Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжается

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжаетсяhttps://www.znak.com/2020-12-03/kak_i_kto_stanovitsya_rabami_v_rossii_eksperiment_znak_com_v_rabotnom_dome

В России развивается индустрия по превращению людей в рабов. За последние семь лет работные дома, в которых обещают помощь, а потом удерживают людей насильно, заставляя «пахать за еду» и избивая их, появились почти во всех крупных городах, считают в движении «Альтернатива», которое занимается этой проблемой. При этом на такую масштабную сеть фактически не обращает внимание государство. Большинство организаций не оформлены официально, некоторым из них удается маскироваться под реабилитационные центры или благотворительные фонды. Людям, попавшим туда, может помочь выбраться лишь случайность, убедился Znak.com на собственном опыте и послушав истории о спасенных рабах.

«Попадая к ним, ты становишься их собственностью»

Однотипные объявления работных домов в Екатеринбурге расклеены на остановках общественного транспорта, в пешеходных переходах в центре города. «Социально-адаптационный центр „Твой шанс“. Помощь лицам, попавшим в трудную жизненную ситуацию». «Рабочий дом. Бесплатное проживание и питание. Вознаграждение от 500 до 1000 рублей. Помощь в восстановлении документов».

Автомеханик Николай, недавно потерявший жилье и работу, рассказывает: он еле успел уйти из такого дома. «Они хотели отнять у меня последние документы и телефон», — вспоминает он. Николай утверждает: всех, кто попал в такие центры, насильно увозят в другие регионы. 

«Задача — обрезать все твои контакты. Чтобы случись что — тебе было некуда бежать и негде просить помощи. Попадая к ним, ты становишься их собственностью», — пояснил теперь бездомный мужчина.

По телефону, указанному в одном из объявлений («Работа, жилье, питание. Оплата до 1000»), отвечает мужчина, который сразу спрашивает: есть ли судимости, употреблял ли наркотики, бывал ли в подобных центрах. Последний вопрос:

— Жилье есть? 

— Нет, я не местный, родом из Кургана. Нужны деньги на билет. 

— Хорошо, сейчас тебе перезвонят.

Внедрение корреспондента Znak.com Никиты Телиженко в работный дом началось.

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжаетсяРуслан Исмаилов / Znak.com

«Телефон отключай и давай мне»

Спустя несколько минут я уже протискивался между картонными коробками с едой, которыми были заставлены сиденья Daewoo Nexia. На ней неподалеку от места, где я нашел объявление, меня забрал 40-летний худощавый мужчина Владимир.

Он представился начальником филиала благотворительного фонда «Новая эра» — компании, которая занимается грузоперевозками, отделочными работами и ремонтами.

Сам Владимир, по его словам, раньше «плотно сидел на игле» и из-за наркотиков многое потерял, около 13 лет провел в колониях, в основном «за кражи».

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжаетсяРаботный дом — квартира в обычной многоэтажке в спальном микрорайонеНикита Телиженко / Znak.com

Работным домом оказалась прибранная трехкомнатная квартира со свежим ремонтом и джакузи в новостройке на улице Уральской недалеко от центра Екатеринбурга.

«Телефон отключай и давай мне», — заявил помощник начальника Артур. Он объяснил: первые две недели — карантин, связь с родственниками и близкими возможна только по его телефону и в его присутствии, выходить из квартиры по собственному желанию нельзя. Квартиру Артур называл исключительно реабилитационным центром, а не работным домом.

«У нас здесь не тюрьма. Если чего не устраивает, просто подойди и скажи. Только не сбегай», — увещевал Артур. Он пролистал канцелярскую тетрадь со списком фамилий. «Смотри, здесь сотни имен. Те, кто приходил и сбегал. Вот твое имя. Пока оно зеленым, если убежишь — напишем красным. Твоя фотография у нас есть», — сказал собеседник.

Артур подчеркнул — у центра есть своя служба безопасности. «Чего не нравится, тебя обманули или побили — пиши им письмо. Приедут — в вопросе разберутся. Нужно — меня оштрафуют, ты накосячил — поедешь в другой центр.

Мы серьезная организация, работаем через мэрию, за все отчет», — пояснил Артур. Только в Екатеринбурге, по его словам, у организации три квартиры.

Кроме этого, «по всей стране» работают филиалы, поэтому нет проблем с переводом человека в другой регион.

После этого Артур протянул мне анкету-договор. Согласно документу, я в качестве «добровольца» должен был дать согласие на ограничение свободы передвижения, связи с родственниками и передачи любой информации, способной навредить «Новой эре».

Мне предложили работать «на грузоперевозках, ремонтах и уборке строительного мусора». «Денег сразу ты не увидишь. Заработал 200 рублей — деньги в конверт, конверт в сейф. Туда, где полежит твой телефон.

За просто так мы тоже тут не платим. За вызов 30 тыс. рублей приходит, нам с этих денег идет 3 тыс. рублей, остальное — в офис. Свои делим от того, кто и как работает.

Какие тебе деньги, если ты, допустим, просто стоял и [ерундой] занимался?» — объяснил Артур.

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжаетсяВнутри чисто, сделан свежий ремонтНикита Телиженко / Znak.com

Когда я сказал, что хочу уйти, Артур ответил, что без Владимира, которого в тот момент не было в квартире, выход запрещен.

Во время телефонного разговора Владимир просил меня подождать его пару часов и в то же время написал Артуру СМС-сообщение: «Телефон без меня не отдавай».

После разговора Артур показал сообщение и посоветовал «быстрее уносить ноги». Почему он так сделал, я так и не узнал, потому что поспешил последовать его совету.

В квартире остались Артур и двое «добровольцев». 40-летняя Варвара, которая рассказала, что попала в работный дом два дня назад и теперь здесь готовит еду, прибирается и стирает. Второй обитатель — 35-летний Алексей — невысокий, больше похожий на скелет мужчина.

«Раньше в автосервисе красил машины, потом меня уволили. Нигде больше не брали. Когда стало холодать, я был в Каменске-Уральском. Чтобы не замерзнуть, нашел объявление и позвонил сюда», — рассказал он.

За две недели, по словам Алексея, он заработал 1 тыс. рублей — устанавливал сантехнику, — сказал он, не вдаваясь в подробности. Потом заболел. «У меня вчера температура была 41 градус, слабость. Поэтому дома сижу, объявления делаю», — пояснил собеседник.

«В организации остаются только те, кто хочет всерьез поменять жизнь»

Благотворительный фонд «Новая эра» зарегистрирован в Самаре и, судя по сайту, его представительства есть в Екатеринбурге и еще в 15 городах страны. По данным СПАРК, впервые фонд с таким названием был учрежден в 2012 году Андреем Блохиным и Константином Экономовым.

Но в 2016 году фонд был ликвидирован. Другой фонд «Новая эра» поставили на налоговый учет в январе 2020 года. Его единственным владельцем и учредителем выступает Артем Сердаков.

Вместе с Блохиным он является соучредителем грузоперевозочной компании ООО «Траст Груз» и еще одного благотворительного фонда «За светлую жизнь».

По телефону, указанному на сайте, ответил Сергей, который представился в разговоре с Znak.com региональным координатором адаптационного центра «Новой эры» в Екатеринбурге. Был категоричен — ничью свободу центр не ограничивает, телефоны там не отнимают.

«К моменту, когда люди попадают к нам, у них уже не остается никаких телефонов», — сказал Сергей. Но подтвердил, что реабилитантов они перевозят в другие города — чтобы «разорвать их связи с прежней жизнью».

Фонд, по его словам, работает исключительно как благотворительная организация для адаптации алко- и наркозависимых. Реабилитанты работают на расклейке объявлений, помогают детским домам и церквям. Никаких работ по погрузке-разгрузке или ремонтов. 

«У нас законно. В организации остаются только те, кто хочет всерьез поменять жизнь», — заверил Сергей. Сколько сейчас в их екатеринбургских центрах находится людей, он сказать затруднился.

Также не удалось выяснить, является ли квартира на Уральской представительством «Новой эры» на самом деле. Из разговоров с Артуром во время эксперимента корреспондент Znak.

com понял, что эту квартиру организация снимает.

Источник Znak.com в силовых структурах Свердловской области сказал, что в полиции «не располагают информацией о противоправной деятельности домов трудолюбия». Более того, они не ведут отдельного учета преступлений, совершенных в такого рода учреждениях.

Пытки и каторжный труд

Истории тех, кто попал в рабочий дом и превратился в невольника, попадают в СМИ едва ли не каждый месяц.

В октябре «Комсомольская правда» публиковала историю Дмитрия Винокурова, чудом сбежавшего из рабства на одном из нелегальных кирпичных заводов Дагестана. В ноябре портал 78.

ru писал про 41-летнего жителя Санкт-Петербурга, которого в работном доме жестоко избили и изнасиловали полицейской дубинкой после просьбы выдать заработанные каторжным трудом 4 тыс. рублей.

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжаетсяРуслан Исмаилов / Znak.com

В Тверской области в ноябре волонтеры движения «Альтернатива» (с 2011 года борется в России с торговлей людьми и всеми видами рабства) обнаружили работный дом, в котором удерживали силой 25 человек.

Это произошло после того, как оттуда удалось сбежать Сергею Вострикову — 46-летний отец двоих детей еще в сентябре приехал в Москву на заработки из пермских Чернушек и пропал: родные не могли до него дозвониться, и сам он не выходил на связь.

Как выяснилось позже, бригадир послал его на новый объект в Дубну, а денег на обратную дорогу не дал. На одной из железнодорожных станций его заметили вербовщики. «Он от голода тогда уже плохо соображал и жутко промерз в тонкой курточке.

Ему сразу в машину предложили пройти, покормить обещали. Он и согласился», — говорит тетя мужчины Валентина Александровна (фамилию она попросила не публиковать). В итоге Востриков попал в работный дом, где его «заставили пахать чисто за еду».

«Людей гонят из провинции в города кредиты и безработица»

За последние семь лет работные дома появились практически во всех регионах России, рассказывают в «Альтернативе». «Люди стали беднее, их гонят из провинции в города кредиты и безработица.

Там они вынуждены пользоваться учреждениями такого типа», — объясняет он эту тенденцию. По словам Мельникова, чаще работные дома тяготеют к крупным городам, реже — к районным центрам.

Объясняется это просто — там есть спрос на низкоквалифицированную рабочую силу. Соответственно, продать услуги рабов XXI века проще.

По подсчетам Мельникова, ежегодно один невольник приносит своем хозяину порядка 60 тыс. рублей чистого дохода в месяц, то есть в масштабах страны это колоссальный теневой бизнес.

«Если человек работать не может, то он им не нужен. Бомжей в работных домах нет. Часто туда попадают бывшие воспитанники детских домов. За пределами детдомов они совершенно не знают, как строится жизнь», — говорит он. Впрочем, по данным источника Znak.com среди силовиков, на Урале доход с одного человека в работном доме после всех расходов составляет 20–40 тыс. рублей в месяц.

Читайте также:  Бюджетная смета казённого учреждения

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжается

Даже беглого поиска в интернете хватает, чтобы найти десятки объявлений. «Рабочий дом. Санкт-Петербург. Еженедельные выплаты. Позвоните, если у вас нет возможности добраться, мы за вами приедем», — говорится в анонсе на страничке рабочего дома «Исток» в соцсети «ВКонтакте».

В ленте — сплошь объявления о поиске пропавших. «Поможем вернутся к нормальной жизни», — обещает сайт рабочего дома в московском Домодедово. «Зарплата 40%, лучшие условия проживания в рабочем доме.

Работа для мужчин по городу Новосибирск с проживанием и питанием», — гласит страничка в соцсети «ВКонтакте» рабочего дома V.I.P.

Отличается пример Иркутской области, где рабочий дом организовали по настоянию региональных властей. Как рассказали Znak.com в благотворительном фонде «Оберег», он был создан в 2009 году как центр поддержки «социальных сирот» и специализировался на оказании помощи женщинам и детям.

Однако несколько лет назад на фонд вышли представители министерства социального развития Иркутской области. Предложили взять на баланс приют для социально неблагополучных граждан в Ангарске.

С тех пор организация начала работать еще и как «центр по возвращению утраченных трудовых навыков».

Тюремные порядки, грантовая поддержка и РПЦ

В целом «Альтернатива» делит работные дома на три основные категории. Первая — те, кто маскируется под реабилитационные центры и благотворительные структуры и пользуется грантовой поддержкой. 

Ко второй категории относятся те, что прямо себя позиционируют как рабочие дома. «Они напрямую ищут людей, у которых какая-то трудная жизненная ситуация.

Их заманивают, отбирают документы и заставляют работать. Никаких денег, как правило, такие люди не получают.

Часто их заставляют работать на стройке частных домов, погрузке-разгрузке, копать огороды и тому подобное», — продолжил глава «Альтернативы».

Такими структурами, по его словам, управляют «бывшие зэки». Соответственно, они устанавливают тюремные порядки.

«Случаев убийства не припомню, а вот избивают часто. Что-то не так сказал, не так сделал, недовольны работой — за все бьют и штрафуют», — отмечает Мельников.

Встречаются даже примеры перепродажи «невольников» в работные дома из других регионов. «Такса — 10–15 тыс. рублей. Причем эти „затраты“ человек должен потом еще и отработать», — продолжил собеседник. Говорит, что раньше таких «криминальных работных домов» было много в Московской области. Сейчас они сдвинулись в «пограничные регионы» — Тверскую, Ярославскую, Владимирскую области.

Третью категорию работных домов, открытых при поддержке РПЦ, Мельников считает самыми безобидными. «Они по-честному дают кров, кормят и говорят, что денег в руки не дают, но, к примеру, купят билет домой», — говорит он. Среди таких организаций — дом «Ной», который на зарабатываемые членами общины деньги занимается содержанием инвалидов и престарелых.

«На тех, кто способен работать, идет настоящая охота»

В самом «Ное» говорят, что попытка взять на себя содержание стариков и немощных сыграла с ними плохую шутку. «Когда соотношение трудящихся к немощным составляло 60 на 40%, организация могла функционировать без проблем. Но сейчас все поменялось.

В пяти наших приютах находится более 1 тыс. человек. Из них 650 человек — это престарелые, и они не могут работать.

Сил других 350 человек едва хватает, чтобы их содержать», — рассказал корреспонденту нашего издания помощник руководителя работного дома «Ной» Роман Трончук.

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжаетсяРуслан Исмаилов / Znak.com

При этом Трончук говорит, что в связи с пандемией коронавируса и последующим оттоком из России гастарбайтеров, конкуренция среди работных домов за рабочую силу увеличилась в разы. «На тех, кто способен работать, идет настоящая охота.

В Москве, на площади трех вокзалов, сразу работает порядка 60 рекрутеров. Их клиентов легко заметить. Как правило, это люди с сумками, пакетами и усталостью на лице. Таким достаточно предложить кровать и еду.

Они уже согласны на все», — рассказал этот собеседник.

«Работают в черную, без регистрации, налогового учета и трудовых договоров»

В аппарате уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой, куда Znak.com обращался за комментарием по теме работных домов, дважды сообщили, что никаких жалоб на эти структуры к ним не поступало и как проблему это социальное явление в аппарате омбудсмена не рассматривают.

В «Альтернативу» сейчас ежемесячно поступает пять-семь заявлений от пострадавших. Но Олег Мельников уверен, что в аппарате Москальковой не обманывают.

«Как правило, это люди крайне плохо образованные и плохо понимающие что-либо в трудовых отношениях. Они даже не знают, как и куда писать заявления», — пояснил он.

В большинстве своем, жертвы работных домов, сбежав оттуда, просто предпочитают забыть эту историю как страшный сон.

Кроме того, по словам Мельникова, почти все подобные организации «работают в черную, без регистрации, налогового учета и трудовых договоров». Проще говоря, они специально остаются вне закона и невидимы для государства.

Помощник руководителя «Ноя» Роман Трончук считает, что у хозяев таких нелегальных структур «все на мази с местными властями и участковым». И даже в случае удачного побега потерпевшие так и не могут найти правды у местных силовиков.

Сумевшая спасти своего племянника пенсионерка Валентина Александровна из Высоковска согласна с этим мнением.

Она уверена, что кто-то из силовиков Конаковского района Тверской области покровительствует владельцам работного дома, в который попал ее родственник.

Почти сразу после того, как Востриков бежал, ей на телефон звонил некий следователь Дмитрий и пытался выяснить, где именно находится племянник женщины, когда и с какого вокзала он выезжает домой.

Олег Мельников говорит, что несмотря на участие полиции в спасении 33-летнего москвича, отправленного родителями в тверской работный дом, уголовного дела по этой истории также не завели. «Почти у всех полицейских в России такое отношение к этой проблеме — если люди сами захотели работать за еду, то что они могут поделать?» — констатирует собеседник. 

Он с этой позицией не согласен: «Где такая норма записана в трудовом законодательстве? Это фактически незаконное лишение свободы! Более того, когда людей передают с одного работного дома в другой, это вообще часть 1 статьи 127 УК РФ („Незаконное лишение свободы“)».

Эксперимент студентки: как прожить на академическую стипендию

Истории

Анна — студентка Томского государственного университета. Она живет в общежитии, учится на бюджете, а значит получает стипендию. Размер академической стипендии – 2132 рубля. Анна решила поставить эксперимент и прожить на эти деньги, как можно дольше.

«Решиться на эксперимент было нелегко, потому что я подрабатываю. Тех денег, что я получаю, мне хватает. Поэтому половину стипендии я смело откладываю на новый ноутбук для учебы. Но я услышала разговор студентов в автобусе, как один из них живет на эти деньги весь месяц. Мне стало интересно, смогу ли так же.  Решила проверить себя на прочность», — говорит Анна.

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжается

Как только пришло сообщение о появлении стипендии на карте, Аня решает распределить деньги. Только на проезд в месяц выходит 880 рублей. За общежитие ежемесячно нужно платить 350 рублей. На порошок, туалетную бумагу, салфетки и средство для мытья посуды уйдет около 170 рублей. Итого — 1400 рублей. От стипендии на продукты остается лишь 732 рубля. 

«Когда жила дома, мама тратила денег за один поход в магазин больше, чем у меня осталось на месяц. Честно, я в шоке, — говорит Анна. — Как на 700 с лишним рублей можно выжить 30 дней?  Даже, если каждый день три раза есть «Ролтон» или еще что-то более дешевое, то за месяц выйдет 900 рублей».

Анна долго размышляет над тем, какие же продукты купить, что из них можно будет готовить. Примерно через полчаса готов список покупок. Гречка, фасоль, лапша – стандартные гарниры, которые выбрала Аня.

Из мясного решила купить куриную печень, так как она дешевле курицы или куриного фарша. Чай, соль, приправы, растительное масло… В итоге после первого похода в магазин на чеке была сумма 310 рублей.

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжается

«Это нам еще повезло, что мы купили гречку за 19 рублей. На самом деле, какая нормальная гречка будет стоить 19 рублей? Но я понимала, что нужно экономить».

Итак, до конца месяца остается 422 рубля. Анна всю неделю готовила гарнир и печень с приправами, делала печеночные котлеты.

Но из-за учебы с 8 до 4-6 часов вечера ей приходилось брать кроме контейнера с едой еще какой-то небольшой перекус с собой. Банан или яблоко. То есть, за неделю студентка потратила еще 85 рублей.

За три недели до конца месяца у Ани в кармане осталось 337 рублей.

«Спустя неделю этого эксперимента, я ощущаю некоторую легкость в животе. Такого не было уже давно. Обычно я всегда ощущала лишь чувство сытости. Но я считаю, что это плюс. Ведь это легкость, а не дикий голод. Она не вызывает дискомфорта. Вот только количество оставшихся денег меня пугает, потому что до окончания эксперимента еще 21 день», — подводит девушка итоги первой недели эксперимента.

У Ани еще есть гарниры, но куриная печень закончилась. Она отправляется в магазин без списка продуктов. В корзине оказались куриный фарш, молоко, овсянка, специи, черный хлеб и картошка. За все это пришлось заплатить 250 рублей.

«Мне очень хотелось купить много что еще. Я уже соскучилась и по шоколаду, и по сыру, и по кофе. Эти продукты обычно всегда были в моем рационе. У меня постоянно были или овощи, или фрукты. Сейчас я уже без них ощущаю некоторый дискомфорт».

На этой недели Аня готовит кроме вторых блюд еще и суп. Так как в кошельке осталось всего 87 рублей. Пришлось отказаться от бананов и яблок, которыми перекусывала на прошлой неделе. И носить с собой больше готовой еды.

На 11 день эксперимента Аня решила взвеситься. Ее вес до начала эксперимента составлял 54,3 килограмма, сейчас 53,1. Похудела, понятно, и от того, что меньше ела, и возможно из-за общего психологического состояния во время «проверки на прочность».

На 13 день эксперимента Аня не удержалась и решила все-таки купить  себе шоколадку. Остановила свой взгляд на маленьких шоколадных батончиках возле кассы. Купила два, потратила 21 рубль, после чего вспомнила, что до конца месяца осталось 66 рублей.

Читайте также:  Как правильно ставить грандиозные цели и не бояться их достигать?

Остается 33 рубля в неделю? Правда? Какой-то кошмар!

Как всегда неделя начинается с похода в магазин. Но Аня не хочет покупать что-то  на 33 рубля и решает взять деньги с проезда на четвертую неделю.

Бюджет на продукты увеличивается еще на 220 рублей. Аня идет в магазин с 253 рублями. Покупает куриные сердечки, фасоль, кефир, молоко, один банан и чай. В чеке сумма в 209 рублей.

«Я так и не привыкла ходить в магазины с таким небольшим количеством денег. Прохожу мимо орехов, фруктов, овощей, кисломолочных продуктов, и у меня слюнки текут».

Чтобы «жить», ориентируюсь на зарплату от $ 300. Две недавние студентки ищут работу – наш эксперимент продолжается

Аня не понимает, как дожить до конца месяца на 44 рубля. Причем на четвертой неделе ей придется ходить до корпуса и обратно пешком. На 20 день эксперимента Аня покупает себе шоколадку и говорит:

«Все, я так больше не могу. Не понимаю, как у некоторых выходит жить на такие деньги. Может, просто я не привыкла, а может это действительно очень трудно. Я не привыкла есть пресную и не насыщенную разными вкусами еду.

Не привыкла постоянно ездить на маршрутке, так как раньше могла иногда вызвать такси. Не умею рационально использовать продукты. Думаю, что умение экономить дано не каждому. Все зависит от того, как ты воспитывался и как ты воспринимаешь мир сейчас.

Я буду учиться экономить, но не так, конечно, чтобы покупать продукты в месяц всего на 800 рублей».

Эксперимент студентки закончился на двадцатый день. Месяц протянуть не получилось. В ходе эксперимента Аня похудела, у нее исчезла сыпь на теле, выровнялся цвет лица. Но появились мешки под глазами и при малейшем ударе появлялись синяки. При этом ей было сложно психологически. Заходя в магазин, она хотела скупить все.

Деньги за безделье: участникам эксперимента в Гамбурге заплатят за отказ от работы

Вряд ли немцы знают, что такое бить баклуши, но точно задумываются: сможет ли привести лень к положительным результатам. Именно их ожидает увидеть профессор Университета изобразительных искусств Гамбурга Фридрих фон Боррис. И какая разница, что социальный эксперимент проводит архитектор в художественном вузе.

«Эксперимент направлен не на то, чтобы человек тратил время на безделье, а на то, чтобы у него было время подумать: действительно ли я делаю, что мне необходимо, или я могу некоторые вещи не делать. Исходя из этого, сделать мир лучше, сохранить экологию, подумать над собой», – пояснил преподаватель Гамбургского университета изобразительных искусств Фридрих фон Боррис.

За 1600 евро в месяц человеку предлагают отказаться от того, что приносит ему успех. Например, не ходить на работу или бросить любимое занятие. Таким образом, ученые хотят выяснить, что лучше: лень или постоянная гонка за счастьем. Перезагрузить себя, считают психологи, и правда иногда полезно. Но опять же – ради новых свершений.

«Суета внешняя, когда человек все время как белка в колесе движется, и у него нет времени на себя, на изменение, на прогресс. Конечно, идет такой процесс повторения того, что было раньше», – отметила психолог Яна Лейкина.

Идея платить деньги за ничегонеделанье в общем-то не нова. Россияне еще не забыли о нерабочих днях с сохранением зарплаты.

Кроме того, эксперименты по раздаче денег то и дело проводятся в разных странах в попытке понять, сможет ли общество стать лучше, если у человека будет больше времени на себя.

У настоящих лодырей вызывают восторг иногда встречающиеся вакансии, как смотритель острова или поглаживатель панд. А одна питерская фирма девять лет назад завела у себя офисного трутня.

«Вот мое рабочее место. Вот мой ассистент, так что я здесь не самый бесполезный персонаж», – говорит девушка.

Офисный трутень только и занимается тем, что читает книги с утра до вечера, пьет чай и рассказывает анекдоты. В общем, создает благоприятную атмосферу.

«Если как-нибудь неудачно шучу, все кричат «фу-у-у», я потом стараюсь их как-нибудь развлекать, чтобы потом нареканий в мою сторону не было. Все-таки это моя работа», – рассказала офисный трутень Александра Литновская.

Но если офисный трутень получает зарплату, как все работники – по графику, то в случае с гамбургским экспериментом подопытным выплатят грант только в следующем году. А чтобы было на что жить все это время, нужно не лениться и хорошо поработать.

Безусловный базовый доход ближе, чем кажется

                  • Не знаю серьёзно вы или нет. Я сомневаюсь, что вы не знаете как работают страховки. Вы платите страховку на случай, если останетесь без работы. Любая страховка не будет вам платить, если вы сами виноваты. Ну вы и не отчисляете 60% своей зарплаты в страховку по безработице, чтобы требовать их, когда уволитесь по своей вине.Правильно. У меня нет страховки по безработице (ну, технически, государство мне бы что-то там бы платило, но я даже не подавался на пособие). У меня есть, например, страховка от долговременной потери трудоспособности, и отпиливать себе ногу для её получения мне действительно не приходит в голову. Что у меня есть в качестве страховки от потери работы? Личные накопления на savings-счету. Как я ими могу пользоваться? Как хочу! Хочу — могу ничего не делать, воротить нос от офферов и прожить на них несколько лет без падения уровня жизни. Хочу — могу переехать из дорогого Нью-Йорка в более дешёвый Техас и жить на них вдвое больше лет, всё так же воротя нос от офферов. Хочу — могу на часть машину купить (особенно после переезда в этот самый Техас, там без машины никуда), или новый компьютер, или ещё что. Вот как минимум не худший аналог такого я ожидаю, когда мне рассказывают, что в обмен на в полтора-два раза большие налоги я получаю некий больший комфорт жизни в Европе. Всё в кучу смешано.Потому что в первом приближении мне важно, сколько благ я могу получить в обмен на столько-то часов своего труда с таким-то уровнем приложенных усилий. Есть подоходный налог. И он точно не половина зарплаты. Есть страховка по безработице. Есть медстраховка. Отчисления в пенсионный фонд. В каких-то странах нет этих страховок, поэтому и у вас при равной зарплате будет оставаться больше. Но и в случаи проблем с работой, со здоровьем или с пенсией, там вам никто ничего платить не будет.…покуда я не озабочусь страхованием того, что мне важно. Проблемы с работой — вы сами сказали, айтишникам это неважно (хотя из-за кризиса закрылся идрис-шоп, куда я хотел идти доказывать теоремы, плак-плак). Здоровье — у меня тут достаточно редкая ситуация (когда меня уволили в феврале того года после выплаты бонуса, размера которого было достаточно, чтобы вывести меня из-под всех возможных субсидий за тот год). Обычный безработный бы получал довольно много субсидий. Обычный рабочий получает страховку от работодателя (и групповые тарифы нередко выгоднее частных). Я по своему частному тарифу плачу, с одной стороны, чуть меньше 300 баксов в месяц, с другой — это примерно процент от моего дохода на последнем месте работы и примерно полтора процента от предпоследнего, что сильно меньше разницы в налогах. Пенсия — личные отчисления на 401k-счёт. Да, это 18-19 тыщ, которые я отчисляю каждый год, но это мои деньги, на моём счету, которые некоторые работодатели матчат, и которые записаны за мной. С них ведь содержатся школы итд. В Германии образование бесплатно для всех. В США на сколько мне известно нет.Public schools по факту бесплатны (если вы стоимость канцтоваров не учитываете). Community college — хз, там для малоимущих часто бывают субсидии. Сколько стоит обучение в Гарварде? Или на хирурга? В Германии в любом ВУЗе оно бесплатно.А почему обучение в Гарварде должно быть бесплатным для всех? Считаешь, что у тебя будет перспективная профессия, и без именно Гарварда никуда, и при этом не вышел ты достаточно интеллектом для того, чтобы оплатить обучение грантами — ну, пардон, бери кредит. Тем более, что в Германии вместо платы надо начинать заигрывать с разными школами, после некоторых из них в вуз не попадёшь, и так далее. А про хирургов — тут интересно сравнить зарплату анестезиолога (средняя в 316 килобакса в этом нашем США, и 86 килоевро в Германии). С разницы кредит более чем можно выплатить. В Германии любая жизненно обходимая операция бесплатна. Тут никто не собирает кому-то на лечение по СМСкам на Первом канале.Жизненно необходимая операция и в США бесплатна. ER просто не имеет права вам отказать, если вы иначе вот прям загнётесь. А вот случаи, когда в Германии операции, которые не жизненно необходимы, но сильно повышают качество жизни (колени там починить, чтобы ходить можно было нормально, всё такое), вам не сделают, потому что вы типа не спортсмен и вам не положено по роду занятий — это бывает нередко. Даже по частной страховке. Оно, конечно, и в США бывает, вы не подумайте, но не надо из Германии делать землю обетованную.
                      • Я уже написал, что если вы много зарабатываете и вы востребованный специалист, то страна, где у вас остаётся больше на руки, вам подойдёт лучше.Но только при этом те страны, о которых мы говорим, тоже почему-то зовут востребованных специалистов, а не продавцов Пятёрочек (при всей декларируемой социальной направленности). Поэтому надо сравнивать, не только подоходный налог в США с подоходным налогом + соцстраховки в Германии. А все ваши траты.Ну давайте. Когда я работал фуллтайм, скажем, на предпоследней работе: зарплата примерно 240к в год, от 24 до 28 процентов налогов (в зависимости от года, конкретных цифр зарплаты, и, условно, переезжал ли я в тот год, чтобы быть ближе к работе). Какие ещё траты? Обязательные, за отсутствие которых меня будут наказывать так или иначе — ноль. Страховка — платит работодатель. Поход к врачу — 25 баксов за широкого профиля, 35 за специалиста (я к нему сразу ходил, если что). Необязательное с точки зрения отношений с государством: Продукты — очень сильно зависит от ваших вкусов и готовности тратить на это время. Я ел на 300-500 баксов в месяц, включая по килограмму стейка в неделю (кстати, вот они в Британии были сильно дешевле), но я закупался в довольно дорогом и пафосном whole foods рядом с домом. Не было бы лень ездить в какой-нибудь trader's joe — уменьшил бы эту статью расходов процентов на 10-30. Квартира — 2700-3300к в месяц за однушку в пешей доступности от офиса. Мой свободный выбор, не люблю ездить. Приятель в той же компании снимал в 20 минутах езды на метро за 2200. Транспорт — ноль, см. выше. Интернет — от 40 до 70 баксов, зависело от провайдера. Мобильник — порядка 40 баксов, уже не помню, с тех пор тариф поменял. Пенсия — первые два года не откладывал (не было понятно, останусь я вообще в стране или нет, поэтому живые деньги и живую подушку откладывать было разумнее), после этого — плюс-минус 18 тыщ баксов в год (и столько же докинул работодатель, можно считать это латентной зарплатой).
                        • Страховка арендатора — баксов 50 в месяц, не помню, я там сразу на год разово покупал и забывал про неё.
                        • Итого сильно больше половины уходит на savings-счёт (и через четыре года такой работы я могу ещё лет пять не работать, живя в той же квартире, или переехать в Техас и не работать следующие лет 10, мирно попиливая себе опенсорс и ковыряя теоремки на идрисе и агде в своё удовольствие).
                        • При этом, как я писал рядом, в Британии на зарплату чуточку меньше (мне её таки иногда поднимали) я тоже пожил, и там после аналогичных трат откладывалось процентов 10-15 дохода.

                        В Германии у каждого четыре недели отпуска в год. В США вроде такого нет. Мой брат был удивлён, что среднестатистический американец не может позволить себе слетать заграницу.

                        Зависит от договора (в США вообще ТК околонулевой, и всё зависит от договора). На предпоследнем месте работы было именно 20 дней отпуска в год (которые можно было брать хоть по одному дню — в Британии такое мне запрещали из-за претензий со стороны контролирующих органов). На последнем — вообще нелимитированный отпуск, и я, скажем, за полгода взял дней 15.

                        Я от айтишника слышал, что если хочешь, чтобы ребёнок ходил в хорошую школу, то надо платить.

                        Либо выбрать при аренде или покупке дома район с хорошими public schools (что, с одной стороны, тоже форма оплаты, с другой — по моим личным оценкам в процессе покупки дома с хорошестью школы коррелирует скорее не цена дома, а то, как быстро он уходит с рынка).

                        Тут спорить можно до турецкой пасхи. Но факт в том, что в Германии оно бесплатно.

                        Германия бесплатно отправляет своих сынов и дочерей в Гарвард? Не поверю 🙂

                        Только вы забыли сказать откуда у него берутся эти 300к+ баксов? С неба упали? Кто-же их заплатил? Так-же со страховок? С тех-же налогов?

                        Кто-то заплатил, безусловно. Но вот получается такая магия, что налогов платится сильно меньше, страховка стоит не то чтобы сильно больше, а зарплаты больше в разы.

                        Может, весь основной мир платит за эти ничем не обеспеченные бумажки, хз.

                        Бесплатен только сыр в мышеловке. Кто-то за неё заплатил. Кто-же, если не вы?

                        Я, да увы. Я же не говорил, что в США нет никакого перераспределения. Когда вы идёте и честно платите по страховке, а потом приходит бездомный и не платит ничего — это оно и есть, потому что тот бездомный косвенно включён в стоимость моей страховки.

                        Враньё и чушь. Эти операции абсолютно бесплатны, так как медстраховка обязательна почти для всех. У меня в семье их делали на колени.

                        Сами страховки для вас платны (при некоторых условиях, но даже и без них — нет никакой бесплатной медицины, если вы платите хоть немного налогов).

                        И я говорю не про платность саму по себе, а про то, что людям их не делали даже с частной страховкой, ибо не положено.

                        Я вот на реддит захожу и читаю там часто нытьё американцев про цену на инсулин. В Германии таких проблем ни у кого нет.

                        Единственная принципиальная разница между США и Европой — страховка здоровья в США не является обязательной, государство вам за её отсутствие ничего не сделает. Поэтому да, если ты решил, что тебе страховка не нужна, а потом тебе внезапно оказываются нужны лекарства, то только и остаётся, что ныть на реддит.

                        А кто её делает? По моему это у вас какой-то комплекс связанный с Германией.

                        Не вы :] Это не к вам было, если что, а вообще, в воздух, по совокупности наблюдений статей об эмиграции и комментов к ним.

                        А у меня вообще на тему всех стран комплексы претензии. Британия — 1984, обдираловка и where's your humour loicense, Германия — просто обдираловка.

                        Про США вот я думал, что тут свобода слова (включая частное уважение этой свободы слова), а на деле вон культура отмены и вот это всё, и mob justice вместо честных судов по политическим делам.

                        Зато хелскер тут сильно лучше, чем о нём пишут, и чем я думал до переезда сюда.

    Читайте также:  Отказ от заключения контракта заказчиком по 44-фз
  • Как жить на свои в 19 лет

    Мне было 17 лет, и я захотела самостоятельности. Я решила как можно скорее начать себя обеспечивать.

    Я обычная девушка из небогатой семьи из Омска. Родителям было не в тягость меня содержать, но я хотела снять с них это бремя как минимум для того, чтобы самостоятельно оплачивать свое хобби — тренировки по ирландским танцам. Вот что у меня получилось.

    Ольга Аристова

    учится на очном отделении и работает

    Я пробовала работать репетитором. В школе мне нравился русский и литература, именно это я и пыталась преподавать. Еще мне казалось, что я люблю детей, но, видимо, только издалека: все мои ученики оказались непоседливыми, капризными и не такими, какой была я в детстве. Я не знала, как с ними заниматься.

    Возможно, я сама виновата: пошла заниматься с детьми без педагогической подготовки. В итоге я решила, что полтора часа адских занятий не могут стоить 200 рублей, и бросила.

    После репетиторства я пыталась заниматься копирайтингом. Я пролистывала базы для фрилансеров в поисках понятного и оплачиваемого задания, однако натыкалась либо на технические тексты, либо на бред вроде рекламы аура-камер.

    Так прошел первый семестр. Во время зимней сессии я получила трояк и лишилась стипендии. Вопрос о деньгах стал острее.

    Доходы

    Расходы

    Рерайтинг 2000 Р Проезд 3200 Р
    Репетиторство 600 Р Обеды в институте 3500 Р
    Копирайтинг 1200 Р Тренировки 1000 Р
    Стипендия 1500 Р
    5300 Р 7700 Р

    Стало ясно, что получать больше я буду на постоянной работе. Это проблематично: в университете требуют присутствовать на всех парах, вовремя сдавать домашку, а на работу нельзя опаздывать или не выходить вовсе. А еще на момент поступления в университет мне было 17, поэтому никто не хотел меня нанимать.

    В группе рекламного агентства я нашла объявление о наборе промоутеров. В итоге прошла отбор и стала работать в Икее за 86 рублей в час. За 64 часа работы в месяц можно было получить 5500 рублей. График был гибким: учеба, тренировки и работа совмещались. В среднем в неделю я работала около 16 часов и зарабатывала 1370 рублей.

    Вс

    10:00– 13:00 Тренировка

    Вт

    18:30– 21:00 Тренировка

    Чт

    18:30– 21:00 Тренировка

    Промоутеры — не сотрудники Икеи. Они работают на стороннюю компанию, поэтому льготы Икеи мне не полагались: ни страховки, ни дешевой столовой у промоутеров не было.

    Я тратила деньги на проезд до работы и обратно и на еду. За февраль получился убыток.

    Но родители помогали деньгами, поэтому у меня оставалась часть зарплаты, которую я тратила на посиделки с друзьями и пошив платья для соревнований.

    Доходы

    Расходы

    Зарплата 5500 Р Проезд 4000 Р
    Еда в университете 3500 Р
    Еда на работе 480 Р
    Тренировки 1000 Р
    5500 Р 8980 Р

    Еда в университете

    3500 Р

    В апреле мне исполнилось 18, я подала анкету на работу в Икее. Через два собеседования меня взяли в отдел текстиля стажером. У меня была зарплата 98 рублей в час, контракт на 20 часов в неделю, а также доступ к льготам, недорогой столовой и бесплатному развозу после вечерней смены.

    Получив первые две зарплаты, я спустила их на фирменную одежду для тренировок и пару новой танцевальной обуви. Деньги закончились, и полтора месяца пришлось внимательно считать сдачу. За неделю до следующей зарплаты пришлось занять денег у родителей, было стыдно.

    После трех месяцев работы я получила статус опытного сотрудника, повышение зарплаты до 104 рублей в час, а также медицинскую страховку. Чтобы выйти в плюс по деньгам, решила сократить расходы на еду.

    Я перестала покупать газировку в буфете и начала покупать еду в «Ашане». На неделю уходило 500—700 рублей. В университете в день я тратила минимум 160 рублей, а то и все 180, иногда не по одному разу.

    Теперь расходы сократились на 300—400 рублей в неделю.

    Доходы

    Расходы

    Зарплата 8320 Р Проезд 3200 Р
    Стипендия 3200 Р Еда из «Ашана» 2400 Р
    Тренировки 1000 Р
    Еда на работе 480 Р
    11520 Р 7080 Р

    В октябре мне повысили зарплату до 114 рублей в час. Однако нагрузка на неделю стала больше: если раньше в пятницу и воскресенье у меня были выходные, то теперь они чаще были рабочими. Домашку приходилось делать на планшете по дороге на тренировку или работу. Часто приходилось делать ее после работы.

    Домой я приезжала в 11 вечера и какое-то время делала задания. На тренировки по ирландским танцам пришлось ходить не три раза в неделю, а два, но мыслей бросить танцы у меня не возникало.

    Несмотря на трудности со временем, я захотела попробовать жить отдельно. Поэтому с октября я откладывала деньги на будущее жилье.

    На соревнованиях по ирландским танцам в Томске

    После просмотра разных вариантов жилья стало понятно, что по деньгам я потяну только комнату. В январе я нашла подходящую, в тот же день посмотрела ее и сняла.

    За три дня перетащила всё необходимое. Кроме того, тренировки были в шаговой доступности от нового жилья. В квартире нас было четверо в каждой комнате, но проблем не возникало: было два санузла и одна большая общая кухня.

    Доходы

    Расходы

    Зарплата 9440 Р Проезд 2800 Р
    Стипендия 5000 Р Еда дома 3700 Р
    Тренировки 1000 Р
    Еда на работе 480 Р
    Комната 6000 Р
    14 440 Р 13 980 Р

    Свободных денег оставалось мало. В конце апреля я две недели ела только рис. Мысли вернуться к родителям появлялись, но не позволила гордость. А через месяц я приноровилась.

    Порой я могла не есть дома по три дня, потому что забывала, что еда в холодильнике не появляется сама собой. Или запускала машинку стирать с чайной ложкой порошка, потому что порошок тоже сам себя не купит. Но в целом это было скорее забавно, чем проблемно.

    1. Если вы студент и захотели жить отдельно от родителей, попробуйте заработать самостоятельно.
    2. Найдите работу с официальным трудоустройством и белой зарплатой. Будете получать стаж и отчисления в пенсионный фонд, пока еще учитесь.
    3. Копите деньги! В начале самостоятельной жизни точно будет много неожиданных трат: то одеяло нужно, то кран потек. Лучше иметь для этого специальный стабфонд.
    4. Не уходите от родителей со скандалом. Они вас любят и помогут, если вдруг у вас что-то не получится.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *