Как кризис повлиял на сделки по слиянию и поглощению – 6 тенденций белорусского рынка

Председатель правления Нацбанка Павел Каллаур считает, что на белорусском банковском рынке сложилась «здоровая рыночная ситуация, когда все продается и покупается».

По его мнению, до конца 2019 года вряд ли будут закрыты сделки по продаже крупных пакетов акций двух госбанков. При этом Каллаур допускает «с высокой вероятностью» сделки купли-продажи с участием «нескольких частных банков».

Такое мнение глава Нацбанка недавно высказал в беседе с журналистами. Мы попытались выяснить, о чем в общих чертах рассказал руководитель банковского регулятора.

Как кризис повлиял на сделки по слиянию и поглощению – 6 тенденций белорусского рынка

В 2015 году Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и правительство Беларуси подписали меморандум о взаимопонимании, который предусматривает продажу государством к 2020 году контрольного пакета акций ОАО «Белинвестбанк» — четвертого по величине банка страны.

До этого ЕБРР планировал приобрести 20−25% акций белорусского банка. За прошедшее время европейский банк предоставил Белинвестбанку предприватизационное финансирование в размере около 100 млн долларов.

Уже примерно год стороны обсуждают возможную конфигурацию сделки, но конкретики пока не последовало.

В марте в Минск на встречу с Александром Лукашенко прилетал президент ЕБРР Сума Чакрабарти, который подтвердил намерение войти в акционерный капитал Белинвестбанка.

Вскоре после этого ЕБРР направил в правительство Беларуси официальное предложение по покупке пакета акций Белинвестбанка. Но стороны не стали конкретизировать детали.

Наверняка с ними знаком глава Нацбанка Беларуси Павел Каллаур, раз сомневается, что сделка будет закрыта до конца 2019 года.

Камень преткновения — цена. Ранее источники TUT.

BY в банковских кругах говорили, что ЕБРР рассчитывает купить 20−25% акций Белинвестбанка, ориентируясь на оценку его стоимости на уровне ниже одного капитала.

«Сейчас это такая рыночная стоимость, по которой торгуется большинство банков восточноевропейского региона», — уверен собеседник. Однако белорусские власти настаивают «на капитале и выше».

Сума Чакрабарти также говорил, что процесс вхождения в акционерный капитал должен реализовываться «на коммерческой основе, что позволит обеспечить привлекательность для иностранных инвесторов, которые также придут в Беларусь». «Это позволит нам снизить процентные ставки при выходе Белинвестбанка на международную арену», — добавил президент ЕБРР.

Вторым кандидатом на продажу является Банк Дабрабыт (бывший Банк Москва-Минск). Он подконтролен Нацбанку, который не прочь выйти из капитала этого кредитного учреждения. Но тут опять вопрос цены.

Павел Каллаур заявил журналистам, что «нет смысла продавать Дабрабыт ниже капитала», хотя признал, что у регулятора в связи с владением банком есть конфликт интересов.

Руководство Банка Дабрабыт в последнее время провело переговоры с китайскими финансовыми институтами и турецким Зираат Банком. Но, по информации TUT.BY, конкретики пока мало.

На данный момент больше всего определенности в истории с покупкой ЕБРР госпакета акций Приорбанка в размере около 6%. Власти озвучили его стоимость (17 млн евро) и даже заявили, что ЕБРР вроде как согласен с такой оценкой. В ЕБРР данную информацию не подтвердили. Весь апрель проходил процесс консолидации госпакета акций Приорбанка. Поэтому, кажется, данная сделка — это вопрос времени.

— Власти выбрали не совсем верную стратегию продажи банков и привлечения стратегических банков, — считает собеседник в банковских кругах Беларуси — Сначала было объявлено о привлечении инвесторов в Беларусбанк, Белинвестбанк и Банк Дабрабыт. Потом Беларусбанк откололся. Но появился Приорбанк.

Фокус внимания у инвесторов распыляется. Следующий момент — кого первым продавать? Имеющий непрофильные «скелеты в шкафу», а посему сложно структурированную структуру, Белинвестбанк, или вполне понятный и благополучный Дабрабыт? Во втором случае можно было получить бенчмарк (ориентир цены. — Прим. TUT.

BY) и уже по нему делать еще одну сделку.

Впрочем, как заявил выше Павел Каллаур, одними госбанками рынок слияний и поглощений не ограничивается. В прошлом году появилась информация о возможной продаже Статусбанка. В настоящее время определенные сложности в Польше испытывает бизнес владельца Идеа Банка Лешека Чарнецкого.

Как кризис повлиял на сделки по слиянию и поглощению – 6 тенденций белорусского рынка

— Сегодня в принципе все малые банки потенциальные кандидаты на продажу или объединение. Если ты не предлагаешь уникальный продукт, то сложно конкурировать с большими структурами. Ну и плюс надо соответствовать высоким требованиям Нацбанка по нормативному капиталу. Но это не всем по карману, — резюмировал собеседник.

Кстати, на высокие требования регулятора обращал внимание в недавнем интервью «БелГазете» член наблюдательного совета «Цептер Банка» Миомир Биджовски:

— К нам на заседание акционеров пришел представитель Нацбанка и сказал открыто: политика государства такова, что 20 банков сегодня не нужно, а достаточно 7−8, но крупных (кстати, Каллаур на недавнем брифинге такие намерения регулятора не подтверждал. — Прим. TUT.BY).

Кто это придумал? У нас нормальный банк с капиталом в 30 млн евро. Нормально работаем, соблюдаем все законы, а государство постоянно поднимает планку. Каждый год необходимо делать докапитализацию. Но одно дело, к примеру, Беларусбанк.

Там учредитель — государство, и, если понадобится, оно перечислит туда необходимую сумму. Или Белгазпромбанк. За ним стоит такой монстр как российский «Газпром».

И директор может в любой момент позвонить Алексею Миллеру и сказать, что не хватает 100 млн для докапитализации. А маленькие банки так не могут.

Но ведь они тоже — составная часть финансовой системы Беларуси. Они не путаются под ногами — каждый занимает свою нишу. К примеру, таких банков восемь, у каждого уставный фонд составляет 30 млн евро.

Это же капитал! Зачем же ставить их в такие условия? Вот скажи моему директору, который еле-еле показывает Беларусь на карте, что надо поднять уставный фонд на 50 млн.

Он сразу скажет «извините», и банк уйдет с рынка.

Топ-20 крупнейших сделок слияния и поглощения с участием белорусских компаний в XXI веке

Объем 20 самых крупных публичных сделок слияния и поглощения (без учета приватизационных приобретений), в которых в XXI веке в качестве либо продавца, либо покупателя приняли участие белорусские компании, составил свыше $2,5 млрд.

Кто в первые десятилетия нового тысячелетия платил по счетам и кто стал бенефициаром этой немалой суммы, выяснил «Бизнес-ревю» совместно с officelife.media.

В первую часть исследования мы включили топ-10 самых громких сделок, в которых иностранцы инвестировали в частный сектор Беларуси.

Топ-10 самых дорогих покупок белорусами зарубежных активов в XXI веке  / 

Методология

Во-первых, в рамках нашего исследования учитывались публичные сделки слияния и поглощения (M&A), реализованные на протяжении первого двадцатилетия XXI века (в 2000-2019 годах). Не учитывались результаты приватизационных продаж, которые были осуществлены белорусским государством в интересах иностранных и белорусских компаний.

Во-вторых, в наш список вошли компании с белорусским капиталом, размер которого достигает не менее блокирующего.

Из-за этого условия в топ не входят сделки между иностранными участниками по белорусским активам (например, покупка-продажа пивзавода в Бобруйске) и приобретения, которые сделала после проведения IPO компания EPAM Systems.

Доля белорусских учредителей EPAM после 2012 года сократилась до менее 25% акций и продолжает уменьшаться.

В-третьих, в рейтинг включались только сделки объемом не менее $10 млн. Довольно часто это многоходовые комбинации, и мы учитывали весь объем движения средств (сделки по не менее 5% акций или долей) по тем или иным продажам либо приобретениям.

В-четвертых, по ряду сделок информация до сих пор закрыта, поэтому итоговые суммы носят оценочный характер.

Итак, первая часть нашего исследования — топ-10 самых заметных приобретений иностранцами частных компаний Беларуси в XXI веке.

ТЕГГИ САГИ — VIADEN MEDIA

  • Сумма сделки: до $130 млн (оценочно)
  • Объем пакета: контрольный пакет
  • Покупатель: израильский бизнесмен, участник «форбсовского» списка миллиардеров Тегги Саги
  • Продавцы: основатели компании-разработчика мобильных приложений и игр Viaden Media Виктор Прокопеня и Юрий Гурский
  • Срок проведения: 2011 г.
  • Отрасль: IT

Продажа в 2011 году белорусскими разработчиками мобильных приложений Виктором Прокопеней и Юрием Гурским (Viaden Media) своего бизнеса израильскому миллиардеру Тегги Саги до сих пор остается крупнейшей в истории отечественной IT-отрасли сделкой. По некоторым оценкам, покупатель заплатил за Viaden Media €95 млн, или на тот момент около $130 млн.

 

Тегги Саги создал на базе нового актива два бизнеса — sports.com (фитнес-приложения) и Skywind Group (мобильные и социальные игры), а Виктор Прокопеня и Юрий Гурский стали успешными инвесторами. Бывший основной владелец Viaden Media Виктор Прокопеня создал инвестиционную компанию VP Capital, а Юрий Гурский — фонд венчурных инвестиций Haxus.

RENAISSANCE INVESTMENT MANAGEMENT, DA VINCI CAPITAL, EUROVENTURES CAPITAL — EPAM SYSTEMS

  1. Сумма сделки: $50 млн
  2. Объем пакета: миноритарные пакеты
  3. Покупатель: российские фонды прямых инвестиций Renaissance Investment Management («Ренессанс Капитал») и Da Vinci Capital, а также соинвестор Euroventures Capital (Венгрия)
  4. Продавцы: белорусские, венгерские и российские акционеры EPAM Systems, включая Аркадия Добкина и Леонида Лознера
  5. Срок проведения: 2008 г.
  6. Отрасль: IT

Динамика роста одного из крупнейших в Центральной и Восточной Европе разработчиков программного обеспечения в 2008 году привлекла к нему внимание новых инвесторов. Два российских фонда прямых инвестиций Renaissance Investment Management (RIM) и Da Vinci Capital, специально созданных Стивеном Дженнингсом и Олегом Железко для привлечения средств в активы в странах бывшего СССР, вложили в EPAM Systems $50 млн. Соинвестором стал венгерский инвестиционный фонд в технологические бизнесы Euroventures Capital. RIM через некоторое время вышел из состава акционеров EPAM.

В 2010 году миноритарным акционером EPAM Systems стал «ВТБ Капитал». Сумма сделки и объем пакета не назывались.

«ВТБ Капитал» и Da Vinci Capital вышли из этого бизнеса после проведения EPAM Systems IPO, которое произошло под белорусским флагом на NYSE в феврале 2012 года. На бирже в ходе торгов было продано 14,7% акций компании.

Читайте также:  Ктру в еис на 2019 год. что это и где его найти

СБЕРБАНК РОССИИ — «ЭЛИТ ЭСТЕЙТ»

  • Сумма сделки: $50 млн
  • Объем пакета: 100%
  • Покупатель: Сбербанк России через компанию «Сбербанк Капитал»
  • Продавцы: девелоперская компания «Элит Эстейт» Юрия Чижа в счет долгов перед банками
  • Срок проведения: 2017 г.
  • Отрасль: офисная недвижимость

Компания «Элит Эстейт» была создана в 2009 году холдингом «Трайпл» и российской группой «Интеко» для строительства гостиницы к чемпионату мира по хоккею — 2014. По предварительным договоренностям в здании около Белгосцирка должен был разместиться отель сети Kempinski. Однако сначала из бизнеса вышли россияне, а потом начались финансовые трудности у «Трайпла». В итоге стройка была остановлена, а долги застройщика перед банками (БПС-Сбербанком, Банком ВТБ (Беларусь) и Белинвестбанком) выросли до $50 млн.

В 2017 году «Элит Эстейт» приобрела дочерняя компания Сбербанка России «Сбербанк Капитал». Сумма сделки была символической — 1,99 рубля, но новый собственник компании обязался погасить долги перед банками. Он также достроит здание, внеся в него конструкционные изменения: это будет не гостиница, а офисный центр.

BALTIC BEVERAGES HOLDING — «АЛИВАРИЯ»

  1. Сумма сделки: до $50 млн
  2. Объем пакета: 67,8%
  3. Покупатель: компания Baltic Beverages Holding, с 2008 года полностью принадлежащая датской Carlsberg Group
  4. Продавцы: белорусские акционеры пивоваренного завода «Аливария» во главе с семьей Дудко
  5. Срок проведения: 2006-2011 гг.
  6. Отрасль: пиво

Процесс прихода стратегического инвестора на завод «Аливария» растянулся на шесть лет и включал в себя несколько этапов.

В 2005 году 30% акций одного из первенцев белорусской приватизации, перешедшего под контроль вице-спикера Совета республики Тамары Дудко, за $4,18 млн приобрел Европейский банк реконструкции и развития.

Не без его помощи через год, прибегнув к дополнительной эмиссии, в составе акционеров «Аливарии» появился «стратег» — Baltic Beverages Holding (BBH).

Тогда на паритетных началах принадлежавшая датской Carlsberg Group и британской Scottish & Newcastle компания стала владельцем 30% акций «Аливарии» за $18,5 млн. При этом пакет ЕБРР уменьшился до 21% акций.

В 2008 году единоличным владельцем BBH стала Carlsberg Group. В течение 2010 года датчане сначала довели свою долю в минском пивзаводе до 47%, а в 2011-м, полностью выкупив пакет у наследников Тамары Дудко, — до 67,8%. По некоторым оценкам, получение контроля над «Аливарией» в 2010-2011 годах обошлось BBH в $28,4 млн.

Во второй половине 2018 года BBH в рамках нескольких сделок выкупила пакет ЕБРР за $17,7 млн.

BANK OF GEORGIA — БЕЛОРУССКИЙ НАРОДНЫЙ БАНК

  • Сумма сделки: до $48 млн
  • Объем пакета: контрольный пакет
  • Покупатель: инвестиционная компания Benderlock Investments, входящая в группу Bank of Georgia
  • Продавцы: владелец контрольного пакета Белорусского народного банка — компания «Валимед», принадлежащая белорусскому банкиру Леониду Медведю
  • Срок проведения: 2008 и 2010 гг.
  • Отрасль: банк

До 2004 года Белорусский народный банк был частью транспортно-торгового холдинга «Дженти», основным владельцем которого являлся Василий Сметанин. В первой половине 2000-х годов этот бизнесмен реорганизовал бизнес и переехал на постоянное место жительства в Москву, а банк продал белорусскому финансисту и нефтетрейдеру Леониду Медведю.

Как кризис повлиял на сделки по слиянию и поглощению – 6 тенденций белорусского рынка

В свою очередь, собственником Белорусского народного банка Леонид Медведь являлся до 2008 года, когда не смог отказаться от предложения одного из двух системообразующих банков грузинского рынка — Bank of Georgia.

Грузины предложили за 70% акций $34,2 млн и трехлетний опцион на выкуп остального пакета.

Он был реализован в 2010 году: дочерняя компания Bank of Georgia Benderlock Investments выкупила допэмиссию на сумму €10,4 млн, а 19,9% акций Белорусского народного банка за $8,2 млн получила Международная финансовая корпорация.

В течение 2017-2018 годов Bank of Georgia и Benderlock Investments по частям выкупили пакеты IFC на бирже и стали владельцами 99,98% акций БНБ-Банка.

Леонид Медведь до 2014 года владел Смоленским коммерческим банком (СКА-Банк), а потом продал его Рост-Банку.

ALTA CAPITAL PARTNERS — «МИЛАВИЦА»

  1. Сумма сделки: до $30 млн (оценочно)
  2. Объем пакета: контрольный пакет
  3. Покупатель: эстонская инвести­ционная компания Alta Capital Partners, формирующая текстильный холдинг Silvano Fashion Group 
  4. Продавцы: акционеры «Милавицы»
  5. Срок проведения: 2006-2007 гг.

     

  6. Отрасль: легпром

В 2004 году инвестиционный фонд Alta Capital Partners, созданный эстонским бизнесменом Индреком Рахумаа, начал вложения на рынке производителей и дистрибьюторов женского белья и приобрел латвийскую компанию Lauma Lingerie.

На базе этого и других активов Alta Capital Partners начала формировать крупнейший в своей нише холдинг на постсоветском пространстве — Silvano Fashion Group (SFG).

В течение 2006-2007 годов холдинг SFG приобрел 78,3% акций владельцев белорусского производителя «Милавица». Их продавцами выступили частные акционеры предприятия, Европейский банк реконструкции и развития и итальянская фирма Iluna Group.

По оценкам, Lauma Lingerie и «Милавица» (в ее составе также минская фабрика «Джимил» и молодечненская «Юнона») обошлись эстонскому инвестору в $50 млн, из которых до $30 млн пришлось на выплаты акционерам белорусского предприятия.

OLVI — «ЛИДСКОЕ ПИВО»

  • Сумма сделки: до $30 млн (оценочно)
  • Объем пакета: 95,87%
  • Покупатель: финский пивоваренный холдинг Olvi
  • Продавцы: белорусские акционеры «Лидского пива»
  • Срок проведения: 2008-2017 гг. 
  • Отрасль: пиво 

На волне интереса к отечественному пивному рынку, который со второй половины 2000-х растет рекордными темпами, финская компания Olvi в 2008 году выкупила контрольный пакет одного из игроков «большой четверки» — «Лидского пива».

При этом 51% акций допэмиссии белорусского предприятия обошелся инвестору в $16 млн.

В течение последующих лет (в 2009, 2010, 2014, 2017 годах) владелец, предлагая миноритариям за их акции по €400 (исходя из этого, стоимость всего актива оценивается в свыше €30 млн), довел свою долю до 95,87%.

В 2019 году Olvi объявила о намерении выкупить через биржу оставшиеся акции и готова потратить на них €1,25 млн. Покупка была завершена 31 декабря прошлого года.

INTERACTIVECORP — APALON APPS

  1. Сумма сделки: $25 млн (оценочно)
  2. Объем пакета: контрольный пакет
  3. Покупатель: американская интернет-корпорация InterActiveCorp, принадлежащая миллиардеру Барри Диллеру 
  4. Продавцы: основатели Apalon Матвей Тимошенко и Петр Скоромный
  5. Срок проведения: 2014 г. 
  6. Отрасль: IT

Приобретение американским интернет-гигантом InterActiveCorp молодого белорусского разработчика мобильных приложений Apalon (компания создана в 2007 году) стало одной из крупнейших сделок года не только на белорусском IT-рынке, но и в целом в экономике страны. По экспертным оценкам, компания американского интернет-миллиардера Барри Диллера могла заплатить за проект белорусов Матвея Тимошенко и Петра Скоромного от $20 млн до $30 млн (усредненная сумма — $25 млн).

Молодые миллионеры продолжили инвестировать в IT-индустрию. В 2016 году они вместе с Олегом Грушевичем создали разработчика мобильных игр Easybrain, который исправно генерирует им выручку и прибыль в мировых магазинах приложений.

HORIZON CAPITAL — МИНСКИЙ ТРАНЗИТНЫЙ БАНК

  • Сумма сделки: $21 млн
  • Объем пакета: 31,5%
  • Покупатель: американская инвестиционная компания Horizon Capital будущего министра финансов Украины Натальи Яресько и ее партнеров
  • Продавцы: владельцы МАХ «Атлант-М» Олег Хусаенов, Сергей Савицкий и россиянин Игорь Мальгин
  • Срок проведения: 2007 г. 
  • Отрасль: банк

Владельцы международного автомобильного холдинга «Атлант-М» привлекли в 2007 году портфельного инвестора в один из своих непрофильных активов — Минский транзитный банк. Они стали его владельцами в 2001 году после распада холдинга «Белмед» и эмиграции его основателя Валерия Колосовского.

Инвесткомпания Horizon Capital, созданная в 2006 году американскими украинцами Марком Ивашко, Натальей Яресько, Еленой Кошарной, а также Джеффри Нилом для инвестиций в Украину и соседние страны, приобрела 31,5% акций белорусского банка за $21 млн. Инвестиции и технологии, полученные в результате сделки, позволили Минскому транзитному банку занять ведущее место на рынке розничных банковских услуг Беларуси.

В 2014 году владельцы «Атлант-М», выведшие непрофильные активы в фонд прямых инвестиций SMH, и Horizon Capital продали МТБанк новому инвестору: 100-процентный пакет акций кипрской MTB Investments, владеющей контрольным пакетом банка, выкупила компания «Энерго Оил» Алексея и Ирины Олексиных. Сумма сделки не озвучивалась.

RUSSIA PARTNERS — EPAM SYSTEMS

  1. Сумма сделки: $20 млн
  2. Объем пакета: контрольный пакет
  3. Покупатель: фонд прямых инвестиций Russia Partners под управлением Siguler Guff & Company
  4. Продавцы: белорусские и венгерские акционеры EPAM Systems, включая Аркадия Добкина и Леонида Лознера 
  5. Срок проведения: 2005-2006 гг. 
  6. Отрасль: IT

Разработчик программного обеспечения EPAM Systems, созданный в 1993 году уроженцами Минска Аркадием Добкиным и Леонидом Лознером, в начале 2000-х вступил в период экстенсивного развития. Для расширения рынков сбыта услуг и штата, увеличения базы клиентов и приобретения новых компетенций основатели компании сделали ставку на слияния и поглощения перспективных IT-бизнесов в регионе Центральной и Восточной Европы.

Первым объектом внимания EPAM Systems стала в 2002 году российская компания Exteria, занимавшаяся проектированием и внедрением систем электронного бизнеса на базе интернет-технологий. Благодаря ее покупке штат объединенной компании вырос до 400 человек.

В 2004 году Аркадий Добкин и Леонид Лознер закрыли одну из важнейших сделок в истории EPAM Systems — объединение с крупным венгерским поставщиком аутсорсинговых услуг по программированию Fathom Technology.

Его владельцы во главе с Карлом Роббом стали акционерами EPAM, а компания приросла несколькими офисами и сотнями сотрудников.

Выручка объединенной компании, ставшей одним из крупнейших разработчиков в регионе, к 2006 году увеличилась более чем в два раза (до $40 млн). Положительная динамика предопределила появление в составе акционеров EPAM Systems стратегического инвестора — фонда прямых инвестиций Russia Partners.

Его для инвестирования в страны бывшего СССР в 1995 году создали владельцы нью-йоркской инвестиционной компании Дрю Гафф и Джордж Сигулер. За годы работы группа фондов Russia Partners вложила в примерно 60 проектов, работавших на постсоветском пространстве, свыше $1 млрд.

При этом $20 млн из них в 2006 году в обмен за контрольный пакет получила EPAM Systems.

Средства были направлены на рост капитализации бизнеса, а конечной задачей новые акционеры EPAM Systems определили вывод компании на IPO. В том же 2006 году EPAM Systems сделала первый шаг на пути к этому, поглотив крупного российского разработчика VDI. Сделка увеличила выручку до $70 млн, штат — до 2,2 тыс. человек и расширила круг клиентов за счет Mars и Nestle.

В 2012 году в ходе IPO EPAM фонды Russia Partners, выставив 5,4% своих акций, получили за них $30,3 млн, то есть полностью окупили первоначальные инвестиции в проект Добкина и Лознера.

Слияния и поглощения бьют рекорды

Как кризис повлиял на сделки по слиянию и поглощению – 6 тенденций белорусского рынка Фото Евгения Резника, Кублог

В минувшем году рынок слияний и поглощений в мире был крайне неоднородным. Где-то фиксировались сильные взлеты, где-то — падения. По данным агентства Bloomberg, совокупный объем сделок по слияниям и поглощениям (M&A) в мире в 2015 г. вырос на 26,5% по сравнению с предшествующим годом и составил $4,3 трлн долл. Это рекордный за всю историю наблюдения показатель. Прежний максимум был зафиксирован по итогам 2007 г. и составлял 4,1 трлн долл.

Аналитическая компания Dealogic приводит несколько другие цифры, но в целом общая тенденция сохраняется. По ее данным, в глобальном масштабе активность М&А достигла объема в 4,9 трлн долл., превысив рекордную цифру 2007 г. в 4,6 трлн долл.

По подсчетам Bloomberg, в 2015 г. состоялось 57 сделок, сумма которых превышала 10 млрд долл., что также стало максимальным числом за всю историю наблюдений. На эти сделки пришлось 37% всего рынка M&A.

Кроме того, объем сделок в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) в прошлом году впервые превысил показатель в Европе, Африке и на Ближнем Востоке.

На АТР пришлось 25,6% мировых сделок по слияниям и поглощениям.

Крупнейшие сделки

Самая крупная сделка в мире по слияниям и поглощениям по итогам минувшего года была заключена в ноябре между американской фармацевтической компанией Pfizer Inc и производителем ботокса — компанией Allergan Plc. Сумма сделки составила 160 млрд долл., или $363,63, за каждую акцию Allergan.

Следующая по сумме сделка была заключена в декабре: компании Anheuser-Busch InBev (ABInBev) и SABMiller договорились о слиянии. Сумма сделки составляет примерно 71 млрд фунтов (107,217 млрд долл.). На третьем месте этого рейтинга разместился американский интернет-провайдер Charter Communications Inc.

Эта компания приобрела кабельного оператора Time Warner Cable за 78,7 млрд долл.

Российский M&A

Что касается России, то согласно обзору Thomson Reuters в минувшем году общая сумма сделок по слиянию и поглощению с участием российских активов составила 21 млрд долл. Это на 23% больше, чем годом ранее. В 2015 г.

наибольшая активность наблюдалась среди компаний, работающих в области электроэнергетики, — была заключена 171 сделка на общую сумму 11,3 млрд долл.

Обычно сделки по слияниям и поглощениям сопровождаются инвестиционными банками.

По оценкам компании Freeman&Co, на которую ссылается агентство Bloomberg, доходы инвестбанков от операций в России в 2015 г. сократились на 35% по сравнению с 2014 г. и составили 230 млн долл.

Прибыль инвестбанков за прошлый год на российском рынке стала самой низкой с 2002 г. Для сравнения, в 2007 г. этот показатель составлял 1,47 млрд долл.

Как пишет ТАСС, со ссылкой на экспертов, на доходы банков от консультаций, предоставляемых компаниям по вопросам слияний и поглощений, а также от операций по продажам ценных бумаг и предоставлению синдицированных кредитов, повлияли введенные в отношении России санкции и низкие цены на нефть. Только Bank of America и Barclays, а также «ВТБ Капитал» смогли увеличить бизнес и продемонстрировать позитивную динамику.

Конфликтный рынок

На рынок слияний и поглощений серьезное влияние оказал конфликт в Сирии. Значительный спад турецкого рынка M&A в прошлом году был связан с сомнениями инвесторов в стабильности турецкой экономики из-за обстановки в соседней Сирии, считают эксперты международной консалтинговой компании Ernst & Young. Об этом сообщает РИА Новости.

По данным Ernst & Young, рынок слияний и поглощений сократился в Турции с 22 млрд долл. в 2014 г. до 15 млрд долл. в 2015 г. Согласно отчету компании иностранные инвесторы сейчас встревожены вовлеченностью страны в ситуацию в соседней Сирии. Падение турецкого рынка слияний и поглощений происходит в то время, когда мировой рынок M&A достиг в 2015 г.

рекордно высокого уровня в 5,6 трлн долл.

«Прошлый год, оказался сложнее, чем мы ожидали. Иностранных инвесторов больше всего заботили проблемы с безопасностью в Турции. Одним из наиболее часто задаваемых вопросов был: «Насколько далеко Стамбул находится от Сирии?», — цитирует газета Hurriyet одного из турецких аналитиков.

По его словам, Турция может вернуться к росту рынка M&A, если проведет необходимые структурные реформы и будет эффективно поддерживать правопорядок и социальный мир в стране: «Если бы эти шаги были предприняты, турецкий рынок слияний и поглощений мог бы превысить 30 млрд долл.

, а с учетом прямых инвестиций — 45–50 млрд».

Обратить внимание

В нынешнем году инвесторам и другим активным участникам рынка слияний и поглощений следует обратить внимание на такой сектор экономики, как транспортировка сжиженного природного газа (СПГ).

Эксперты, на которых ссылается ТАСС, прогнозируют масштабную волну M&A в сегменте транспортировки СПГ по мере того, как фрахтовые ставки продолжат снижаться, ослабляя рынок. Тем компаниям, которым удастся выжить, эксперты обещают оживление рынка после ввода в эксплуатацию новых проектов СПГ уже к концу следующего года.

Так, аналитик консалтинговой компании BMT Asia Pacific Эндрю Бридсон считает, что активность в области слияний, поглощений и формирования разного рода альянсов заметно возросла. По мнению Бридсона, это оздоровит отрасль: с рынка уйдут слабые компании и значительная часть «старого тоннажа».

«По данным Clarksons, спотовая ставка фрахта танкера для перевозки СПГ емкостью 160 тыс. куб. метров в настоящее время находится на уровне около 32 тыс. долл. в день по сравнению с 72 тыс. долл. в день в 2014 г. и более 100 тыс. долл. в день в 2013 г.

При этом, по данным аналитика, безубыточность операций обеспечивается при ставках фрахта порядка 60–80 тыс. долл. в день.

Ряд небольших операторов, в том числе Excelerate Energy и норвежская Awilco, сообщили о получении предложений о поглощении или о намерении продать старые суда.

Норвежская Flex LNG, принадлежащая миллиардеру Йону Фредриксену, заявила, что не оставила планов консолидации с другими операторами в отрасли, несмотря на неудачную попытку слияния с бельгийской Exmar NV в. сентябре. Golar LNG, Dynagas и GasLog Ltd договорились о передаче 14 танкеров в единый пул с целью сокращения операционных расходов», — пишет ТАСС со ссылкой на Reuters.

Аналитики прогнозируют, что спрос на СПГ вырастет до 410 млн тонн в год к 2025 г. по сравнению с 249 млн тонн в этом году. Оптимистичный прогноз в том числе основан на договоренностях, которые были достигнуты в рамках климатического саммита в Париже, направленных на увеличение доли более экологичных видов топлива, таких как газ, для производства энергии, заключают эксперты.

Кризис – самое выгодное время для слияний и поглощений

Как кризис повлиял на сделки по слиянию и поглощению – 6 тенденций белорусского рынка

PIXABAY

В кризисы – и нынешний не исключение – количество слияний и поглощений уменьшается, зато самые выгодные сделки совершаются именно в кризис. Во время краха доткомов и финансового кризиса 2008 г.

совокупный объем мирового рынка M&A сократился на 40–60% по сравнению с предшествовавшими годами, но специалисты по слияниям и поглощениям продолжали заключать сделки, получая выгоду за счет низкой стоимости активов.

Активы на минимуме чаще всего бывают в глазу шторма и при его окончании, тогда как выход из зоны турбулентности сигнализирует о росте.

В нынешнюю пандемию беспрецедентные по объему пакеты стимулирующих мер в сочетании с низкими процентными ставками и четкими сигналами со стороны центральных банков смягчают последствия шока и в конечном счете дают импульс росту инвестиций и потребительских расходов.

Кроме того, резкое снижение цен на ряд сырьевых товаров – от нефти и меди до древесины – также способствует росту игроков во многих отраслях. Иначе говоря, кризис – самое прибыльное время для M&A, однако в этот сезон охоты цена ошибки в оценке, разработке и совершении сделки увеличивается в разы.

По мнению McKinsey, наиболее часто встречающиеся ошибки инвесторов выглядят так.

Типичный подход крупной и хорошо себя чувствующей в кризис компании – анализ слишком широкого спектра целей для поглощения, распыление внимания, синдром покупателя в супермаркете, так и не решившего, что он хочет на ужин, и поэтому складывающего в тележку все, что попадается на глаза.

Движимая страхом упустить что-то действительно важное, но не имеющая четкого перечня приоритетов рабочая группа по слияниям и поглощениям делает слишком много небольших ставок на компании и проекты, не связанные между собой стратегически, часто дублирует вложения.

Результат – очень азартная игра с теоретически большими выигрышами, но без ясного плана, как и на каком временном горизонте будет создаваться добавленная стоимость, не говоря уже о четкой программе интеграции покупок в существующую структуру бизнеса.

При подобном подходе организация зря тратит ресурсы и время на сделки, которые не приносят успеха и формируют неподъемный бизнес-портфель.

Другую хрестоматийную ловушку, в которую часто попадают при сделках M&A, иногда называют «молотком Маслоу». В своей книге «Психология науки» Абрахам Маслоу так описывал этот феномен: если вашим единственным инструментом является молоток, то на все вокруг вы начинаете смотреть как на гвозди.

В приложении к сделкам слияния и поглощения это означает, что рабочим группам по таким сделкам придается слишком много функций, в том числе выходящих за их непосредственные рамки, – например, развитие направлений бизнеса в связи с приобретенными активами и даже создание новых активов и их имплементация в бизнес-структуру.

Какие меры способны максимально увеличить экономическую ценность кризисных сделок для компании-инвестора? По нашему опыту, эффективно сосредоточить внимание на трех аспектах: конкурентных преимуществах, ресурсах и уверенности.

На конкурентные преимущества влияет «коэффициент ковида». Необходимо выявить влияние потрясений, вызванных пандемией, на общую стратегию компании и ее бизнес-портфель, пересмотреть приоритетные направления слияний и поглощений с учетом обновленной стратегии, а также критерии отбора сделок для коррекции шорт-листа целевых активов.

Второй взгляд – на ресурсы. Проанализируйте запасы ликвидности с учетом изменений, которые могут ограничить способность компании к совершению сделок.

Разработайте альтернативные структуры сделок, чтобы смягчить волатильность оценок стоимости и преодолеть проблемы с ликвидностью.

Наконец, пересмотрите подходы к интеграции новых активов в бизнес-структуру и проясните возможные проблемы при реализации интеграционного плана.

Кроме того, для совершения сделки нужна полная и окончательная уверенность в ее необходимости. В том числе всесторонняя поддержка совета директоров, членов которого важно привлекать к M&A на всех этапах сделки – их опыт и компетенции неоценимы в оценке сложных случаев (а кризисные покупки другими не бывают).

Их авторитет ускорит принятие решения, когда рынки начнут оживать. Прежде чем поспешно оценивать проблемные активы, изучите весь спектр потенциальных целевых объектов, оценивая стоимость приобретаемых активов с учетом всего экономического цикла.

И конечно, тщательно координируйте взаимодействие с целевыми объектами и корректируйте предложение с учетом кризиса, делая его максимально выгодным для обеих сторон – покупателя и продавца.

Наиболее успешные игроки на рынке M&A придерживаются четких приоритетов, избегают сделок, выглядящих слишком привлекательно, но не вполне вписывающихся в их стратегии, и готовы действовать задолго до того, как туман кризиса рассеется. Приобретение проблемного актива, не соответствующего стратегии, вряд ли обеспечит создание ожидаемой стоимости и может отвлечь компанию от других, потенциально более интересных объектов.

Слияния и поглощения 2020: крупнейшие сделки слияний и поглощений в России и мире за 2020 год

Сделки слияния и поглощения – один из самых распространенных способов расширить сферу предпринимательской деятельности. В рамках сделки M&A компании-участники объединяются в одно юридическое лицо, и в дальнейшем они ведут бизнес совместно как целостная структура.

О том, насколько сделки такого рода выгодные, красноречиво свидетельствует большое количество объединений и слияний между крупнейшими компаниями. Причем эти сделки одинаково популярны на национальном и международном уровне. Если в начале прошлого века за год заключалось едва ли 30 подобных договоров во всем мире, то сегодня счет идет на тысячи.

Крупнейшей сделкой на российском рынке слияний и поглощений в 2020 году стала покупка в феврале более 99,5% акций АО «Междуречье». Покупателем выступила компания «Онега Холдинг», а продавцом – государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ». Сумма сделки составила более 3,5 миллиардов долларов. 

При этом стоит отметить, что существенное влияние на российский рынок слияний и поглощений оказало распространение коронавирусной инфекции.

Пандемия вынудила компании, ранее планировавшие заключить сделку M&A, отказаться от намеченных планов и сосредоточить внимание на поддержке собственных активов.

Однако это не только отечественная тенденция: подобная ситуация сложилась во всем мире, поскольку пандемия COVID-19 вызвала экономический кризис во всем мире.

Другую важную, но менее крупную сделку на территории РФ заключили в сфере электроэнергетики.

2 марта финская энергокомпания «Фортум» сообщила, что получила от ФАС России решение правительственной комиссии по иностранным инвестициям о согласовании поглощения немецкой «Юнипро».

Результатом этого договора стала консолидация более 73% акций «Юнипро» путем поэтапного выкупа ценных бумаг у материнской компании: Uniper. Сумма сделки составила 2,1 миллиардов долларов.

Рассматривая международный рынок слияния и поглощения в 2020 году, нельзя не упомянуть приобретение компанией Uber предприятия Postmates. Оно специализируется на доставке продуктов питания – эти услуги стали необыкновенно востребованными из-за карантина. Сумма сделки составила 2,65 миллиардов долларов. Данный договор позволил объединить две наиболее крупные компании США в одной сфере.

При этом руководство Uber настроено оптимистично на дальнейшее развитие преобразовавшейся компании путем внедрения инновационных технологий и обеспечения лучшего опыта для потребителей. Стоит отметить, что данная сделка позволила Uber укрепить свою конкурентоспособность на американском рынке доставки продуктов питания.

К следующей довольно значимой сделке 2020 года можно отнести приобретение Amazon стартапа Zoox за более чем 1,5 миллиардов долларов. Zoox – американская компания автономных транспортных средств.

Последнее время интерес «Amazon» на рынке беспилотных автомобилей значительно возрос, о чем свидетельствует приобретение компанией долей в двух других производителях электрических автомобилей: Rivian и Aurora.

Финансовая корпорация MasterCard объявила в 2020 году о приобретении банковской компании Fincity за 825 миллионов долларов. Fincity – стартап, который специализируется на открытом банковском обслуживании. Приобретение указанной компании позволит MasterCard продвигать и совершенствовать собственную открытую банковскую стратегию. 

Число сделок по слиянию и поглощению компаний выросло в Беларуси

Эксперты прогнозируют интерес компаний, занимающихся покупкой «плохих долгов», к сползающим в финансовую яму белорусским предприятиям.

МИНСК, 5 июн — Sputnik. Инвестиционная компания «Юнитер» отмечает рост сделок по слиянию и поглощению компаний (сфера M&A) в Беларуси в 2016 году.

В отчете, опубликованном компанией, указывается, что, несмотря на рост числа таких сделок и их суммы, все слияния и поглощения носили локальный характер, то есть совершались внутри страны.

«Инвестиционная активность в Беларуси в сфере проведения сделок M&A пока остается не очень высокой, хотя по сравнению с 2015 годом отмечается рост количества сделок (с 15 до 21 сделки), выросли также и объемы совершаемых сделок», — говорится в документе.

Так, в 2016 году в Беларуси зафиксирована 21 сделка в сфере M&A на общую сумму 221 миллион долларов, что в финансовом выражении вдвое больше, чем за 2015 год.

Наибольшей активностью в сфере M&A в 2016 году в Беларуси отметились такие направления, как недвижимость, телекоммуникации, IT-сектор, производство и продукты питания.

На эти секторы пришлось более 55% от общего количества сделок, и это отвечает основным трендам в регионе Центральной и Восточной Европы.

В то же время, для Беларуси характерно отсутствие активности в сфере энергетики, добыче ресурсов, а также в транспорте и логистике, тогда как в регионе ЦВЕ энергетика и добыча ресурсов в 2016 году стали одними из самых быстрорастущих секторов.

Каких инвесторов стоит ждать?

Эксперты отмечают, что с учетом региональных трендов, особенностей белорусской экономики, можно ожидать, что в ближайшей перспективе иностранным инвесторам в Беларуси могут быть интересны такие направления, как добыча и переработка полезных ископаемых, использование иных возобновляемых природных ресурсов, наиболее быстро растущие и экспортоемкие отрасли и приватизационные процессы на крупнейших белорусских предприятиях.

«Крупнейшие белорусские промышленные компании (например, БелАЗ, МАЗ, Тракторный завод, крупные цементные заводы, Белшина, и др.) могут также быть интересны для потенциальных инвесторов ввиду наличия доступа к довольно емким рынкам сбыта, а также благодаря положению компаний на этих рынках, имеющемуся кадровому обеспечению и другим ресурсам», — говорится в отчете.

Международные финансовые институты и региональные инвестиционные фонды, стратегические инвесторы в наиболее перспективных отраслях, а также фонды, специализирующиеся на покупке плохих долгов — это основные типы инвесторов, активность которых может ожидаться в Беларуси в ближайшие годы.

«В то же время, с учетом нарастания в Беларуси проблемы накопления плохой задолженности у субъектов хозяйствования, можно также ожидать прихода в страну институтов, специализирующихся на покупке плохих долгов», — отмечают представители «Юнитер».

ТОП-5 сделок

Самыми крупными сделками, по оценкам «Юнитер», стали покупки активов «Простор-Трейд». Так, Белагропромбанк приобрел торговый центр «Арена-Сити» за 75 миллионов долларов, а «БПС-Сбербанк» купил один из гипермаркетов «Простор» и паркинг за 29 миллионов долларов.

Также в пятерку, по мнению аналитиков компании, вошли сделки по покупке российской компанией «Нацимбио» 100% акций белорусской компании «Фармлэнд», специализирующейся в сфере фармацевтики, и сделка по покупке компанией Telekom Austria белорусского интернет-провайдера «Атлант-Телеком».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *