Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Несмотря на то, что рынок обуви в Беларуси насыщен моделями на любой вкус и цвет, людям с большим размером ноги трудно, а зачастую невозможно подобрать свою пару. Немало и желающих обладать эксклюзивными, а не фабричными изделиями.

Нынче такие услуги — на вес золота. Например, в Минске работает всего несколько обувных мастерских, куда можно обратиться за индивидуальным заказом. В их числе ателье LineA Главного хозяйственного управления, входящего в структуру Управления делами Президента Беларуси.

Уже 17 лет здесь шьют туфли, сапоги, босоножки, ботильоны нестандартных размеров, полноты, разной сложности для клиентов со всей республики и даже соседних государств.

Корреспонденты БЕЛТА побывали на производстве и пообщались с представителями профессии, ставшей в последнее время редкой.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

«Сначала с заказчиками работают наши модельеры: снимают мерки, изучают предпочтения, переносят идею на бумагу, — вводит в курс дела начальник участка по пошиву и ремонту обуви службы по оказанию бытовых услуг Алла Готина. — Затем детали раскладываются на коже и выкраиваются вручную, шьются заготовки, с которыми после работает мастер по индивидуальному пошиву».

Незаменимые в профессии сапожника обувные колодки — специальные конструкции из дерева или пластмассы в форме нижней части ноги — представлены от 33 до 55 размеров. Всего около 20 вариантов: с широкой, узкой и овальной носочной частью, под высокий, низкий, средний каблук.

Причем их нужно подогнать под ногу заказчика. Такое случается часто, ведь индивидуальный пошив — палочка-выручалочка при дефектах стопы. Мужские ботинки, для которых требуется самая длинная колодка, заказывают редко. Больше востребованы 42-44 размеры женской обуви.

Также специалисты выполняли заказ для молодой девушки на пару 47-го размера.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Сшить новые сапоги в ателье стоит в среднем Br260, туфли — Br140-150, полуботинки — Br170-200, ботильоны — Br210-230. На стоимость влияет сложность работы, качество материала, расход кожи. На все изделия предоставляют 40 дней гарантии по сезону.

Кроме минчан за своей идеальной парой обращаются жители других регионов Беларуси, приезжают из России, стран Балтии.

Говорят, дешевле приобрести билет на поезд, чем заказывать на месте, ведь индивидуальный пошив за границей — очень дорогое удовольствие.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Всего на обувном участке трудится более десятка работников. Все мастера с солидным опытом в профессии. Непосредственно пошивом занимаются четыре человека.

Кроме них в штате еще три заготовщика и три модельера, мастер по ремонту обуви и приемщик заказов. Есть такая услуга, как выезд к заказчику. «Если пожилому человеку самому сложно приехать к нам, то снимаем мерки на дому.

Затем готовые изделия забирает кто-то из родственников», — поясняет Алла Готина.

С заказчиками работают модельеры Татьяна Помазуновская и Ирина Кульбицкая. Девушки считают, что такие сапоги, туфельки, босоножки, как делают в ателье под заказ, нигде не купишь. И показывают на телефоне свои модели, в каждой чувствуется индивидуальный подход. «Это дизайнерская работа, — поясняют они.

— В тон, при желании, предлагаем сшить клатч, сумочку, ремень. Модельеры на предприятиях не всегда смогут работать с индивидуальным пошивом, как мы. Из необычных заказов — сапоги стрельца, драгуна, туфли XVII века для манекенов. Часто приходится моделировать танцевальную обувь.

Сначала проект прорисовываем на колодке, потом детализируем на бумаге».

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Для изделий используется кожтовар отечественного и импортного производства широкой цветовой гаммы. «По желанию шьем обувь из экзотических материалов (кожи ската, крокодила, питона и так далее). Кроме того, наши мастера могут расширить, заузить, укоротить голенище сапог, купленных в магазине, добавить декоративные вставки, резинки. Это обойдется клиентам в Br30-35», — рассказала Алла Готина.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Заготовщиком верха обуви уже 35 лет работает Жанна Расолько. «Здесь 16 лет, а до этого работала в Доме моделей. Раньше многие занимались индивидуальным пошивом, теперь в Минске кроме нас еще пару ателье осталось. Работа нравится, особенно, когда шьешь красивую обувь из красивой кожи.

Хочется быстрее посмотреть результат. Например, делали обувь для театра, для новогодних спектаклей, для музея, киностудии, даже для загипсованной ноги.

Почему в профессию не идет молодежь? Наверное, из-за того, что развивается массовый пошив, нет того спроса, как раньше», — высказала мнение собеседница.

В месяц каждый обувщик шьет около 20-22 пар. На одну модель в среднем уходит 8-9 часов. «Это творческая профессия, как художник, — уверена Алла Готина. — Если колодку не чувствуешь, не видишь, какая обувь получится, — ты плохой мастер».

Заходим в помещение, где кожаные детали при помощи умелых рук обретают необходимую форму. На рабочем столе выстроены в ряд традиционные для сапожника инструменты: шило, молоток, плоскогубцы, затяжные клещи, отвертки, ножи разных размеров, рашпили (напильники для зачистки затяжной кромки). Рядом находится специальное приспособление для вытяжки деталей из кожи.

«Обувщиком стал случайно, — рассказывает Геннадий Дудко. — Посоветовали выбрать такую специальность в училище — тогда она считалась перспективной, денежной, интересной.

Так как сразу после окончания учебы пошел служить в армию, поначалу не получалось шить обувь, практики было мало. Но затем влился в работу, стало меньше ошибок, больше опыта.

И мне понравилось, в сфере уже 35 лет! Работал со многими известными в Беларуси эстрадными исполнителями».

Как признался мастер, на одну пару у него уходит от восьми до 12 часов в зависимости от сложности модели. Среди наиболее интересных заказов он назвал ботинки клоуна, обувь для актеров и музыкантов.

«Я специалист 6-го разряда — делаю сапоги, ботинки, туфли, босоножки. Сказать, что легче, не могу.

Как ни парадоксально, себестоимость босоножек намного дешевле сапог, но если они состоят из множества ремешков, с наборным или обтяжным каблучком, процесс изготовления усложняется».

У коллеги Александра Цалко 40 лет непрерывного «сапожного» стажа. «В профессию пришел давно. Сколько пар за это время сделал, уже и не сосчитаешь. Наверное, десятки тысяч, — смеется он. — Люблю делать хорошую, добротную обувь. Когда она подходит заказчику, это радует. Получаешь удовлетворение. Люди все разные, у кого-то проблемные ноги, большой размер. Стараюсь сделать, чтобы было удобно».

Кроме индивидуального пошива в ателье предлагается ремонт обуви. Таким направлением уже почти 20 лет занимается Андрей Ефимчик. «В профтехучилище учился делать новую обувь, но ремонт мне ближе и интереснее, — рассказал мастер. — На первый взгляд, он проще. Это действительно так, если речь идет о замене набоек, профилактике.

Но бывает, требуется перетяжка старой пары, изменение формы носа, высоты каблука, что иногда дольше по времени, чем сделать новую. Чаще всего, конечно, заказывают мелкий ремонт или приносят обувь, которую испортили домашние любимцы. Был интересный заказ на берцы — их нужно было перетянуть голубым бархатом.

Пришлось разбирать каждую деталь, прошивать, собирать заново. Срок на все давался три дня».

Справочно:На выпуске мужской и женской обуви специализируются 12 предприятий концерна «Беллегпром». Как сообщили в ведомстве, наиболее широко модельный ряд представлен у таких производителей, как СООО «Белвест» и холдинг «Марко».

Многие материалы и комплектующие, которые не производятся или выпускаются в республике в незначительном объеме (в их числе подошвы, каблуки, колодки, стелечные узлы, пресс-формы, химматериалы и так далее), закупаются за рубежом.

Поэтому при ограниченном спросе размещение заказов на обувные колодки и соответствующие им фасоны подошв экономически нецелесообразно.

Женскую обувь до 41 размера включительно изготавливает Минское обувное ОАО «Луч», до 42-го — обувная фабрика «Неман», ЗАО «Сивельга», СЗАО «Отико», компания «Марко», Лидская обувная фабрика, до 43-го — СООО «Белвест».

Обувь для мужчин до 50 размера включительно (отдельные модели по конкретным заявкам) выпускают обувная фабрика «Неман», иностранное производственное унитарное предприятие «Актив Шуз», компания «Марко» и СООО «Чевляр».

Варианты до 45 размера производят предприятия «Чевляр», «Луч», Лидская обувная фабрика, до 47-го — СЗАО «Отико», до 48-го — «Марко», до 49-го — «Сивельга», «Белвест».

Большие размеры мужской и женской обуви представлены лишь отдельными моделями. Наиболее разнообразный ассортимент можно найти в фирменных и ведомственных магазинах.

Кроме того, гродненская обувная фабрика «Неман» располагает возможностью индивидуального изготовления крупноразмерной мужской (50 размера включительно) и женской (42 размера включительно) обуви. С представленными образцами можно познакомиться в фирменном магазине Гродно по ул. Советских Пограничников, 95.

Подробную информацию о модельном ряде, сведения о применяемых материалах, размерах, полнотах можно найти на сайтах предприятий отрасли.

«Беллегпром» ориентирует организации на выпуск востребованного ассортимента, а также на то, чтобы при производстве, по возможности, учитывались пожелания покупателей. Но если стопа и голень не соответствуют стандартным параметрам, лучше обратиться на предприятия индивидуального пошива», — отметили в концерне.

  • По данным управления бытового и гостиничного обслуживания населения Мингорисполкома, обувь на заказ в столице также шьют в студии «Сутория», мастерских Perfettо и «Астутто».
  • Надежда МАТВЕЕВА,
  • Фото Андрея ПОКУМЕЙКО,
  • БЕЛТА.-0-

Подписывайтесь на нас в

Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!

На личном опыте: как редактор HELLO.RU проходила кастинг в Академию Никиты Михалкова

Рядовой августовский четверг не предвещал никаких потрясений, пока под конец рабочего дня к нам в редакцию не пришло письмо от пресс-службы Академии Никиты Михалкова. «Приглашение на заключительный этап кастинга в актерскую мастерскую», — значилось в теме письма.

Настя, а давай ты сходишь завтра на кастинг к Михалкову и сделаешь об этом репортаж, — предложили мне в редакции, и я увидела, как в глазах коллег загорается дьявольский огонек авантюризма. — А может, ты сама пройдешь этот кастинг и напишешь о своих впечатлениях?!

Сказать, что я была не в восторге от этой идеи — значит, ничего не сказать.

Да, я занималась в театральной студии, и опыт выступлений у меня был, но с момента последнего занятия прошло уже несколько месяцев и, мучимая новой волной экзистенциальных размышлений, я забралась в свою раковину и крепко ее захлопнула. Короче говоря, я была совершенно не в ресурсном состоянии впечатлять своим актерским талантом кого бы то ни было, а тем более — Михалкова.

Читайте также:  Как резать затраты на маркетинг и персонал: примеры от эксперта по финансам

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaНикита Михалков

Вся редакция необычайно воодушевилась. «Настя, это будет круто!», «Ты зажжешь!», «Покажи ему класс, может, он снимет тебя в новом фильме!» В тот момент я еще находилась на своем насиженном офисном стуле, но меня уже охватывал ужас.

Выступить перед Михалковым? Да, это в рамках редакционного эксперимента, но такой шанс выпадает не каждому и не каждый день, и мне в подобные моменты жизни важно проявить себя по крайней мере достойно и сделать все, что в моих силах.

А силы эти еще накануне кастинга покидали меня под гнетом страха, который внушает фигура Никиты Сергеевича. Боюсь, потому что уважаю.

Но я была бы не я, если бы смалодушничала и отказалась, поджав хвост. На следующий день я находилась в аудитории Академии и наблюдала выступления актеров и актрис, которых от работы с мэтром отделяло только финальное «Да».

Все они были реально очень крутыми, раскрепощенными, живыми, интересными. Я восхищалась их талантами, рвением к развитию, стремлением воплотить свои мечты в жизнь.

Они вдохновляли своей искренностью, горящими глазами и душевными порывами, которые один за другим были продемонстрированы в этой комнате.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaАбитуриентка Академии Никиты Михалкова Гульнара СабитоваКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaГульнара СабитоваКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaАбитуриент Академии Никиты Михалкова Сергей Батаев

Не менее вдохновляющей оказалась приемная комиссия, в которую помимо Никиты Сергеевича вошли актер Игорь Яцко, хореограф Сергей Землянский, актер и режиссер Александр Коручеков и кастинг-директор Лариса Сергеева.

Каждого абитуриента они слушали до конца, даже если выбранный отрывок был очень длинным, каждого хотели узнать как человека — кто он и откуда, почему пришел в Академию, к чему стремится, верит ли в Бога.

Это работало — даже те, кому, на мой взгляд, не удавалось раскрыться сразу, вскоре забывали о том, что находятся в стрессовой ситуации, показывали свои способности и заставляли сконцентрировать на них все внимание в ожидании развязки.

  • Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaИгорь Яцко, Сергей Землянский, Александр Коручеков и Никита Михалков
  • В перерыве меня познакомили с Михалковым.
  • Hello!

— иронично поздоровался он, услышав, из какого я издания. Его доброжелательность и знакомый с детства мягкий голос подействовали успокаивающе. Правда, ненадолго.

…Оказавшись перед приемной комиссией, освещенная прожекторами, я почувствовала, что сижу на горячем стуле. Но мне нравилось смотреть Михалкову прямо в глаза, отвечать на его вопросы, точные, как будто он видит тебя насквозь.

— Поступала? — спросил он, как только я закончила рассказ о том, как я вообще здесь оказалась, имея в виду театральный институт.- Поступала. Не поступила.- Куда?

  1. — В «Щуку».
  2. В свое время он был отчислен с четвертого курса Щукинского училища за активные съемки в кино.

— Прочтешь нам что-нибудь?- Да.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaАнастасия Фанышева (HELLO.RU) на прослушивании в Академию Никиты Михалкова

Я прочитала «Балладу» Владислава Ходасевича — наиболее близкое из всех известных мне стихотворений. К счастью, я знала его наизусть. Я была зажата — это моя главная проблема — но читала, как чувствовала, от души. Михалков слушал внимательно, отвечая на мой настойчивый взгляд.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaАнастасия Фанышева

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaНикита Михалков

Прочитав, я попросила Никиту Сергеевича дать мне задание, которое он давал другим абитуриентам. Закрыть глаза, расслабиться, сосредоточиться и представить себя в предлагаемых обстоятельствах. На этот раз его мягкий голос диктовал жесткие условия.

Ты просыпаешься в незнакомой квартире абсолютно голая. Видишь перед собой незнакомого мужчину. Ты не помнишь, было ли что-то между вами, не помнишь, как ты здесь оказалась и что было вчера. Открой глаза и спроси у него: «Который час?»

В этой воображаемой комнате мне неожиданно стало очень комфортно. Собственная нагота ничуть не смущала. Находящийся рядом со мной мужчина, казалось, обязательно должен быть симпатичным. Я положила ногу на ногу, скрестила руки, открыла глаза и сосредоточенно, испытующе спросила: «Который час?»

Михалкову не хватило оценки обстоятельств, страха и дискомфорта. Он участливо и подробно объяснил мне мою ошибку. Я мотала на ус. Когда Михалков говорит, ты слушаешь. Он дал точно такое же задание следующему абитуриенту, и когда оно было успешно выполнено, сказал мне: «Насть, видишь? Поза та же. Все остальное другое». Я кивнула.

Мое выступление не было фееричным и не вдохновило Никиту Сергеевича вдруг пригласить меня в Академию или предложить мне роль.

Но это в любом случае было очень круто! Меня поддерживала вся редакция, все присутствующие на прослушивании, мои родные и друзья. А я гордилась, что не спасовала.

И думала о том, что в следующий раз, столкнувшись с Михалковым на премьере, Московском кинофестивале или премии «Золотой орел», я смогу подойти к нему и спросить: «Который час?»

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoriaАбитуриенты в ожидании результатов кастингаКак устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria Абитуриентка Академии Никиты Михалкова Анастасия Башкина дает интервью после кастинга

Cправка: Этот учебный год станет вторым в истории Академии Никиты Михалкова. В нынешнем учебном году план приема слушателей не изменился: по 5 человек на режиссуру и продюсерство, 25 мест — на актерское направление, которое, как и в прошлом году, вызывает у абитуриентов наибольший интерес.

География поступающих в этом году стала намного обширнее — в Академию приезжают поступать из самых дальних уголков России — от Владивостока до Калининграда. Впервые были присланы заявки на поступление от жителей Крыма.

Возрос интерес абитуриентов со стороны не только ближнего зарубежья и стран СНГ, но и дальнего зарубежья (присланы заявки из Англии, Германии, США, Ирана).

Одной из отличительных особенностей Академии являются высокие требования к слушателям: в ряды студентов допускаются только специалисты с высшим профильным профессиональным образованием в сфере кино и театрального искусства, прошедшие серьезный конкурсный отбор.

По итогам первого учебного года были созданы 5 дипломных фильмов, 12 курсовых работ, получивших признание кинематографического сообщества на различных фестивалях, и 2 спектакля, собравших полные залы.

Мы не занимаемся брендированием Беларуси. Studio Sutoria выпустила сразу две коллекции обуви

Самая известная в Беларуси дизайн-студия обуви ручной работы «Сутория», которая шьёт туфли на показы в Нью-Йорк, Лондон, Париж, Москву и в киностудии («Беларусьфильм», «Ленфильм», «Мосфильм», «ТРИТЭ» Никиты Михалкова), порадовала своих поклонников сразу двумя новыми коллекциями лодочек — Royal Velvet и «Сказки венского леса». Marketing.by побывал на презентации.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Как оказалось, презентации обуви имеют свои особенности и всегда показываются в статике. Потому что любой образ, использованный в показе, может отвлечь от самой обуви и создать ложное представление о возможных комбинациях.

Studio Sutoria представила сразу две коллекции:

«Сказки венского леса» — коллекция обуви из войлока с разнообразной вышивкой и использованием мехового декора. 

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Войлок — достаточно популярный в Беларуси материал, который белорусские дизайнеры с радостью используют. Но намека на Беларусь в коллекции нет и не должно быть.

«Сутория» не ставит целью позиционировать себя как бренд из Беларуси.

— Мы работаем со все миром: от Нью- Йорка до Москвы. Но мы не позиционируем себя как бренд из Беларуси. Это не преимущество. А просто факт. Мы не занимаемся брендированием Беларуси. Поэтому наши партнеры и не ассоциируют нас со страной, — рассказывает основательница бренда Марина Шалимо.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Вторая коллекция Royal Velvet отразила основную тенденцию этого года — бархат.  Классические лодочки сделаны из яркого и разнообразного бархата.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Studio Sutoria не имеет большого производства и выпускает 70-150 пар обуви в месяц. По словам Марины Шалимо, спрос на обувь больше, чем возможности производства.

— Наше производство тормозит увеличение продаж. Но мы за продажами не гонимся. А продать 70 пар обуви в месяц не составляет большого труда.

Дизайн-студия в своем продвижении использует «партизанский маркетинг». 

— Мы всегда рекламируюмся в местах, где находятся наши заказчики. А своих клиентов я знаю в лицо. Для того чтобы продать наши объемы производства другого продвижения и не требуется, — поделилась Марина.

Как устроена белорусская компания, которая шьет обувь для Михалкова, Безрукова, Афанасьевой. Репортаж из studio sutoria

Хозяйка самой крупной в СНГ студии по пошиву обуви Марина Шалимо: «Я никогда не поверю, что где-то на сайтах или в стоках можно купить настоящую обувь PRADA за три копейки»

Почему белорусские обувные фабрики не могут «дарить» обувь на распродажах по $20, и почему, несмотря на любовь к стразам и леопардовым лосинам, белорусские женщины имеют больше вкуса, чем немки, Bel.biz спросил у хозяйки дизайн-студии по индивидуальному пошиву обуви «Сутория» Марины Шалимо.

Bel.biz побывал в гостях у хозяйки дизайн-студии по индивидуальному пошиву обуви «Сутория» Марины Шалимо, которая вот уже 20 лет занимается обувным бизнесом в Беларуси.

Как начинался ее путь от советского наследия до крупнейшей компании по индивидуальному пошиву на территории СНГ, почему белорусские обувные фабрики не могут «дарить» обувь на распродажах по $20, и почему, несмотря на любовь к стразам и леопардовым лосинам, белорусские женщины имеют больше вкуса, чем немки? За этими и другими ответами мы отправились в первый и пока единственный магазин Studio Sutoria в Минске.

«Это наш первый магазин, но сейчас идут переговоры по открытию подобных торговых точек в Киеве и Риге. Мы шьем обувь по индивидуальному заказу, а также эксклюзивную обувь премиум-класса партиями не более 7 пар в каждой. Средняя стоимость одной пары составляет $200-250», — говорит Марина Шалимо, встречая нас на пороге магазина.

— Как вы начали свой бизнес, как пришли в эту сферу?

Читайте также:  Как изменились зарплаты в Беларуси за 5 лет в долларах

— Заниматься обувью, конечно, с детства я не мечтала. Мама у меня юрист, а папа офицер, поэтому, как минимум, я хотела быть юристом.

По окончании школы я просто устала от бесконечных переездов, так как вслед за отцом приходилось постоянно переезжать.

В то время мы как раз переехали в Украину, где я поступила в Хмельницкий технологический институт бытового обслуживания по специальности «Технология и конструирование изделий из кожи». Этот выбор определил всю мою дальнейшую судьбу.

На четвертом курсе я поехала отдыхать на море, где познакомилась со своим будущим мужем. Он оказался минчанином, поэтому вслед за мужем вскоре я переехала в Минск. По распределению устроилась в НПО «Труд», а ныне это сеть мастерских «Ялина».

Сначала была заведующей мастерскими по ремонту обуви, а в 23 года стала заведующей ателье. Оттуда я ушла в декрет, а на мое место пришел зять директора. После декрета мне намекнули, что назад дороги нет, а это были 90-е годы, у меня был ребенок на руках, нужно было как-то выживать.

Я подумала, взяла деньги в долг и открыла дизайн-студию «Сутория». Я рассказываю все легко, но моя история успеха отнюдь не сказочная.

Это были 90-е годы, поэтому стратегии развития бизнеса у меня никакой не было и быть не могло: тогда ломалась система, никто не знал что делать, и мы все начинали жить и работать по-новому, на ощупь.

Мне в какой-то степени повезло, так как в институте нас учили делать хорошую обувь по итальянской методике моделирования.

Качественную современную обувь премиум-класса не делал никто – мы стали первыми и благополучно заняли эту нишу рынка. Спрос был бешеный.

— То есть вы стали пользоваться бешеным спросом на рынке без рекламы, маркетинга и прочей «раскрутки»?

— Именно так. Еще до того, как «Сутория» начала заниматься индивидуальным пошивом, мы выставили стенд в магазине «LeGrand» по улице Могилевской. Обувь моментально разметали с прилавков, несмотря на ее высокую стоимость. Поймите, что раньше интернета не было, его функцию выполняло сарафанное радио.

И если ты работал хорошо, делал качественный продукт, то клиенты были всегда. И большинство людей, которые покупали нашу обувь – это были люди не с улицы, а люди, которые пришли по рекомендации знакомых. В основном это были женщины со средним или выше среднего достатком — жены чиновников и бизнесменов, которые хотели красиво одеваться.

В те времена еще не было моды выезжать за границу за покупками. Вот такой был PR и маркетинг.

— Неужели в 90-е годы в Минске был такой большой пласт людей с высоким уровнем доходов? Я думала, что все эти сумасшедшие деньги были в Москве, Питере, других крупных городах…

— Минск это тоже не минуло. Был большой пласт людей, которым сумасшедшие деньги доставались легко, и они их также легко тратили. Это сейчас деньги зарабатывать трудно: каждый уважающий себя бизнесмен два раза подумает, прежде чем что-то купить.

Тогда были другие времена, лихие. Конечно, у нас не образовалась та прослойка олигархов, которая сейчас есть в России, тем не менее, люди с деньгами в 90-е годы у нас были.

Причем эти люди были ближе к власти, нежели к бизнесу, ведь нефти в Беларуси нет.

— Вы в кризис открыли магазин обуви в Минске, а сейчас планируете еще открытие магазинов в Киеве и Риге. Вас не смущают сложные экономические реалии?

— Кризис меня не смущает, так как своего клиента «Сутория» найдет всегда. Мы делаем всего 150 пар обуви в месяц, и это не тот объем, который нельзя продать. Делая ставку на уникальность, мы никогда не производим более 7 пар обуви одного вида.

Я считаю, что это большое конкурентное преимущество, которое уже по достоинству оценили российские дизайнеры.

Например, заказ на 60 пар обуви для одного показа в Париже итальянские компании шить не будут – это не те объемы, которые им интересны, а мы берем такие заказы.

Кризис меня не страшит, наоборот, он придает сил, чтобы делать что-то новое, выходить на новые рынки. Да и именно благодаря кризису сейчас появилась возможность купить оборудование по более приятным ценам. Европейские поставщики стали более сговорчивыми, появились отсрочки платежей, а цены на оборудование в Европе упали на 30-50%. Самое время для модернизации и расширения производства.

— Сколько стоит открыть свой магазин в Минске? Возникли ли сложности при его открытии?

— Магазин обошелся примерно в 10 тысяч долларов, а его наполнение — в 20 тысяч долларов. Надеюсь, он окупится в течение года. Сложностей при его открытии у меня никаких не возникло.

Я уже 20 лет работаю в этом умирающем на белорусских просторах бизнесе, поэтому открыть магазин для меня – это вообще не сложно.

Ритейл по сравнению с производством – «семечки», главное, чтобы было что продавать.

— Как вы вышли на международный рынок?

— Конечно, первым зарубежным рынком стала Россия. Мы стали шить обувь по заказу российских киностудий. Сотрудничество было очень плодотворным, было даже два каких-то голливудских проекта.

Например, мы шили обувь для таких фильмов, как «Стиляги», «Брестская крепость», «Легенда №17», «Уланская баллада», «Оттепель», «Американка» и многих других.

С киностудиями сотрудничаем порядка 18 лет, а в год отшиваем обувь примерно для семи кинопроектов.

Также мы вышли на российской рынок модной индустрии.

До этого уже работали с такими белорусскими дизайнерами, как Ольга Самощенко, Елена Цокаленко, Иван Айплатов, поэтому выйти на российский рынок было не особо сложно.

Еще мы разрабатываем дизайн для итальянских марок обуви. Отмечу, что поставщики комплектующих у нас такие же, как у PRADA или Сhristian Louboutin – в СНГ мы единственные, кто имеет такую возможность.

Вообще открытие магазина в Минске – это большой эксперимент. Я должна понять, сколько составляет доходность с метра полки, какие модели продаются больше, какие меньше. Затем «Сутория» начнет более уверенно завоевывать европейские рынки.

На европейских рынках проще закрепиться, нежели на отечественном, так как там меньше брендозависимости у людей. Европейцам плевать PRADA ты или не PRADA, главное, чтобы ты делал хороший продукт, а у белорусов и россиян другая логика.

По крайней мере, мы всегда стараемся ориентироваться на рынок, следовать последним трендам, а также учитывать мнение людей в социальных сетях.

— Какие проблемы сегодня существуют в обувной отрасли страны?

— В отрасли проблем нет, но есть проблемы на отдельно взятых предприятиях. Успешность бизнеса во многом зависит от профессионализма его руководства, а также грамотной кадровой политики: везде есть лузеры, и есть победители.

Когда кто-то начинает жаловаться на кризис или какие-то там сложные условия – это все попытки оправдать собственные ошибки в управлении. Если руководитель перекладывает с себя ответственность на обстоятельства, то такого руководителя нужно срочно убирать с должности.

Отрасль и бизнес здесь не причем — все дело в людях. Если говорить про налоги или что кто-то сверху кого-то давит – все это чушь. Никто никого не давит. Относительно налогов, то когда мы пытались зайти на австрийский рынок, так вот там, скажу я вам…. В общем, Беларусь нам показалась раем.

Все относительно, и нужно уметь использовать то, что имеешь, а не бесконечно жаловаться.

— Как вы думаете, почему белорусская обувь стоит таких страшных денег, причем ее дизайн оставляет желать лучшего? Почему у нас никогда не бывает европейских распродаж, на которых качественную кожаную обувь можно купить за $20?

— Потому что в Европе совершенно другое ценообразование на обувь. Наши предприятия ограничены торговой наценкой в 30%, они просто не имеют права сделать эту наценку выше. В Европе же предприятия могу делать любую наценку.

Например, «свежие» коллекции продаются с наценкой в сотни процентов и окупаются в первые дни продаж, поэтому вся оставшаяся обувь фактически «раздаривается» на распродажах по $20. Некоторые известные бренды, например PRADA, не участвуют на распродажах, а сжигают остатки.

Поэтому я никогда не поверю в рассказы, что где-то на сайтах или в стоках можно купить настоящую обувь PRADA за три копейки – это чушь. Вы покупаете подделки.

Относительно обуви белорусских предприятий, перед ними ставят непосильные и противоречивые задачи: сделать натуральную, качественную, модную и дешевую обувь, которая бы нравилась всем слоям населения. Это не возможно. Я хорошо отношусь к своим коллегам, но у нас действительно сложные условия хозяйствования для таких гигантов.

В Европе, например, нет больших обувных фабрик – там небольшие производства. Они более гибкие, маневренные, им проще подстраиваться под переменчивые веяния моды и рынка.

Нам хорошо бы перенять европейский опыт, ведь обувной бизнес – это как раз тот вид деятельности, где особенно в кризис проще выжить маленьким, но маневренным предприятиям, нежели неповоротливым гигантам.

Поэтому, какие могут быть скидки с наценкой в 30%? Не более 30 процентов. Или наши предприятия не просто уйдут в минус, а станут банкротами.

— Отличаются ли вкусовые предпочтения белорусов, россиян и европейцев? Есть ли национальные тренды в моде?

— Глобализация набирает обороты, поэтому разительных отличий модных трендов вы практически не найдете. Недавно в Беларуси проходили дни итальянской моды, что очень радует, так как белорусы смогли понять, что в Италии мода тоже есть не всегда. В Италии мода живет в Риме и Милане, а в глубинке люди носят удобную и практичную одежду и обувь.

90% белорусов мода также не нужна — им нужна качественная, удобная современная одежда. И если говорить про большие белорусские фабрики, то их не надо загонять в понятие моды, они просто должны делать хорошую качественную, современную и доступную обувь и одежду.

Ну не будут Чижовка и Шабаны носить последние «писки», как и «Белвест» не сможет каждый сезон шить обувь, недавно сошедшую с подиума в Милане. Дайте людям просто современную и качественную обувь, и они будут благодарны. Более того, даже если «Белвест» начнет гоняться за модой, а люди массово скупать эту обувь, то она тут же перестанет быть модной и превратится в обычную.

Читайте также:  Ктру в еис на 2019 год. что это и где его найти

Мода – понятие неуловимое, можно сказать, это вишенка на торте, которую могут себе позволить только сливки. А мы мешаем суп с кофе и хотим, чтобы это было вкусно.

— Так может это как раз и есть наше отличие, особенность менталитета? Наши женщины, знаете, любят все яркое: леопардовые колготы, больше страз…

— Нет, просто часто наши женщины становятся брендозависимыми, когда дорываются до денег. Если нацепить на себя все брендовое – это еще не значит, что у человека появится вкус. К слову, если говорить про большинство, то у белорусок вкус все-таки есть в отличие, например, от немок.

И это несмотря на то, что нам нравится мода-праздник со стразами, а не сдержанный европейский стиль. Историк моды Александр Васильев говорит, что тяга русского человека ко всему блестящему обусловлена суровым климатом и недостатком солнечного света.

Мы просто стремимся сделать ярче нашу жизнь, в этом нет ничего плохого.

— Вас раздражает отсутствие вкуса у людей?

— Нисколько, я к этому отношусь всегда спокойно. Это личный выбор каждого человека, он так самовыражается. Я даже люблю фриков, меня веселят бородатые мальчики в наколках и женщины неидеальных форм в лосинах. Это личная философия человека, которую, возможно, он со временем перерастает. Мы не имеем права в это вмешиваться.

— А если вам заказывают туфли и говорят: «Вот все хорошо, но как-то бледновато. Сделайте больше страз». При этом вы понимаете, что это абсолютная пошлость, которая выйдет под вашим брендом. Вы будете делать такие туфли или откажете клиенту?

— Раньше мы принимали такие заказы, но сейчас отходим от этого, так как стали позиционировать себя не как студию индивидуального пошива, а как дизайнерскую студию, бренд. Но к клиентам мы относимся лояльно, стараемся никого не обидеть. Порой приходится очень мягко объяснять человеку, что это совсем не модно. Как правило, люди доверяют нашему вкусу.

— И последний вопрос: как правильно подобрать и выбрать обувь?

— Качественную обувь от некачественной легко определить по весу. Если обувь, как говорят наши мамы и бабушки «легенькая», то это значит, что в нее просто чего-то не доложили (смеется). В качественной обуви порядка 40 наименований комплектующих, и все они имеют вес.

Если обувь «мягонькая», значит она из искусственных материалов, а если дешевая, то, как правило, низкого качества, если, конечно, вы не купили эту пару на распродаже в Милане. Девушкам со стройными ногами подойдут практически все модели обуви.

Если у вас полные икры, то лучше избегать прямого каблука – он должен быть немного изогнут. Также в этом случае лучше выбрать обувь с круглыми носами. Полным нужно сторониться прямого сапога без молнии, так как женщина в такой обуви будет напоминать солдата Швейка, а не женщину.

Но самое главное – это уметь сочетать вещи между собой. Помните, что собственный стиль – это намного важнее модных трендов.

Константин Горецкий

19 инстаграмов белорусских фэшн-дизайнеров

20 февраля 2016 в 18:35Евгений Карпов / Ольга Ермольчик, TUT.BY

Просто красивую одежду можно купить в любом магазине. Дизайнеры же нужны, чтобы найти свой стиль. TUT.BY посмотрел, что публикуют в instagram белорусские дизайнеры из сферы высокой моды.

Valeria Aksionava

Бренд Валерии Аксеновой представляет линию одежды и сумок для независимых и успешных женщин. Дизайнер живет на два города — Минск и Клайпеду. Три года подряд участвовала в «Мельнице моды». Валерия создает вещи в единичном экземпляре, поэтому модницам нужно еще успеть купить понравившуюся.

Karina Galstyan

Карина Галстян занимается созданием одежды с 2005 года. За ее плечами показы не только в Беларуси и России, но и Европе: Литве, Чехии, Бельгии, Австрии, Швеции и Германии. Участвовала в первой Белорусской неделе моды BFW. Как говорит сама дизайнер, для нее важно подчеркнуть индивидуальную красоту.

Kardash

Kardash — бренд молодой. Основное направление — минимализм и футуро-минималистическая классика. Вещи создаются не только для вечерних образов, но и повседневной жизни. Используются натуральные материалы, что в наше время особенно актуально. Ольга автор коллекций с 2008 года. Бренд участвовал в показах в Вене, Праге, Вильнюсе, Гетеборге, Боросе и Минске.

Фото опубликовано • KARDASH • (@kardash.official) Дек 28 2015 в 2:13 PST

Latushkina

Под брендом Юлии Латушкиной создается женская и мужская одежда, обувь. Необычностью образов в стиле золотой эпохи Голливуда, андеграунда в сочетании с практичностью — то, чем запоминается одежда. Дизайнер черпает вдохновение в окружающем мире.

Как и многие белорусские дизайнеры, Юлия участвовала в «Мельнице моды». На ее счету титулы таких известных конкурсов, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск).

После разработки коллекции вечерних платьев в Германии создан собственный бренд Latushkina.

Apti Eziev

Апти Эзиев знаменитый белорусский дизайнер, который сам шьет свои коллекции. Его бренд отличается от других белорусских дизайнеров брутальностью. Показы дизайнера всегда эпатажны, с изюминкой. Участвовал в «Мельнице моды», Минской неделе моды.

Leorgofman

Леор Гофман молодой дизайнер, разрабатывающий современную женскую и мужскую одежду. Известность пришла после участия в Belarus Fashion Week сезона 2013. Участвовал в конкурсах ближнего и дальнего зарубежья. Его коллекции помогают девушкам проявить свою индивидуальность и женственность.

Фото опубликовано @mr.gofman Фев 17 2016 в 10:17 PST

Lena Tsokalenko

Елена закончила Институт современных знаний по специальности «художник-модельер». В 2001 году стала членом Союза дизайнеров Беларуси.

Коллекция prêt-a-porter осень-зима – 2007-2008, показанная на Неделе моды в Москве, а также коллекция prêt-a-porter весна-лето – 2009, показанная на Российской неделе моды вошли в десятку лучших коллекций сезона по версии журнала «Индустрия Моды» (Россия).

Фото опубликовано lena tsokalenko (@lenatsokalenko) Дек 19 2015 в 12:17 PST

Boitsik

Ирина Бойтик — член Союза дизайнеров, постоянный участник основного расписания Belarus Fashion Week. В 2012 г.

Ирина Бойтик впервые представляет свою именную торговую марку на крупнейшей в Восточной Европе выставке CPM-Collection Premiere Moscow в рамках проекта поддержки российских дизайнеров Designerpool. Осенью 2012 г.

Ирина с успехом представляет свою коллекцию SS-2013 сразу на двух неделях моды — Lviv Fashion Week (Львов) и Mercedes-Benz Fashion Week (Москва).

Фото опубликовано Ирина Бойтик (@boitsik) Дек 15 2015 в 12:29 PST

Panaskin

Дизайнер Павел Панаскин окончил Институт современных знаний им. Широкова, Ивановскую государственную текстильную академию и Белорусскую государственную академию искусств.

Панаскин трижды принимал участие в Международном фестивале авангардной моды «Мамонт», и каждый раз удостаивался высших наград.

В 2012 году принял участие в крупнейшей в Восточной Европе выставке CPM — Collection Premiere Moscow.

Фото опубликовано PANASKIN (@panaskin) Окт 27 2015 в 11:56 PDT

Fur Garden

Бренд был создан в 2010 году белорусским дизайнером, членом Союза дизайнеров Юлией Гилевич. Коллекция осень-зима – 2012-2013, представленная на MBRFW в Москве, вошла в десятку лучших коллекций, по мнению британского Vogue.

Aiplatov Ivan

Иван Айплатов знаменитая личность не только в Беларуси, но и за рубежом. Одежду Айплатова носят знаменитости: Анастасия Волочкова, Павел Воля, Илья Лагутенко и Fergie из группы Black Eyed Peas.

Фото опубликовано @aiplatov Авг 17 2015 в 8:04 PDT

Marina Skrabovskaya

Марина Скрабовская — одна из немногих в Беларуси, кто создает авторские головные уборы. Головные уборы Marina Skrabovskaya можно увидеть на страницах глянца, участвовали они и в имиджевой фотосессии Belarus Fashion Week 2013−14.

Max Mironov

Миронов занимается дизайном сумок. В марте 2011 года он стал финалистом Fashion night out-2 в номинации «Лучший дизайн сумки». С 2011 г. — постоянный участник Central Fashion Market и Bolshoy Fashion Market. В июне 2012 года состоялся показ его коллекции «Golden Cage» в Национальной школе красоты.

Фото опубликовано Максим Миронов (@max__mironov) Июл 31 2015 в 10:04 PDT

Dofamine Studios

Дизайнер Вероника Хорошун 7 лет прожила за границей в столицах мировой моды (Лондон, Флоренция), окончила один из университетов Лондона по специальности «дизайн», работала для fashion-корпораций Emilio Pucci и Aquazzura. Позже она решила вернуться в Беларусь, где fashion-бизнес только набирает обороты. На родине ею был создан собственный бренд одежды под названием Dofamine.

Фото опубликовано DOFAMIN (@dofamin.studio) Мар 27 2015 в 5:34 PDT

Holywool

Для Александры Якутович работа над брендом Holywool начиналась как хобби. Сначала изделия создавались для себя и близких. Сейчас под этим брендом выпускаются авторские аксессуары из кожи, войлока, текстиля, перьев и других материалов.

My Happy Dress

Дизайнер Анна Цемкало задумала создать бренд в 2010 году. Концепция My Happy Dress («Мое счастливое платье») предполагает ограниченный тираж, но вместе с этим ценовую доступность.

Maria Dubinina

Мария — одна из тех, кто знает все этапы и тонкости создания одежды. Она работала в качестве закройщика женской одежды в ателье, дизайнером одежды из кожи и меха в Стамбуле на фирме «Demmu» и конструктором женской одежды в «Доме мод Шевченко» (2009).

Фото опубликовано Maria Dubinina (@masha_dubinina) Ноя 3 2015 в 12:40 PST

Tanya Arzhanova

В 2009 Татьяна Аржанова отправилась в Москву, чтоб показать свои эскизы в Доме моды российского кутюрье Вячеслава Зайцева. Ее работы получили высокую оценку, что очень помогло начинающему дизайнеру в дальнейшем развитии.

В марте 2010 года с коллекцией платьев «Оттепель» она приняла участие в проекте «Весна в розовом цвете» (Санкт-Петербург). Спустя полгода с коллекцией «Поднебесная» Таня Аржанова выступила на Belarus Fashion Week, после чего получила приглашение на показ в Санкт-Петербург.

Фото опубликовано Таня Аржанова (@tanyaarzhanova) Ноя 30 2015 в 11:22 PST

Studio Sutoria

Дизайн-студия Марины Шалимо, занимающаяся разработкой дизайна и изготовлением эксклюзивной обуви ручной работы.

Фото опубликовано Studio Sutoria (@studio_sutoria) Окт 28 2015 в 12:20 PDT

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *