Что нужно, чтобы Беларусь стала одним из центров контрактного производства электроники. Мнение основателя jofre

Будущее белорусской электроники — вопрос дискуссионный. Сегодня отрасль уже не та, что была в СССР, давно нет здесь сейчас полного цикла производства, ни современных технологий, ни средств. Предприятия, конечно, работают, имеют заказы и даже прибыль. Но что ждёт их завтра?

Интеграл: вчера, сегодня, завтра?

Начнем, конечно же, с ОАО «Интеграл». Это отечественное предприятие, пожалуй, одно из самых известных на постсоветском пространстве, а может быть даже в мире.

В Советском Союзе оно выпускало продукцию для оборонной и космической промышленности.

Правда, были и гражданские заказы и изделия двойного назначения, в частности, электронная начинка для известных в СССР часов марки «Электроника», ИМС для телевизоров 4 и 5 поколения, логические и линейные ИМС широкого применения.

Надо сказать, что продукция эта — чрезвычайно сложная в производстве. Особенно если микросхема или контроллер должны быть устойчивыми к воздействиям дальнего космоса или экстремальных условий эксплуатации, поскольку подвергаются, в одном случае, интенсивному воздействию жёсткого излучения, в другом — агрессивных сред, вибрации, высоких температур и т.д.

Считается, что в 90-е годы белорусское предприятие, как и его российские аналоги, выживало за счёт экспорта микросхем для несложной техники, вроде калькуляторов, и за счёт контрактного производства (фаундри-бизнес). Эти заказы приносили, в среднем, по 20-30 млн. долларов ежегодно.

Это совсем немного, учитывая масштабы предприятий, их необъятные и быстро устаревающие основные фонды, социальные объекты инфраструктуры. Интересно, что компании-разработчики схемотехники, не имевшие собственных производств, в то время зарабатывали до 60 и более млн. долларов ежегодно.

Что нужно, чтобы Беларусь стала одним из центров контрактного производства электроники. Мнение основателя jofre

Невзирая на устаревшие технологии (предприятие освоило разработку микросхем на уровне первых версий процессора «Пентиум»), ОАО «Интеграл» до сих пор является одним из самых крупных предприятий в области микроэлектроники во всей Восточной Европе (в бывшей ГДР, на месте предприятий Robotron уже есть заводы Intel и AMD). СМИ отмечают, что объём производства на «Интеграле» в 2012 году уже достиг 130 млн. долларов, превысив уровень 2011 года на 15 процентов. Называют и рентабельность — 21%.

Основные заказы предприятие получает из России (78,5%). Сообщается, что россияне в прошлом году заплатили за продукцию ОАО более 70 млн. долларов.

Причём доля «Интеграла» в производстве микроэлектроники в РФ составляет от 15 до 20%. Это комплектующие для самых различных устройств, от обычных электронных табло до элементов оборонной техники.

Продаёт «Интеграл» свою продукцию и в другие страны — в Китай (12%), Евросоюз (1,8%), Южную Корею (5,5%).

За последние годы предприятие растеряло большую часть перспективных кадров. Многие специалисты ушли в частные компании или перепрофилировались.

Из мощного предприятия полного цикла и союзного значения ОАО превратилось в производителя не слишком сложных (по сегодняшним меркам, конечно), электронных компонентов.

Заказы у «Интеграла», конечно, есть, но производственные мощности требуют серьёзного обновления.

Для обновления предприятия нужен серьёзный инвестор. Но те покупатели, что время от времени появляются здесь, не обещают ни «светлого будущего», ни достаточных для развития и модернизации «Интеграла» средств.

Очевидно, что, скорее всего, они выкачали бы из предприятия весь оставшийся его потенциал, а позже перепродали бы его целиком или по частям, избавив восточноевропейский микроэлектронный бизнес от серьёзного конкурента.

Такие подозрения возникли, например, в ходе обсуждения сделки с холдингом АФК «Система», переговоры по которой так ни к чему и не привели.

Но время идёт, а ОАО «Интеграл» так и остаётся на положении «невесты», годы которой уходят, а «жениха» всё нет. Оборудование стареет, а на обновление основных фондов средств нет — для этого требуется, как минимум, миллиард долларов.

А ещё ведь надо избавиться от долгов, которых (по сообщениям прессы) у предприятия набралось почти на 200 млрд. рублей.

И это ещё не всё, поскольку необходимо будет ещё обучить кадры, обеспечить приток стабильных заказов, наладить поставки необходимых комплектующих и сырья по приемлемым ценам.

С этим ОАО может помочь корпорация «Ростехнологии», которая выступает сегодня в роли потенциального покупателя «Интеграла». При этом инвестированием и развитием белорусского предприятия займётся ОАО «Российская электроника».

Сделка, в принципе, перспективная, поскольку российскую оборонную технику планируется полностью перевести на собственную элементную базу. Уже сейчас «Интеграл» сотрудничает с коллегами из РФ по программе «Основа» (переход на современные субмикронные технологии), а также «Союзный тепловизор».

В перспективе «Интеграл» планируется привлечь к работам по программам «Щит» и «Космос».

Правда, сейчас все решения по купле-продаже будет зависеть от уступок, которые покупатель и продавец сделают друг другу.

Белорусское правительство, естественно, заинтересовано не только в том, чтобы продать «Интеграл» как можно дороже, но и в том, чтобы производство работало, приносило прибыль и налоги в казну, обеспечивало белорусским электронщикам и IT-специалистам высокооплачиваемые рабочие места. Готова ли российская сторона к таким затратам, покажет будущее.

«Горизонт»: отвёртка уходит в прошлое

Холдинг «Горизонт» (головное предприятие — ОАО «Управляющая компания холдинга «Горизонт») остаётся пока крупнейшим производителем электроники и бытовой техники СНГ.

Свою историю предприятие ведёт от Минского радиозавода, который появился в Минске в ноябре 1940 года. Сам холдинг появился в 2010 году.

Он включает сразу несколько направлений деятельности, в том числе и производство микроволновых печей, совместно с китайской компанией Midea Group (СП образовано в 2007 году).

В состав холдинга входят более компаний — частное производственное унитарное предприятие «Завод электроники и бытовой техники «Горизонт», ЧПУП «Завод Белит», СП ООО «Мидеа-Горизонт» и ЧПУП «Аэстон Горизонт», а также компания «Горизонт Логистик». Недавно в холдинг вошли ОАО «Брестский электроламповый завод», ОАО «МПОВТ», ОАО «Минский завод «Термопласт», ОАО «Измеритель» в Новополоцке, ОАО «Минский завод «Калибр»…

Сейчас холдинг работает над реализацией инвестиционного проекта «Планета HORIZONT», согласно которому в стране должны быть созданы 60 торговых центров по продаже электроники и бытовой техники и системы сервисного обслуживания при этих центрах. Общая стоимость проекта составляет 17,5 млн. долларов, причем, около 13 млн. млн. долларов — заемные средства. Центры необходимо построить до конца нынешнего года.

Что нужно, чтобы Беларусь стала одним из центров контрактного производства электроники. Мнение основателя jofre

Основной и важнейший продукт «Горизонта» сегодня — телевизоры. И если здесь, на отечественном рынке, наш производитель надёжно защищён от импорта таможенными пошлинами, то в России ситуация иная. Рынок там необходимо завоёвывать. Там продаётся до 10 и более млн. телевизоров ежегодно, а ежегодный прирост продаж достигает 15%.

На этом рынке есть свои лидеры — Samsung (16% рынка РФ) и LG (10%). Причем самый главный фактор, которым оперируют в конкурентной борьбе иностранные корпорации, — это низкая цена.

Учитывая тот факт, что в РФ легко попадает серый импорт, бороться с недорогой, но технически продвинутой продукцией из Юго-Восточной Азии нашим телевизорам, мягко говоря, сложно.

В России немало и собственных предприятий-конкурентов «Горизонта». Много их разместилось в Калининградской области, в свободной экономической зоне.

Это компании «Телебалт», «Радиоимпорт-Р», холдинг «Полар» имеет завод «Телеволна» в Черняховске, а два предприятия находятся в Советске — это «Стела Плюс» и «Рекорд-Т».

Соревноваться с массой производителей и крупными мировыми брендами трудновато, поэтому «Горизонт» избрал другой путь — диверсификацию производства и выпуск продукции под партнерскими брендами.

Сегодня предприятия холдинга уже выпускают микроволновые печи, планируют производство встроенной бытовой техники, мультиварок, планшетных компьютеров. И кое-что уже производится под теми самыми партнёрскими брэндами.

К примеру, в ушедшем году выпущено свыше 530 тысяч телевизоров, и 80% из них не под брэндом «Горизонт». Это были телевизоры Toshiba, Sharp и т.д. Причём от замены чужих этикеток на товарах собственными, холдинг перешёл сегодня к более серьёзному производству.

Хотя формально на некоторых этапах его ещё можно считать «отвёрточным», оно, всё же, довольно выгодное. Поставщики привозят на «Горизонт» сырьё и комплектующие без предоплаты. «Горизонт» выпускает технику, продаёт её и рассчитывается с поставщиками.

При этом, люди на предприятии загружены работой, исправно идёт прибыль и т.д.

«Горизонт» не только производит (пусть даже и не в полном объёме) вполне востребованную продукцию. Большая часть этой продукции экспортируется в Россию. Но не только телевизоры формируют прибыль «Горизонта». Более того, сейчас этот многопрофильный холдинг занимается не только бытовой техникой.

Читайте также:  Чтобы запустить свой квест, пройдите для начала 50 чужих — опыт сети gameroom

Недавно он получил крупный заказ от крупного российского предприятия-производителя систем для военной авиации. Сумма заказа составляет около 33 млн. долларов. Но, интересно даже не это, а то, что в заказе используются технологии пятого уклада и весь производственный цикл должен быть выполнен именно на «Горизонте».

Так что, нынешний день крупный белорусский холдинг себе обеспечил. А вот день завтрашний будет трудным.

Перспективы отрасли: есть ли у нас шанс?

Зададим себе вопрос, а есть ли у нас шансы вновь вдохнуть жизнь в микроэлектронную промышленность и радиоэлектронику? Вряд ли. Создаваемые в стране «точки роста», которые базируются на разработке программного обеспечения, не решат глобальных задач.

По сути дела, это ведь работа на иностранного заказчика, пусть и высокооплачиваемая. И к производству электроники она имеет лишь косвенное отношение.

С учётом того, что некоторые IT-компании давно превратили местные офисы в филиалы по поиску и отбору кадров (рекрутинг), а основную деятельность ведут за рубежом, можно даже говорить о том, что ряд игроков на рынке ПО используется внешними силами для вывоза основного и самого ценного ресурса Беларуси — квалифицированных и талантливых специалистов. Сейчас ведь выезжать, по сути, и не нужно, программисты могут работать на зарубежного заказчика удалённо, но, смысл остаётся тем же — кадры «утекают», а с ними тают и наши возможности.

Что касается возможностей для развития электроники, то их у нас совсем немного и дело здесь даже не в деньгах (не только в них). Для понимания нашей ситуации можно обратиться к теории межотраслевого анализа (метод затраты-выпуск), разработанной в прошлом веке Василием Леонтьевым, американским экономистом русского происхождения (он удостоился за своё исследование Нобелевской премии).

Взаимосвязи между секторами экономической системы в методе «затраты-выпуск» описываются набором линейных уравнений, которые показывают структуру затрат на производство каждого продукта и структуру его распределения в экономике. Если вы установите, хотя бы примерно, взаимосвязи между всеми секторами нашей экономической системы, станет ясно, что, даже гипотетически, поднять микроэлектронику мы не сможем.

Ведь мало получить технологии и построить новые производства. Необходимо иметь ещё и развитую инфраструктуру: металлургию, химическую промышленность (производства сверхчистых реактивов), полимерную промышленность, предприятия точной механики, соответствующую базу в прикладной науке, ну и кадры, кадры, кадры…

Там должны работать сотни тысяч высококвалифицированных специалистов. А чтобы их подготовить и отвлечь, без ущерба для остальных сфер экономики, страна должна обладать людским резервом в десятки миллионов человек. А у нас — всего 9 млн.

, 26% из которых — пенсионеры, ещё почти четверть — дети, и всего лишь 20% — люди трудоспособного возраста.

Мы, конечно, можем бросить все силы на подъём микроэлектроники, но, что при этом произойдёт с экономикой? Так было в СССР, когда возникла острая необходимость в развитии ВПК.

Небольшая часть населения — учёные, специалисты, жили в закрытых городах (под охраной внутренних войск), получали хорошую зарплату, имели достойный уровень жизни, могли развиваться и отдавать все силы работе, но выходить за пределы своих городов-«почтовых ящиков», как их тогда называли, могли только по особому разрешению. При этом большая часть жителей страны стояла в очередях за обычной вареной колбасой.

Эдуард ТРОШИН

Материал подготовлен в соавторстве с Михаилом Александровичем ЛОБАНОВЫМ

Как серый рынок добивает легальных продавцов электроники в Беларуси

Отечественным компаниям, торгующим бытовой электроникой, приходится выживать в сложных экономических и эпидемиологических условиях.

Как повиляла на рынок пандемия, почему серые продавцы электроники почти не скрываются, грозит ли Беларуси дефицит ноутбуков? Как продавцы работают в условиях запредельного утилизационного сбора — об этом и многом другом Office Life рассказал генеральный директор Ассоциации компаний информационных технологий (АКИТ) Дмитрий Ананьев.

Дмитрий Ананьев

— Дмитрий, как отразились на деятельности участников ассоциации последствия пандемии COVID-19?

— Назову два негативных последствия. Первое — это сокращение розничных продаж в офлайн-торговле. В связи с общей ситуацией, замедлением экономических процессов люди не только меньше стали ходить в магазины, ухудшилось их финансовое положение, что отразилось на покупательской способности.

С другой стороны, вырос объем онлайн-торговли, по оценкам некоторых участников ассоциации — в разы. При этом все коммерческие проекты были очень востребованы, где-то ускорялись или изменялись под новые вызовы.

Негативно отразилось на работе ряда компаний закрытие границ. Некоторые не смогли ввезти товар из-за рубежа. Но сейчас ситуация постепенно меняется, завоз на склады стал восстанавливаться.

Бизнес изменился. Стал актуален home-офис.

Некоторые компании перевели на «удаленку» от 40 до 60% сотрудников, что позволило сократить затраты по аренде и оптимизировать бизнес с учетом падения объемов и сокращения доходов.

Полагаю, что те, кто подстроится под новые условия и направления бизнеса (облака, гейминг, электронные услуги), будут востребованы и далее. А те, кто надеется переждать, могут покинуть рынок.

Разница в ценах у официалов и серых продавцов доходит до 41%

— Что влияет сегодня на цены на технику, которой торгуют участники ассоциации?

— Официальные продавцы вынуждены следовать жесткой политике производителей, контролирующих регионы сбыта и устанавливающих уровень надбавок, превышать который посредник не вправе при формировании цены более чем на 5%. Поэтому невозможно закладывать свою маржинальность без согласования с производителем.

Кроме того, на цены влияют затраты на административные процедуры, в том числе на сертификацию, налоги и неналоговые платежи, включая сбор за утилизацию отходов. Сертификация у нас дорогая и длительная. К тому же есть сертификация по энергоэффективности, которой нет в соседних странах. Стоимость и время — все входит в цену электроники и бытовой техники.

Эти факторы стимулируют развитие в республике серых и черных каналов продаж бытовой электроники и техники, которые работают почти не скрываясь. Про это знают все: и граждане, и чиновники. Достаточно зайти на любую торговую площадку и посмотреть на цены.

Есть компании, помеченные как официальные поставщики, а есть те, у кого нет такой отметки. По нашим наблюдениям, сделанным в этом месяце, по ряду товаров цены отличаются на 29–41%. То есть если товар условно стоит $100, то у черного продавца он будет стоить $70.

Разумеется, покупатели идут покупать черный товар.

Ситуацию могло бы изменить введение регистрации мобильных устройств по IMEI-номерам. Такой способ борьбы с черным рынком в ряде стран доказал свою эффективность для защиты интересов потребителей, легального бизнеса и увеличения налоговых поступлений.

Тут необходим целый комплекс мер, включающий изменение законодательства, сотрудничество налоговых, таможенных и правоохранительных органов.

— Есть ли опасность увеличения доли серого импорта в настоящее время?

— По сравнению с прошлым годом объем серого импорта бытовой техники растет. По нашим оценкам, его оборот достигает 40% к уровню официальных продаж.

— Грозит ли нам дефицит ноутбуков? Как вырос на них спрос в последний месяц?

— Из-за сокращения поставок дефицит мог возникнуть. Просто не все были готовы к несезонному всплеску спроса на мобильные девайсы, но ситуация восстанавливается.

— Тем не менее ходят слухи о пустых складах импортеров…

— Это не так. У компаний — членов АКИТ в основном весь необходимый ассортимент в наличии. Если какой-то позиции в данный момент нет, всегда найдется аналог или товар будет поставлен через две недели, максимум — через месяц.

Сложнее с системами хранения данных и серверами. Здесь сроки поставок увеличились, но товар можно получить под заказ в течение трех-шести месяцев.

Нереальный утилизационный сбор

— Как на деятельности компаний — членов ассоциации отразилось повышение сбора за утилизацию отходов упаковки на 50%, введенное постановлением от 16 января 2020 года № 24?

— Очень серьезно.

На совещании с руководством МАРТ все бизнес-союзы высказали солидарную позицию: сбор раньше был большим, а теперь стал запредельным. Это не позволяет легальным компаниям конкурировать с серым рынком.

Норма указа № 313, позволяющая вместо уплаты сбора организовать собственную систему сбора отходов, для большинства невыполнима. Из 18 тысяч компаний воспользоваться такой возможностью смогли лишь десять.

Минжилкомхоз прямо или косвенно создает условия, не позволяющие производителям и поставщикам формировать свою систему сбора отходов, чтобы не допустить сокращения денежных поступлений оператора вторичных ресурсов.

Одновременно установлены нереальные и необоснованные конкретными расчетами нормы сбора отходов. Для производителей и поставщиков электрического и электронного оборудования сбор установлен в размере не менее 30% от объема ввезенной или произведенной продукции.

Между тем практика показала, что фактически такого количества отходов в данном случае не образуется.

Мы предлагаем учитывать, что при расчете нормативов самостоятельного сбора отходов электронное оборудование в значительных объемах поставляется субъектам хозяйствования и не выбрасывается в коммунальные отходы.

— Не всем понятно, как связаны рост тарифов на обращение с отходами и цены на электронику…

— Когда сбор подняли до 3%, то все поставщики заложили это увеличение в свои калькуляции. Затем пошла цепная реакция: розница добавила на эти 3% еще свои 20–30%. Если товар дорогой — например, стоит $1 тыс., то 3% — это уже $30. Немало для белорусского рынка. И это только один сбор, не считая всего остального.

Читайте также:  Как заставить клиента из интернета прийти к вам, а не к конкуренту

— То есть система распределения собранных оператором вторичных ресурсов денег является закрытой и неэффективной?

— С 2012 года и до сих пор Минжилкомхоз распределяет собранные средства без проведения публичного конкурса.

При этом не предусматривается наличие проработанного, утвержденного в установленном порядке и опубликованного заказа на закупку определенных перечнем товаров (услуг, работ), согласованных с Национальной стратегией по обращению с твердыми коммунальными отходами и вторичными материальными ресурсами на период до 2035 года. Фактически желающие могут подавать любые заявки со своими коммерческими идеями и фантазиями для рассмотрения комиссией.

Мы считаем, что работа комиссии носит формальный и закрытый характер. Ее состав и порядок создания не раскрываются, протоколы с решениями комиссии не публикуются.

— По каким критериям можно оценить эффективность расходования средств оператором вторичных ресурсов?

— Отсутствует открытая информация о получателях и размерах выделенных им денежных средств на реализацию мероприятий. Минжилкомхоз отказывается ее обнародовать.

Также нет открытой информации об объемах сбора вторичных материальных ресурсов и отходов товаров и упаковки за определенный период с дифференциацией по видам товаров, образующих отходы, по организациям, осуществляющим их сбор, сортировку и подготовку.

Мы предлагаем распределять собираемые средства в соответствии с законодательством о госзакупках. Надо обязать Минжилкомхоз включать в состав комиссии не менее 50% представителей бизнес-союзов из числа производителей и поставщиков, являющихся плательщиками утилизационного сбора.

Как министерства открещиваются от решения проблемы серого рынка электроники

— Какие еще нерешенные вопросы есть в диалоге с регулятором?

— Самый главный вопрос — это черный и серый рынок торговли бытовой техникой и электроникой. В Беларуси это стало обычным явлением. Мы неоднократно представляли свои предложения, но они все отвергаются разными органами. Это межотраслевая проблема, но большинство министерств от нее открещиваются. Например, МНС ссылается на сокращение проверок.

Минфин «завернул» наши предложения по принятию указа об обязательной регистрации мобильных устройств по идентификационному номеру производителя. МАРТ мы предлагали подготовить документ, который бы регулировал интернет-торговлю. Это позволило бы за год ликвидировать нелегальные каналы онлайн-торговли. Но госорганы не хотят этим заниматься.

— Встречаются ли на отечественном рынке случаи неэтичного поведения и какие именно?

— Да, бывает. Иногда открываются сайты, на которых продается техника с нарушением законодательства, с использованием товарных знаков без разрешения правообладателя, обманывают потребителей. Такие фирмы живут недолго: пытаются быстро вскочить в этот бизнес, быстро собрать деньги и выскочить из него.

Поскольку страна у нас небогатая, люди активно интересуются предложениями с более низкой ценой — даже на $10–20, часто не задумываясь о качестве и гарантиях.

Мы регулярно проводим мониторинг торговых площадок и видим, что маркетплейсов с черным товаром достаточно много. Периодически мы обращаемся в Мининформ, чтобы блокировать пиратские продажи. Но быстро появляются новые сайты. Поэтому нужны комплексные меры.

— Ощущают ли участники Ассоциации рост транспортных тарифов?

— Да, ограничение гражданских авиарейсов и перемещения автомобильного транспорта, в том числе личного, ощущается. Из-за этого у перевозчиков существенно выросли тарифы, кое-где даже вдвое.

Эти расходы, к сожалению, включаются в цены и перекладываются на потребителей. Тут определенные преимущества получают онлайн-продажи, где маржинальность ниже.

Сказывается на ценах также девальвация рубля, но и к этому мы в целом привыкли.

— Apple отложила на месяц выпуск новых «айфонов». Как это скажется на бизнесе компаний — участников ассоциации, торгующих гаджетами?

— Продукция Apple достаточно дорогая, но в определенном сегменте всегда пользуется спросом. Ажиотажного спроса на новинки этой компании в Беларуси не бывает. Цены после пика во время релиза постепенно снижаются, и продукты быстрее продаются.

Что нужно, чтобы Беларусь стала одним из центров контрактного производства электроники. Мнение основателя jofre

Контрактное производство

Такой вид сотрудничества, как контрактное производство, выгоден и для производителя (позволяет загрузить имеющиеся у него мощности), и для заказчика (дает возможность получить необходимый готовый товар под своим товарным знаком). Чтобы избежать разногласий, сторонам договора на контрактное производство целесообразно детализировать в нем каждый этап.

Что такое контрактное производство

Законодательство Беларуси не дает определения понятию «контрактное производство».

На практике такое производство подразумевает под собой выпуск товаров (продукции) по заказу на производственных мощностях независимого производителя, который обеспечивает полное соблюдение технологического цикла и контроль качества готовых товаров (продукции) в соответствии с требованиями заказчика. При этом речь может идти как об отдельных технологических операциях, так и о полном цикле изготовления товаров.

В случае когда контрактное производство предполагает выполнение отдельных технологических операций, в изготовлении готовых товаров (продукции) участвуют несколько производителей. Заказчик в этом случае координирует поставку сырья, комплектующих, занимается логистикой и выстраивает взаимосвязи между производителями в целях успешного изготовления конечного товара.

Если контрактное производство представляет собой полный цикл изготовления товаров, то производитель здесь один и он должен учесть все пожелания заказчика, а заказчик, по сути, забирает от него уже готовый товар.

Контрактное производство достаточно распространено в сетях розничной торговли, фармацевтических и косметических компаниях, предприятиях электроники.

При контрактном производстве отношения сторон отличаются от отношений продавца и покупателя, поскольку в правоотношениях купли-продажи покупатель не имеет никакого отношения к процессу производства товаров, реализуемых продавцом-производителем. В то же время при контрактном производстве производитель и заказчик взаимодействуют между собой на стадии (стадиях) производства товаров (продукции).

Контрактное производство имеет как преимущества, так и недостатки. Поэтому вступая в подобные договорные отношения, следует учитывать ряд правовых моментов, имеющих важное значение и снижающих риски для обеих сторон.

Какой договор при контрактном производстве заключить

Поскольку речь идет о производстве товаров (продукции), на практике чаще всего стороны заключают договор подряда по правилам § 1 гл. 37 ГК.

Так, по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы) .

При этом предметом такого договора может быть изготовление конкретных товаров (продукции), что подтверждается п. 1 ст. 657 ГК.

Отметим, что по своей правовой природе отношения сторон при контрактном производстве более всего схожи с правоотношениями подряда. Но это не говорит о том, что стороны не могут заключить между собой иной договор.

Бывает, что стороны опосредуют контрактное производство заключением договора возмездного оказания услуг . Однако, по нашему мнению, это не совсем верно, поскольку результатом возмездного оказания услуг должен быть неовеществленный результат.

По факту при контрактном производстве результат работ имеет овеществленный характер. Например, произведенные товары или измененное вследствие выполнения определенного технологического процесса сырье.

Значит, выбирая между договором возмездного оказания услуг и договором подряда при контрактном производстве, предпочтение стоит отдать последнему.

Отметим также, что стороны вправе заключать между собой и иные договоры, не поименованные в ГК . В этой ситуации правоотношения сторон будут полностью регулироваться заключенным договором, поскольку соответствующих норм в ГК попросту может не быть. В связи с этим сторонам важно четко и однозначно формулировать условия договора.

  • Обратим внимание, что существенными условиями договора при контрактном производстве являются :
  • — условия о предмете договора;
  • — условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида;
  • — условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Неотъемлемая часть указанного договора — техзадание. В нем следует предусмотреть все технические детали процесса производства товаров.

Как оформить техзадание и техдокументацию

Задача заказчика — продать изготовленные производителем товары. Поэтому требования к ним (технические характеристики, состав и т.п.) чаще всего устанавливает именно заказчик.

Однако нужно понимать, что технологический процесс при производстве товаров осуществляет именно производитель, которому известны все технические детали такого процесса. При подготовке проектов документов необходимо учесть все тонкости технологии производственных процессов.

Поэтому важно, чтобы, формулируя условия техзадания и оформляя техдокументацию, имеющую отношение к процессу производства товаров, заказчик и производитель понимали друг друга.

Целесообразно рассматривать техзадание и техдокументацию как неотъемлемую часть заключаемого договора на контрактное производство. Соответствующее указание надо включить в текст такого договора.

Как правило, в техзадании и прилагаемой техдокументации детализируется процесс производства товаров, оговариваются применяемые материалы, способы производства, контроля, измерений и т.п., приводятся ссылки на ТНПА, применяемые при производстве товаров, характеристики товаров, требования к внешнему виду и т.п.

Следует отметить, что формулировки техзадания и техдокументации, как и всего договора в целом, должны быть однозначными и понятными. При толковании условий договора суд принимает во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

В случае неясности буквальное значение условия договора устанавливается путем его сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если перечисленные правила не позволяют определить содержание договора, выясняется действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, последующее поведение сторон .

Читайте также:  Как создать пошаговую инструкцию, по которой может работать даже стажер. Опыт fox hunt

Как оформить использование производителем товарного знака заказчика

Контрактное производство предполагает, что товары будут произведены и в дальнейшем реализованы под товарным знаком заказчика.

В связи с этим возникает вопрос законного использования такого знака производителем в процессе производства.

На практике мнения юристов о том, требуется ли заключать отдельный лицензионный договор или достаточно указать об этом в договоре на контрактное производство, расходятся.

Попытаемся ответить на этот вопрос, проанализировав законодательство об интеллектуальной собственности.

Так, товарным знаком признается обозначение, способствующее отличию товаров, работ и (или) услуг одного лица от однородных товаров, работ и (или) услуг других лиц . Данное обозначение как средство индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг в силу абз. 3 п. 2 ст. 980 ГК признается объектом интеллектуальной собственности.

Обладателям права на средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг принадлежат в отношении таких средств имущественные права . При этом обладателю имущественных прав на средство индивидуализации принадлежит исключительное право правомерного использования данного объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым способом .

Обладатель имущественных прав на средство индивидуализации также вправе передавать такие права иному лицу, что следует из анализа норм ч. 2 п. 1, п. 2 ст. 983 ГК.

Переход исключительных прав на товарный знак к другому лицу происходит по правилам ст. 984 ГК. Основанием подобного перехода служит договор. Как следует из п. 3 ст.

984 ГК, к такому договору применяются правила о лицензионном договоре или о договоре уступки исключительного права .

Как видно, ГК оперирует понятием «переход исключительных прав на товарный знак». Это говорит о том, что при таком переходе иное лицо получает право использовать товарный знак по форме и способами, согласованными сторонами в договоре.

На первый взгляд получается, что, исходя из ГК, при передаче прав на товарный знак необходимо заключать либо лицензионный договор, либо договор уступки исключительного права. Однако в силу ст. 979 ГК законодательство об интеллектуальной собственности состоит не только из ГК, но и из других актов законодательства.

Так, п. 1 ст. 20 Закона о товарных знаках раскрывает суть понятия «использование товарного знака для индивидуализации товаров». По общему правилу применение товарного знака на товарах, которые производятся, признается использованием товарного знака . Однако нужно учитывать, что действия, совершаемые в соответствии с п. 1, 2 ст.

20 Закона о товарных знаках владельцем товарного знака или лицом, которому право использования такого знака предоставлено на основании договора, либо другим лицом, использующим товарный знак с разрешения его владельца, и не связанные непосредственно с введением товаров в гражданский оборот, не могут быть признаны использованием товарного знака. На это указывает ч. 2 п. 3 ст.

20 Закона о товарных знаках. При этом понятие «введение товаров в гражданский оборот» не определено ни в ГК, ни в Законе о товарных знаках. Однако его содержание можно установить, применив аналогию закона, на основании нормы абз. 2 п. 3 ст. 1001 ГК.

В соответствии с этой нормой изготовление товаров должно признаваться их введением в гражданский оборот, а следовательно, можно говорить о том, что производитель использует товарный знак заказчика.

Рассмотренная норма ч. 2 п. 3 ст. 20 Закона о товарных знаках интересна и следующим. В ней законодатель указывает, что товарный знак можно использовать не только на основании договора, но и с разрешения владельца, т.е.

теоретически вне рамок договорных обязательств.

Полагаем, что законодатель допускает использование товарного знака другим лицом (не владельцем такого знака) не только на основании лицензионного договора либо договора уступки исключительного права, но и на иных правовых основаниях.

Ведь нужно учитывать, что специфика контрактного производства состоит в том, что производитель фактически использует товарный знак заказчика только в целях его нанесения на упаковку (этикетку), при этом товар в дальнейшем отгружается именно заказчику, а не третьим лицам.

Поэтому, по нашему мнению, в договор на контрактное производство можно включить указание на то, что производитель вправе использовать товарный знак заказчика в процессе производства, при этом такое использование не связано с извлечением дохода.

Поэтому заключать отдельный лицензионный договор либо договор уступки исключительного права здесь не требуется.

Как контролировать производителя на стадии производства и качество готовой продукции

Поскольку произведенные товары будет реализовывать именно заказчик под своим товарным знаком, ему очень важно, чтобы товары были качественными. Это снизит риск причинения ущерба его репутации. В такой ситуации отражение в договоре на контрактное производство правовых механизмов контроля как на стадии производства товаров, так и при их отгрузке заказчику имеет принципиальное значение.

На стадии производства заказчик должен иметь возможность контролировать технологические операции (частично или полностью — если подобное позволяют технические параметры), при этом не вмешиваясь в оперативную деятельность производителя. Данное право предоставлено ему нормой п. 1 ст. 669 ГК.

По общему правилу производитель в процессе производства использует свои материалы, отвечая за их ненадлежащее качество. Однако стороны могут в договоре предусмотреть, что материалы для производства товаров предоставляет сам заказчик . В этом случае нужно учитывать нормы ст. 667 ГК. В соответствии с ними производитель, в частности, обязан:

  1. — использовать предоставленный заказчиком материал экономно и расчетливо;
  2. — по окончании работ представить заказчику отчет об израсходовании материалов;
  3. — возвратить их остаток либо с согласия заказчика уменьшить цену (смету) работ с учетом стоимости остающихся у производителя неиспользованных материалов.

При приемке произведенных товаров заказчик и производитель применяют положения ст. 673, 674 ГК. Полагаем, поскольку речь идет о приемке произведенных товаров, в договор нелишним будет включить условия, аналогичные предусмотренным Положением о приемке товаров по количеству и качеству .

Важно отметить, что в некоторых случаях (в зависимости от товаров) произведенные товары должны пройти процедуры оценки соответствия: сертификацию, декларирование соответствия или испытания .

Возможно как обязательное подтверждение соответствия в форме обязательной сертификации или декларирования соответствия при наличии определенных оснований, так и добровольное подтверждение соответствия в форме добровольной сертификации .

Как правило, оценку соответствия проходит производитель, однако стороны могут предусмотреть в договоре на контрактное производство, что это обязанность заказчика.

Что из себя представляет контрактное производство электроники?

Многие современные компании и предприятия пользуются услугами аутсорсинга. Одной из его разновидностей считается контрактное производство электроники, которое предусматривает выпуск устройств на заказ на базе автономного предприятия. 

Заказчик предоставляет чертежи, техническую документацию, а изготовлением электроники занимается стороннее предприятие. Такой подход сегодня активно используется при выпуске разных товаров:

  • печатных плат;
  • контроллеров управления;
  • телекоммуникационных модулей.

При контрактном производстве электроники исполнитель может выполнять отдельные виды работ или все этапы производства устройств.

Где можно оформить заказ на контрактное производство электроники?

К выбору стороннего предприятия-исполнителя нужно подходить основательно, так как от безошибочного выполнения заказа зависит качество готовых изделий.

Четкое соблюдение сроков, качество производство и доступные цены гарантирует компания «А-Контракт». Она предоставляет клиенту информацию о состоянии заказа на всех этапах.

В штате компании работают только квалифицированные и опытные сотрудники, в распоряжении которых есть новейшее техническое оснащение.

На производстве внедрена система прослеживаемости. Это является очевидным бонусом для всех заказчиков. Суть заключается в том, что в любой момент заказчик может получить информацию об истории выпуска готовых изделий.

Это может потребоваться в спорных ситуациях.

Для изготовителя подобное новшество позволяет исключить вероятность ошибок, связанных с человеческим фактором, так как системы заметно повышает управляемость всего производственного процесса.

Кому выгодно сотрудничество с контрактными производителями?

Качественная электроника сегодня пользуется большим спросом, но для ее выпуска требуется дорогостоящее техническое оснащение. Не все предприятия располагают бюджетом, интеллектуальными ресурсами, чтобы самостоятельно организовать производственный процесс.

Оптимальное решение в подобной ситуации – воспользоваться сторонней помощью. А-Контракт объединяет в себе сразу несколько компаний, что позволяет оказывать полный комплекс работ.

Клиенту не нужно заключать договора с несколькими посредниками, что влечет за собой экономию времени и средств, гарантирует выпуск качественных электронных блоков в предварительно согласованные сроки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *