Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

Когда речь идет о том, что человеку трудно объяснить, в ход идут приметы и суеверия. Похороны, поминки и кладбище — раздолье для «знатоков» из народа. Чем только не пугают скорбящих! А они, то ли по незнанию, то ли потому, что «так принято», безоговорочно подчиняются ненужным обычаям и охотно верят в предрассудки.

Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

© DepositPhotos

Поминание усопших

Редакция «Так Просто!» разобралась, что можно, а что нельзя делать в местах захоронения. Мы расскажем, как вести себя на кладбище, чтобы не навлечь беду. Оказывается, там тоже нужно соблюдать этикет.

Иногда подобного рода запреты похожи на абсурд. А люди, находясь в состоянии глубокого эмоционального потрясения, исполняют всё безоговорочно, не пытаясь вникнуть в смысл этих действий. Многие уверенны, что приметы на кладбище нужно соблюдать всегда, иначе навлечешь на себя много проблем.

Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

© DepositPhotos

Давай разберемся, какие они, правила посещения кладбища с точки зрения народных «экспертов».

Что нельзя делать на кладбище

  • На кладбище нужно заходить только через боковой вход (через центральный — только на похоронах) с открытыми руками. А если в руках сумка — нельзя зажимать ее в ладони.

    Необходимо перевесить сумку руку, чтобы все пальцы и кисти были открыты.

  • Нельзя оборачиваться уходя из кладбища.
    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

  • На кладбище нельзя заходить после захода солнца.
  • К мертвым с пустыми руками не ходят, всегда нужно брать с собой еду и выпивку для усопшего.
  • Уходя с кладбища брось на могилу откуп — несколько монет.
  • Если на кладбище что-то упало, поднимать вещь нельзя — оставь ее покойнику.
    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

  • Детям и беременным запрещено посещать похороны и места упокоения даже на родительский день. Души умерших могут забрать душу младенца с собой или в нём поселится чужая душа.
  • Не жалуйся на жизнь возле могилы, иначе покойник заберет тебя к себе.
  • Недопустимо приходить на погост в открытых босоножках или обуви на высоком каблуке.
    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

  • Споткнуться на кладбище — не к добру. Еще хуже — упасть.
  • На кладбище нельзя рассказывать об успехах и достижениях в жизни, чтобы здесь все не оставить.
  • Уходи с кладбища всегда той дорогой, которой пришел.
  • После посещения кладбища нужно выбросить обувь, чтобы не занести в дом кладбищенскую землю, а ноги согреть над огнем церковной свечи или в горячей воде.
    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

  • После похорон ни к кому нельзя заезжать в гости — привезешь смерть в той дом, в который заехал.
  • Кошки или другие животные на кладбище — души умерших. Черная кошка — ведьма или мечущаяся душа грешника, а белая — душа праведника.
    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

  • Как видишь, большая часть этих советов — предрассудки, которые не поддерживает православная церковь. Большинство из них можно объяснить, а в остальные лучше не верить. Дважды подумай, прежде чем выполнять подобные действия.

    Да, беременным лучше не ходить на кладбище не потому, что темные силы повлияют на ребенка, а потому, что это дополнительный стресс. На самом деле всё зависит от решения будущей мамы. Если она не хочет испытывать лишних волнений, лучше пойти в церковь, помолиться и заказать панихиду по усопшим.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

    Но если горе случилось давно, и женщина уверенна, что ее психика способна выдержать такое потрясение, то будучи беременной кладбище посещать можно. Всегда можно.

    Каждый верующий христианин должен научиться отделять зерна от плевел. Да, в местах захоронения нужно вести себя благоговейно. Смех, шутки и бытовые разговоры не рекомендуются. В таком месте лучше не фотографироваться.

    Нет разницы, с какой стороны кладбища подходить к могиле, но однозначно не стоит лезть через ограду. И ходить по чужим надгробиям неэтично. Да, и ночью существует риск упасть, удариться об надгробную плиту. А запрет на посещение кладбища в одиночку касается слишком эмоциональных людей. Будучи в скорби они забывают о себе, что тоже не хорошо.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

    Нельзя собирать и есть на кладбище ягоды, умываться и пить воду из местного источника. По понятным причинам, родник, который бьет из-под земли, в которой находятся разлагающиеся останки — источник многих инфекций. Поэтому, убирать на могиле лучше в перчатках и после хорошо вымыть руки, обувь и инструменты водой.

    На кладбище усопшего вспоминают молитвой. Не надо произносить приветствий или выдуманных фраз, а тем более заклинаний. Не стоит нести на могилы пышные пластиковые венки и цветы — все искусственное является символом лжи. Кроме того, такие изделия быстро теряют вид, их утилизация вредит живым людям и окружающей среде.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах

    © DepositPhotos

    У могилы можно помянуть усопшего раздав кутью. Трапезы и алкоголь запрещены. Не надо оставлять у надгробий продукты (тем более освященные), лучше раздать их нуждающимся.

    Посещать кладбище можно в любой день. Строгих запретов по этому поводу нет.

    Но церковь рекомендует воздержаться от посещения в дни, когда не совершается гласная заупокойная молитва: во все воскресные дни, дни двунадесятых праз­дников, на Святки (от 7 января до 20 января включительно), на Пасху и во всю Светлую седмицу, а также на Страстной седмице в четверг, пятницу и субботу.

    © DepositPhotos

    Могилу усопшего нужно содержать в чистоте. Не имеет значения, какого размера памятник и какого цвета оградка. Пусть это место будет ухоженным и опрятным без сорняков и лишней растительности. После посещения кладбища убери за собой, а мусор вынеси в специально отведенное место.

    Запомни главное правило, бояться нужно живых людей, а не мертвых. Приходи на кладбище с чистой душой и не делай никому ничего плохого. Прежде чем отправиться на могилу к матери или отцу, сходи в церковь и подай записку с именем покойного для поминовения в храме. Дома в любое время читай молитву об усопших родителях, она всегда успокоит.

    © DepositPhotos

    Помни, все умершие во Христе, они живы, всё с ними хорошо. Вечно живая человеческая душа не нуждается в частых походах на кладбище. Усопшему необходима постоянная молитва, поскольку сам он не может этого делать.

    А тебе приходилось встречаться с подобным? Как ты считаешь, что можно, а что нельзя делать на кладбище?

    published on cemicvet.ru according to the materials
    takprosto.cc

    Опубликовал: Инга Прознич

    Тайны похоронного бизнеса: как агенты наживаются на убитых горем гражданах — МК

    Агента ноги кормят

     — Похоронные агенты — это первые ритуальщики, с которыми люди сталкиваются после смерти близкого человека, — рассказывает мой собеседник Дмитрий (имя изменено). — Сведения о смертях они получают от своих информаторов в экстренных службах.

    Утром агент отзванивается своему информатору и говорит: «Я в работе». Это означает, что он сидит дома и ждет звонка. Когда информатор получает информацию о чьей-то смерти, то быстро прикидывает по карте, какой агент может домчаться на место за 15 минут, — и дает ему наводку.

    За каждую смерть агент платит информатору после похорон «гонорар» — по Москве это от 10 до 20 тысяч рублей, в зависимости от их договоренности между собой. Плюс за свои услуги он берет как минимум тысяч 15.

    Вот и получается, что из-за этих агентских «накруток» похороны в Москва при себестоимости в 30–35 тысяч рублей обходятся в среднем в 70 тысяч.

     — Как получается, что агенты оказываются у квартиры усопшего одновременно с полицией и «скорой», а то и раньше?

     — Да очень просто. Причем иногда прямо под дверью из них собираются очереди из нескольких человек, ведь информаторы у каждого агента свои. А бывает и так, что они приезжают раньше экстренных служб и сталкиваются с совершенно неожиданными ситуациями.

    Помню, была история: информатор дает наводку — в квартире умерла бабушка. Агент приходит — видит, дверь открыта. Заглядывает — а дедушка, который звонил, повесился… Так что очередь — это меньшее из зол.

    А еще некоторые агенты работают вместе с полицией и «скорой», отдавая работникам экстренных служб долю своей прибыли. К примеру, в одном из районов на востоке Москвы уже много лет работает такая женщина — Жанна. Она сразу звонит в квартиру и говорит — мол, я агент из полиции.

    А когда полицейские приезжают, то спокойно это подтверждают. Кстати, у агентов есть одна примета — если родственники пригласили попить чаю, значит, заказ уже никуда не денется.

     — А если родственники откажутся пользоваться услугами такого агента?

     — Тогда те вполне могут пустить в ход «угрозы». Самая популярная — это судебный морг: отправить туда тело полицейские могут на основании малейшего подозрения в насильственной смерти. В «судебке» обязательно проводится вскрытие — а вскрывают у нас по-разному.

    Могут тело испортить, ведь судмедэксперту важно понять, из-за чего произошла смерть, а что будет с самим усопшим, не самое главное. Но куда более вероятно, что выйдет из этого морга уже «мешок с опилками» — т.е.

    тело, у которого почти полностью изъяты внутренние органы (их поставляют в медвузы). Многие люди думают, что без их письменного согласия изымать органы не могут. К сожалению, это не так — по нашим законам могут.

    Чтобы этого не делали, нужно оформлять письменное заявление, заверенное нотариусом, и лучше, чтобы оно было написано еще при жизни «владельца» тела.

     — То, что вы говорите, звучит весьма цинично. А есть ли у ритуальщиков какие-либо принципы?

     — Несмотря на весь цинизм их работы, в ней есть одно исключение — это похороны детей.

    К ним всегда особое отношение: за них даже самые беспринципные агенты всегда берут деньги по себестоимости похорон, информаторы не берут ничего, а копка могилы вместо 10 тысяч рублей обходится всего в 100 рублей.

    При этом работники ритуальных бюро за такие случаи вообще не берутся — считается очень дурным знаком. А детьми ритуальщики считают тех, кому не исполнилось либо 14, либо 16 лет — у кого как. 

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах Геннадий Черкасов

    Жаркие страсти холодных моргов

     — Ритуальные агенты морги ненавидят, — говорит Дмитрий, — зачастую там в комнатах для оформления документов выставлены венки и гробы по ценам куда ниже агентских. Если родственники увидят их — все, агент со своим «заказом» может попрощаться.

    Поэтому он всегда старается всеми силами в морг своих клиентов не пускать. Может сказать, что, мол, там работают одни мошенники, и если они родственников покойного увидят, то сразу же попытаются на них нажиться.

    Читайте также:  Как изменились зарплаты в Беларуси за 5 лет в долларах

    Может предложить встретиться у центрального корпуса больницы в 10 часов утра, а сам приехать пораньше и все быстро оформить. Да хоть в машине запереть — вариантов масса… 

     — Есть ли какие-то особенности в работе моргов, к примеру, на праздники?

     — Если люди верующие, им очень важно, чтобы тело их близкого похоронили именно на третий день после смерти. Но на праздники, особенно новогодние, количество смертей в городе резко возрастает — раза в 2–3.

    Причем умирают по глупости — от алкоголя, замерзая на улице и т.д. А тела в моргах выдаются по графику, и на новогодние праздники там очень серьезные проблемы с этой выдачей — на нее просто времени нет. А людям же третий день важен…

    Поэтому приходится платить — в среднем от 3 до 5 тысяч — за выдачу без очереди. Иначе никак.

     — А разве тела не портятся от долгого хранения?

     — Ну их же для того и бальзамируют! У меня был случай — я хоронил женщину на 7-й день после смерти. Просто ее сын летел из Ханты-Мансийска, а погода нелетная была.

    Ну ничего, все нормально прошло — просто понадобилось больше косметики, грим обошелся дороже. Кстати, все почему-то думают, что в моргах есть бесконечные ряды стальных полок-холодильников, где лежат тела с бирками.

    Чаще всего они лежат на каталках в помещениях с кондиционером.

     — Что касается «бумажной» стороны похорон — есть ли у нее какие-то подводные камни?

     — Свои особенности есть у посещения районных Многофункциональных центров (МФЦ), где получают гербовое свидетельство о смерти. Наверное, это единственный этап организации похорон, который обходится без коррупции, самый порядочный. Конечно, у него есть свои особенности. Главная — сюда приносится паспорт умершего, а это ключ ко всем похоронам.

    Документ пытаются забрать полицейские, врачи, агенты — кто угодно. Если паспорт действительно утерян — это одна история: тогда МФЦ выдает соответствующую справку для организации похорон, а сам документ объявляется в розыск.

    Но если родственники по своей глупости отдали его нечистому на руку агенту, то тот, оформляя документы в МФЦ, сразу же укажет и сам факт наличия паспорта, и все его данные. После этого утерянным документ уже никак не признаешь.

    И бывают такие случаи, что нечистые на руку агенты идут на прямой шантаж родственников покойного — мол, паспорт у нас, без него похороны не оформить, поэтому платите 200–300 тысяч, иначе они вообще не состоятся. Конечно, можно написать на таких злоумышленников заявление в полицию, но тогда о похоронах на третий день придется забыть.

     — Во-первых, на каком основании агент, не являющийся родственником, может зарегистрировать паспорт покойного в МФЦ? А во-вторых, ему, получается, документ отдавать нельзя?

     — Из-за особенностей нашего законодательства в качестве организатора похорон может выступать вообще кто угодно, любое лицо. Поэтому зарегистрировать паспорт покойного в таком статусе агент сможет спокойно. Этот документ в МФЦ лучше нести самостоятельно — на всякий случай.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах Геннадий Черкасов

    Полцарства за копку могил

     — Копщики — это одни из самых молчаливых людей в и без того не слишком общительном ритуальном сообществе, — рассказывает Дмитрий. — Именно копщики, а не могильщики (так себя сотрудники кладбищ никогда не называют).

    Наоборот, они стараются возвысить себя, называя порой чуть ли не менеджерами по захоронению, хотя их работа, по сути, весьма незамысловата. При этом благодаря всевозможным уловкам они умудряются зарабатывать огромные деньги.

    К примеру, копщики никогда не подпустят ритуальный автобус слишком близко к могиле — остановят метров за 30. По народной примете нести гроб родственникам нельзя — дурной знак.

    Поэтому здесь копщики выступают как грузчики — за что им полагается 5 тысяч рублей на бригаду из 4 человек (это не считая копки могилы, которая стоит в районе 10 тысяч рублей). Тут же их бригадир намекнет, что неплохо бы за «труды» поблагодарить. Это еще 5 тысяч. Если родные согласны — один разговор. Если нет — ждать придется часа 2–3. 

     — Получается, 20 тысяч на четверых за одну могилу — и все мимо кассы?

     — Именно так. Есть у копщиков и другие источники дохода: если у покойного рост больше 2 метров — это проблема, поскольку по закону для захоронений на одно лицо дается участок площадью 1,8 на 2 метра, где одно место остается свободным. Как там хоронить такого «баскетболиста» — большой вопрос, но копщики за деньги готовы его решить.

    С самим участком — тоже отдельная песня: где его располагать, копщик решает сам. Может у заасфальтированной дорожки, а может где-нибудь в низине, на болоте. Хочешь лучшие места? Гони еще 20 тысяч рублей. С памятниками тоже история: их установку «менеджеры по захоронениям» производят за зарплату.

    А вот демонтаж старого монумента — за вознаграждение. Поэтому, когда в могилу производится подхоранивание, копщики всеми силами убеждают родных, что старый памятник нужно передвинуть. И этот маневр стоит еще тысяч 10. Одним словом, даже в самый «неурожайный» день копщик свои 10 тысяч рублей получит.

    Если у нас в месяце как минимум 20 рабочих дней, то это уже 200 тысяч рублей. На практике — больше.

     — А как обстоит дело с закрытыми кладбищами в пределах МКАДа? Похорон там должно быть немного — ведь они возможны лишь в родовые могилы…

     — Их сотрудники действительно немного зарабатывают на фоне открытых кладбищ — а потому и деньги пытаются требовать всеми возможными способами. К примеру, сын пришел хоронить мать — могила оформлена на нее. А ему говорят, что, мол, лет 5 назад какая-то женщина написала претензию, что имеет долю на участке, а потому хоронить не будем.

    В итоге — скандал, но похороны все же проводят полдня спустя, вымогательство не удалось. Правда, документы на могилу молодому человеку так и не отдали — получать их пришлось через суд. Вообще работникам закрытых кладбищ выгодно, чтобы захоронения как можно дольше находились в «подвешенном» состоянии.

    Ведь по действующим законам, если за могилой не следят 15 лет, то туда допускается захоронение сторонних лиц, а это финансово заманчивая перспектива для тех же копщиков. Поэтому хотя бы раз в год для уборки на могилу приезжать нужно — ну или можно заключить договор по уходу за ней с администрацией кладбища.

    Хотя в итоге уборка, благоустройство и восстановление оград ложится на тех же копщиков, принося им дополнительные барыши.

     — Пытаются ли на закрытых кладбищах «впаривать» какие-то ненужные дополнительные услуги?

     — Сколько угодно! У меня был случай — мне говорят: «Давайте драпировать могилу еловым лапником за 5 тысяч рублей. Мол, там захоронение было 45 лет назад — кости будут видны, все в обморок попадают».

    Ну еще могут предлагать лифт, чтобы гроб красиво в могилу спускался, или музыкальное сопровождение. Обычно заказывают похоронный марш или православный хор, но знаю случаи, когда и песни Михаила Круга поставить просили.

    Так бывает на похоронах героев «лихих 90-х».

    Тайны урн из крематориев

     — Считается, что кремация — это один из самых простых похоронных ритуалов, — говорит Дмитрий. — Впрочем, мало кто задумывается о том, что ее суть весьма неприятна. Ведь чей прах вам выдадут в урне, никто не знает.

    Крематории работают по принципу конвейера, и никто не будет делать индивидуальную печь под каждое тело. На выходе из него получается перемешанный прах всех покойных, и именно его засыпают в урны.

    Кроме того, есть там очень нехорошая ситуация, про которую никто никогда не говорит: хорошие гробы не сжигают, а продают по второму кругу. Ведь это деньги!

     — Есть ли какая-то специфика у покупки гробов?

     — Главное — заказывать его надо самостоятельно. При заказе у агентов часто встречаются такие ситуации: предлагают гроб за 2,5 тысячи. Вроде по себестоимости, все в порядке.

    Вот только обивка встанет еще в 1,5 тысячи, рюшки по краям — еще тысяча, а еще крест, подушка, тапочки… И вот уже его стоимость выросла в 4 раза — до 10 тысяч рублей.

    Особо циничные могут еще и крышку отдельно продать. 

     — Получается, что финальный аккорд похорон — это когда гроб закопали в землю или сожгли?

     — Есть еще один момент — это выплата компенсаций за похороны. В Москве это около 16 тысяч рублей, в области — 5 тысяч. Если умерший ветеран ВОВ или имеет ряд других льгот, то компенсация может достигать и 30 тысяч рублей.

    Получить ее можно в собесе по месту проживания на протяжении полугода после похорон, предъявив специальную справку.

    Правда, компенсация далеко не всегда доходит до родственников умершего: недобросовестные ритуальные агенты частенько самостоятельно получают и обналичивают эти справки, ни слова не говоря об этом своим клиентам.

     — Неужели эти ритуальщики так мало получают, чтобы на такие уловки идти?

     — Ритуальный агент в Москве может зарабатывать и 200, и 250 тысяч рублей — но деньги, как говорится, лишними не бывают.

    Некоторым от них вообще крышу сносит: работала агентом одна девушка — выполнила несколько похорон, собрала деньги и исчезла в неизвестном направлении.

    Хотя чему тут удивляться? У обычного человека как — утром кофе, офис, монитор… А у агента — подъем в 7 утра и морг. Следующим утром — на кладбище. И так без конца.

     — Но вы-то в этом бизнесе до сих пор…

     — Я в него попал случайно — и с самого начала понимал, что не задержусь здесь на всю жизнь. Скоро планирую уходить — потянуло в другие места. И в ритуальщики вряд ли вернусь. Их работа — это бесконечная коррупция и взятки.

    Чтобы их не было, нужна единая государственная ритуальная служба, наподобие той, что действует в странах Прибалтики. Когда человек умирает, его родственники обращаются туда — и там все делают за них. Вот тогда коррупции не будет.

    И иначе — никак.

    Алексей Стейнерт

    СПРАВКА «МК»

    КАК У НИХ? ПОХОРОНЫ ПО-АМЕРИКАНСКИ

    В США на данный момент более 19 тысяч зарегистрированных похоронных бюро, 80%  которых — частные компании. Все они выплачивают налоги со своей деятельности, и их прейскуранты являются общедоступными — то есть цена на отдельный вид услуги не может определяться в устном порядке, «по договоренности» — родственники усопшего лишь выбирают необходимые им процедуры из числа предложенных.

    Средняя стоимость похоронных процедур по стране составляет более 4 тысяч долларов (при этом в некоторых штатах захоронение усопшего обойдется всего в тысячу долларов).

    Читайте также:  Доверенность на участие в электронных торгах по 44-фз - образец

    В подобном случае бальзамирование может обойтись примерно в 700 долларов, более 200 — за другие процедуры с телом, например, накладывание макияжа, и еще полтысячи придется отдать за услуги персонала похоронного бюро). Порядка 300 долларов в среднем стоит прокат катафалка и еще примерно 150 долларов — одна машина для родственников, как правило, микроавтобус.

    Цены на все эти виды услуг ощутимо ниже в маленьких городах, где расстояния меньше. В зависимости от того, на какой день проводятся похороны, то есть сколько тело находится в бюро, сумма, разумеется, возрастает.

    Кроме того, похоронные бюро предоставляют услуги по изготовлению различных типографских материалов, в частности, приглашений на похороны и последующие мероприятия, и могут договориться с местной церковью об отпевании.

    Если родные или усопший предпочли погребению кремацию, это увеличит стоимость всех мероприятий примерно на две тысячи долларов — такова средняя стоимость урны. Почти в такую же сумму может обойтись и надгробный монумент — при условии, что похоронное бюро их изготавливает, что далеко не повсеместно.

    Как следствие, похоронные бюро часто бывают заинтересованы в том, чтобы на некоторое время отложить похороны — иными словами, чем дольше тело усопшего хранится в бюро, насколько это позволяют проведенные процедуры, тем дороже это будет стоить. В то же время существуют четкие ограничения — если руководство бюро не может представить веских причин для задержки с захоронением, клиенты вправе потребовать компенсацию в судебном порядке.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах Ренат Абдуллин

    СПРАВКА «МК»

    КАК ПРАВИЛЬНО ВЫБРАТЬ АГЕНТА РИТУАЛЬНОГО БЮРО?

    • Заказывать агента нужно из того города, где будут проводиться похороны. Подмосковные агенты не знают специфики Москвы — и наоборот.

    • Соглашаться на уговоры агентов, стоящих у двери, не нужно: стоимость похорон в этом случае возрастает на 10–20 тысяч рублей, идущих в карман информатору.

    • Проверять удостоверение у агента не имеет смысла — его легко подделать. Нужно попросить паспорт, переписать его данные, а также узнать номер договора агента или его бюро с ГУП «Ритуал».

    • У агента необходимо попросить полную смету похорон с указанием доли, которую он заберет себе, а также письменным заверением, что в процессе итоговая сумма не изменится. Слишком низкая стоимость похорон должна настораживать (в среднем по Москве она составляет около 70 тысяч рублей).

    • Деньги на текущий этап похорон выдаются родственниками по мере необходимости. Однако итоговый расчет с агентом осуществляется непосредственно после окончания всех ритуальных обрядов.

    Как рекламщики уничтожили электронную почту, и что сейчас они делают с мобильной связью

    Сегодня не многие уже помнят, как функционировала служба e-mail всего каких-то 20-25 лет назад. Приведу простой пример для понимания общих принципов работы интернета, принятых в те времена повсеместно.

    Протокол SMTP, который используется для обмена сообщениями как между почтовыми серверами, так и между сервером и отправляющим свое сообщение клиентом, изначально не предполагал вообще никакой авторизации.

    Любой узел мог подключиться к любому почтовому серверу и просто так отправить электронное сообщение кому угодно.

    Сегодня это кажется настолько невероятным, что даже застав те времена, теперь уже сомневаешься, а было ли это на самом деле, или просто привиделось во сне.

    Просто представьте себе. Работает некий почтовый сервер, который обслуживает “клубную” почту в условном домене kernel.org. К нему подключается хост с IP-адресом из пула dial-up урюпинского интернет-провайдера, и на голубом глазу говорит ему: «а прими-ка, уважаемый, письмецо для vasya.pupkin@supermail.net от ivanov.ivan@mega-haсker.

    com». И сервер, обслуживающий kernel.org, принимал это письмо! И лично пересылал его на mx.supermail.net с наилучшими пожеланиями! А mx.supermail.net без всяких заморочек клал эту депешу в ящик vasya.pupkin. Причем ящик этот состоял из единственной папки, куда без всякого разбора падало все, что имеет соответствующий адрес в поле “To:”.

    Это была действительно на 100% децентрализованная система, готовая трудиться на благо каждого, кто умел с ней работать. А весь интернет был миром непуганых альтруистов, верящих, что все, что ни делается в сети, делается для пользы всего мира.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажахТипичное содержимое почтового ящика без фильтра

    И к чему привело такое доверие всем и каждому, мы прекрасно сегодня знаем. Система электронной почты из децентрализованного сервиса по факту превратилась в полу-закрытый клуб, куда новичков пускают с большой неохотой, а пустив, подвергают всем прелестям дедовщины.

    Крупные почтовые сервисы ограниченно доверяют лишь друг другу, но, даже не смотря на все закручивание гаек, надежность электронной почты как средства обмена информацией упала ниже плинтуса.

    Не дошедшее даже по давно используемому «каналу» сообщение вообще не вызывает удивления, и любой акт передачи важных данных через e-mail сегодня обязательно сопровождается либо подтверждением в обратную сторону, либо контролем через иные средства коммуникации.

    Один только факт наличия кнопки типа «отправить повторно» на многих формах валидации адреса, говорит о совершенно плачевном состоянии дел. Ведь нам предлагают в точности повторить сделанное ранее действие, но при этом на полном серьезе надеяться на иной результат!

    Итогом всего этого стало стремительное падение популярности имейла. Десяток лет назад без адреса электронной почты в интернете делать было нечего. Регистрация на почти любом публичном ресурсе предполагала обязательное наличие ящика.

    А сегодня добрые 75% пользователей вообще не имеют электронной почты. Либо имеют нечто, предоставленное «в нагрузку» к другим сервисам, но совсем не пользуются.

    Теперь адрес электронной почты почти повсеместно вытеснен номером мобильного телефона, и это самое печальное, потому что тянет за собой те же проблемы с надежностью в сферу телефонной связи, но об этом ниже.

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажахДверь в грядущее

    Нет, вы, конечно, можете, создать свой SMTP-сервер по оригинальным мануалам тех времен, и сразу начать принимать тонны спама входящую корреспонденцию.

    Но вот с исходящим трафиком у вас сразу же возникнут проблемы, которые будут проявляться тем, что для «мастодонтов» рынка публичного e-mail вашего сервера с большой вероятностью просто не будет существовать.

    Все ваши сообщения будут тихо игнорироваться, даже без уведомления о причине отказа. Если сойдутся все звезды, то некоторые из мейлов обнаружатся в папке нежелательной корреспонденции, но это только для везучих.

    Чтобы условный gmail.com соизволил принять от вас сообщение для зарегистрированного у него же vasya.pupkin@gmail.com, должно быть выполнено очень много условий, неведомых во времена свободного интернета. Особенно печально, что не все из них вообще зависят от вас.

    Я не буду тут расписывать тонкости настройки TLS или DKIM, это не специализированная статья. Скажу лишь, что если вам, по воле случая, при аренде интернет-подключения для вашего SMTP, достанется IP-адрес с подмоченной кредитной почтовой историей, то всю идею собственного почтового сервера можно хоронить. Отмыть адрес до исходного состояния невозможно.

    Его можно несколько обелить, доказав каждому сервису черных списков, что ты не верблюд, но отношение конечных почтовых систем к нему все равно останется более подозрительным, чем к другим. Ваши письма будут чаще пропадать или оказываться в списке нежелательных, вам будет установлен более жесткий лимит на количество исходящих.

    Для личной почты все это может быть и не особо важно, но если это публичный проект, то все, сушите весла.

    Повторю, озвученные проблемы – это лишь малая часть тех палок, которые будут лететь вам в колеса со всех сторон при попытке войти в клуб отправителей e-mail. И согласитесь, что это очень сильно отличается от описанной выше вольницы на рубеже тысячелетий.

    В результате проблем спама, и, что главное, последствий борьбы со спамом, пользовательскую массу сильнейшим образом колыхнуло в направлении, максимально далеком от принципов работы электронной почты.

    Теперь упомянутые 75% используют жестко централизованные сервисы обмена сообщениями, в которых иногда вообще нельзя начать общение с новым контрагентом без предварительного его согласия. Может показаться, что такой подход решает проблему спама, но это не так.

    Многочисленные назойливые запросы на авторизацию от явно рекламных профилей хорошо знакомы со времен ICQ. А проблем добавляется тем, что решение о начале общения обычно основывается только на основе просмотра профиля вызывающего на предмет «А ты вообще кто такой?» с изначально отрицательным индексом доверия.

    И если ваш профиль покажется недостаточно привлекательным, то, например, давно потерянный родственник просто добавит вас в черный список, так и не поняв, кто к нему постучался.

    Ничего личного, только бизнес . . . на кладбище

    Как не отправить клиента на «кладбище» — 10 ошибок в продажах Мошенничество на кладбищах распространено по всей стране. Фото Александра КАДНИКОВА.

    Представьте, что вы много работаете, редко выбираетесь к могилкам родственников. Они постепенно зарастают травой, заметно, что за ними никто не следит. Приходите вы на могилу родственника через полгода или год, а там уже похоронен другой человек.

    За последние несколько недель в редакцию «Крымской правды» обратились читатели с просьбой рассказать о махинациях, которые могут ждать убитых горем людей на кладбищах.

    Возможно, интерес к этой опасной теме связан с делом журналиста Ивана Голунова, которого задержали за хранение наркотиков, но быстро отпустили, не доказав вину. Большинство экспертов сходится во мнении, что Иван Голунов пострадал из-за так называемой похоронной мафии.

    Он написал несколько материалов, изобличающих крупных бизнесменов и чиновников, связанных с кладбищами столицы и не только.В Крыму тоже есть свои прецеденты. Как рассказал нам читатель из Севастополя, попросивший не указывать его имя, могила его матери чуть было не досталась посторонним людям.

    «Я ходил к матери на могилу, красил только крест, не делал облицовку и всё остальное, — рассказывает наш собеседник. — Давно не был, не получалось. Мой сын решил съездить, проверить, как там дела. И оказалось, что могила матери переписана уже на других людей. Я полагаю, подумали, что никто не следит, значит, родственников нет.

    Кто-то присмотрел это место».Севастополец решил разобраться. Взял все документы на могилу, предъявил администрации кладбища. Так удалось конфликт уладить. Женщину, на которую переоформили могилу, выписали из документов. Нюансы узнавать не стал, тем более что новая владелица от претензий отказалась.

    Читайте также:  Как «поймать» своих клиентов — всех и везде

    «Пока эта могила числится за мной, — поясняет собеседник. — Но я рассказал об этом всем своим знакомым, чтобы были в курсе». Как так получилось без ведома собственника — загадка. Возможно, действительно посчитали, что за могилой никто не смотрит, поэтому никто возмущаться не будет.

    Похожие ситуации бывают не только в Крыму. Известны случаи, когда места тайком продавали другим людям, приезжали родственники и находили свежие могилы совершенно незнакомых людей. Выход один — показывать документы, добиваться справедливости. Главное, чтобы никто ещё не был захоронен. Иначе, скорее всего, не получится ничего добиться.

    Тысяча за воздух

    В «Крымскую правду» обратился также читатель из Симферополя по имени Владимир. Он рассказал, что за последние несколько месяцев ему пришлось трижды побывать на кладбище «Абдал», присутствуя на похоронах.

    Там он заметил один эпизод в процессе погребения, который повторяется регулярно, в один и тот же момент, и который вряд ли можно отнести к разряду случайностей. — Скорее, это грустная и преступная закономерность, причём, судя по оборотам, кем-то хорошо «крышуемая».

    Иначе она не могла бы долго и эффективно существовать, — делится своим мнением Владимир. — Суть процесса, который постатейно, полностью и заранее оплачивается в конторе кладбища, известна всем. Катафалк забирает тело из морга и везёт к месту отпевания (если таковое происходит) и погребения.

    Во время происходящего режиссёр-постановщик (водитель катафалка, как правило) безошибочно вычисляет иерархию родных и близких, определяя «главного». После последнего прощания, в момент опускания гроба в могилу наступает кульминация действа.

    Момент, кстати, выбран неслучайно и психологически грамотно: кто в эти секунды думает о деньгах и вникает в рабочие подробности ритуальных услуг?Владимир утверждает, что затем к близкому родственнику приходит главный по услугам и произносит примерно следующий текст: «Надо бы доплатить тысячу рублей».

    Иногда всё на этом и заканчивается, если клиент безропотно лезет в карман, не выясняя причины просьбы и находясь в тумане собственного горя. Иногда родственник задаёт логичный, как ему кажется, вопрос: «За что?». В ответ слышит: «За перекладку. Санитары этого не делают, а нам за это не платят».

    Владимир предполагает, что речь идёт о перемещении в морге тела с каталки в привезённый гроб. Это является частью похоронного процесса и чьей-то (в любом случае оплаченной) функциональной обязанностью.

    Но почему бы не взять за это деньги?Владимир написал заявление в полицию, где ему ответили, что нет состава преступления, поэтому заниматься этим никто не будет. В управлении городского хозяйства Симферополя пообещали разобраться в проблеме. Но верится в это с трудом. Способов поймать с поличным множество, но, видимо, это просто никому не нужно. Смерть близкого человека — это страшное горе. Трудно в это время думать логично, рассуждать, делать выводы. Но если знать о смутных схемах, которые вас могут поджидать, то проблем, возможно, удастся избежать. Главное, твёрдо стоять на своём и добиваться справедливости.

    Электронная вечность: как устроен бизнес по уходу за захоронениями

    Октябрь 2007 года. Загорелый молодой человек пробирается между оградами кладбища на окраине Нижнего Новгорода. Фотографирует одну могилу за другой, поправляет покосившиеся памятники, разгребает ветки и листья. Так студент местного Политеха Михаил Свердлов начал составлять каталог еврейских захоронений в родном городе.

    Идея пришла накануне летом, когда Свердлов с друзьями работал в экспедиции в Крыму — помогал этнографам составлять каталог караимских кладбищ. Вернувшись домой, Свердлов пошел навестить могилы родственников. Захоронение прадеда найти не удалось. Не помогли даже кладбищенские книги и поиски со смотрителем.

    Молодой человек вооружился фотоаппаратом и за три месяца отснял около 7000 еврейских захоронений в Нижнем Новгороде.

    Свердлов разработал сайт, который назвал «Ле Дор Ва Дор» (в переводе с иврита — «из поколения в поколение»), загрузил туда фотографии захоронений и их GPS-координаты с привязкой к рядам, номерам оград и конкретным могилам.

     За следующие полгода к каталогу обратилось более 10 000 посетителей. Свердлов понял, что работу имеет смысл продолжать.

    Он защитил диплом, получил MBA в одной из венских бизнес-школ, устроился работать в банк, но продолжил ходить по кладбищам.

    «Было понятно, что у меня есть база. Нужно было придумать услуги на ее основе. Копать могилы и ставить памятники я не хотел, да и рынок был занят», — поясняет Свердлов. Зато он умел красить ограды, мыть памятники, сажать цветы и  убирать мусор и понимал, что это не требует больших затрат. Здесь конкурентов у Свердлова практически не было, да и нет до сих пор.

    «Благоустройство могил – дополнительная услуга для меня. Я делаю памятник за 3 млн рублей, а уборка стоит 3000 рублей. В свое время я тоже снял каталог двух кладбищ в Москве и Владимире. Но наличие каталога никак не связано с количеством заказов.

    Компании Свердлова нужно вводить новые услуги, чтобы увеличить средний чек», — говорит директор компании по благоустройству захоронений «Помни всегда» Евгений Фаткулин.

    В большинстве случаев уход за могилами – побочная услуга похоронных бюро, клиенту дважды нужно приехать на кладбище: первый раз — оформить заказ, второй — принять работу.

    Свердлов решил сделать услугу максимально простой и продавать ее через интернет.

    Он разработал веб-сервис, при помощи которого клиент по ФИО покойного через поисковую систему сайта находит захоронение и размещает заказ на уборку, ремонт памятника и ограды или покраску. Оплата – банковской картой или веб-деньгами.

    После размещения заказа Свердлов находит исполнителя, который выполняет заказ и отправляет фотоотчет. Максимальный срок выполнения заказа — две недели. Как только заказ выполнен, клиенту по электронной почте отправляют фотоотчет.

    Исполнитель получает гонорар только после того, как заказчик подтверждает, что удовлетворен качеством работы. Если есть претензии к качеству, исполнитель делает работу над ошибками.

    Платную услугу по уходу за захоронениями Свердлов решил тестировать в Москве. Летом 2008 года он с друзьями отснял около 20 000 захоронений на Востряковском кладбище. За первую неделю поступило десять заказов, чистый заработок Свердлова составил $2400. «Я не верил глазам. Тогда через интернет только начинали покупать книги и холодильники, и то с опаской», — вспоминает он.

    Однако продвигать услугу оказалось делом нелегким. Свердлов попробовал «Яндекс.директ», но обнаружил, что он не эффективен – запросы «уход за захоронениями» слишком редки. Он обратился к компаниям, торгующим скидочными купонами, но получил подряд три отказа. «Они просто не знают, как с нами работать, мы не укладываемся в их «представление о прекрасном», — сетует Свердлов.

    Увеличить поток заказов удалось благодаря партнерству с еврейскими ресурсами Toldot.ru и Mjcc.ru. Партнер размещает на своей площадке модуль с  базой захоронений, получая с каждого заказа от 10 до 20% его стоимости, а пользователи могут найти захоронение и заказать услугу по уборке могилы.

    Практика показала, что экономичнее платить партнерам процент за привлечение клиента, чем продвигать собственный сайт.

    До конца 2009 года Свердлов с командой каталогизировал подавляющую часть еврейских захоронений Москвы и заработал «чистыми» около $9000. Половину  пустил на восстановление заброшенных могил, остальное — на развитие за пределами столицы.

    В 2010 году предприниматель запустил свою услугу еще в 15 городах, в том числе в Казани, Перми и Екатеринбурге, а в течение еще двух лет вышел за пределы России — в Казахстан, Белоруссию и Украину. Со временем предприниматель научился работать дистанционно.

    Он находит фотографа, заказывает ему съемку захоронений и загружает полученные изображения в свою базу. Как только поступает заказ, предприниматель через социальные сети находит исполнителя. Сейчас в базе Свердлова их около сотни.

    В крупных городах со стабильным потоком заказов исполнитель может заработать на уборке могил около 30 000 рублей при загрузке 4 дня в неделю по 5 часов.

    Клиенту уборка захоронения, покраска ограды и восстановление букв на памятнике обходится примерно в 13 000 рублей, годовой абонемент на три уборки — в полтора раза дешевле.

    Свердлов говорит, что заказчики редко предъявляют претензии. Но казусы неизбежны. Однажды клиент пять раз требовал перекрасить ограду.

    «На пятый раз я предложил ему соревнование: половину ограды красил я, вторую — он. Спорили на бесплатный уход. В итоге я покрасил лучше, и уход ему пришлось оплатить. Клиент потом опять обратился к нашим услугам», — вспоминает предприниматель.

    Почти 90% заказчиков обращаются в фирму повторно.

    Динамичный выход за пределы столицы не дал пропорционального роста заказов. Оказалось, что подавляющее большинство клиентов живут в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве и Минске. Сегодня на столицу приходится более 60%, остальные города-миллионники дают еще треть, а города вроде Арзамаса, Ульяновска, Мариуполя не окупают даже создание каталога.

    Сейчас компания Свердлова выполняет более 200 заказов в год только в Москве, общее количество постоянных клиентов достигло 2500.

    По оценке Forbes, годовой оборот компании составляет около 7 млн рублей, маржа — 70%.

    «Если человек хоронит родственника, ему готовы продать участок, услуги по похоронам и отпеванию, после чего о нем забывают. Мы знаем, как и какие услуги продать ему через год, через пять, десять лет. По моим расчетам, за следующие десять лет клиент может принести компании не менее 50 000 рублей», — объясняет Свердлов.

    Компания готовит к запуску программное обеспечение с информацией о клиенте, которое напоминает о том, что настало время поставить памятник, пора заказать уход за могилой, требуется обновить буквы на памятнике и покрасить ограду, предлагает заказать и оплатить эти услуги онлайн. Свою разработку Свердлов планирует продавать частным компаниям, работающим в сфере ритуальных услуг, и администрациям кладбищ.

    Почти готово к запуску мобильное приложение, которое позволит клиентам находить захоронения и дистанционно заказывать услуги по уходу, а сотрудникам кладбищ — выполнять работы и формировать отчетность. Для клиентов сервис будет бесплатным, управляющие кладбищами даром получат базовый пакет, за дополнительные опции будут платить.

    В ближайшем будущем Министерство строительства России собирается внести поправки в закон о похоронном деле и создать всероссийский реестр захоронений. «Ле Дор Ва Дор» не останутся без работы.

    Они могут стать партнером или подрядчиком, который проведет каталогизацию или разместит информацию об услуге ухода за могилами на государственном сайте, говорит председатель московского комитета профсоюза работников ритуальных служб Антон Авдеев.

    Свердлов рад, что государство обратило внимание на важность каталогизации захоронений: «За пять лет мы накопили опыт, который сейчас может оказаться очень кстати».

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *