Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. взгляд нуриэля рубини

Нуриэль Рубини, всемирно известный экономист, один из ста наиболее влиятельных людей мира по оценке журнала Time, поделился своими мыслями о том, как новые технологии изменят экономику, отдельные индустрии, рынок труда и распределение доходов в обществе.

Публикуем фрагменты из его выступления на форуме «Открытые инновации». Эти мысли были высказаны «Доктором Фатумом» (так называют Рубини авторитетные мировые издания, за то, что его мрачноватые прогнозы сбываются) еще в 2015 году. Сейчас они звучат еще актуальнее и острее.

Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. Взгляд Нуриэля Рубини

Фото openinnovations.ru

– За последние десятилетия произошел ряд серьезных изменений. Торговля и глобализация привели к значительным объемам вывода производства за рубеж.

Многие трудоемкие рабочие места с низкой добавленной стоимостью в США, Европе, Японии переместились на развивающиеся рынки, чаще всего в Азию, Китай. Изначально это были именно рабочие профессии, отличающиеся высокой интенсивностью труда, но низкой добавленной стоимостью.

Мы больше не производим футболки в США – все делается в Китае. Но даже Китай больше не хочет производить футболки – теперь это делается во Вьетнаме, Бангладеш. Офшоризация, начавшаяся в сфере рабочих профессий, благодаря инновациям переходит и в сферу услуг.

Многие услуги стали торгуемыми – финансовые услуги, колл-центры, все что связано с технологиями. Работу, которую может выполнять колл-центр в США, могут выполнять и колл-центры в Бангалоре или Маниле. 

Но эти же рабочие места, которые перемещаются на развивающиеся рынки, будь-то рабочие или офисные профессии, в конечном счете, могут быть заменены роботами, машинами, программами.

Допустим, сегодня рентгенолог в Мумбае может выполнять ту же работу, что и рентгенолог в Нью-Йорке, анализируя ваши рентгеновские снимки или результаты МРТ, но, возможно, завтра появится программа, которая сможет делать это лучше и дешевле, чем они оба – несмотря на то, что рентгенолог в Мумбае и так получает лишь четверть зарплаты своего американского коллеги. 

То есть за первой стадией трансформации – перемещением рабочих мест из стран с развитой экономикой на развивающиеся рынки: сначала рабочих профессий, затем офисных – следуют новые изменения, означающие, что многие рабочие места исчезнут и с развивающихся рынков.

Например, в современном Китае айфоны, огромное количество различной электроники производится на заводах компании Foxconn, имеющей больше миллиона рабочих.

Однако уровень зарплат в Китае растет, и в следующем десятилетии Foxconn планирует сделать эти рабочие места полностью автоматизированными – заменить людей машинами.

Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. Взгляд Нуриэля Рубини

Один из заводов Foxconn. www.developmentchannel.org

Возникает вопрос: что случится с распределением доходов, если не только рабочие места с низкой добавленной стоимостью, но и рабочие места сотрудников со средним уровнем дохода могут быть заменены технологиями, программами? 

В условиях глобализации, когда рынок состоит не из миллионов, а из миллиардов людей, для представителей верхушки работает принцип «победитель получает все».

Лучшие юристы, лучшие инвестиционные банкиры, лучшие спортсмены, лучшие рок-звезды, лучшие экономисты, лучшие журналисты, лучшие гуру и т.д. – они получают все преимущества всего многомиллиардного рынка.

Те, кто входят в 10% или 20% лучших специалистов в своей области. В то время как все остальные в этой пирамиде получают намного меньше. 

Существует мнение, что с развитием технологий благосостояние всего общества будет расти, а люди при этом будут работать все меньше. Подобные утопические взгляды были выражены еще в 1930-х годах Джоном Мейнардом Кейнсом.

Он написал эссе, каким будет будущее его внуков.

В приводимых им примерах люди работали всего 10-15 часов в неделю, а остальное время проводили, посвящая его искусству, написанию картин и сочинению стихов, отдыхая с семьей и друзьями.

Идеальный мир, не правда ли? Технологии способствуют увеличению продуктивности, можно производить больше товаров и услуг при меньших затратах и не работать так же много, как раньше. Но как мы знаем, один из признаков нашего общества – то, что мы все слишком много работаем.

Конечно, если сравнивать с тем, что произошло за последние 200 лет – когда 70-часовая рабочая неделя превратилась в 60-часовую, затем 50-часовую, а сегодня средняя рабочая неделя составляет 40 часов – то можно представить, что мы можем прийти и к 30, 20, и к 10 рабочим часам в неделю и лучшим условиям труда. Но я думаю, что проблема таких воззрений в следующем.

Один из процессов, происходящих в наше время заключается в том, что технологические инновации становятся не только трудосберегающими, но и требуют высокого уровня человеческого капитала.

Это значит, что если вы предприниматель, инноватор, если вы обладаете навыками, которые в обозримом будущем не могут быть заменены машинами, компьютерными программами, то спрос на вас будет довольно высоким.

Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. Взгляд Нуриэля Рубини

Нуриэль Рубини на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Фото weforum.org

Мне, например, самому нередко приходится работать по 12 часов в день, даже в субботу и воскресенье, во время рабочих поездок по миру. Я живу в Нью-Йорке, где знаю инвестиционных банкиров, которые работают по 100, по 120 часов в неделю. 

Спрос на обладателей ценных навыков и человеческого капитала высокого уровня – довольно большой. И в действительности эти люди работают не меньше, а больше и больше.

Возможно, мы будем жить в мире полностью противоположном тому, что представлял себе Кейнс.

Не в том мире, где люди работают по 10-15 часов в неделю, а потом отдыхают, но в мире где обладатели ценных навыков, предприниматели и инноваторы, люди, способные на создание чего-то нового, в итоге работают по 100 часов в неделю и, вероятно, получают очень много за свою работу.

В то время как все остальные, чьи рабочие или офисные профессии будут выполняться машинами, окажутся в мире, где для них нет подходящей работы. Либо есть что-то с очень посредственным, низким уровнем оплаты. 

Обобщая: мы можем получить общество, в котором будет два разных вида труда. По-настоящему выгодного труда, связанного с технологиями, того, который новые технологии создает. И труда, по сути, заменяемого технологиями.

И это сильно отличается от идеи Кейнса о том, что выгоды от возросшей производительности будут распределены между всеми, от того утопического мира, в котором все работают по 10-15 часов, а остальное время проводят за милыми занятиями, делающими нас людьми.

Будущее рынка труда: 7 прогнозов Нуриэля Рубини

« Назад

01.11.2015 15:40

Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. Взгляд Нуриэля Рубини Одним из наиболее заметных спикеров форума «Открытые инновации» в этом году стал Нуриэль Рубини, профессор экономики, сооснователь Roubini Global Economics. Редакция Neo HR побывала на этом выступлении и узнала, какие глобальные процессы происходят на рынке труда, к чему приведет роботизация и кто останется востребованным.   

В связи со стремительным развитием технологий основные вопросы, которые волнуют многих экспертов сегодня, – это вопросы создания рабочих мест и неравенства на рынке труда.

Вспоминая о первой и второй промышленных революциях, некоторые всерьез опасаются того, что очередной технологический взрыв окончательно уничтожит рабочие места. Пока же реальность демонстрирует логичный ход событий: рост продуктивности и рост доходов ведут к росту потребления и, соответственно, к появлению новых рабочих мест.

Кто-то считает, что после третьей промышленной революции произойдет то же самое. Но их оппоненты уверены в том, что нынешняя ситуация отличается от двух предыдущих серьезными изменениями на рынке труда и заметным неравенством, которое только усугубляется и станет еще более ощутимым.

Вполне возможно, что роботы не просто будут работать вместо человека, а вообще займут его место на планете.

Глобальные процессы, влияющие на рынок труда  

  • Офшоризация рабочих мест – из стран с развитой экономикой в развивающиеся страны

Этот процесс затрагивает рабочие места не только категории «синих воротничков», но и «белых воротничков». Он заметен в экономике США, Европы, Японии.

«В силу того, что производственные и торговые процессы выходят на рынки развивающихся стран, в том числе Азии и Китая, те рабочие места, которые традиционно именовались нишей «синих воротничков», идут за ними, – говорит Нуриэль Рубини.

– Например, в США уже не шьют футболки. Они производятся в Китае, во Вьетнаме или в Бангладеш».

Офшоризация началась с рабочих мест «синих воротничков» в более трудоемких отраслях в странах с развитой экономикой.                                                         

  • Инновации проникли в сферу услуг. Услуги становятся самостоятельными продуктами

Все, что завязано на технологиях,  претерпевает процесс офшоризации. Например, американские кол-центры могут физически располагаться в Маниле. И это сегодня считается нормальным. Но самое главное другое – то, что эти рабочие места могут однажды отойти роботам. Кто знает, быть может, вскоре работу рентгенолога сможет выполнять более эффективная автоматизированная система?

Многие услуги сместились на рынки развивающихся стран или вытеснились технологиями. Так, Uber удалось перетянуть на себя огромное количество услуг. А поскольку появление беспилотных автомобилей – это лишь вопрос времени, то уже те водители, которые работают сейчас на Uber, вскоре окажутся без работы.

  • Технологии усугубляют неравенство на рынке труда

Сегодня в странах, где доход на душу населения высокий, происходит стагнация экономики, в частности, в США. А в Китае, где этот показатель невысок, еще есть рост. Возникает вопрос: что будет с рабочими местами и с доходами населения?

Некоторые эксперты утверждают, что порядка 50% рабочих мест в категориях «белых» и «синих воротничков» уже в ближайшие десятилетия будут вытеснены компьютерами, машинами и роботами. Речь идет о судьбе миллиардов рабочих мест!

Инноваторы пожинают плоды инноваций, остальным достается гораздо меньше. Если вы лучший юрист, экономист, журналист, то вы собираете все сливки на рынке труда.

  • Идея о продолжительности рабочей недели в 15 часов пока утопична 

Казалось бы, технологические инновации становятся более капиталоемкими и предполагают меньше трудозатрат. Но в реальности предприниматели и инноваторы работают очень много, потому что обладают навыками, которые невозможно заменить технологиями. В Нью-Йорке типичный инвестбанкир, например, работает больше 100 часов в неделю, приводит пример Нуриэль Рубини.

  • «Капиталоемкие технологии, требующие труда высокопрофессиональных новаторов и нестандартных мыслителей, не могут быть заменены машинами и роботами», – утверждает эксперт.   
  • Есть два типа человеческого капитала: тот капитал, который создает технологию, и тот, который может быть заменен этой технологией.
  • Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. Взгляд Нуриэля Рубини
Читайте также:  Конфликт интересов на государственной службе

                                                                                                                                Форум и Шоу технологий «Открытые инновации»

  • Необходимость перераспределения доходов

Благодаря повышению производительности создаются новые отрасли экономики и рабочие места.

В то же время история экономики показывает, что со времени первой промышленной революции реальный уровень зарплаты не повышался в течение 100 лет.

Только спустя век стали появляться новые рабочие места, что привело к улучшению жизни рабочего класса. В США медианный доход стагнировал на протяжении 150 лет.

Некоторые предлагают ввести прогрессивную систему налогообложения. То есть те, кому повезет сохранить рабочие места, должны будут платить больше налогов. Придется перераспределять доходы в пользу тех, кому не повезло найти свое место в новой экономике.

  • Появление специальностей на рубеже востребованных отраслей и потребность в профессионалах с уникальными знаниями
  1. Какие отрасли будут востребованы в будущем?
  2. — возобновляемая энергетика;
  3. — биотехнологии: стволовые клетки, технологии продления жизни;
  4. — технологии, связанные с соцсетями, «облачные» технологии, интернет вещей;
  5. — роботостроение, нанотехнологии, искусственный интеллект, 3D-печать;
  6. — финансовые технологии (оплата в режиме онлайн, криптология);
  7. — производство высокотехнологичного оружия.

Возможно, будут существовать специальности на рубеже востребованных отраслей. И тогда многое будет зависеть от того, обладаете ли вы теми навыками, которые позволят вам встать на путь инновационного развития.

  • Ключевая роль институционального окружения в формировании инновационной среды

Для развития новых компаний и стартапов необходимо соответствующее институциональное окружение, которое бы поощряло креативность и инновации.

Правительство и общественный сектор в этом деле играют огромную роль. Они должны стимулировать НИОКР. В то же время необходим и динамичный частный сектор – для коммерциализации инноваций.

Все должно быть в комплексе: человеческий капитал, инвестиции в инфраструктуру, комфортная институциональная атмосфера, а также технологический капитал, который необходимо развивать и совершенствовать, чтобы выиграть в будущем.

5 изменений в образовательной системе:

  • Механическое обучение больше не требуется. Сегодня у всех есть доступ ко «второму мозгу» – смартфону, поэтому запоминание уже не является критическим критерием успеха.
  • С появлением краудсорсинга большое значение стали иметь такие навыки, как креативное мышление, взаимодействие с людьми, умение работать в коллективе.
  • Образование переживает процесс либерализации. Для того чтобы быть успешными, людям необходимо сохранять «открытость ума».
  • Важный навык – ментальная гибкость. Экономика знаний – это креативная экономика. И поскольку она связана с предпринимательской деятельностью, то необходимо обладать ментальной гибкостью, чтобы реагировать на все вызовы времени. В противном случае вашу специальность заменит машина.
  • Онлайновое образование будет вытеснять классическое образование. В ближайшем будущем исчезнет необходимость в длительном очном обучении.

По материалам Форума «Открытые Инновации» 

Копирование и любая переработка материалов с сайта neohr.ru запрещены

Нуриэль Рубини: почему Россия отстает

Известный экономист Нуриэль Рубини в интервью Business FM рассказал о тех проблемах, которые, на его взгляд, не позволяют России добиться быстрого экономического роста, сравнимого с другими странами БРИК

Почему с развитием технологий мы работаем не меньше, а все больше и больше. Взгляд Нуриэля Рубини Экономист Нуриэль Рубини считает, что быстрое экономическое развитие России возможно только в случае серьезных политических реформ. РИА Новости

Известный экономист Нуриэль Рубини, предсказавший мировой финансовый кризис 2008 года, на форуме «Россия-2012» сравнил экономики России и других стран БРИК.

Он пришел к выводу, что после кризиса потенциал роста России без значительных реформ не превышает 0,5%, а на большинстве развивающихся рынков уже «произошло переформирование», в результате которого, например, в Китае и Индии наблюдается 9-процентный рост.

Мнение о том, почему Россия отстает от других стран БРИК и что необходимо сделать, чтобы вернуться к росту экономики, Нуриэль Рубини высказал в интервью Business FM.

— На протяжении 1998–2008 годов Россия наращивала свой потенциал наряду со странами БРИК — порядка 8% в год. Но на протяжении финансового кризиса Россия была единственной среди стран БРИК, где наблюдалась серьезная рецессия, в то время как другим государствам удалось этого избежать.

И после финансового кризиса 2008 года восстановление экономики в Бразилии, Индии, Китае было достаточно сильным. Они демонстрировали 7–9-процентный рост, а в России он едва достигал 3–4%.

Таким образом, экономическое восстановление России происходило значительно медленнее, чем в каждой из других развивающихся экономик.

Я также хотел бы подчеркнуть, что в России остро стоит демографическая проблема, а в Индии и Бразилии, напротив, наблюдается прирост населения, что оказывает существенное влияние на экономическое развитие. В Китае, конечно, прирост населения снижается, но это исключительный случай. Население этой страны уже составляет 1,3 млрд человек.

Таким образом, экономики страны БРИК демонстрируют более динамичное развитие наряду с приростом населения. По этим стандартам Россия проигрывает.

— В своем выступлении вы связали экономические проблемы в России с качеством управления. Почему?

— Изначально демократии в Индии и Бразилии очень сильные. Мы знаем, что Китай не является демократической страной, там установлен авторитарный режим, но этот режим в то же время технократичен.

Официальная политика проводится здесь, основываясь на объективных решениях, что позволяет стране достигать больших успехов в экономике — без преувеличения 10-процентный ежегодный прирост на протяжении последних тридцати лет.

Что касается России, то мы знаем, что она не является истинной демократией, здесь имеет место множество проявлений авторитаризма. Путин и Медведев управляют страной уже 12 лет, и, судя по всему, будут управлять и следующие 12 лет. В то время как в Китае премьера и президента меняют каждые 5 лет. А на низовом уровне существуют нормальные представительные органы.

В России политические институты зачастую политически предвзятые, развиты слабо. В то же время люди выходят на демонстрации, так как считают, что их голоса на выборах были украдены, СМИ контролируются сверху, отсутствует полная свобода выражения собственных взглядов.

Также существует много других аспектов, которые свидетельствуют о том, что полной демократии в стране нет.

— Почему российские экономические условия хуже, чем, например, в Бразилии?

— Если сравнивать по показателю роста ВВП, то экономика Бразилии эффективнее российской. Обе страны имеют достаточные запасы природных ресурсов. Но Бразилия очень успешно диверсифицировала свою экономику, основанную на нефти, энергетике и промышленном секторе.

Там есть очень сильная промышленная база, очень сильный класс предпринимателей.

Правительство при этом проводит крайне умеренную политику, при которой инфляция снижается, центральный банк является вполне независимым, и в целом по степени диверсифицированности бразильская экономика гораздо сильнее российской.

— А если сравнивать эти же страны по экономическим индикаторам?

— Если сравнивать по уровню дохода на душу населения, то здесь показатели примерно одинаковы. Прирост населения в Бразилии очень высок, что также является драйвером экономического роста. В то время как одна из проблем, с которыми сегодня сталкивается Россия, это демографический спад и снижение продолжительности жизни в целом.

Мы знаем, что, например, по продолжительности жизни мужчин Россия занимает одно из последних мест в мире — по причине алкоголизма и различных заболеваний. Но экономика не растет не только из-за этого.

Еще и из-за недостаточной диверсификации, из-за чрезмерной зависимости от природных ресурсов, из-за чрезмерной коррупции, из-за недостатка конкуренции и в то же время сильного контроля олигархов и олигополий над отдельными крупными частями экономики.

Также из-за того, что многие существенные сектора экономики снова оказались под контролем государства. Я думаю, что развитие частного сектора в России сегодня нуждается в существенном стимулировании и реформах, чтобы приблизиться к бразильским показателям.

— Относительно Китая — почему он развивается быстрее и имеет тенденцию к более интенсивному развитию в будущем, чем Россия?

— Прежде всего, развитие Китая было самым быстрым среди стран БРИК. Китай открыл свою экономику, страна стала открыта для прямых зарубежных инвестиций. Это очень благотворно сказалось на Китае, так как позволило в итоге привлечь не только капитал, но и управленческие ресурсы, и технологии. Мы знаем, что Россия в то же время имеет ряд ограничений относительно зарубежных инвестиций.

Китайская экономика не сосредоточена на ресурсной составляющей, наоборот, страна покупает ресурсы извне. Но, кроме того, они работают над улучшением собственных товаров и услуг. Их товары конкурентоспособны на мировом рынке, они хорошего качества, они недороги и сегодня занимают значительное место на мировом рынке, поднимая тем самым значимость Китая в мировом товарообороте.

Кроме того, в Китае огромные инвестиции вкладываются в инфраструктуру — начиная от дорог и заканчивая аэропортами и железнодорожным сообщением, что ускоряет движение товаров внутри страны. В других развивающихся экономиках, таких как Индия и Россия, инвестиции в инфраструктуру гораздо более скромные.

И эта сфера требует серьезного вмешательства, чтобы помочь частному сектору активнее развиваться внутри этих стран.

Кроме того, политическая составляющая сыграла не последнюю роль. В Китае лучшие умы — инженеры, эксперты — имели возможность прийти к управлению страной, причем именно по технократическому пути.

— Что должно произойти, чтобы вы изменили свое мнение о России?

— Мне кажется, прежде всего вам следует активно следить за ситуацией с президентскими выборами, чтобы они были справедливыми. А также прояснить ситуацию с предыдущими выборами, которые, судя по всему, не были честными.

И, конечно, после выборов вам необходимы экономические реформы, касающиеся большей открытости прямым зарубежным инвестициям, а также реформы в области приватизации, вложений в инфраструктуру, борьбы с коррупцией.

Необходимо также реформирование политической системы с тем, чтобы она стала более конкурентной и демократической наряду с ослаблением контроля за СМИ, развитием общественных институтов.

И все это для того, чтобы частный бизнес чувствовал себя в безопасности и не выводил деньги за рубеж, а вкладывал внутри своей страны. Знаете, Путин и Медведев произносят множество речей, однако их слова часто расходятся с делом. Сейчас для России главный вопрос — не слова, а реальные дела.

Читайте также:  Как прокачать свой мозг руководителю? cоветы по эффективности

Россия уже потеряла в экономическом развитии, может потерять еще, если после выборов не будет комплексно ускорено развитие общественных институтов, если не будет политических реформ, которые заставили бы людей поверить, что эта страна — с огромными природными ресурсами, с человеческим капиталом, с амбициями — может достичь очень многого.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Нуриэль Рубини и его нападки на криптовалюты и блокчейн

На днях в Тайпее (Тайвань) прошел Азиатский Блокчейн Саммит 2019. На нем помимо выступлений прочих спикеров состоялись дебаты Артура Хейса и Нуриэля Рубини. Издание Блумберг взяло интервью у Нуриэля Рубини, в котором Рубини крайне категорично и негативно высказался о криптовалютах и блокчейне.

Нуриэль Рубини (Nouriel Roubini) — американский экономист, профессор экономики Нью-Йоркского университета. Один из самых авторитетных экспертов в мире по вопросам глобальных финансов. Предсказал глобальный финансовый кризис (2008—2011). Президент компании RGE Monitor. Имеет прозвище Dr. Doom.

Мы собрались здесь чтобы поговорить о блокчейне и вы только что об этом говорили со сцены, действительно ли bitcoin это средство накопления?

Нет. Прежде всего курс золота повысился на десять процентов а теперь понизился вновь, что же касается криптовалют, это даже не валюта это просто смех. Валюта может считаться валютой если она является расчетной единицей, а в биткоинах и прочих коинах не устанавливаются цены ни на какие товары и услуги. Это не средство накопления, они нестабильны.

Цена bitcoin и упала буквально за неделю, на 30 процентов, потом резко возросла на 20 процентов и на следующей же неделе обрушилась на 30 процентов.

Он не является платежным средством никто даже организаторы этой конференции по блокчейну не принимают bitcoin для оплаты взноса за участие в конференции, потому что с биткоином в секунду можно произвести всего лишь 5 транзакций.

В системе виза можно осуществить 25000 транзакций в секунду.

Происходит финансово-технологическая революция миллиарды людей ежедневно используют цифровые деньги для проведения миллиардов транзакций в Китае это Алипэй, есть многие другие, в США это paypal, все эти системы не имеют никакого отношения к блокчейну, криптовалютам. Они работают на принципе искусственного интеллекта больших массивов данных и интернета вещей, вот будущее цифровых денег, а не криптовалюты.

Криптовалюты это ерунда, неудачный проект, их никто не использует ни для каких транзакций, просто меняют 1 щиткоин на другой именно так осуществляется трейдинг в криптопространстве, где полно манипуляции с ценами, намеренных искажений информации, эффективной торговли, пампов и дампов. Это не что иное как одна большая преступная, мошенническая схема.

Как вы считаете существуют ли перспективы для реализации этих проектов, ведь они только в начале своего пути, может стоит дать им немного времени? Почему вы столь категорично настроены против них?

Послушайте это все существует уже 10 лет, целых десять лет и что, разве в этом пространстве появились хоть какие-нибудь приложения, ни единого! 75 процентов распространяемых приложений это всякие крипто котятя и игры в казино, самые настоящее финансовые пирамиды, а остальные двадцать пять процентов это централизованные биржи у которых нет ликвидности и которыми никто не пользуется. 99 процентов всей криптоторговли осуществляется на централизованных биржах. Вот вам и децентрализация, вот вам и 10 лет. Все это ничуть не похоже на начало эры интернета, когда спустя десятилетие после появления всемирной паутины в ней был 1 миллиард пользователей в следующем десятилетии, уже два миллиарда.

За первое десятилетие существования криптовалют, несмотря на гораздо более совершенные технологии количество официальных пользователей составляет 50 миллионов, реально там 20 миллионов.

Никто не пользуется криптовалютами для оплаты товаров и услуг, убойных приложений нет, эквивалента всемирной паутины нет, как и эквивалента веб-сайтов, электронной почты всех прочих приложений в сравнении с интернетом.

Это просто смех, одни только разговоры, впаривание совершеннейшей ерунды.

А что вы думаете о нападках Нуриэля Рубини на криптовалютную отрасль и технологию блокчейн? Отразите свое мнение в х!

Нуриэль Рубини: Почему новое изобилие на финансовых рынках нерационально (serghey)

20 ноября 2019 года Нуриэль Рубини.

Вследствие недавнего ослабления китайско-американской напряженности и денежно-кредитной политики многие инвесторы, похоже, делают ставку на еще одну эру экспансии мировой экономики.

Но им было бы хорошо помнить, что разрыв между финансовыми рынками и реальной экономикой становится все более заметным. В среднесрочной перспективе фундаментальные риски для мировой экономики остаются и растут.

НЬЮ-ЙОРК. В мае-августе этого года эскалация торгового и технологического конфликта между Соединенными Штатами и Китаем привела в замешательство фондовые рынки и привела к снижению доходности облигаций до исторического минимума. Но это было тогда: с тех пор финансовые рынки снова стали легкомысленными.

Фондовые рынки США и других стран стремятся к новым максимумам, и даже говорят (talk) о потенциальном лавинообразном росте стоимости акций.

Финансовые рынки ожидают возможности «рефляционной торговли» в надежде на то, что за последним глобальным замедлением в 2020 году последует ускорение роста и усиление инфляции (что способствует прибыли и рисковым активам).

  • Внезапный переход от одного вида риска к другому отражают четыре положительных события.
  • Во-первых, США и Китай, вероятно, достигнут соглашения «первой фазы», ​​которое, по крайней мере, временно остановит дальнейшую эскалацию их торговой и технологической войны.
  • Во-вторых, несмотря на неопределенность вокруг выборов в Великобритании 12 декабря, премьер-министр Борис Джонсон, по крайней мере, сумел заключить предварительную «мягкую брекситскую» сделку с ЕС, и шансы Великобритании на выход из блока были значительно снижены. ,

В-третьих, США продемонстрировали сдержанность перед лицом иранских провокаций на Ближнем Востоке. Президент Дональд Трамп понимает, что хирургические удары по этой стране могут привести к полномасштабной войне и резкому скачку цен на нефть.

И, наконец, в-четвертых, Федеральная резервная система США, Европейский центральный банк и другие крупные центральные банки опередили геополитические препятствия, смягчив денежно-кредитную политику.

С приходом на помощь центральных банков, даже незначительные «зеленые ростки» — такие как стабилизация производственного сектора США и устойчивость услуг и рост потребления — были восприняты как предвестник возобновления глобальной экспансии.

Тем не менее, есть много свидетельств того, что не все в порядке с мировой экономикой.

Для начала, во-первых, последние данные из Китая, Германии и Японии предполагают, что замедление все еще продолжается, даже если его темпы стали менее серьезными.

Во-вторых, хотя США и Китай могут согласиться на перемирие, продолжающееся разделение двух крупнейших экономик мира почти наверняка ускорится после выборов в США в ноябре следующего года. В среднесрочной и долгосрочной перспективе лучше всего надеяться, что надвигающаяся холодная война не станет горячей.

В-третьих, в то время как Китай проявил сдержанность в противостоянии народному восстанию в Гонконге, ситуация в городе ухудшается, что может привести к насильственным действиям в 2020 году.

Среди прочего, военный ответ Китая может сорвать любую торговую сделку с США и потрясет финансовые рынки, а также подтолкнуть Тайвань в сторону сил, поддерживающих независимость — красная линия для Пекина.

В-четвертых, хотя «жесткий брексит»,  вероятно, сейчас не обсуждается за столом переговоров, тем не менее, еврозона испытывает усиливающееся недомогание, которое не связано с надвигающимся уходом Великобритании.

Германия и другие страны продолжают сопротивляться необходимости введения новых дополнительных стимулов.

Хуже того, новый президент ЕЦБ Кристина Лагард, скорее всего, не сможет предоставить гораздо больше средств для стимулирования денежно-кредитной политики, учитывая, что треть Руководящего совета ЕЦБ уже выступает против нынешнего раунда смягчения.

Помимо проблем, связанных со старением населения, ослаблением китайского спроса и издержками, связанными с соблюдением новых стандартов выбросов, Европа также остается уязвимой для часто повторяющейся угрозы Трампа наложить импортные тарифы на немецкие и другие европейские автомобили. И ключевые европейские экономики — не в последнюю очередь Германия, Испания, Франция и Италия — испытывают политические разногласия, которые могут привести к экономическим проблемам.

В-пятых, поскольку наносящие урон санкции под руководством США в настоящее время разжигают уличные беспорядки, у иранского режима не будет иного выбора, кроме как продолжать разжигать нестабильность в более широком регионе, чтобы поднять стоимость нынешнего возможного вмешательства Америки.

Ближний Восток уже в смятении. Массовые протесты разразились (erupted) в Ираке и Ливане, стране, которая фактически обанкротилась и подвержена риску валютного, суверенного долга и банковского кризиса. В нынешнем политическом вакууме поддерживаемая Ираном Хезболла может принять решение атаковать Израиль.

Вторжение Турции в Сирию создало много новых рисков, в том числе для поставок нефти из иракского Курдистана. Гражданской войне в Йемене не видно конца. И Израиль в настоящее время без правительства. Регион представляет собой пороховую бочку.

Взрыв может спровоцировать нефтяной шок и новый эпизод риска.

В-шестых, центральные банки достигают пределов того, что они могут сделать, чтобы поддержать экономику, а налогово-бюджетная политика по-прежнему ограничена политикой и высокими долгами.

Безусловно, политики могут обращаться к еще более нетрадиционным вариантам принятия решений, а именно к монетизированному бюджетному дефициту (monetized fiscal deficits), всякий раз, когда происходит очередной спад, но они не будут этого делать, пока следующий кризис уже не станет серьезным.

В-седьмых, популистская реакция против глобализации, торговли, миграции и технологий ухудшается во многих местах. В погоне за дном все больше стран могут проводить политику ограничения движения товаров, капитала, рабочей силы, технологий и данных.

Хотя недавние массовые протесты в Боливии, Чили, Эквадоре, Египте, Франции, Испании, Гонконге, Индонезии, Ираке, Иране и Ливане отражают множество причин, все испытывают экономический недуг и растущее политическое возмущение неравенством и другими проблемами.

В-восьмых, США при Трампе могут стать крупнейшим источником неопределенности. Внешняя политика Трампа «Америка прежде всего» рискует разрушить международный порядок, который США и их союзники создали после Второй мировой войны.

Читайте также:  Как пройти «долину смерти»: Игорь Рябенький о стадиях роста стартапов и поиске инвесторов

Некоторые в Европе, такие как президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron), обеспокоены тем, что НАТО сейчас находится в коматозном состоянии, в то время как США провоцируют, а не поддерживают своих азиатских союзников, таких как Япония и Южная Корея.

Дома процесс импичмента приведет к еще большему двухпартийному тупику и войне, и у некоторых демократов, баллотирующихся за выдвижение партии, есть политические платформы, которые заставляют финансовые рынки нервничать.

Наконец, в-девятых, среднесрочные тенденции могут привести к еще большему экономическому ущербу и разрушениям: демографическое старение в странах с развитой экономикой и на развивающихся рынках неизбежно приведет к снижению потенциального роста, а ограничения на миграцию усугубят проблему.

Изменение климата уже наносит дорогостоящий экономический ущерб, так как экстремальные погодные явления становятся более частыми, опасными и разрушительными.

И хотя технологические инновации могут увеличить размер экономического пирога в долгосрочной перспективе, искусственный интеллект и автоматизация сначала разрушат рабочие места, фирмы и целые отрасли, усугубив и без того высокий уровень неравенства.

Всякий раз, когда происходит следующий серьезный спад, высокие и растущие частные и государственные долги окажутся непосильными, что вызовет волну беспорядочных дефолтов и банкротств. (…)

Нуриэль Рубини, профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском университете и председатель Roubini Macro Associates, был старшим экономистом по международным делам в Совете экономических советников Белого дома при администрации Клинтона. Он работал в Международном валютном фонде, Федеральном резерве США и Всемирном банке. Его сайт — NourielRoubini.com.

Нуриэль Рубини: блокчейн и биткойн – крупнейшая мировая афера

Экономист, предсказавший финансовый коллапс в 2008 году, заявил лидерам американского Конгресса, что биткойн и блокчейн представляют серьезную угрозу стабильности финансового рынка. Однако не все с ним согласны.

Профессор Нью-Йоркского университета и известный экономист Нуриэль Рубини на слушаниях сенатского комитета по банковской деятельности заявил, что криптовалюты (и, в частности, биткойн) являются источником всех пузырей и махинаций на финансовом рынке.

Вслед за этим он назвал блокчейн – распределенный реестр, лежащий в основе биткойна – «самой раздутой (и приносящей наименьшую пользу) технологией в истории человечества».

В статье, опубликованной на сайте CNBC.com, говорится, что блокчейн обещал излечить все болезни мира за счет децентрализации, но на самом деле «это всего лишь уловка, призванная изъять у розничных инвесторов их с таким трудом заработанные деньги».

«Блокчейн, который можно использовать для создания децентрализованного эксклюзивного электронного журнала для всех видов бизнес-транзакций, не улучшил даже стандартных электронных таблиц, изобретенных еще в 1979 году, – указал Рубини в статье, выражающей его особое мнение.

– Сегодня в мире под солнцем нет такого института – банка, предприятия, неправительственной организации или правительственного агентства – который помещал бы свой баланс или реестр транзакций, сделок и операций с клиентами и поставщиками в публичные децентрализованные инклюзивные одноранговые журналы.

Нет никаких веских оснований для того, чтобы такая закрытая и очень ценная информация регистрировалась публично».

Рубини получил известность как один из немногих экономистов, предсказавших финансовый кризис 2008 года.

После того, как биткойн упал в цене, Рубини заявил, что он, как и все прочие криптовалюты, является источником рыночных пузырей, заталкивающим инвесторов, «особенно людей с нулевой финансовой грамотностью, которые не видят разницы между акциями и облигациями», в безумие покупок биткойна и криптовалют.

А понимает ли Рубини, что такое криптовалюты

«Выступление Рубини перед комитетом Сената по банковской деятельности было, безусловно, интересным, и привлекло внимание СМИ, – заметил профессор кафедры компьютерных наук Университета Карнеги-Меллон Випул Говал. – Но лично мне неясно, действительно ли он является экспертом в области технологий, хорошо понимающим мир криптовалют».

Говал указал, что ведущие поставщики технологий (Amazon, IBM, Microsoft и Oracle) активно инвестируют в технологии блокчейна и уже сегодня предлагают блокчейн в качестве сервиса (blockchain-as-a-service, BaaS), что позволяет предприятиям создавать для своих бизнес-партнеров эксклюзивные блокчейны в облаке.

До того, как стать профессором Карнеги-Меллона, Говал на протяжении семи лет занимался исследовательской работой в корпорации Microsoft. И он прекрасно помнит, что за это время генеральный директор Microsoft Сатья Наделла неоднократно излагал перед сотрудниками свое видение блокчейна.

«Конечно, в ведущих технологических компаниях работают совсем не те наивные и доверчивые люди, о которых говорил Рубини», – подчеркнул Говал.

Универсальная цифровая валюта биткойн, созданная в 2009 году, стремительно взлетела в цене в 2017-м и начале 2018 года, достигнув на максимуме 19 666 долл. Но за последние девять месяцев стоимость биткойна упала более, чем на 65%, до сегодняшних 6500 долл. Рубини назвал это падение «криптоапокалипсисом».

В то время как стоимость биткойна быстро падала, популярность технологии в качестве инструмента регистрации бизнес-транзакций, напротив, росла. Эксклюзивный (permissioned) или закрытый (private) электронный журнал остается неизменным для всех участников группы, уполномоченных просматривать его.

В настоящее время блокчейн проходит экспериментальную проверку и уже используется при выполнении трансграничных финансовых транзакций в качестве платформы для управления цепочками поставок и основы новой «доверительной экономики». Изучением этой технологии занялись даже организации здравоохранения, рассматривающие ее в качестве способа безопасного обмена медицинской информацией пациентов.

«В некотором смысле блокчейн стал жертвой собственного успеха, слишком рано перейдя в публичную плоскость, – заметил Говал. – Уолл-стрит и финансовые инвесторы начали отслеживать его на ежедневной основе, и именно это, а не развитие базовой технологии стало мерилом успеха».

Любой прорывной технологии требуется несколько лет для того, чтобы встать на ноги, обрести зрелость и найти свое место в мире. Интернету для этого понадобилось десять лет, а искусственному интеллекту даже больше. К облачным вычислениям популярность тоже пришла спустя какое-то достаточно длительное время.

  • «Думаю, нам нужно набраться терпения и дать блокчейну срок для вхождения в стадию зрелости, а не высказываться безапелляционно, не обладая техническим пониманием сути вопроса и основываясь только на цене криптовалют», – отметил Говал.
  • По словам ведущего аналитика Forrester Research Марты Беннетт, хотя блокчейн и не претендует на уникальность в части безопасного обмена данными между сторонами, у других технологий нет присущих ему ключевых атрибутов.
  • Архитектуры на базе блокчейна, к примеру, формируют основу для обмена данными и автоматизации процессов в совместно используемой инфраструктуре без возложения ответственности за это на одну из сторон.

«В сочетании с инновационными возможностями, присущими токенизации цифровых и физических активов это означает, что мы можем построить новый бизнес и доверительные модели, – подчеркнула Беннетт. – Тем не менее, сначала нужно разработать все необходимое. А на сегодняшний день это, очевидно, самое сложное».

  1. Финтех – настоящая революция
  2. Утверждая, что истинная революция в области финансовых услуг – это финтех, который не имеет ничего общего с блокчейном и криптовалютами, Рубини был непреклонен.
  3. «Мы имеем дело с революцией, построенной на искусственном интеллекте, больших данных и Интернете вещей», – заявил он.

Тысячи компаний (PayPal, Venmo, Square и др.) используют финтех, чтобы улучшить все аспекты финансового посредничества при ежедневном обслуживании сотен миллионов пользователей в США. Миллиарды людей по всему миру используют похожие друг на друга, недорогие и эффективные системы цифровых платежей: Alypay и WeChat в Китае, системы на основе UPI в Индии, M-Pesa в Кении и Африке.

Решение на базе блокчейна IBM и Maersk поможет наладить управление и находить бумажный след десятков миллионов контейнеров по всему миру за счет оцифровки процесса цепочек поставок.

«Благодаря богатству данных о компаниях и отдельных лицах финансовые институты принимают точные решение в течение нескольких секунд, а не недель, – отметил Рубини.

– Со временем улучшения в распределении кредитов, достигнутые благодаря данным, могут даже устранить циклические кредитные подъемы и спады».

  • Руководитель исследовательской программы IDC Worldwide Blockchain Strategies Джеймс Уэстер сообщил, что прочитал все 37 страниц доклада Рубини в Сенате и, хотя некоторые его критические замечания слегка преувеличены, нельзя сказать, что они совсем уж лишены оснований, особенно когда речь идет о биткойне, блокчейне и финансовых сервисах.
  • «Биткойн и другие криптовалюты в настоящее время менее эффективны, чем существующие решения для клиринга и обработки больших объемов транзакций», – заявил он.
  • Рубини, к примеру, точно указал, что поскольку принцип «доказательства выполнения работы» (Proof of Work, PoW) при аутентификации нового ввода данных требует от узлов (серверов) решения сложной математической задачи, биткойн сегодня позволяет регистрировать только пять-семь транзакций в секунду.

«Пока это безопасно, но за безопасность приходится платить отсутствием масштабируемости, – пояснил Рубини. – А поскольку майнинг в настоящее время массово централизован – управление осуществляет олигополия майнеров – его безопасность подвергается риску».

Реализовав экспериментальные проекты системы отслеживания цепочек поставок, Walmart и Sam's Club требуют от поставщиков ввода в систему данных о продуктах, с тем чтобы отслеживать их прохождение от фермы до магазина. Срок: сентябрь 2019 года.

Отраслевые ассоциации, в том числе Ethereum Foundation, пытаются решать задачу повышения масштабируемости и производительности блокчейна.

«При этом Рубини настаивает на использовании очень узкого определения 'блокчейна', которое принижает значимость реализаций и сценариев его использования, в которых уже видны определенные результаты и успехи, – пишет Уэстер.

– К примеру, закрытые эксклюзивные блокчейны, по его словам, нельзя считать истинным блокчейном. А все вовлеченные в блокчейн – шарлатаны по определению.

Конечно, находятся люди, которые продают блокчейн как панацею от всех бед человечества, но внутри сообщества технологических провайдеров, программистов и прочих участников проектов блокчейна эти люди не воспринимаются всерьез.

Между тем, в разных отраслях есть очень много вдумчивых и грамотных специалистов, которые вовлечены в блокчейн и рассматривают вопрос применения технологии – даже в рамках видения профессора Рубини – для решения ряда интересных задач. Ставка на их добросовестность, на мой взгляд, была бы более конструктивным подходом».

Нуриэль Рубини: блокчейн и биткойн – крупнейшая мировая афера

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *