроса, увеличились складские запасы из-за производства госпредприятиями продукции в прежних объемах. Это будет тормозить рост в 2021 г., отмечают эксперты.

Ослабление позиций основного партнера Беларуси – России также не может благотворно повлиять на белорусскую экономику.

Инфляция растет, а вклады и зарплаты?

Не радуют и другие показатели белорусской экономики. Так, инфляционные ожидания ускорили рост цен  — на декабрь 2020 г. он составил 7,4%. Ожидаемый рост инфляции на конец 2021 г. — 5%.

Нерентабельными и низкорентабельными было больше половины предприятий во всех областях страны, кроме Минска. В столице их доля составила 46%. Рентабельность реализованной продукции за 8 месяцев 2020 г. увеличилась с 9,5% в 2019 г. до 9,6% в 2020 г.

При этом рентабельность продаж выросла с 6,9% в 2019 г. до 7,6% в 2020 г.

Эксперты проанализировали трудовой рынок и выявили интересные тенденции. Так, в 2020 г. средняя зарплата в пересчете на американскую валюту упала на 2% по сравнению с 2019 г., а в белорусских рублях — выросла на 15%. На рост доходов повлияли зарплаты «айтишников», которые показали в среднем 4,4 тыс. руб. У медработников зарплаты в 2020 г., также увеличились почти 35%.

Несмотря на эту тенденцию, население отреагировало на ситуацию в стране в 2020 г. постоянной покупкой иностранной валюты и выносом своих вкладов из банков. Всего граждане купили в 2020 г. 10,22 млрд USD, а депозиты физлиц с января 2020 по январь 2021 гг. упали на 1,6 млрд руб (6,9%).

Товарооборот в сторону минуса

В 2020 г. внешняя торговля страны оказалась под воздействием шока, вызванного пандемией и осложнениями в экономических отношениях с основным партнером — Россией. Падение экспорта и импорта в 2020 г. составило 4,8 млрд USD и 7,2 млрд USD, по сравнению с 2019 г. Товарооборот с Россией сократился за 10 месяцев 2020 г. на почти 30%.

Валовый долг растет, налоги — тоже

В 2020 г. валовый внешний долг (ВНД) имел тенденцию к росту. На октябрь 2020 г. он составил 40,5 млрд USD. В структуру ВНД входят задолженность сектора госуправления — 42,1%, Нацбанка — 2,4%, прочих банков — 12,3%, предприятий и организаций — 37,6%, прямые инвестиции – 5,6%.

Отметим, что с 1 января 2021 г. произошли изменения в налогообложении, в основном, связанные с отменой льготой по освобождению от НДС или увеличением ставок.

Рейтинги падают все ниже

У Беларуси нестабильные позиции в международных рейтингах.

Так, всего за год потеряно 12 позиций в рейтинге Doing Business 2020, который ведет Всемирный Банк. Как указывают эксперты, Беларусь уже критично отстает от стран-партнеров по показателям, оцениваемым инвесторами для ведения в стране бизнеса. В первую очередь — по позициям «налогообложение» и «получение кредита».

По индексу процветания стран мира Беларусь расположилась на 69 месте (из 167), но по индексу человеческого потенциала — на 53 (из 189).

В глобальном инновационном индексе Беларусь существенно  отстает от своих стран-партнеров, и находится на 64 месте из 129 стран (Россия — на 47, Украина — на 45, Китай — на 14, Германия — на 9). В рейтинге «Экономическая свобода мира» Беларусь находится на 114 месте (из 159 стран).

Вместе с тем, кредитные рейтинги у Беларуси все же более-менее устойчивы. Так, оценка Moody’s для Беларуси — B3. Долгосрочный кредитный рейтинг Fitch — B. Долгосрочный кредитный рейтинг Standart&Poor’s — B.

Прогноз: скромность украшает

При самом лучшем раскладе, в 2021 г. экономику Беларуси ожидает слабое восстановление с элементами стабильности, пишут эксперты агентства. Этот сценарий возможен при отсутствии негативных внешних шоков.

Что касается наихудшего сценария, то возможно, экономика уже в этом году уйдет в глубокую рецессию, произойдет масштабный и затяжной спад ВВП (более чем на 10%). Риски для экономики несут, кроме основных мировых факторов и постпандемийных шоков, политическая ситуация в стране, отношения с основным партнером — Россией, перечисляют эксперты.

Автор публикации: Алена ЛАНДЫРЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *