Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

За последние 10-12 лет автомобильный бизнес в нашей стране «лихорадило», возможно, больше, чем какой-либо другой. Причин тому масса: периодическая девальвация национальной валюты, вступление Беларуси в ТС, обвал курса российского рубля в 2014 году.

Текущий год также стал полон сюрпризов: пандемия, колебания курса, выборы, политический кризис и снова колебания курса рубля.

Кредиты пропали – продажи упали

О том, как обстоят дела с продажами новых авто, Автобизнесу рассказал председатель правления БАА Сергей Михневич:

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

«В первом полугодии 2020 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, продажи новых авто в Беларуси снизились на 13,7%.

Причем вопреки прогнозам и благодаря небывалому росту продаж в марте по итогам первого квартала 2020 года дилерам удалось превзойти показатели аналогичного периода года прошлого.

Но уже во втором квартале продажи упали настолько, что полугодие закончилось падением рынка.

С первого сентября банки перестали выдавать рублевые кредиты на покупку авто. Исключение – «Беларусбанк», который продолжает кредитовать покупку Geely. Учитывая тот факт, что большая часть продаж новых авто осуществлялась с привлечением кредита или лизинга, то падение продаж будет весьма ощутимым».

Михневич предполагает, что по итогам года рынок новых авто упадет на 25-30%, а цены на новые авто в рублях за год в среднем вырастут минимум на 15-20%.

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

Просветления не видно

Говоря о 2021-м, глава БАА не видит никаких предпосылок к улучшению ситуации в сравнении с текущим годом. По его мнению, рынок новых авто может с легкостью упасть до 50.000 машин в год и больше, особенно если ситуация продолжит ухудшаться.

«Хочется верить, что ниже 30.000 рынок не упадет. При этом не скажу, что даже 50%-е падение приведет к краху автомобильного ритейла, но в любом случае негативно скажется на рабочих местах.

В первую очередь это коснется сферы продаж, где уже наблюдается тенденция к сокращению персонала.

В сервисе и послепродажном обслуживании кризис обычно наступает спустя 2-3 года после резкого падения сбыта», – говорит Михневич.

Также он отметил, что на продажи машин в Беларуси сложившаяся политическая ситуация оказывает куда большее негативное влияние, чем пандемия коронавируса.

Если цены на новые авто будут расти постепенно – как минимум по причине того, что у дилеров есть определенное количество машин на складах, – то цены на запчасти растут параллельно с курсом.

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

Единственное, что относительно долго может оставаться неизменным, – стоимость нормочасов на СТО. Это не какой-то экспортируемый товар или услуга, поэтому стоимость работ будет повышаться в последнюю очередь. Тем более что резкое поднятие цен может оттолкнуть клиентов, а в складывающейся ситуации дилерам будет крайне не выгодно терять их.

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

Не курс, а ситуация

Сложившаяся ситуация оказала негативное влияние в том числе на тех игроков рынка, на ком отсутствие кредитования практически не должно было сказаться.

Евгений из сarusa.by рассказал Автобизнесу, что за последнее время число новых клиентов, готовых заключить договор на подбор и доставку авто из США, сократилось как минимум наполовину.

«В основном работаем с постоянными клиентами, а также с теми, кто ранее заключил договор», – говорит Евгений.

По его наблюдениям, основной причиной отказа от покупки авто в данное время является нестабильная ситуация в стране, а не изменение курса белорусского рубля.

«Сбережения на покупку авто у людей как правило хранятся в валюте, поэтому курс не так важен», – прокомментировал он и отметил, что стоимость услуг по подбору авто остается неизменной.

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

Схожая ситуация и у тех, кто занимается автомобилями с европейских аукционов. Иван из autocom.by также отмечает значительное снижение потока клиентов:

«После ситуации с падением курса российского рубля в Беларуси накопился достаточно большой отложенный спрос на авто из Европы. Указ №140 позитивно повлиял на интерес к европейским авто, наблюдался стабильный спрос.

Однако в последнее время желающих купить авто стало минимум вдвое меньше. Затянувшийся политический кризис очень сильно повлиял и на наш бизнес.

Теперь большинство клиентов предпочитает отложить покупку на более поздние сроки, особенно если им есть на чем передвигаться и покупка авто не срочная».

Касательно услуг компании, они также остались в белорусских рублях на прежнем уровне.

Кроме цен на услуги по подбору авто из Европы и США, неизменными остаются ставки утилизационного сбора, закрепленные в национальной валюте. Таможенные пошлины рассчитываются в евро, вследствие чего растаможка авто в рублевом эквиваленте будет меняться вместе с курсом.

Очевидно, уменьшение притока б/у авто из Европы и США также негативно отразится на тех, кто занимается торговлей запчастями, а также их ремонтом и обслуживанием. Бюджет также недополучит денег от растаможки и утильсбора.

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

А что у мастеров?

Автослесари в целом и маляры в частности вновь могут столкнуться с ситуацией, когда по причине обнищания населения следить за техническим состоянием авто, а тем более его внешним видом многим станет не по карману. Достаточно вспомнить 2014-2015 годы, когда на фоне кризиса и резкого падения цен на авто многие автолюбители предпочли «забить» на машину и ездили до последнего.

Это в свою очередь может привести к новой волне оттока квалифицированных специалистов, ведь привыкшие к расчетам в долларах многие мастера предпочтут уехать трудиться за границу, чем работать на родине за копейки.

Эксперт рассказал, как события в Беларуси влияют на экономику России

Белновости

28.09.2020 10:30

belnovosti.by@yandex.ru

  • События в Беларуси все же оставляют след на экономике России.
  • Однако это влияние минимальное.
  • Об этом заявил председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин.
  • По его словам, события в Беларуси не добавляют экономической стабильности во взаимной торговле, однако подобные неурядицы не сильно влияют на российскую экономику. 

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике

Да, у нас высокий объём взаимной торговли, и происходящие события никогда не добавляют экономической стабильности. Но, повторю, такое влияние считаю минимальным, — подчеркнул Кудрин в интервью телеканалу RT.

И добавил, что пока не знает, какие именно действия следует предпринимать для уменьшения последствий.

Стоит отметить, что в Беларуси акции протеста продолжаются более 50 дней. Общественно-политическая ситуация обострилась после президентских выборов. 

  1. На прошлой неделе состоялась инаугурация Александра Лукашенко, однако его легитимность не признают многие страны. 
  2. © Белновости   
  3. Евгения Браун

Все новости

Белорусский кризис – российская проблема

Как кризис влияет на белорусскую и российскую промышленность – сравнение на графике
© РИА Новости, Михаил Воскресенский

В Белоруссии у Лукашенко ещё остались сторонники. Не так много, как было в августе. И не так много, как он хочет представить. Белорусская власть не смогла организовать ни одного массового митинга в поддержку Лукашенко (те, что были, многолюдностью воображение не поражали)

Большинство защитников режима Лукашенко в интернете — нанятые боты. Это просто проверяется. Обычный пользователь может прокомментировать тему один раз, может ввязаться в длительный спор с одним или двумя людьми. Бот оставляет одинаковые или однотипные комментарии, составленные в императивном тоне, по всему массиву обсуждения (от десятка до нескольких десятков). Делается это потому, что, как правило, никто не читает комментарии полностью. Кто-то комментирует в первый день, кто-то во второй, кто-то в третий, потом активность начинает обвально падать. Бот обычно приходит к концу обсуждения и комментирует не материал, а сами комментарии. Именно такая тактика даёт ему возможность разбросать свой комментарий в десятках копий по всему массиву обсуждения, чтобы ни один читающий не прошёл мимо.

Так вот, повторяю: большинство защищающих Лукашенко в интернете — боты. Это очень плохой показатель. На Путина, например, боты в основном нападают, поддерживают же его в большинстве своём реальные люди.

Кстати, поддержка позиции реальными людьми позволяет легко разоблачать ложь о событиях на местах. Боты пользуются методичкой, а люди живут в конкретных городах и сёлах, о которых боты пишут.

Вот эти-то живые люди моментально опровергают информацию «с мест» о том, как плохо в России и как прекрасно в Белоруссии.

Вторая (крайне малочисленная) группа интернет-защитников «бацьки» — наёмные блогеры, которые бесплатно утром глаза не откроют. Причём наняты практически все борцы против Путина и современной России, но не выступающие с прозападной точки зрения, а критикующие российскую власть с радикальных левых позиций за то, что она недостаточно сурова и не на каждом углу «врагов народа» расстреливает. Кстати, здесь тоже есть два интересных совпадения:

1. Проповедуемые наёмными блогерами идеи полностью коррелируют с лукашенковской пропагандой, представляющей «бацьку» «хранителем социалистических ценностей» (нарастающий латиноамериканизм режима они «не замечают»), которого якобы «боится Путин», а всё население России и окрестностей мечтает видеть своим «президентом-спасителем».

2. Леворадикальный революционизм пролукашенковских блогеров прекрасно коррелирует с леволиберальным радикализмом западных глобалистов, в борьбе с собственными консерваторами цепляющихся за власть посиневшими пальцами.

Режим, сделавший ставку на наёмников и русофобов в сфере информационной политики и идеологии, сделал эту ставку во всём. На этом фоне нельзя считать случайностью продолжающиеся даже в ходе перманентного майдана попытки Лукашенко заигрывать с Западом и добиться восстановления условий, благоприятных для возвращения к проведению «многовекторной» политики.

Часть экспертов считает, что Лукашенко пытается пересидеть майдан, чтобы потом выторговать у России более благоприятные условия для интеграции. Это неверно. Лукашенко уже пересидел майдан. Теперь он пытается задавить в стране любое альтернативное мнение, любой, даже вполне законный и естественный, процесс.

Это надо ему для того, чтобы выдвигать свои условия не России, а Западу. Он уже почувствовал (он ничего никогда не понимает — именно чувствует на уровне инстинктов), что содержать его режим Россия не будет.

Ему могут только гарантировать спокойную старость в случае проведения конституционной реформы и добровольного ухода на пенсию.

Но и существовать самостоятельно, на честно заработанное, белорусский режим в нынешнем виде не может. Остаётся последний вариант — подороже продать страну Западу в качестве антироссийского предполья и остаться в ней пожизненным президентом. Ради этого-то и необходимо установление абсолютной неприкрытой, никакими законами не ограниченной диктатуры. Пусть даже ценой гражданской войны.

Скатывание Белоруссии в гражданскую войну — самый опасный для России сценарий. Выступить на стороне Лукашенко против белорусского народа бессмысленно и аморально.

Но с аморальностью примириться можно, а с бесперспективностью нет. Победивший Лукашенко всё равно будет двигаться на Запад, а Россия станет для белорусов пособником режима, ничем от него не отличающимся.

Поддерживать пророссийский курс против прозападного в этих условиях будет бессмысленно.

Если поддержанный Россией Лукашенко проиграет, будет ещё хуже. Останутся в наличии все негативные факторы, действующие в случае победы Лукашенко, но появится дополнительный — потеря авторитета России, как страны, не сумевшей удержать на своих границах режим, в поддержку которого вложилась, презрев собственные интересы и моральные нормы.

Выступить на стороне майдана против Лукашенко Россия тоже не может.

И не только потому, что майдан в значительной своей части прозападный и антироссийской, и не только потому, что такое выступление противоречило бы всей российской политической традиции, предполагающей отказ от поддержки переворотов и революций. В конце концов, традиции меняются, а, контролируя ситуацию в стране, привести к власти здоровые силы не проблема. Проблема в том, что здоровых сил нет.

Читайте также:  Как наказывают сотрудников в белорусских и российских компаниях

Лукашенко не просто десятилетиями подавлял в стране любые пророссийские движения и не просто выращивал проевропейскую оппозицию, которая теперь его пытается свергнуть. Он создал для себя в виде точки опоры то, что я называю корпусом придворных силовиков. Это значительная прослойка людей, как правило на определённом этапе своей карьеры связанная с силовыми структурами. «Чистые» бюрократы тоже встречаются, но их мало. Они успевают поруководить всем: заводами, районами, министерствами, милицией, армией, некоторые проходят через Совбез и/или президентскую администрацию. Эти «универсальные управленцы» в большинстве своём отличаются умеренной, а то и низкой компетентностью (слишком часто за время карьеры их «перетрахивают», не давая приобрести необходимый и достаточный опыт хоть в какой-нибудь сфере).

Их достоинство — абсолютная преданность «бацьке» до тех пор, пока его поражение не станет очевидным.

Потом они могут попытаться не дать ему убежать и откупиться его головой, но, во-первых, это будет потом, во-вторых, Лукашенко может рассчитывать на то, что, пока его кадры будут осознавать случившееся, он уже будет далеко.

Он может ошибиться, как до него ошиблись многие другие, но, пока власть Лукашенко относительно прочна, эти люди хранят абсолютную верность и готовы выполнить любые, самые незаконные, приказы.

Вот эта прослойка и является самой опасной частью режима. Если предположить, что майдан сверг Лукашенко, а затем Россия подавила майдан (а это наиболее внешне простой сценарий развития событий в среднесрочной перспективе), то Москве придётся искать местных политиков, на которых можно будет опереться. Единственной точкой опоры в Белоруссии окажутся лукашенковские придворные силовики.

У них есть одно большое достоинство: они готовы служить новому хозяину так же верно, как служили предыдущему (пока хозяин силён, разумеется). Всё остальное — сплошные недостатки. Они не знают общества, в котором живут, и не желают его изучать.

Они абсолютно не гибкие и безынициативные. Выполнят-то они любой приказ, но что делать без приказа в меняющейся обстановке — они не знают.

Умеют только «охранять вчерашний день», то есть добиваться, чтобы в сфере их деятельности не происходили никакие изменения, пока сверху не поступил приказ.

Они не нуждаются в убеждениях сами и никого никогда не убеждают. В кризисном случае они знают один способ — применить силу и давить по нарастающей. Для них государственным преступником является и реальный бандит, бросающийся на ОМОН с коктейлем Молотова, и обычный рабочий, не согласный с условиями оплаты труда, да в принципе, любой человек, точка зрения которого не совпадает с точкой зрения вождя до последней буквы.

Фактически остающийся в наследство от Лукашенко аппарат управления (не только силовики, но и вся бюрократия) является эффективным механизмом подавления всего и вся — от реальных мятежей до бытовых споров. Власть этого аппарата обеспечивается не только прямым насилием, но и, в неменьшей степени, тотальным контролем над всей экономикой.

Белорусская экономика не просто управляется в ручном режиме, но каждый вышестоящий начальник может без объяснения причин отменить и переиначить все распоряжения нижестоящего (даже если закон такое вмешательство ему запрещает). Силовики же просто стоят на верхушке этой иерархии. Над главными силовиками только президент, а они надо всеми.

Несложно заметить, что такая организация экономической и политической жизни абсолютно противоречит правилам и нормам, принятым в России.

То есть российский аппарат, которому было тяжело (да и сейчас ещё бывает тяжело) взаимодействовать с бывшим украинским аппаратом в Крыму, с белорусским вообще несовместим.

У российских чиновников и силовиков иные, чётко ограниченные, сферы ответственности, а вмешательство в работу предприятий (хоть государственных, хоть частных) им вообще строжайше запрещено.

Всё было бы не так страшно, если бы этот косный, негибкий аппарат остался без хозяина в результате естественного хода истории (все мы смертны).

При условии что в Белоруссии к тому времени была бы абсолютная социально-политическая стабильность, можно было бы постепенно переформатировать и сам аппарат, и правила общественной и государственной жизни.

Но аппарат рискует остаться без хозяина в условиях острого внутриполитического кризиса, в ходе которого страна вышла на грань гражданской войны.

Радикализированные самим же Лукашенко, противостоящие друг другу группы его сторонников и противников искренне ненавидят друг друга и готовы убивать.

При этом, как уже было сказано, аппарат — главная опора режима, цементирующая Белоруссию, уже неоднократно выполнял незаконные приказы, в том числе и приведшие к человеческим жертвам (пока единичным, но уже жертвам). Ненависть и недоверие к нему уже достаточно высоки.

Если майдан свергнет Лукашенко, то к тому времени и количество трупов и ненависть к защитникам режима выйдет на новый уровень.

Этот аппарат не сможет руководить Белоруссией с опорой на Россию. Иначе Москве придётся взять на себя все его преступления и весь связанный с ним негатив. Но и никого другого, кто мог бы обеспечить управляемость Белоруссии, сегодня нет.

Зато этот аппарат сможет сохранить свою власть при прозападной ориентации Белоруссии. Мы это видели на Украине.

Некоторых убили или посадили (наиболее непримиримых, а также некоторых в порядке личной мести), чуть больше чиновников люстрировали, после чего большинство из них вернулись на рабочие места.

Практически все украинские политики и силовики, оставшиеся в стране, прекрасно себя чувствуют и давно уже так или иначе активно участвуют в общественной и политической жизни.

Дело в том, что Западу всё равно, кто и как управляет колонией, главное, чтобы приказы исполнялись, а это созданный Лукашенко аппарат умеет на пять балов. А кого «ловить, казнить и вешать» — сторонников Тихановской или сторонников Лукашенко, ему (аппарату) по большому счёту всё равно.

Конечно, останется кто-то из чиновников, кто сохранит «верность павшему величию». Они сыграют для аппарата в целом полезную роль. Их объявят главными контрреволюционерами, а расправа с ними (официальная или внесудебная) позволит толпе спустить пар.

Подчеркну, что Западу необходима эксплуатация Белоруссии просто как территории, способной предоставить некоторый, пусть и небольшой, ресурс для разграбления, а также стать антироссийским плацдармом. Для выполнения таких функций лукашенковский аппарат вполне подойдёт. Они не случайно быстро находят общий язык с украинскими коллегами — они мыслят одинаково. России необходимо осмысленное, заинтересованное, инициативное участие Белоруссии в интеграционных процессах. Для этой функции белорусский аппарат приспособлен так же мало, как резиновая дубинка к созданию «Евгения Онегина».

Итогом правления Лукашенко в Белоруссии для России становится ситуация, в которой любое решение является плохим. Действующая белорусская власть интеграцию саботирует и с вожделением посматривает на Запад.

Их потенциальные сменщики (майдан) в принципе готовы только к европейской интеграции. Серьёзных общественных и политических сил, ориентированных на Россию (именно в плане интеграции, а не иждивенчества) и способных взять власть, нет и не предвидится.

Но и просто отдать страну Западу невозможно.

Это самый серьёзный вызов российской политике и российским политикам за последние двадцать лет. Война 08.08.08, воссоединение Крыма, карабахская партия — каждый из этих кризисов был сложнее предыдущего. Белорусский сложнее их всех, вместе взятых. Но выход должен быть найден.

И этот выход, как обычно, должен быть прост и нетривиален. Его очевидная неочевидность, после того как проблема решена, должна потрясать своей кажущейся простотой. Но найти этот ход за доской должно быть практически невозможно. Иначе противник просчитает и организует контригру.

Экономика России в 2020 году может превзойти самые пессимистичные прогнозы

Несмотря на оптимистичную риторику российских властей, спад экономики становится всё более ощутимым. Правительству до сих пор не удалось осуществить поставленные президентом Владимиром Путиным цели: увеличение ВВП, борьба с бедностью и развитие социального проекта. По мнению аналитиков, будущий год не принесёт экономике РФ позитивных изменений.

Обещания и стратегические планы правительства на 2020 год

По мнению властей, будущий год станет переломным моментом для экономики России. Именно с него должен начаться стремительный прирост несырьевых доходов в бюджет.

Согласно планам правительства, сформированным в 2008 году, в течение 12 последующих лет Российская Федерация должна войти в пятёрку стран с самой развитой экономикой в мире.

Приоритетными целями на этот период российские власти называли

  1. Повышение уровня благосостояния населения. Средней в 2019 году считается зарплата эквивалентная 500 долларам США. В будущем году власти обещают обеспечить её рост до 2 тыс. долларов США. Для военнослужащих Министерство обороны намерено поднять планку доходов до 3,3 тыс. долларов в месяц. При этом размер пенсий будет составлять не менее 80% от зарплаты.
  2. Увеличение объёмов строительства. Число сданных в эксплуатацию объектов недвижимости должно удовлетворять спрос основной части россиян в жилье.
  3. Импортозамещение. Использование российской продукции направлено на укрепление позиций отечественных производителей и повышение их конкурентоспособности по отношению к западным товарам.
  4. Переход к инновационному пути развития экономики вместо добычи и переработки ресурсов.
  5. Повышение пенсионного возраста. Этот фактор власти считают экономически выгодным для национальной экономики. По их мнению, опытные возрастные специалисты заменят уезжающую молодёжь, а повышение их занятости ускорит рост ВВП.
  6. Замедление инфляции до прогнозируемого уровня в 4%. Это позволит улучшить платежеспособность населения и направить в казну больше средств, в которых так нуждается финансовая система государства.
  7. Сохранение бюджетного правила. Направляя в казну все излишки от экспорта углеводородов, правительство намерено защитить страну от внешнего влияния и обеспечить устойчивость на случай экономического кризиса.

В будущем году срок действия 12-летней стратегии правительства по социально-экономическому развитию РФ подходит к концу. Оценить успешность достижения целевых показателей и реализации национальных идей, закреплённых в «майских указах» Владимира Путина, можно будет уже скоро.

Почему стратегия долгосрочного развития российской экономики осталась нереализованной

Недостаточно успешную реализацию экономической стратегии, разработанную в 2008 году, сегодня признали даже власти. Отечественные экономисты оправдываются тем, что такие долгосрочные планы редко бывают неизменными, поскольку они лишь намечают ориентиры.

В 2008 году будущее государства виделось правительству по-другому. При разработке своих концепций и прогнозировании оно ориентировалось совсем на иные экономические, социальные и геополитические предпосылки. Аналитики опирались на успешный экономический рост докризисного периода, к которому намеревались вернуться.

Из-за конфликтов с соседями и эскалации напряжения с Западом, а также введения санкций, ситуация полностью изменилась. Реализация поставленных в 2008 году планов стала невозможной.

Вместо финансирования научных разработок и внедрения высоких технологий, правительство продолжает тратить бюджетные средства на развитие добычи и транспортировки энергоресурсов. Кроме того, в стране ускоряется депопуляция населения. Талантливые молодые специалисты бегут на Запад, поэтому развивать технический прогресс в России скоро будет некому.

Варианты экономического прогноза в РФ

Консервативный прогноз

Наиболее консервативный экономический прогноз принадлежит экспертам Высшей школы экономики. Они полагают, что хотя России в будущем году вряд ли удастся попасть в пятёрку мировых лидеров, но её экономические показатели улучшатся. Так рост экономики достигнет 1,7-1,8%,

В отличие от Минэкономразвития в ВШЭ считают, что пенсионный возраст потянет страну ко дну. Предпенсионеры не смогут трудоустроиться, следовательно, их доходы будут катастрофически малыми. Те же, кто сможет найти работу, лишит зарплаты молодые кадры, готовые прийти им на смену. В итоге, покупательская способность населения снизится, что плохо отразится на поступлениях в госбюджет.

Читайте также:  Как растет число франшиз в ресторанном бизнесе Минска

Нефтяные котировки в ближайшее время могут упасть до 55-60 долларов за баррель. Однако, бюджетное правило компенсирует потери государства. Гораздо больше экономике РФ может навредить повышение НДС, результатом которого станет ускорение инфляции до 6%.

Оптимистичный прогноз

Минфин РФ обнародовал свой прогноз развития российской экономики в 2020 году. В материалах к проекту федерального бюджета представлены следующие показатели:

  • объём госдолга – 17,2 трлн рублей;
  • рост ВВП – 2%;
  • увеличение инвестиционного спроса — на 5,8%;
  • повышение объёмов экспорта — на 6,1%;
  • курс доллара США – 65,1 рубль за единицу;
  • уровень инфляции – 4%;
  • снижение уровня безработицы — до 4,6%;
  • уровень профицита госбюджета – 0,8%;
  • объём средств в Фонде национального благосостояния – 11,1 трлн рублей;
  • доходы казны от дивидендов госкомпаний – 760,6 млрд рублей;
  • финансирование нацпроектов – 1,98 трлн рублей.

Жёсткий прогноз

Всемирный банк более пессимистично относится к темпам развития российской экономики.

Его аналитики заявляют, что рост ВВП в 2020 году составит менее 1%, что они считают настоящим экономическим фиаско для государства.

Прогнозирование роста ВВП сводится к 1,6%, а реальных доходов населения лишь к 0,1%. Некоторые экономисты допускают даже наличие отрицательных показателей.

В таком скромном развитии, по мнению аналитиков, виновато колебание нефтяных цен и повышение НДС. По их прогнозу российский экспорт может снизиться на 3,5%, что негативно отразится на экономике страны. Из-за неустойчивости на международном рынке, зависимости от стоимости ресурсов и напряжённости в отношениях с Западом, Россию ожидает затяжная рецессия.

Спасти российскую экономику от краха может лишь рост нефтяных котировок до 80 долларов США за баррель. Если же они упадут до 35 долларов США, страну ожидает не только экономический и социальный, но и политический кризис.

Ресурсов «финансовой подушки» из ФНБ в такой ситуации надолго не хватит. Поэтому правительству следует готовиться к инфляции в 10%, падению рубля до 85-90 единиц за доллар США и протестам населения.

Как мировой кризис повлияет на экономику России

Большинство экспертов сходится во мнении, что вероятность наступления второй волны мирового экономического кризиса наиболее вероятна в 2020-2021 гг. Это подтверждается наличием важных индикаторов.

Тревожные знаки приближения мирового кризиса

О приближении очередного мирового кризиса свидетельствует ряд объективных факторов

  1. Развитие торговых войн Китая и США.
  2. Замедление роста мирового ВВП до прогнозируемого уровня в 0,8%.
  3. Падение спроса и, как следствие, цен на энергоресурсы.
  4. Раздувание финансовых «пузырей» на крупных фондовых рынках.
  5. Окончание 12-летнего цикла с момента последнего кризиса в 2008 году. Именно этот период считается классическим интервалом между волнами глобального кризиса.

Краткосрочные займы в США стали обходиться дороже долгосрочных долгов, что считается самым точным предвестником кризиса. За последние 60 лет он ни разу не обманул аналитиков. После его появления, глобальная рецессия обычно начинается через 9-20 месяцев, поэтому пик негативных ожиданий приходится на наступающий год.

По этой причине крупные инвесторы стараются не рисковать своими капиталами и не торопятся вкладывать деньги в развитие новых проектов. США оказывает мощное влияние на весь мир. Торможение бизнеса в этой стране оказывает негативное давление на Европу и развивающиеся страны. Спрос на ресурсы и товары падает. Поэтому сырьевая российская экономика может пострадать одной из первых.

Почему влияние мирового кризиса на российскую экономику неизбежно

РФ тесно связана торгово-финансовыми отношениями со всем миром. Любой ощутимый толчок может вызвать падение её экономики с самыми тяжёлыми последствиями.

Важным фактором мощности кризиса станет развитие противостояния США и Китая. Эскалация торговых войн разрушительно скажется на мировой торговле. Если перемирие будет достигнуто, кризис может стать лишь кратковременным застоем. В противном случае мировая экономика может потерять около 700 млрд долларов США в течение 1 года.

Длительность кризиса наиболее важна для выживания российской экономики.

Если он будет краткосрочным, золотовалютных резервов, накопленных Минфином должно хватить, чтобы удержать страну на плаву и нивелировать негативные последствия кризиса.

Низкий внешний долг и бездефицитный бюджет также помогут. Но в случае затяжного кризиса, эти ресурсы быстро исчерпаются, а других возможностей для поддержания стабильности у России нет.

Последствия негативного влияния мирового кризиса на Россию

Несмотря на уверения властей в устойчивости национальной экономики, которую они называют «тихой гаванью» в кризисный период, его последствия для страны будут разрушительными

  1. Чтобы удержать финансовую систему на плаву, регулятор будет вынужден обрушить рубль.
  2. Ради наполнения стремительно пустеющего бюджета власти усилят фискальное давление на бизнес и население.
  3. Промышленность и производство затормозятся.
  4. Безработица усилится.
  5. Число граждан, проживающих за чертой бедности, резко возрастёт.
  6. Политическая ситуация дестабилизируется.

РФ так и не стала экономически независимой от внешних поставщиков. Импортозамещение относительно успешно реализовано лишь в сельском хозяйстве. Промышленность всё ещё значительно зависит от зарубежных технологий, оборудования, сырья и комплектующих. Поэтому девальвация рубля может практически парализовать отечественное производство.

Мнимая устойчивость российской экономики

Эксперты полагают, что российское правительство нацелено не на развитие экономики, а сохранение её стабильности. При этом чиновники признают, что основу благополучия страны по-прежнему составляет экспорт энергоресурсов. Прогнозирование цен на нефть обещает сохранение их на уровне в 50-55 долларов США за баррель. Пока они не опустятся ниже 40 долларов, власти не увидят повода для волнения.

Другими факторами предполагаемой экономической стабильности в 2020 году станут:

  • низкий уровень внешнего долга;
  • финансовые накопления в Фонде Национального Благосостояния, которые в будущем году должны достичь 8,7% от ВВП;
  • улучшение качества жизни населения за счёт реализации социально важных нацпроектов по развитию здравоохранения, образования и инфраструктуры.

Аналитики Центробанка РФ предполагают, что даже если в первой половине года случится скачок инфляции до 6%, он будет кратковременным и вскоре вернётся к запланированному уровню в 4%.

Слабые места предполагаемой устойчивости российской экономики

Прогнозирование ситуации на топливном рынке в ближайшие годы сводится к его неустойчивости.

Благодаря активной разработке сланцевой нефти и выходу на рынок поставок из развивающихся стран, объём предложения ресурсов постоянно повышается. Однако из-за мировой рецессии спрос на углеводороды в мире падает.

Поэтому вероятность снижения нефтяных котировок до 40 долларов США за баррель весьма высока.

В этом случае бюджетная «подушка безопасности» не сможет долго обеспечивать стабильность российской экономики. Прогноз курса доллара по 80 рублей и стремительная инфляция может стать реальностью уже в будущем году.

Не стоит забывать и о давлении санкций. Их негативное влияние слабо ощущается в моменте, но оказывает мощное разрушительное действие с течением времени.

Из-за ограничений отечественные компании лишились доступа к западным рынкам и дешёвым кредитам, необходимость которых будет остро ощущаться в период кризиса.

Кроме того, они делают отечественный бизнес токсичным для Запада, и лишают его крупных инвестиций.

Структура национальной экономики РФ остаётся её самым слабым местом. Ориентирование на ресурсы давно изжило себя во всём мире. Чтобы не снижать обороты, государство тратит огромные деньги на разработку новых труднодоступных месторождений и дорогостоящие трубопроводы для транспортировки нефти и газа в Европу.

Что тормозит рост российской экономики

Замедление российской экономики вызывает всё большее беспокойство специалистов. Темпы её развития только за 2019 год снизились с 2% до 0,7%, и радужных перспектив в ближайшем будущем не предвидится.

Основными причинами экономического спада считаются:

  • сокращение государственного финансирования;
  • низкий уровень внутреннего спроса;
  • снижение объёмов частных инвестиций;
  • замедление мировой экономики;
  • внешнеполитическая напряжённость;
  • санкционное давление;
  • нестабильность энергетического рынка.

Хоть власти и стараются освободить национальную экономику от энергетической зависимости, её устойчивость всё ещё базируется на доходах от экспорта энергоресурсов. Причём повышение нефтяных котировок не всегда поддерживает российскую финансовую систему, а резкое падение способно привести к её обрушению.

В условиях геополитической нестабильности и высокой опасности введения новых антироссийских санкций, инвесторы бегут с отечественного рынка. Вернуть их может лишь реформирование бюджетно-налоговой политики и судебно-правовой системы, а также стабилизация внешнеполитических отношений Российской Федерации с соседями и крупнейшими мировыми державами.

Внутренние перспективы развития экономики России

По мнению экономистов, повысить темп экономического развития можно за счёт улучшения внутренних факторов:

  • ослабление налогового давления на малый и средний бизнес;
  • поддержка внутреннего спроса;
  • стимулирование неэнергетического экспорта;
  • снижение государственной зарегулированности в производстве;
  • повышение уровня доходов населения;
  • привлечение крупных инвесторов;
  • оптимизация кредитной политики;
  • отказ от избыточного профицита бюджета.

Одним из средств возрождения экономики может стать возвращение к приватизации. Она поможет быстро и эффективно укрепить частный бизнес. Иначе все стимулирующие программы просто погрязнут в бюрократической волоките.

Экономисты рекомендуют правительству отказаться от консолидации бюджета и накопления резервов в пользу фискального стимулирования экономики. Причём делать это нужно не с помощью дотаций и субсидий, а посредством снижения налогового бремени и увеличения финансирования производства.

Внешние источники улучшения экономической ситуации

Экономисты уверены, что российской экономике пойдёт на пользу налаживание взаимоотношений с соседними республиками. Стремительно развивающийся Казахстан может стать важным политическим и торговым партнёром, который откроет РФ путь на рынки Азии.

Договариваться с Белоруссией становится всё сложнее, но делать это необходимо, поскольку именно эта республика является последним дружественно настроенным посредником между Россией и Западной Европой. Стоимость её лояльности каждый год повышается. Однако, зависимость от экономических преференций богатого соседа всё ещё достаточно высока, чтобы оставаться действенным аргументом в спорах.

Вопрос урегулирования конфликта с Украиной стоит наиболее остро. Он стал поводом для обвинения РФ в нарушении международных норм, и введения экономических санкций, медленно, но верно разрушающих её экономику. Поэтому специалисты надеются, что будущий год принесёт, если не завершение этого противостояния, то хотя бы первые шаги по деэскалации конфликта.

Объединение РФ со странами ЕС в противостоянии США может положительно сказаться на общих экономических интересах. Запуск «Северного потока-2» станет началом плотного сотрудничества в сфере энергетики и укрепит позиции России в Европе.

Читайте также:  Как быстро и дешево проверить идею — Виктор Прокопеня о методе претотипа

Россия — Белоруссия: кризис Союзного государства

ЭкспертОбщество

Москва пытается вернуть Минск на прагматичные интеграционные рельсы. Но белорусское руководство хочет оставить иждивенческий подход. К лету 2019 года кризис Союзного государства стал не только очевидным, но и потребовал политических решений. 

Андрей Суздальцев*

Президент Белоруссии Александр Лукашенко и президент РФ Владимир Путин после заседания Совета глав государств Шанхайской организации сотрудничества

Судьба первого и пока последнего на постсоветском пространстве проекта политической интеграции — Союзного государства (СГ) России и Белоруссии — в последние годы все чаще оказывается в центре внимания российской и международной общественности.

Усилиями определенных кругов на Западе и белорусских властей все попытки российского руководства вывести проект Союзного государства из стадии стагнации интерпретируются как давление на независимое государство.

Союзная тема стала основой для широко распространенной в Восточной Европе и Евросоюзе версии продления президентских полномочий Владимира Путина после 2024 года. Можно говорить, что отношения между Москвой и Минском становятся составной частью политического противостояния между Россией и Западом.

В итоге к лету 2019 года в российско-белорусских отношениях сложилась крайне сложная и неоднозначная ситуация, требующая незамедлительных решений.

Проблема осложнена тем, что задача переформатирования Союзного государства совпала с важными датами политического расписания белорусского руководства, которое вступило в предвыборную гонку: в ноябре 2019 года в Белоруссии должны пройти парламентские выборы, а летом 2020-го — президентские. Исходя из этого белорусское руководство хочет гарантий политической и экономической поддержки Москвой шестого президентского срока Александра Лукашенко. В рамках главной задачи белорусское руководство в ближайшие месяцы будет искать любые поводы и причины для того, чтобы Россия вернулась в статус безусловного донора и спонсора режима Лукашенко.

Позиция России в отношении урегулирования отношений с Белоруссией высказана премьер-министром Дмитрием Медведевым 13 декабря 2018 года в Бресте. Она включает в себя ряд мероприятий, ранее изложенные в Союзном договоре: единая тарифная и налоговая политика, снятие торговых барьеров.

В ходе работы двусторонней рабочей группы, возглавляемой с российской стороны главой Минэкономразвития Максимом Орешкиным, к запланированному на 21 июня текущего года заседанию Высшего государственного совета (ВГС) Союзного государства была подготовлена и даже частично согласована с белорусской стороной дорожная карта, направленная на реализацию Союзного договора. Но при этом приходится учитывать, что за последние двадцать лет такого рода планы составлялись неоднократно. В первом плане, появившимся в 2001–2002 годах, все этапы развития интеграционного проекта имели четко обозначенные даты. Однако все попытки в те годы сдвинуть Союзное государство с мертвой точки сталкивались с белорусскими требованиями к Москве увеличить финансово-ресурсную поддержку Белоруссии «авансом». В итоге Минск за два десятилетия получил от России огромную экономическую поддержку, которая, в свою очередь, полностью остановила российско-белорусскую интеграцию. Круг замкнулся.

Столь негативный опыт продвижения российско-белорусской интеграции был учтен российским руководством.

С мая 2018 года Москва пытается изменить принцип оказания финансово-ресурсной поддержки Белоруссии, основываясь на выполнении Минском заранее согласованных шагов, ведущих к сближению двух стран.

Видимо, именно такой вариант и планировалось обсуждать на Высшем государственном совете Союзного государства 21 июня. Однако открытие в Минске II Европейских игр исключили эффективные переговоры, и ВГС оказался сорван, что, видимо, входило в расчеты белорусского руководства.

Нетрудно предвидеть, что Минск, формально согласившись с предлагаемой дорожной картой, по традиции предпримет максимум усилий, чтобы запустить бесконечный переговорный процесс и получить под него опережающее финансирование.

Союзного государства не существует

Союзное государство Белоруссии и России остается самым непрозрачным интеграционным проектом на постсоветском пространстве.

Возникнув в формате политической интеграции за три недели до завершения XX века, СГ является своеобразным межгосударственным «недостроем» без каких-либо перспектив доведения его состояния «под ключ».

К сожалению, можно констатировать, что в год двадцатилетия российско-белорусский интеграционный проект находится в кризисе.

Долгие годы с начала 2000-х российско-белорусская интеграция находилась в стадии стагнации, что вполне устраивало Минск. В свою очередь Москве, занятой противостоянием с Западом, было не до изощренной политики Лукашенко. С мая 2018 года отношения между двумя странами — основателями Союзного государства пребывают в кризисе.

В его основе лежит разное понимание Москвой и Минском целей российско-белорусской интеграции.

Россия видит в союзных отношениях с Белоруссией возможность поддержать военно-стратегическую стабильность на границе со странами НАТО, обеспечить транзит через Белоруссию на европейские рынки российских энергоносителей и остановить дезинтеграцию постсоветского пространства.

Белоруссия видит в союзных отношениях с РФ возможность получения неограниченного доступа к российским энергоносителям и российскому рынку, что должно обеспечить экономику авторитарного политического режима в Минске, при этом сохраняя ему свободу рук на мировой арене.

При этом Союзного государства Белоруссии и России как субъекта международного права не существует. У СГ нет единой столицы, исполнительной, законодательной и судебной властей, единого гражданства, силовых ведомств, признанных границ, флага, герба. Существующие институты СГ работают с ограниченным набором функций.

К примеру, Высший государственный совет состоит из двух президентов и двух премьер-министров. В момент его создания планировалась ротация главы совета, но с момента создания совет возглавляет Александр Лукашенко, и отнять этот пост у него не представляется возможным.

До настоящего времени ВГС был занят в основном согласованием очередных дотаций, преференций и субсидий белорусской экономике.

Нельзя не отметить и такое очень экзотическое для современного парламентаризма образование в рамках СГ, как Парламентское собрание из делегированных депутатов парламентов России и Белоруссии. Занят данный орган обсуждением в пафосном режиме отношений между РФ и РБ, а также отмечанием многочисленных праздников.

Какого-либо политического влияния Парламентское собрание не имеет. Организационную работу ведет Постоянный комитет СГ, находящийся в Москве.

Комитет в основном занят освоением выделенного на его деятельность союзного бюджета и является учредителем ряда СМИ, рекламирующих в российском информационном пространстве режим Лукашенко.

Стоит отметить, что в структурах СГ нашли свое место многочисленные чиновники двух стран, компетенции которых уже неприменимы в иных органах власти. Для белорусских чиновников работа в союзных органах является возможностью переехать на постоянное жительство в Москву. Созданную систему очень трудно назвать интеграционной.

Не сошлись

В основе очередного, но не имеющего аналога по глубине кризиса лежит не только различное понимание целей и перспектив Союзного государства, но и нарушение политико-экономического баланса в российско-белорусской интеграции.

Два десятилетия СГ оставалось неким формально позитивным фоном для многочисленных российско-белорусских саммитов, пафосных мероприятий, пропагандирующих дружбу между народами России и Белоруссии, а также бесконечных скандалов между Москвой и Минском, зачастую выливающихся со стороны президента Республики Беларусь Александра Лукашенко в оскорбления России, российского руководства и русского народа. Российским властям многие годы приходилось мириться с тем, что Лукашенко, добиваясь от России экономических уступок, постоянно дискредитирует руководство России и ставит под сомнение перспективы интеграции на постсоветском пространстве. Однако, преследуя стратегические задачи, Москва все годы существования СГ была вынуждена идти на уступки белорусскому руководству. В итоге, в понимании белорусского истеблишмента, Россия оказалась в статусе «сырьевого придатка» Белоруссии.

Постепенно «союзный корабль», давно застрявший во льдах бесконечных согласования, планов-графиков и обещаний, оказался перегружен очень развитой системой финансово-ресурсной поддержки белорусской экономики за счет российского бюджета (от шести до восьми миллиардов долларов в год).

На 1 января 2019 года общая сумма финансово-ресурсной поддержки белорусской экономике за последние двадцать лет составила 126 млрд долларов (включая получение энергоносителей по сниженным преференциальным ценам, доступ к российскому рынку, из года в год откладываемые платежи за ранее полученные кредиты и т. д.).

Можно сказать, что субсидии и дотации заменили экономическую интеграцию. За двадцать лет существования СГ стороны так и не закончили ни один из ее этапов, как экономических, так и политических.

Созданная в 1995 году российско-белорусская зона в конце XX века оказалась заблокированной, как и дальнейшие этапы экономической интеграции.

С 2010 года проект политической интеграции лишился своей экономической составляющей, которая ушла в Евразийский экономический союз.

С годами между Москвой и Минском сложилась парадоксальная ситуация, когда созданный иждивенческий формат СГ стал доминировать в российско-белорусских отношениях.

Благодаря созданной системе дотаций Белоруссия остается в большей степени недоступной для российских инвестиций, не существует ни одной заметной на мировых рынках совместной российско-белорусской корпорации, белорусский рынок восемнадцатью нетарифными ограничениями частично закрыт от проникновения российских товаров.

Попутно в Белоруссии был создан белорусский нефтяной офшор, контрабандный терминал с целой сетью пунктов подготовки санкционных товаров для поставки на российский рынок, до недавнего времени существовал транзит через Белоруссию граждан третьих стран, желающих попасть на территорию России без виз.

В свою очередь созданная система финансово-ресурсной поддержки Республики Беларусь стала непреодолимой преградой не только для единения двух стран в экономике, но и для политической интеграции между Россией и Белоруссией.

Дотации наравне с авторитарным политическим режимом в РБ с несменяемым руководством республики делают невозможным создание полноценного Союзного государства.

Экономические системы двух стран за последние двадцать лет оказались дальше друг от друга, чем в 1990-е годы.

Союзник-жертва

Тем не менее Россия могла бы в определенной степени мириться с огромными экономическими издержками в пользу Белоруссии, если бы она чувствовала плечо союзника в решении военно-стратегических задач РФ на западном направлении и на международной арене.

Однако военно-стратегическое сотрудничество между двумя странами носит частично мифологизированный и очень ограниченный характер.

Вооруженные силы Республики Беларусь в составе совместной группировки СГ только частично боеспособны, не имеют современного вооружения и опыта и не особо могут помочь российским Вооруженным силам в противостоянии с НАТО. А в 2015 году белорусское руководство отказалось разместить российскую авиабазу.

Кроме того, необходимо учитывать, что главный форпост РФ на западном направлении не РБ, а Калининград. Сотрудничество ВПК двух стран остается весьма тесным, но политика сосредоточения военного производства на территории России ставит перед белорусским военным производством проблему выживания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *